Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Галинский Виталий

Жизнь четвертая. 1997-13 мая 2002. Классик

Шесть лет Лобановского не было в Украине. Покинув родной клуб осенью 1990 года, он отправился поднимать футбольную целину сначала в Объединенных Арабских Эмиратах, а затем — в Кувейте. Впоследствии он не очень-то распространялся о своей жизни на Востоке. Как правило, ограничивался словами:

— Тяжелый народ. «Восток есть Восток, а Запад есть Запад», — точнее, чем Редьярд Киплинг, не скажешь.

Лавровыми венками ни в Эмиратах, ни в Кувейте киевский специалист увенчан не был. Пришел ряд побед в региональных соревнованиях, товарищеских матчах. Местные же шейхи требовали от Лобановского иного — вновь вывести их национальную команду в финал мирового чемпионата. Будучи людьми, мягко говоря, далекими от футбола, они полагались исключительно на волю Аллаха, подкрепленную денежными инъекциями.

До заключения контракта с украинским специалистом апофеозом достижений кувейтских «нефтяников» было участие в групповом турнире Чемпионата мира 1982 года в Испании, где аравийцы стартовали с бравой ничьей в матче с чехами — 1:1, а затем последовательно уступили англичанам — 0:1, и французам — 1:4.

В середине 90-х Лобановский вывел сборную Кувейта на новый рубеж — почетное третье место на Азиатских играх, в которых участвовало немало сборных вполне неплохой квалификации — Иран, Япония, Корея. Однако руководство национальной федерации осталось недовольно выступлением своих сограждан. Им хотелось большего.

Достижения сборной Объединенных Арабских Эмиратов были еще менее значительными. Пик успеха пришелся на 1990 год. Тогда весьма заурядная команда, после неудачной попытки в 1986 году, пробилась в финальную часть всемирного футбольного форума в Италии. Жребий определил новичка в группу D вместе с немцами, югославами и колумбийцами. Результаты встреч говорят сами за себя — 1:5, 1:4 и 0:2.

Трудно утверждать однозначно, но, скорее всего, приглашение на работу в жаркие Эмираты Валерий Васильевич получил именно на турнире в Италии. Такое допущение вполне вероятно: некоторые матчи в группе В, в которой выступала сборная СССР, и группе D проводились на миланском «Сан-Сиро».

Оснований для перемены места профессионального обитания у Лобановского было более чем достаточно. Советские футболисты откровенно провалили групповые поединки с румынами и англичанами, уступив им с одинаковым счетом — 0:2. Заключительная победа над мужающими «львами» из Камеруна — 4:0 — разве что лишь подсластила горькую пилюлю неудач.

Московская пресса, пусть меня простят за сравнение, словно сорвалась с цепи. Во всех тяжких грехах она обвинила исключительно украинского специалиста: не тот состав, мол, выставил, Не ту тактику избрал. Стенгазету, дескать, забыл до игры выпустить. На Руси, как нигде в мире, умеют находить виновных...

Вернувшись в родной город «заклейменным» знатоками-журналистами из кремлевской столицы, Лобановский продолжил работу в «Динамо». В предпоследнем чемпионате рушившейся империи флагман украинского футбола, словно ледокол, разрезал толщу сопротивления своих соперников из бывших братских республик, сохраняй положение лидера.

Однако решение поработать за рубежом уже окончательно вызрело. За долгие Годы труда на тренерской ниве укоренилось мнение: плодотворная жизнедеятельность высококлассного спортивного коллектива на уровне победных достижений может длиться не более четырех-пяти сезонов. В этом нет ничего противоречивого. Ведь пара лет как минимум уходит на подгонку состава, сыгранность как в самих звеньях, так и между ними, закрепление тактических схем, приобретение игрового опыта, уверенности. Затем команда постепенно угасает. Необходимо вливание «свежей крови», очередной виток создание нового игрового ансамбля.

«Динамо», которое Лобановский оставлял осенью 1990 года, уверенно приближалось к завоеванию очередного чемпионского титула. Поэтому он смело мог доверить команду своему давнишнему другу и коллеге Анатолию Пузачу. По-другому наставник бело-голубых поступить просто не мог: из далекого Абу-Даби назойливо названивали руководители национальной федерации, прозрачно намекая на то, что, кроме украинского специалиста, в Эмиратах может оказаться И другой тренер.

То, чего требовали от Лобановского местные толстосумы, ему достичь не удалось. На то были веские причины: в первую очередь — нежелание лучших футболистов из обеих арабских стран полностью подчиниться требованиям европейского специалиста. Каждый из членов команды считал себя как минимум равным Марадоне. А обучать приходилось самым элементарным вещам: коллективизму, самоотдаче, тактической организованности, самоконтролю на поле и за его пределами. Особенно неохотно арабские спортсмены «переваривали» занятия по общефизической и специальной подготовке, хотя они и не шли ни в какое сравнение с нагрузками в моделированных тренировках киевского «Динамо». Аравийцы находили множество поводов для того, чтобы под любым предлогом избежать высоких цикличных нагрузок, столь необходимых для выхода на должный функциональный уровень в конкретном отрезке проведения ответственных поединков. Да и к тому же, понятное дело, общаться с местными «марадонами» Валерию Васильевичу приходилось через переводчика, который не всегда доносил до адресата именно то, что необходимо было тренеру.

Одна из трудноразрешимых проблем заключалась в следующем: аравийцы на протяжении многих лет «варились» исключительно «в собственном соку». Их ведущие футболисты никогда не были представлены не только в элитных, но и весьма заурядных европейских клубах. Поэтому они практически находились вне перманентной эволюции мирового футбола. «Материал», который приходилось лепить Валерию Васильевичу на протяжении шести лет, явно не соответствовал амбициям честолюбивых шейхов...

Покидая поздней осенью 1990 года страну под Названием СССР, Валерий Лобановский вряд ли Мог предполагать, что уже весной 1992 года, после окончательного распада евразийской империи, Независимая Украина проведет первый в своей Истории национальный чемпионат по футболу. Конечно же, «киевский эмигрант» внимательнейшим образом следил за событиями и процессами, развивавшимися на его родной земле. Его интересовало все: политические изменения в стране, ее экономическое состояние, формирование психологии в новых условиях. И конечно же, как всегда, на авансцену выходил футбол. На протяжении шести лет Лобановский не менее одного раза в неделю звонил своим друзья ям в Киев и Москву, где и черпал самые последние новости. Несколько раз, можно сказать, инкогнито приезжал домой, где мог воочию спроецировать многочасовые телефонные разговоры на собственные впечатления.

