Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Ирвайн Эдди

Глава 8. Девушки, девушки, девушки

У меня было так много женщин, что я полагаю, вы должны считать их важной частью моей жизни. Но я очень независим. Фактически, я самый независимый человек из тех, кого я знаю. Нас с Соней воспитывали так, чтобы быть независимыми, чтобы мы, встав на ноги, могли быть самостоятельными. Я никогда не полагался на женщину и, возможно, никогда не буду. Мне всегда нравилось и продолжает нравиться общество женщин. Я завел себе много друзей среди тех женщин, с которыми мы были вместе, но я не вижу себя, осевшим в браке и привязанности.

Для парня в моем положении очень легко начать увлекаться девушками. Очень просто увидев новую девушку, пуститься за ней в погоню. Моя теперешняя девушка, Анук, имеет прекрасную внешность и сильную личность, так что на протяжении последних шести месяцев с тех пор, как мы вместе, я веду себя как хороший мальчик, но до этого казалось, что все, что все свои богатства я должен был завоевывать. В конце концов тебя это не так уж и устраивает, и ты чувствуешь, что просто бегаешь по кругу. В такой ситуации ты можешь быть с красивейшей девушкой в мире, но другая девушка за соседним столом всегда будет еще лучше. Когда ты ее получаешь, то очередная девушка за соседним столиком выглядит даже еще лучше. И чем все заканчивается? Обычно слезами!

Я стараюсь дать очень четкое представление о своих намерениях, и они определенно не делают мне чести. Я всегда говорю, что не хочу жениться, так что девушки знают, что этого не будет. Но женщины отличаются тем, что слышат только то, что им хочется слышать, и думают, что могут тебя изменить, но мне не кажется, что у них есть шансы поменять мои мысли в этом направлении, по крайней мере, до тех пор, пока я занимаюсь автогонками. Это тот вид спорта, где жена и семья могут повлиять на твою отдачу, могут отнять несколько десятых секунды от твоего времени. Нужно быть предельно сконцентрированным на том, чтобы ехать так быстро, как только можно, без всяких сомнений или подспудных мыслей об опасности или необходимости быть дома и заниматься детьми. Просто сейчас у меня такая жизнь, и это не значит, что она всегда будет такой.

Анук, моя теперешняя девушка, является полной моей противоположностью. Она достаточно серьезная, а я очень несерьезный. Она высокая голландская модель со светлыми волосами, умная, и с сильным характером. Я познакомился с ней в Милане. Моя хорошая подруга Уна, американская модель, одновременно была и ее близкой подругой, и однажды Уна позвонила мне, чтобы сказать, что она хочет приехать в Милан и побывать на вечеринке, и спросила, можно ли ей привести с собой подругу. В тот уик-энд я собирался в Милан, так как я устраивал вечеринку вместе со своими приятелями Маркусом, Джиро и Максом. Честно говоря, я был занят другой девушкой в баре и болтал с нею, но Анук я заприметил сразу, как только она вошла. К сожалению, именно тогда я вел себя как ненормальный и менял девушек одну за другой. Нет необходимости говорить, что ее это не впечатлило. Но когда мы начали общаться, выяснилось, что она не имела понятия, кто я такой и ожидала встретить совсем другого Эдди. По всей видимости, Уна сказала Анук: «У меня есть друг в Милане. Почему бы нам всем вместе не провести уик-энд? Его зовут Эдди, он из Формулы-1 и с ним очень весело. Мы можем пойти и присоединиться к вечеринке». Уна продолжала ей говорить: «Он тебе понравится, вы с ним поладите, потому что у вас много общего».

Как бы то ни было, Анук по роду своей работы на фирму Next была в Лондоне, и по телевизору сказали, что Деймон Хилл уходит из гонок, и Эдди Джордана пригласили на телевидение. Он ирландец, и работает в Формуле-1. Она запаниковала и позвонила Уне: «Ты мне говорила, что этому парню Эдди тридцать лет. Господи, да о чем ты думала?».