Годы, проведенные в Эмиратах и Кувейте, были прожиты как бы двойной жизнью. Физически тренер пребывал в далекой Аравии, а разум и сердце, конечно же, стремились в родной город, на уютный динамовский стадион и утопающую в пышной зелени тренировочную базу в Конче-Заспе.

Свои приезды в Киев Лобановский не афишировал. Общался с друзьями и близкими, просматривал прессу, перемалывая услышанную и прочитанную информацию через жернова собственного опыта.

* * *

В последний раз клубное первенство Советского Союза по футболу было разыграно в 1991 году. Парадоксально, но украинские коллективы в нем представляли уже не «союз республик-сестер», а независимую Украину. Несомненными лидерами последней декады были футболисты киевского «Динамо» и днепропетровского «Днепра». Перед падением занавеса заключительного чемпионата СССР оба коллектива взяли курс на омоложение, и поэтому выступили не так успешно, как обычно. Среди украинских клубов на самое высокое место — четвертое — взобрался одесский «Черноморец», вслед за ним — расположились динамовцы. В последнем чемпионате СССР Украина была представлена в высшей лиге шестью командами.

С начала 60-х годов украинская «фракция» в высшей лиге советского футбола последовательно увеличивалась. Компанию почетным старожилам сильнейшего дивизиона — киевскому «Динамо» и донецкому «Шахтеру» — попеременно составляли одесский «Черноморец», львовские «Карпаты», днепропетровский «Днепр», ворошиловградская «Заря», харьковский «Металлист», симферопольская «Таврия». Не всем удавалось закрепиться на завоеванных позициях. «Черноморец», «Заря», «Карпаты», «Таврия» периодически кочевали из высшего дивизиона в первый. Затем вновь карабкались вверх. Ворошиловградская «Заря», к примеру, в 1972 году стала второй украинской командой, завоевавшей звание чемпиона СССР. Затем, уже в 80-х, на чемпионскую тропу вышел днепропетровский «Днепр», который, еще раз напомним, вывел в высшую лигу именно тренер-дебютант Валерий Лобановский.

Украинская «фракция» имела значительный вес в распределении главных и второстепенных ролей всесоюзного турнира. В футбольный «интернационал» чемпионата СССР входили, как правило, 4-5 московских команд и столько же периферийных: представители закавказских республик, Периодически — среднеазиатских и время от времени — прибалтийских. Такой конгломерат, с одной стороны, походил на многоязыкий Вавилон, однако с другой — расцвечивал первенство самыми пестрыми красками. В таких турнирах атлетичный, но несколько прямолинейный стиль северян наталкивался на мягкую и техничную манеру мастеров из Тбилиси, Еревана и Баку. Прибалты чем-то походили на скандинавов. Украинцы же, как правило, держались особняком. В их манере игры просматривались как северный атлетизм, так и южная техническая оснащенность и, что главное, — стабильность. Этого, к сожалению, никогда не удавалось достичь ни тбилисцам, ни ереванцам. Выступления тбилисского «Динамо» и «Арарата» походили на полет яркого метеорита в ночном небе: неожиданно вспыхнув, они почти фазу же гасли.

Другая положительная сторона всесоюзных чемпионатов заключалась, несомненно, в их игровом и турнирном накале. Ежегодно борьбу за места на пьедестале почета вели не менее пяти-шести команд. Такая коллизия сохранялась на всей семи-восьмимесячной дистанции сезона. Очень часто чемпион определялся лишь в последнем туре. Одна-единственная ошибка могла перечеркнуть многолетнюю работу тренера и коллектива.

К сожалению, такое несчастье произошло в далеком 1965 году с киевским «Динамо». Команда под началом Виктора Маслова заканчивала сезон поединком с аутсайдером — кутаисским «Торпедо». Даже самые отъявленные скептики не могли предположить, что в этом матче гости потеряют хотя бы одно очко. Они же потеряли два. «Виновником» неудачи киевлян стал малоизвестный защитник хозяев Лосаберидзе. Во время одной из редких атак автозаводцев он скорее для острастку чем в надежде нанести прицельный удар, запустил мяч по высокой дуге в сторону ворот гостей. Мяч завершил свой непредсказуемый полет в сетке ворот «Динамо». Этот удар кутаисца Лосаберидзе вывел на первое место в итоговой таблице московское «Торпедо».

Роль случайности в футболе велика. Уже только потому, что игра в кожаный мяч иррациональна по своей сути. Можно иметь неоспоримое преимущество над соперником на протяжении всей игры, и тем не менее уступить ему. Ведь как часто бывает: абсолютно не вызванный логикой событий эпизод может склонить чашу весов в пользу заведомого аутсайдера. Много ли для этого надо? Скажем, мяч после удара угодив в штангу, отскакивает в поле. А ведь мог и в ворота... А коварные рикошеты? Спросите о них у вратарей... А еще случаются срезки, судейские ошибки. Вот от чего люди, выбравшие профессию тренера, седеют раньше, чем их сверстники.

Мне много раз приходилось слышать о том, что Васильич был «фартовый на все сто процентов». В чем виделся такой «фарт»? Ведь за каждым восхождением на очередную турнирную вершину всегда стоял многолетний титанический труд. И если уж говорить о благосклонности «госпожи Удачи», то она как раз значительно чаще поворачивалась к киевскому тренеру спиной. Достаточно вспомнить матчи «Динамо» в полуфинале Кубка чемпионов 1977 года против «Боруссии» из Менхенгладбаха. Обыграв немцев в Киеве — 1:0, Динамовцы из-за двух не то что нелогичных, а просто нелепых ошибок в обороне в повторном поединке не смогли достичь финала, проиграв в Германии — 0:2. В 1999 году, уже в полуфинале Лиги чемпионов, они опять схлестнулись с немецкой командой — мюнхенской «Баварией». Капризная Фортуна вновь не позволила достичь желаемого. Ведя в счете на киевском НСК «Олимпийский» — 3:1, и диктуя сопернику свою волю, бело-голубые Могли разгромить титулованный клуб до неприличного результата. В воротах, несомненно, лучшего в мире голкипера Оливера Кана напрашивалось побывать с полдюжины забитых мячей. Даже его мастерство не спасло бы «Баварию». Преимущества в Киеве вполне бы хватило, чтобы отправиться на мюнхенский «Олимпиаштадион» как на прогулку. Ну, а самые неприятные воспоминание связанные с проделками Фортуны, у Лобановского отложились после мексиканского Чемпионата мира 1986 года, буквально через пару месяцев после триумфального выигрыша киевским «Динамо» Кубка кубков.

То был звездный час тренера и созданной им сборной команды, в основе которой были заложены принципы игры «Динамо». Ее потенциал был велик и многогранен. Уверенное выступление сборной СССР в отборочной группе многими было воспринято как гром среди ясного неба. Специалисты и журналисты после победы над венграми — 6:0 в один голос выдвигали команду Лобановского в число главных претендентов на победу в ЧМ-86. И что же? Судейские ошибки в четвертьфинале против сборной Бельгии перечеркнули в один миг многолетнюю работу тренера. Было от чего посыпать голову пеплом. Ведь еще в середине 70-х Лобановский говорил: «Игра забывается, а результат остается». Ту игру в Мексике и ее несправедливый результат — 3:4 в поединке с бельгийцами — Лобановский сохранил в памяти до конца своих дней. Впоследствии он всячески пытался, насколько это возможно, исключить роль случайности в игре возглавляемого им коллектива. Он значительно сильнее переживал не в те минуты, когда его воспитанникам не удавалось в удобной ситуации поразить ворота соперника, а тогда, когда в ворота его «Динамо» влетал обидный мяч, вызванный то ли судейским просчетом, то ли иными непредсказуемыми обстоятельствами.

Никто не знает, с какими мыслями осенью 1990 года Васильич уезжал из родного города. Но уж точно ему требовалось на какое-то время сменить обстановку, аккумулировать новые игровые идеи. Семь труднейших сезонов — с 1984 по 1990 год, в которых его в зависимости от показанных результатов в прессе называли то триумфатором, то тренером-ретроградом, — окончательно сформировали желание на некоторое время отойти «от дел домашних». Тем более, что «Динамо-90», которое он оставлял на попечение своего коллеги Анатолия Пузача, благополучно входило в очередную «золотую гавань».

В следующем году прошел заключительный чемпионат СССР. Процесс омоложения лидеров украинского футбола — «Динамо» и «Днепра» — не позволил им занять привычные для себя высокие позиции. В итоге — с наилучшим показателем финишировал одесский «Черноморец». На ступеньку ниже — киевские динамовцы.

Последним футбольным эхом расколовшегося союза советских республик стало осеннее выступление «Динамо» в Кубке чемпионов. Киевляне представляли в турнире канувшую в Лету страну. Их соперниками по группе были испанская «Барселона», португальская «Бенфика» и чешская «Спарта». Украинцам не удалось выбраться в следующий этап. Из шести поединков они выиграли лишь два матча на своем поле у «Бенфики» и «Спарты» с одинаковым счетом — 1:0. В остальных — не добыли даже одной ничьей, проиграв в Киеве «Барселоне» — 2:3, а на выезде — 0:3. Прагу и Лиссабон динамовцы покидали «на щите», уступе соперникам соответственно 1:2 и 0:5. Такого сокрушительного поражения, как в Лиссабоне, в турнире Кубка чемпионов киевлянам еще никогда не приходилось испытывать.

7 марта 1992 года стартовал первый чемпионат независимой Украины. Команды высшей лиги были разбиты на две группы. Победители в каждой получали право на финальный матч, в котором определялся чемпион страны. Еще за несколько туров до окончания игр в группах предполагалось, что финалистами станут киевские динамовцы и представители одесского «Черноморца». Однако на финише моряков потеснили подопечные опытного тренера Анатолия Заяева. Его «Таврия» в итоге и стала соперником «Динамо». Главный матч украинского чемпионата проходил в нейтральном Львове. Шансы «Таврии» на победу выглядели микроскопичными. Очевидно, это и сыграло на руку крымчанам, практически весь матч отсиживавшимся в обороне. Столичные футболисты так и не смогли взять ворота «Таврии», а перед самым финальным свистком один из лидеров симферопольцев Сергей Шевченко принес своей команде победу. Один из парадоксов финального противостояния заключался в том, что по итогам чемпионата СССР 1991 года «Таврия» должна была покинуть высшую лигу»

После окончания весеннего чемпионата Украины Национальной федерацией футбола было принято решение перейти на систему осень-весна. Это была правильная позиция футбольного штаба страны, позволявшая украинским командам выступать в своем национальном первенстве в едином игровом и тренировочном режиме с европейскими клубами. Под такое новшество подгонялся весь календарь чемпионата страны и так называемые «окна» для проведения тренировочных и официальных поединков всего института сборных команд Украины.

Сезон-92 киевское «Динамо» начало с новым тренером. Предыдущий — Анатолий Пузач — подал в отставку после безоговорочного поражения динамовцев в турнире Кубка УЕФА от бельгийского «Андерлехта» — 2:4, 0:3. Несколько недель обязанности главного тренера исполнял Йожеф Сабо. Затем его сменил Михаил Фоменко, в прошлом не один сезон цементировавший динамовские редуты вместе с Владимиром Трошкиным, Стефаном Решко и Виктором Матвиенко. Фоменко как-то быстро вышел на уровень тренеров высокой квалификации: имел опыт работы в командах союзной высшей лиги, пользовался авторитетом у своих питомцев.

Чемпионат для «Динамо» выдался нелегким. Омоложенный «Днепр» рвался первым пересечь финишную ленточку чемпионата. За два тура до конца первенства киевляне уступили сопернику в Днепропетровске — 0:1, и казалось, что их песенка, как говорится, уже была спета. «Днепр» не воспользовался своим шансом, «пробуксовав» в двух заключительных турах. Это позволило бело-голубым впервые стать чемпионом Украины благодаря лучшей разнице мячей.