Уна была полностью сбита с толку до тех пор, пока Анук не сказала, что она не собирается проводить свой уикэнд в Милане с Эдди Джорданом, и что им, наверное, лучше об этом сразу забыть, потому что лучше бы она полетела в Голландию увидеться с семьей и друзьями. Потом Уна объяснила, что Эдди Джордан и Эдди Ирвайн — оба ирландцы, и оба работают в Формуле-1, но это разные люди!

Мы долго над этим смеялись, и она и Уна остались, но после моего поведения на той вечеринке, когда Анук проснулась на следующее утро и поняла, где она находится (в моей квартире, но не в моей постели!), она быстренько оделась и пулей вылетела из моего дома. Ну, а потом она приехала на мою яхту с группой друзей, когда у нас была вечеринка в Портофино. Мой друг пытался познакомиться с Анук поближе, пытался и пытался, и ничего не достиг. И я сказал, что я хочу попытаться, и я пытался, очень и очень долго.

Она вернулась в Нью-Йорк, и я постоянно ей звонил. Она заинтересовалась, но женщины постоянно играют в игры. Я был вполне уверен, что рано или поздно получу ее, и я очень для этого постарался. Я всегда старался держаться неподалеку, ожидая, пока тучи рассеются, и, в конце концов, это сработало. Мы вместе около шести месяцев. И эти шесть месяцев я был паинькой, что для меня является рекордом. У нас потрясающие отношения, и нет никаких проблем. Она очень независима, делает то, что хочет, и не достает меня — то есть делает именно то, что мне нравится. Я терпеть не могу липучек. Мне на самом деле нравится быть с Анук, просто я не очень хорошо умею выражать свои чувства. В целом, быть с нею — это прекрасно.

Однако иногда я все-таки пытаюсь заставить ее поступить по-моему. Она терпеть не может, когда я со своими друзьями говорю о женщинах и сексе, но тут я ей помогаю привыкнуть к этому. Как все красивые женщины, она достаточно избалована, и ей нужно смириться с тем, что если она пошла со мной и моими друзьями, то мы можем говорить на неудобные темы, как мы это обычно делаем.

Иногда языковой барьер создает проблемы. Часто она меня не понимает, и может, поэтому у нас все так хорошо — она не до конца понимает, что же я на самом деле из себя представляю! Она владеет американским вариантом английского языка, а ирландский акцент от него сильно отличается. Мы по-разному говорим об одном и том же, и иногда она не попадает в точку, и это бывает очень смешно.

Недопонимание не ограничивается языком, пресса вносит свой вклад в неверное изложение истории. Была одна история, которая заключалась в том, что я во время квалификации — кажется, это было в Австрии — отправился в аэропорт, сел на свой самолет, полетел в Грецию, и там на вертолете добрался до ее гостиницы. Предполагалось, что я находился там на протяжении часа, во время которого мы усиленно изучали Кама Сутру, а потом я проделал весь этот путь в обратном направлении, и вернулся к своему гоночному уик-энду. Откуда они все это взяли? Это же просто нереально. Я на самом деле ездил в Грецию, но все было не так. После окончания гонки в Сильверстоуне у меня была небольшая вечеринка в Оксфорде. Анук в то время работала в Греции, и я подумывал направить туда свою яхту. Так что я слетал с Анук в Грецию, чтобы провести там день и проверить, стоило ли посылать туда яхту. Все эти полеты я совершал в свое свободное время, а не во время гонки. Было бы абсолютно невозможно покинуть автодром и совершить такого рода путешествие, слишком много всего нам приходится делать во время гоночного уик-энда.

Была еще история, рассказывающая о том, что я отправился покупать новый «Мерседес» с чемоданом потрепанных пятифунтовых банкнот. Что эти люди делают? Может, журналист просыпается утром и говорит себе: «Я знаю, что есть такой Эдди Ирвайн, пришло время что-нибудь с ним сделать, что я могу придумать из того, что звучит действительно невероятно и заставит главного редактора обратить на меня внимание?»