Осень 1993 года «Динамо» продолжило с Михаилом Фоменко. Он вместе с командой дебютировал в новом европейском клубном турнире — Лиге европейских чемпионов, пришедшей на смену баталиям Кубка европейских чемпионов. Главным событием стало участие бело-голубых во втором квалификационном раунде Лиги чемпионов. В нем пути украинцев и «Барселоны» вновь пересеклись. Испанцы не видели в лице «Динамо» серьезного соперника, полагая, что предыдущий опыт общения с украинцами позволит им без особых трудностей достичь основной сетки соревнований. Гарантией тому был «звездный» состав каталонцев, в котором блистали Ромарио, Стоичков, Куман, Гвардиола, М. Лаудруп. Высокомерные гости чуть было не просчитались.

Осенний поединок «Динамо» — «Барселона» стал одним из самых красочных, насыщенным цветистой мозаикой большого футбола. В нем хозяева, оставшиеся в середине первого тайма после удаления Мизина вдесятером, показали игру, по которой украинский зритель изрядно соскучился. Пожалуй, это была ностальгия по временам команды Лобановского. В скудных фрагментах игры «Динамо» просматривались его тренерские идеи, воплощенные на поле одним из его учеников. Киевляне довели матч до почетной победы — 3:1. Однако в повторном матче «Барселона» отомстила — 4:1, и по итогам двух встреч достигла основной сетки турнира.

После окончания первого круга чемпионата страны Михаил Фоменко ушел с занимаемой должности. Главным «распорядителем» на тренерском мостике стал Йожеф Сабо. Под его началом бело-голубые второй год кряду выиграли национальное первенство. Каркас динамовского коллектива составляли вратарь Игорь Кутепов; защитники Олег Лужный, Сергей Леженцев, Андрей Хомин, Сергей Шматоваленко; полузащитники Сергей Мизин, Сергей Ковалец, Владимир Шаран; нападающие Павел Шкапенко, Виктор Леоненко и совсем юный Сергей Ребров.

1993 год ознаменовался важным событием в истории киевского «Динамо». Президентом футбольного клуба стал известный в стране бизнесмен Григорий Суркис. В футбольных кругах это имя ни о чем не говорило ни специалистам, ни журналистам. Однако Суркис, в отличие от своего предшественника Виктора Безверхого, производил впечатление человека, знающего, как вывести наиболее почитаемую в стране команду из охватившего ее финансового кризиса. Со слов новоиспеченного президента можно было заключить, что футбол и киевское «Динамо» он полюбил сызмальства. Суркис говорил, что клубу с такой богатой историей негоже ютиться на задворках футбольной Европы. Команде необходимо возрождение. И он-де знает, как достичь цели.

Свое слово новый президент сдержал. Через четыре года возрожденный украинский клуб крушил в официальных турнирах команды, которые еще совсем недавно смотрели на него свысока. Но для начала такого процесса не хватало очень важного фигуранта — человека, умеющего организационно-финансовую поддержку воплотить в игровые идеи на футбольном поле. Таким человеком стал в 1997 году «аравийский эмигрант» Валерий Лобановский.

...Осенью 1994 года динамовцы во второй раз в своей новой истории выступали в основной сетке Лиги чемпионов. Им предстояло противостоять московскому «Спартаку», парижскому «ПСЖ» и давнишней знакомой — мюнхенской «Баварии». Наиболее зрелищным, оставившим самые приятные впечатления украинским болельщикам, стал киевский матч против «Спартака». На перерыв команды уходили при счете 2:0 в пользу гостей. Во втором тайме киевляне продемонстрировали не только интересную, но и результативную игру. Два точных удара Леоненко и один — Реброва обусловили победу хозяев. В остальных пяти кубковых поединках подопечные Йожефа Сабо не продемонстрировали достаточной игровой аргументации, на которую соперники могли бы адекватно отреагировать. Два домашних поражения от «ПСЖ» — 1:2, и «Баварии» — 1:4, и три проигрыша на чужих полях с одинаковым счетом — 0:1 отбросили киевлян на последнее, четвертое место в группе.

Единственным утешением неудачного выступания бело-голубых в европейском турнире можно считать разве что появление в составе «Динамо» хрупкого новичка, заявившего о себе в поединке против «Баварии». В нем 18-летний нападающий Андрей Шевченко открыл свой голевой счет в европейских клубных турнирах. Вскоре окрепший талант украинского форварда, его неуемная жажда гола заставят капитулировать после его сольных проходов и точных ударов лучших вратарей мира — Оливера Кана, Девида Симена, Витора Байю, Франческо Тольдо, Ежи Дудека. Шевченко сходу, без раскачки вольется в когорту лучший мастеров итальянской серии «А», став вровень а нападающими калибра Габриэля Батистуты, Эрнана Креспо, Кристиана Виери, Филиппо Индзаги. Кто бы мог тогда подумать, что ударная мощь легендарного «Милана», хозяином которого является ни много ни мало — нынешний премьер-министр Италии Сильвио Берлускони, — будет во многом зависеть от игры украинского парня. Но тогда, осенью 94-го, ни почитатели динамовского клуба, ни сам Андрей не могли и мечтать о подобном взлете.

Киевский проигрыш в поединке с «Баварией» стал основанием для отставки Йожефа Сабо. Не сдержав собственных эмоций, экс-тренер назвал свою команду не иначе, как «дворовой».

Мне не хочется ни оправдывать, ни упрека Йожефа Йожефовича в сказанном. Он профессионал в своем деле до мозга костей. А его несдержанность в словах, а порой и в поступках идет со времен его выступлений в киевском «Динамо» сборной СССР. Сабо, каким я его знаю много лет, относится к категории людей, у которых чувства часто берут верх над разумом, особенно в критических ситуациях. Он по своей природе над ел ев жарким темпераментом, а значит, эмоционален категоричен и порой несдержан. Но того, что этот человек искренне предан украинскому футболу и «Динамо», у него не отнять никому.

В январе 1995 года у «Динамо» появился очередной наставник — Владимир Онищенко. На столь высоком уровне бывший нападающий звездной команды «Динамо-75» и сборной СССР в качестве тренера еще никогда не работал. Закончив активные выступления в 1978 году, он начал свою спортивно-педагогическую деятельность в детско-юношеской группе подготовки клуба. Аналитический склад ума и целеустремленный характер позволили Владимиру Ивановичу — ступенька за ступенькой — повышать свой профессиональный уровень. Решение руководства предоставить возможность 45-летнему специалисту проявить себя на ответственном посту выглядело вполне логичным. Однако на тренерском мостике «Динамо» Онищенко надолго не задержался. Локальные сбои в игре команды и, наверняка, скрытые причины привели к очередной тренерской рокировке.

Владимира Онищенко сменил Николай Павлов, имевший за своими плечами достаточный профессиональный опыт работы в днепропетровском «Днепре». Но и Павлов летом 95-го был отправлен в отставку. Все вернулось на круги своя: Руководство «Динамо» вновь предложило Йожефу Сабо продолжить тренерскую деятельность в стане бело-голубых.

Несмотря на тренерскую чехарду, начиная с 1993 года футболисты столичного клуба исправно выигрывали звание чемпионов страны. Конкуренцию «флагману» время от времени составляли «Шахтер», «Черноморец» и «Днепр».

В Одессе плодотворно трудился Леонид Буряк. И хотя городские власти не делали ничего, дабы Их команда составила реальную конкуренцию киевлянам, Леониду Иосифовичу тем не менее удалось создать боеспособный ансамбль. По финансовым соображениям коллектив каждый год покидала целая группа игроков. Но «Черноморец» все держался на плаву. К сожалению, поддержки одесских бизнесменов и, в первую очередь, Петра Марковича Найды оказалось недостаточно для того, чтобы залатать финансовые бреши. После окончания сезона 1997-98 «Черноморцу» пришлось опуститься на один «шлюз» ниже — перейти из высшей лиги в первую. Три года потребовалось одесситам для очередной «швартовки» у причала высшей лиги.

Не остался незамеченным переезд в Днепропетровск безусловно талантливого специалиста Вячеслава Грозного летом 1996 года. За несколько недель до начала чемпионата «обмелевший» «Днепр» насчитывал в своем составе всего около дюжины футболистов. Вячеслав Викторович начинал свою работу в Днепропетровске практически с нуля, располагая весьма ограниченным количеством необходимых исполнителей, а также обещаниями помощи со стороны спонсоров и городских властей.

И тем не менее, в считанные месяцы Г розному удалось создать сбалансированную команду. В ней подобралась целая группа одаренных футболистов, молодых и уже с опытом — Илья Близнюк, Александр Поклонский, Игорь Харьковщенко, Владимир Шаран, Геннадий Мороз, Андрей Полунин.

По весне 1997 года, уже при Лобановском, днепровцы дали бой киевскому «Динамо» в его собственных пенатах. По ходу поединка гости вели 2:0 и после выхода Геннадия Мороза на ворота Александра Шовковского могли досрочно снять вопрос о победителе с повестки дня. Промах «плеймейкера» гостей вдохнул в «Динамо» резонное желание отыграться. Хозяевам это в конце концов удалось — 2:2.

Начиная с сезона 1995-96, «Динамо» постоянно ощущало на своем затылке дыхание донецкого «Шахтера». Донбасс всегда слыл футбольным краем. Местные болельщики с давних времен снискали репутацию преданных друзей команды. За плечами клуба — богатейшие традиции. До сих пор в Донецке «аксакалы»-болельщики вспоминают события более чем сорокалетней давности. Тогда, в далеком 1961 году, украинские клубы — «Динамо» и «Шахтер» — отобрали у своих московских соперников главные награды сезона: киевляне завоевали золотые медали всесоюзного чемпионата, а горняки — Кубок СССР.

Вплоть до сезона 2001-2002 «Шахтер», почти как в велоспорте, вел гонку за лидером. В июне 2001-го киевляне лишь на последних секундах игры усилиями Андрея Несмачного, практически от лицевой линии поразившего ворота «Днепра», смогли удержать чемпионское звание. Но год спустя, в 2002-м, на высшую ступеньку пьедестала почета взошел горняцкий клуб. Думается, для «Динамо» это станет стимулом для возвращения утраченных позиций. А коль так — то от соперничества донетчан и киевлян будет выгода всему украинскому футболу. Чем больше сильных команд с чемпионскими амбициями будет выходить на старт общенационального первенства, тем более интересным и захватывающим станет весь турнир. А где сильные клубы — там и сильная сборная. Это стало аксиомой в чемпионатах ведущих европейских стран — Германии, Испании, Англии, Италии, Франции.

* * *

Главным событием, которого ожидала футбольная общественность Украины в 1995 году, был старт очередного этапа Лиги чемпионов, для выхода в основную сетку киевлянам необходимо было преодолеть сопротивление чемпиона Дании — «Ольборга». Задача была успешно решена в поединке на поле соперника, где гости уверенно переиграли местных мастеров — 3:1. А в первом матче на уютном динамовском стадионе хозяева выиграли минимально — 1:0, приподняв шлагбаум на пути к групповому турниру. Динамовцы оказались в одной группе с греческим «Панатинаикосом», французским «Нантом» и португальским «Порто». Свой стартовый поединок бело-голубые проводили в родных стенах против греков, превзойдя их по всем статьям футбольной науки. Счет 1:0 в пользу хозяев недостаточно характеризует их преимущество. Победа над греками настраивала руководство клуба на оптимистический лад. «Динамо» сохраняло хорошие шансы на выход в следующий этап Лиги чемпионов.

Но уже через несколько дней из штаб-квартиры УЕФА пришло ошеломляющее известие: киевский клуб дисквалифицирован в европейских соревнованиях на три года! Причиной такого решения стала инициатива испанского рефери Лопеса Ньето. Арбитр информировал европейский футбольный штаб — УЕФА — о том, что перед началом игры с «Панатинаикосом» представителя динамовского клуба будто бы предложили ему в качестве презента-подкупа норковую шубу. Не знаю, как у представителей УЕФА обстояли дела со знанием географии. Норковая шуба необходима в Испании разве что в горной местности, но там, насколько мне известно, местные «гаучо» щеголяют не в норковых палантинах, а в обычных овечьих тулупах. Динамовцы попробовали было обратиться в спортивный суд в Лозанну. Однако УЕФА отреагировала молниеносно, пообещав в случае обращения в швейцарский суд дисквалифицировать еще и сборную Украины.