АНУК

Как вы уже слышали, наше знакомство началось не очень хорошо, так как я думала, что мы собираемся провести уик-энд с Эдди Джорданом, а это в мои планы конечно не входило. Наконец, когда я с ним познакомилась, я думала, что у него слегка не все дома. Мы отправились в бар, а потом в клуб, но на самом деле он не сильно меня привлекал. Он был симпатичным, привлекал много внимания, и он подыгрывал этой ситуации, создавая шумиху вокруг себя. Позднее в тот же уик-энд мы очень хорошо поговорили, и нам действительно было хорошо вдвоем. Под маской я начала видеть человека. Когда мы завели беседу, он оказался не совсем тем человеком, которого я впервые встретила на том вечере в Милане. Меня это очень заинтересовало. Когда я вернулась в Нью-Йорк, он мне позвонил, я позвонила ему, и вот так все началось. С тех пор мы вместе.

В нем живет два разных человека, и это зависит от того, находитесь ли вы с ним вдвоем или в компании людей. Я думаю, что когда он делает свою работу и вокруг него много людей, он должен придерживаться определенного имиджа. Но когда мы проводим время вдвоем, он очень спокойный и расслабленный человек. Он обладает харизматичной личностью, и мне очень нравится быть с ним. Мне всегда нравилось, когда человек независим и живет своим умом. Это касается и меня, мне нравится быть независимой и действовать по своим интересам. А еще в его глазах есть блеск, который очень меня привлекает.

В самом начале многое мне говорили: «Боже мой, ну что ты связалась с этим парнем? Он помешан на женщинах, они тысячами крутятся вокруг него. Почему бы тебе не найти кого-нибудь, для кого ты будешь единственной, а не одной из сотен тех, кто сходит по нему с ума?». Конечно, он привлекает много внимания, и я это заметила, когда поехала с ним для участия в рекламных мероприятиях в Дублин, женщины теряют разум, когда видят его, но для меня нет смысла расстраиваться. С самого начала я знала, что он находится в центре внимания для многих женщин, и что он является в некотором роде секс-символом. Мне это может не нравиться, но я могу принять это или не принять. Я могу или уйти, или решить остаться, и я выбрала последнее. В конце концов, когда женщины к нему цепляются, я просто говорю себе «ты можешь флиртовать с ним, разговаривать, делать все, что тебе угодно, но сегодня ночью домой он пойдет со мной, а не с тобой».

Не думаю, что он когда-либо ревновал меня, по крайней мере, он никогда этого не показывал. Иногда мне кажется, его обижает, когда я разговариваю с некоторыми парнями, но на самом деле он не ревнив. Он слишком независим, чтобы ревновать, и он думает о людях не как о собственности, а как об независимых личностях. Что касается меня, ревновать смысла нет. Если я начну ревновать Эдди Ирвайна, этому конца не будет. Это может стать вашим основным видом деятельности.

Я была на благотворительном вечере с фотографом, с которым я вместе работаю, и я слышала, как он сказал одной девушке: «Это — девушка Эдди Ирвайна». Она посмотрела на меня так, как будто хотела испепелить, и сказала: «С этого момента я официально ненавижу эту девушку». Меня это впечатлило. Она сказала это якобы в шутку, но я бы сказала, что она была немного разочарована. Это заставило меня понять, что Эдди действительно большая звезда. На самом деле это меня слегка шокировало. Я не представляла, что он производит такой фурор среди женского населения.