Правда, в европейском футбольном штабе почему-то приняли и другое решение: отстранить испанских арбитров от обслуживания поединков с участием украинских команд на два года. А сама дисквалификация длилась, к счастью, всего один сезон. За известный в Европе клуб вступились популярные на континенте футбольные функционеры, тренеры, журналисты. Но все же главную роль сыграли политики.

Экс-президент Украины Леонид Кравчук был среди тех людей, кто стремился вернуть своим соотечественникам радость общения с великой игрой. Знаю точно, что Леонид Макарович имел личную беседу по вопросу реабилитации киевского «Динамо» с экс-канцлером Германии Гельмутом Колем, другими авторитетными в Европе людьми, вхожими в темные коридоры УЕФА — Францем Беккенбауэром, президентами национальных федераций Германии, Италии, России, Норвегии, Турции. Не исключено, что не обошлось без помощи бывшего госсекретаря США Генри Киссинджера, уроженца Австрии, никогда не расстающегося с немецким футбольным журналом «Киккер».

Наконец-то члены исполкома решили не казнить украинский клуб, а помиловать. Одним из инициаторов возвращения «Динамо» в европейскую футбольную семью был небезызвестный в прошлом президент федерации футбола Италии синьор Маттарезе. Он сказал примерно следующее:

— В Украине любят футбол не меньше, чем у нас, в Италии. Наш народ не мыслит себя без «кальчо». Мы не должны лишать радости и наслаждения весь украинский народ. Тем более, что обвинение испанского арбитра не получило никакого фактического подтверждения.

Справедливость, хоть это случается весьма Редко, на сей раз восторжествовала. «Без вины виноватые» были прощены. Однако ближайшим международным соревнованием для динамовского клуба стал не очередной турнир Лиги чемпионов, а учрежденный Всероссийским футбольным союзом Кубок чемпионов Содружества, который традиционно проходил в Москве в конце января на крытых спортивных аренах.

Январский турнир 1996 года проводился в столице России уже в четвертый раз. В трех предыдущих динамовцы не участвовали по многим причинам. Подготовительный тренировочный цикл не предусматривал после занятий на открытом воздухе возвращение в душный зал, где заново приходилось приспосабливаться к искусственному покрытию поля. Некоторые московские журналисты оценили отсутствие киевлян как пренебрежение к соревнованиям. Другие, пытаясь раззадорить динамовскую дружину, высказывались примерно так: «Киевский клуб, дескать, уже совсем не тот, каким был в недавние времена. У его руководителей нет уверенности в том, что они смогут переиграть чемпионов бывших советских республик, и в первую очередь — московский «Спартак»». Конечно же, такие выводы не имели под собой никакой почвы. Очередное приглашение россиян было принято в Киеве благосклонно. Московский «Спартак» уступил полномочия чемпиона России владикавказской «Алании». Именно с ней и пришлось играть дебютанту турнира в финале. Игра получилась зрелищной, не по-январски боевой. Преимущество украинской школы футбола в технике, тактике, других компонентах просматривалось на протяжении всех девяноста минут поединка. В конце концов на 83-й минуте возмужавший Андрей Шевченко принес победу своему клубу — 1:0.

Возвращение «блудного сына» в УЕФА не принесло киевскому клубу никакой славы. В квалификационном раунде динамовцы уступили весьма посредственному австрийскому «Рапиду» на его поле — 0:2, а в присутствии нескольких десятков тысяч своих поклонников, пришедших лицезреть реванш в чаше НСК «Олимпийский», и вовсе опозорились — 2:4. Оставался шанс подсластить горькую пилюлю успешным выступлением в Кубке УЕФА. Для этого, казалось, были веские основания. Соперник украинцев — швейцарский «Ксамакс» — на тот момент был классифицирован в европейских футбольных рейтингах как более чем заурядный. Однако и такого барьера чемпион Украины не преодолел, сыграв дома — 1:1, и бесславно проиграв в Швейцарии — 1:2.

В отсутствие Лобановского состоялся и официальный дебют национальной сборной. Костяк главной команды страны составляли киевские динамовцы. Именно им, вместе с коллегами из других украинских клубов, предстояло побороться за путевку на Евро-96. Главными соперниками в группе были итальянцы и хорваты. Но уже первый домашний матч против команды Литвы принес плачевный результат — 0:2. После поражения место главного тренера Олега Базилевича занял Йожеф Сабо. Под его началом украинцы разошлись миром со словенцами — 0:0, и переиграли эстонцев — 3:0. В оставшихся поединках главная команда страны работала под присмотром Анатолия Конькова. Его сборная была разгромлена в Загребе хорватами — 0:4, а затем переиграна итальянцами в Киеве — 2:0. Потом последовали утешительные победы над литовцами — 3:1, и эстонцами — 1:0. Украинцы получили Шанс нацелиться на второе место. Для этого нужно было успешно отыграть в Словении и Италии. Конькову не удалось привезти из Любляны и Бари даже одного очка. Два поражения на финише — 2:3 и 1:3 — определили сборную Украины на малоприятном четвертом месте в своей группе. Впереди нее расположились хорваты, итальянцы и даже литовцы.

Реакция болельщиков, уставших ожидать победных маршей своих любимцев по европейским стадионам, была прогнозируемой. На некогда заполненных стадионах Киева, Донецка, Днепропетровска, Одессы, Харькова, Львова трибуны напрочь пустовали. Впрочем, не только поражения оттолкнули любителей футбола от посещения спортивных арен. Ведь проиграть достойному сопернику не зазорно. От поражения в бескомпромиссной борьбе от более умелой команды, продемонстрировав при этом свои лучшие качества, не застрахован никто. Болельщиков отталкивало в первую очередь именно то, что украинские клубы и сборная не показывали ни технического умения, ни бойцовского характера. Казалось, вид спорта, еще недавно считавшийся в стране «народным», «дышал на ладан».

После поражения от венского «Рапида» на Йожефа Сабо обрушился шквал критики. Многие журналисты, порой делавшие лишь свои первые шаги на профессиональном поприще, в оскорбительных выражениях перемалывали косточки тренера-неудачника. Йожеф Йожефович, в свою очередь, вполне прозрачно, в присущей ему манере, объяснил им, что «в футболе те не смыслят ничегошеньки. А с игрой в кожаный мяч, очевидно, познакомились через стекло иллюминатора в авиалайнере, пролетая над футбольным полем».