Иногда меня беспокоит то, что он говорит о своих бывших девушках. Есть определенные ситуации, о которых мне необязательно знать, но если он провел пару лет с парой разных девушек, они стали частью его жизни. Мы говорим о его бывших подружках и моих бывших парнях. Может, нам стоит их познакомить. Некоторые ситуации меня немного расстраивают; но наверно, это потому, что я не хочу делиться некоторыми вещами. В самом начале было достаточно смешно, когда его друзья говорили о женщинах и сексе, но это быстро надоедает. Я просто вставала и уходила. Мне не нужно сидеть за столом с восемью мужчинами, слушая, что в жизни Эдди случилось два года назад. Я знаю, они просто шутили и веселились, но пару раз я чувствовала, что еще чуть-чуть — и будет достаточно, я просто выходила ненадолго или орала во всю силу моих легких. Но все-таки большую часть времени его друзья очень хорошие, спокойные и веселые ребята.

Эдди действительно очень нежно относится к своим друзьям, но на самом деле он не очень эмоционален. Ему нелегко показать свою любовь и привязанность. Мы об этом разговаривали, и я думаю, что это вполне ирландская черта характера — не показывать всю глубину своих чувств, особенно в присутствии других людей. Для меня гораздо проще показывать свою привязанность в компании. Поначалу, когда мы были в окружении других людей, он меня не обнимал, может, ему казалось, что это не соответствует имиджу мачо, или может определенным образом унизить его мужественность, но сейчас он гораздо более привязан ко мне. Наверное, ему просто нужно было время, чтобы к этому прийти.

Он очень быстро мне доверился, и очень скоро поделился своей жизнью в команде и тем, что его волновало, но он не эмоциональный человек. Сейчас мне смешно вспоминать, как я в первую нашу встречу сказала ему: «Единственный человек, о ком я слышала в автогонках — это Шумахер». Не самые лучшие слова, которые можно было бы сказать в первый день! Хотя он и Шумахер работают вместе и оба знают, что для дела лучше иметь хорошие рабочие отношения, мне не кажется, что они друзья. Хотя мы не так много говорим о гонках, иногда мы спрашиваем себя, что было бы, если бы Эдди стал чемпионом мира. Я думаю, что это было бы просто потрясающе!

С тех пор, как Шумахер ушел со сцены, Эдди стал немного более расслабленным, и для него это великолепная возможность наконец-то показать, чего он стоит. В Австрии на его плечи легла большая нагрузка, потому что многое говорили, что он просто болтун, но Эдди из тех людей, которые расцветают под такой нагрузкой, и он доказал это, выиграв гонку. Я смотрела гонку, находясь в Голландии, и там говорили, что хоть он был и остается болтуном, он все еще остается хорошим гонщиком Я смеялась, потому что так оно и есть.

Я была на нескольких гонках, и в момент старта я всегда немного боюсь, потому что так много машин едут так близко друг к другу. Я не настолько хорошо знаю этот спорт, чтобы понимать, что на самом деле происходит, и я не думаю, что можно на самом деле расслабиться, если человек, которого ты любишь, занимается таким опасным видом спорта. В Сильверстоуне у меня чуть сердце не остановилось. Я видела, как две красные машины ехали очень близко друг к другу, а затем одна из них вылетела с трассы. Я понятия не имела, кто это был, потому что очень трудно заметить разницу. Прошло около пяти секунд, прежде чем они на экране появилась надпись, что с трассы улетел Михаэль, не Эдди. Это были самые длинные пять секунд в моей жизни. Но я знаю, что он, сидя в болиде, уверен в своих силах. Он не в игрушки играет, он знает, что делает, и я ему доверяю.

У нас было несколько действительно прекрасных моментов. Я была с ним на его яхте, он учил меня кататься на водяном мотоцикле, это было здорово, потому что на самом деле он беспокоился и проверял, чтобы у меня все было нормально, и перед гонкой в Монреале он приезжал в Нью-Йорк, чтобы увидеться со мной. Когда он прилетел в Нью-Йорк, я поняла, что он действительно расслабляется, когда он проводит время со мной, и я осознала, как много всего произошло за такое короткое время.

Я ездила в Северную Ирландию и встречалась с его родителями. Я немного волновалась, потому что думала, что они подумают: «Вот модель номер 43, и на этот раз это блондинка. Еще одна безмозглая курица, которая виснет на нем, потому что ей нравится его имидж и мир, в котором он живет». Надеюсь, что теперь они думают не совсем так. Мне очень нравится быть с ним, и я люблю его. Я бы не старалась быть с ним как можно больше, если бы его не любила. Он настоящий человек, с головой на плечах, и я думаю, что такое редко встретишь среди тех, кто знаменит. Когда попадаешь в такую ситуацию, легко потерять голову. Но мне кажется, вне зависимости от того, что происходит, он останется самим собой.

Моей первой девушкой была Лесли МакКензи, мы вместе ходили в клуб заниматься плаванием. Мне было что-то около одиннадцати или двенадцати лет, и я никогда не оглядывался назад. Как только я начал обращать внимание на девушек, все стало на свои места, я понял, что они лучше, чем домашнее задание, и они гораздо интереснее всего того, что мне встречалось ранее. Люди обвиняют меня в том, что мой лозунг «люби ее и брось ее», но я их не бросаю, я позволяю им быть со мной и потом бросить меня. Так случилось с Моникой, девушкой, которая была у меня перед Анук. Я сказал ей, что нахожусь на Корсике, а она потом отправилась за моей на другой яхте из Портофино. На верхней палубе моей яхты были три девушки топ-лесс, а я был в море на водяном мотоцикле. На самом деле, ничего такого я не делал, но доказательства были очевидны, и это прикончило наш роман. Но она до сих пор остается моим другом. В сентябре мы вместе ужинали в Милане, и это было весело.

Я поддерживаю отношения со многими своими бывшими подругами. В конце концов, мы были вместе потому, что они мне нравились, а не просто потому, что мне хотелось с ними спать. Люди думают, что все дело в сексе, но еще и в том, что они мне нравятся, мне нравится быть с ними в компании и развлекаться. Я не рву всех отношений со своими подружками. Этим летом мы встречались с Никола, а она была моей подружкой несколько лет назад.

Но есть одна, которая со мной не разговаривает, и это Ивонн Коннелли, которая сейчас замужем за Ронаном Китингом. Было много сплетен насчет того, что я — отец ее ребенка, но это чушь собачья. У меня с Ивонн был роман до того, как она вышла замуж за Ронана. Ивонн очень фотогенична, но любить — это не ее призвание. В то время я искал просто кого-то другого, и получалось, что каждый раз, когда я возвращался в Дублин, я встречал ее. Мне не казалось это правильным по многим причинам, в которые мне не хочется вдаваться. Я думаю, будет достаточно сказать, что ничего не получилось, она ушла и вышла замуж за Ронана, и я за нее счастлив.

В тот вечер, когда я ее встретил, я был со своим другом Доком. Мы пришли на вечер с участием моделей из разных стран, который проходил в клубе Point в Дублине. Мы сидели в первом ряду, и за нашими спинами сидели все эти знаменитости, и после окончания мероприятия мы отправились в ночной клуб P.O.D. вместе с некоторыми моделями — Ясмин ле Бон, Карен Малдер, Наоми Кемпбелл, Кристи Тарлингтон, и Ивонн. Я положил глаз на Ивонн, так что Док подошел к ней и сказал: «Ивонн, у меня есть друг, который тобой восхищен», и она сказала: «Я знаю».

«Откуда ты знаешь?»

«Ну, он весь вечер смотрел на меня, не так ли?»

Два дня спустя мы с друзьями отправились на пляж в Киллени Стренд. На следующий день мы поехали в Корк на концерт «Оазис», где я с другом остался, мы развлекались, и все вроде было здорово. После этого уик-энда Ивонн стала постоянным членом нашей компании, до тех пор, пока мы не провели неплохой, но немного затянувшийся выходной по поводу нового 1998 года, катаясь на лыжах, и после нашего возвращения все просто разъехались заниматься своими делами. К нашему общему изумлению, несколько месяцев спустя Ивонн ушла из компании и вышла замуж за Ронана.