После поражений от «Рапида» и «Ксамакса» в одном из киевских специализированных изданий была напечатана моя статья под названием «Спросите у Лобановского...» В дни горьких неудач динамовского клуба Валерий Васильевич Лобановский находился в Киеве. О приезде тренера было мало кому известно. Автор публикации составлял исключение. Вот он и попытался обратить внимание руководителей столичного клуба на возможность кардинального решения целого вороха накопившихся проблем. Необходимо было искать выход из тупика, в который уперлось в последние годы футбольное хозяйство страны. По не очень-то приятной аллегории, оно походило на мифические авгиевы конюшни. На роль Геракла мог претендовать только один человек — Лобановский.

* * *

Нежданно-негаданно в начале октября 1996 года динамовская пресс-служба пригласила спортивных журналистов на пресс-конференцию. Ее назначили на 11 октября. Но еще за несколько дней до ее начала по Киеву поползли слухи — Лобановский возвращается... Народу в клубе мастеров, где традиционно проводятся встречи с журналистами, набилось словно на остросюжетный зарубежный фильм в советские времена. Представители пишущей братии плотно жались друг к другу, чтобы удобно расположить свои «инструменты» — блокноты и авторучки. Все с нетерпением ожидали начала. Появление Валерия Лобановского было встречено аплодисментами.

Пресс-конференцию открыл динамовский президент Григорий Суркис, сообщивший присутствовавшим следующее: решение предложить Лобановскому возглавить «Динамо» было принято на заседании совета клуба и утверждено после переговоров с Валерием Васильевичем. Многоопытный специалист предоставил перспективную Программу, стратегическая цель которой — выход киевского «Динамо» в число элитарных клубов Европы. Мысль о приглашении Валерия Васильевича в клуб, взрастивший его, возникла еще в 1994 году после проигрыша мюнхенской «Баварии». Однако в то время киевский специалист был связан контрактными обязательствами с федерациями футбола Объединенных Арабских Эмиратов и Кувейта. И вот, наконец, с 1 января 1997 года он приступит к работе в клубе, ставшем под его началом восьмикратным чемпион ном СССР, двукратным обладателем Кубка кубков и Суперкубка УЕФА.

Когда представление «старого-нового знакомого» было завершено, слово взял главный виновник пресс-конференции. Обращаясь к журналистам, погрузневший мэтр признал, что не готов пока оценивать общий уровень украинского футбола, как и процессы, в нем происходящие. Ибо уже длительное время не посещал стадионы страны, а делать выводы после просмотра игр по телевидению нельзя, так как экран не дает возможности оценить всю палитру футбольных красок.

Нужно было видеть, с каким интересом аудитория слушала своего «Васильича». Я поймал себя на мысли, что выдающийся украинский тренер вовсе не покидал родной город. Как будто совсем недавно наблюдал, как он, словно маятник, раскачивается на скамейке запасных «Динамо». Лобановский тем временем продолжал: «В современном футболе главные резервы для достижения успехов в ответственных поединках заложены прежде всего в тактике. Практически все тренеры научились закладывать прочный фундамент функциональных кондиций, значительно повысилась степень технической оснащенности. Вот почему преимущество в тактике имеет столь значительную цену, впрочем, как и разумная универсализация игроков».

Отдельно Лобановский рассмотрел вопрос эволюции психологического состояния футболистов. Многолетний опыт в спортивных коллективах позволяет прийти к выводу: менталитет футбольного профи за последние двадцать лет принял более личностный оттенок. В незабвенные советские времена для воспитания спортсмена в первую очередь применялись административно-дисциплинарные розги. Личность спортсмена безжалостно подавлялась, часто эксплуатировалась ради достижения политических целей. В связи с трансформацией менталитета современного футболиста необходимо искать иные формы воздействия на его сознание, отодвинув на второй план так называемые амбиции коллектива. Футбольная команда — не партийная ячейка. Ныне роль яркой личности в достижениях игрового ансамбля сопряжена со многими аспектами, лежащими не только в плоскости технико-тактических изысканий, но и в весьма щепетильной – материально-психологической. Футбол — не социализм. На его территории не может быть материальной «уравниловки». На Западе столь простую истину поняли уже давно, стимулируя самобытный талант надежными денежными знаками.

Отвечая на вопросы, связанные со становлением игры киевского «Динамо», Валерий Васильевич был осторожен, не давал голословных обещаний, но при этом заметил, что повышение класса команды нужно рассматривать в целостной канве чемпионата Украины. В нем должен присутствовать высокий накал турнирной борьбы. Хотелось бы иметь как минимум четыре-пять клубов, нацеленных на завоевание чемпионского титула. Такая конкуренция украсит наше национальное первенство и будет выполнять роль своеобразной закалки команд перед выходом на евроарену. Безусловно интересной показалась Позиция Лобановского, поддержавшего возврат к институту дублирующих составов и проведению первенства среди дублеров. Его пользу трудно переоценить, ибо в тренировках и общении со зрелыми мастерами творческий рост молодежи проходит значительно интенсивнее, нежели в изолированных условиях.

Этот момент откровения главного тренера заслуживает специального пояснения. Со времен Виктора Маслова в «Динамо» самым тщательным образом лелеяли подрастающую смену. Через горнило динамовского дубля прошли десятки 18-19-летних ребят, выросших в блистательных мастеров — Соснихин, Рудаков, Мунтян, Бышовец, Левченко, Онищенко... К слову сказать, целая когорта динамовцев — Каневский, Базилевич, Лобановский, Биба, Трояновский, — завоевавшая первое всесоюзное «золото» в 1961 году, также набиралась опыта в молодежной команде бело-голубых. На пресс-конференции Лобановский не назвал поименно всех своих ассистентов, однако сразу же сообщил, что его главным помощником будет Анатолий Пузач. Ему и поручается до окончания чемпионата Украины находиться в лагере «Динамо», дабы полнее ознакомиться с нынешними характеристиками команды. А с 1 января сформированный тренерский штаб начнет подготовку ко второму кругу первенства Украины.

Слушая Лобановского, был приятно удивлен: в его общении с журналистами произошли заметные подвижки. Он стал более открытым и доступным, менее категоричным, но как и прежде, был готов до хрипоты отстаивать свое творческое кредо. Особенно понравились его слова о понимании всей степени ответственности, которую он вместе с помощниками взваливает на свои плечи. Не осталась без внимания фраза: «Главный критерий нашей работы — игра».