Ходили слухи обо мне и подруге Дэвида Култхарда, Хайди, но тут также ничего не было. Хайди была в нашей компании, пока не начала встречаться с ДиСи, но не со мной. На самом деле я не считаю себя таким уж плейбоем, я считаю, что плейбой — тот, кто прожигает деньги, им не заработанные; человек, который просто играется. Но это не обо мне. Я знаю плейбоев, которые проживают папины денежки, и они мыслят только в одном направлении. Я отдыхаю от души, но я так же тяжело работаю.

Честно говоря, я не думал о том, что именно для меня значат секс и любовь. Я просто провожу хорошо время и смотрю, куда это меня приведет. Все, что я знаю, это то, что это лучшее время в моей жизни. Я очень везуч, и в любви, и в жизни. Например, я должен был полностью посвятить себе проекту с Хондой, я на это настраивался, а они ушли и затеяли свой бизнес с БАР. Затем Форд купил «Стюарт», и я получил место в Ягуаре, а это еще лучше. То же самое с девушками. Я встречаюсь с прекрасными девушками, мы прекрасно проводили время. Иногда я просто не могу поверить, что мне так везет.

Но как-то раз, после того, как я покритиковал некую супермодель, у меня были проблемы. В то время я был в компании журналиста и нескольких очень красивых девушек. Подумав, что я мог бы постараться и быть хорошим парнем, я сказал что-то вроде: «Знаете, супермодели не всегда выглядят так потрясающе. Самые красивые девушки мира не всегда хорошо получаются на фотографиях, а самые фотогеничные не всегда так же здорово выглядят в реальной жизни». Я привел пример, и попался. Эта история попала в газеты, и теперь я уверен, что одна из супермоделей определенно не является моей фанаткой. На самом деле я не критиковал ее внешний вид, я просто хотел сказать что-нибудь приятное тем девушкам. На самом деле это действительно так, некоторые из супермоделей прекрасно выглядят в реальной жизни, тогда как другие — совсем наоборот. Кристи Тарлингтон прекрасна на фотографиях и в жизни, у нее прекрасное тело. Я был как-то вместе с Карен Малдер в Париже, и она тоже очень красива. У нас есть несколько общих друзей.

Когда встречаешь так много красивых девушек, красота становится менее значимой. После того, как проведешь с девушкой три или четыре недели, уже не важно, насколько она красива, но она кажется уродливой, если у нее уродливая сущность. В любом случае, мои методы знакомства с девушками не всегда непогрешимо удачны. У меня было несколько неудач, но не очень много, не потому, что я самый лучший, а потому что перед тем как завязывать знакомство, я обычно чувствую флюиды, исходящие от нее, так что я стараюсь снизить риск того, что мне откажут. Если вы просто идете, не понимая обстановки, то вы рискуете проиграть; но если вы внимательны, то шансов на неудачу становится меньше.

Когда я первый раз занимался сексом, это было не так уж и здорово. Мне было 15 лет, и это продолжалось и продолжалось целую вечность. Не думаю, что ей это очень нравилось, она просто все время меня подгоняла. Она была гораздо старше меня, и нервничала, потому что все происходило в машине за домом моей бабушки. Она боялась, что бабушка выйдет из дома и обнаружит нас. Тем временем я просто долбил и долбил. Сейчас все по-другому. Обстановка может быть более роскошной и интернациональной, но, черт, хотелось бы мне, чтобы это длилось столь же долго! Странные вещи происходят в жизни, я ни за что не мог бы представить, что у меня будет возможность встретить и разделить постель с таким количеством красивых девушек. Это просто как прекрасный сон. Я не знаю, изменится ли это когда-нибудь, но думаю, что изменится. Тот факт, что я был предан Анук целых шесть месяцев, кое-что обо мне говорит. Я не знаю что, потому как не пытался анализировать. Я не знаю, пришло ли время родителям праздновать и выпускать своих дочерей из-под замков, или же Анук решит, что с нее хватит, уйдет, и я опять потерплю неудачу.