* * *

Осень-96 выдалась жаркой — выступление национальной и молодежной сборных, участие киевского «Динамо», одесского «Черноморца» и винницкой «Нивы» в еврокубках, игры национального чемпионата и розыгрыша Кубка Украины. Украинский футбол, как и прежде, был затянут в тугой узел проблем: невысокий уровень чемпионата, бездарное выступление клубов в Европе, развал детско-юношеского звена. Правда, несколько порадовала национальная сборная. Наперекор пессимистам, подопечные Йожефа Сабо и Леонида Буряка обыграли североирландцев в Белфасте и португальцев в Киеве. Даже после неудачи в ответном матче в Порто украинские футболисты сохраняли шансы попасть на Евро-2000 во Франции.

И все же главной темой, не сходившей с уст футбольной общественности страны, оставалось возвращение Лобановского. Она обсуждалась в спортивных телепрограммах, на страницах специализированных и общественных изданий. Одно из них провело опрос главных тренеров команд высшей лиги. Люди, живущие не один год футболом, с интересом откликнулись на просьбу спортивного издания. А вот как они аргументировали свою позицию в отношении того, произойдут ли после возвращения Валерия Лобановского изменения в Украинском футболе.

Йожеф Сабо («Динамо», Киев):

— Хотя мы вместе играли в киевском «Динамо», Лобановский как тренер значит больше, чем я. У него и опыт колоссальный, и результаты отличные. Сегодня играют в быстрый, атлетичный и очень жесткий футбол. Думаю, Валерий Васильевич как раз и будет работать в этом направлении.

Виктор Пожечевский («Ворскла», Полтава):

— Мы много лет не видели Лобановского. Однако я верю, что он вернет утраченный престиж киевскому «Динамо», а следовательно — поднимет свой уровень и национальная сборная.

Александр Ищенко («Звезда-НИБАС», Кировоград):

— Возвращение Лобановского приведет к качественным переменам. Для всех нас просто неоценим его богатый опыт в организации и проведении учебно-тренировочного процесса. В стране должен быть элитарный наставник, у которого смогут учиться остальные.

Владимир Лозинский (ЦСКА, Киев):

— Валерий Васильевич — истинный профессионал. Поэтому я уверен — произойдут колоссальные изменения.

Виктор Колотов («Прикарпатье», Ивано-Франковск):

— Надеюсь, произойдут изменения в лучшую сторону.

Мирон Маркевич («Карпаты», Львов):

— Украинскому футболу уже давно пора влить «свежую кровь». Более опытного «лекаря», чем Лобановский, просто не знаю. Очень надеюсь на позитивные сдвиги, но как все будет — покажет время.

Леонид Буряк («Черноморец», Одесса):

— Время расставит все на свои места. Я же думаю, его опыт поможет развитию всего украинского футбола, и прежде всего — национальной сборной.

Вячеслав Грозный («Днепр», Днепропетровск)

— Лобановский — фигура, личность в мировой футболе. Надеюсь, с его приходом улучшатся результаты киевского «Динамо» и сборной прежде всего на международной арене. Хочется, чтобы программа создания пяти-шести ведущих клубов, о которой говорит Валерий Васильевич, осуществилась. Без серьезной конкуренции никакого прогресса в украинском футболе не будет.

Игорь Надеин («Торпедо», Запорожье):

— Во всем украинском футболе позитивные процессы вряд ли произойдут. А вот обстановка в киевском «Динамо» с возвращением Валерия Васильевича наверняка изменится в положительную сторону.

Александр Лысенко («Кривбасс», Кривой Рог):

— Я Валерия Васильевича знаю давно. Он меня приглашал в Киев и играть, и тренировать. Не сомневаюсь: его возвращение приведет к судьбоносным переменам.

Михаил Белых («Кремень», Кременчуг):

— Я думаю, он сможет помочь не только «Динамо», но и всему нашему футболу. Мы, специалисты, надеемся, что возвращение Лобановского принесет пользу и провинциальным командам.

Как видим, тренерская элита восприняла возвращение Лобановского как благодатную весть. Пресловутый «застой» коснулся не только социально-политической жизни новообразованной страны. Эволюционные процессы, столь необходимые футболу, протекали в последние годы вяло, в отсутствие киевского «полковника» как-то сами по себе застопорились. Национальные чемпионаты проходили серо и уныло. Стадионы пустовали. В первую очередь из-за того, что ходить на спектакль под названием «футбольный матч» стало Просто неинтересно.

Впрочем, далеко не все специалисты высказали радость по поводу возвращения Лобановского в киевское «Динамо».

Рувим Аронов («Таврия», Симферополь):

— Реальные изменения произойдут, как только «Динамо» (Киев) займет третье-четвертое место в итоговой таблице. Тогда смело можно говорить о сдвиге украинского футбола с мертвой точки. О каких переменах может идти речь, когда еще до первого свистка все уже знают имя очередного чемпиона.

Александр Томах («Металлург», Запорожье):

— Я не любитель скороспелых оценок. Поживем — увидим.

Павел Касанов («Нива», Винница):

— Один человек, по моему мнению, не может повлиять на устоявшиеся процессы. Поэтому я полагаю, что возвращение Лобановского на профессиональную сцену не повлияет на обстановку, царящую в национальном чемпионате. Сегодня все клубы самостоятельны, и никто не сможет заставить других действовать по собственному «облику и подобию».

Наиболее кратко и емко высказался главный тренер донецкого «Шахтера» Валерий Яремченко

— Не знаю.

* * *

Что ж, того, что будет, никто знать не может. Да и оценки того или иного явления в условиях демократического общества не могут быть идентичными. И для того, чтобы окончательно прояснить свою позицию, в канун нового, 1997-го года Валерий Лобановский инициировал встречу с журналистами. С первых минут общения с пишущей братией Валерий Васильевич взял инициативу в свои руки. И уже в начальных фразах ощущалось, что либерализация общества заметно повлияла на менталитет некогда сурового, несловоохотливого тренера:

— Мне всегда приятно встречаться и общаться с представителями прессы и телевидения. Думается, и в дальнейшем наши контакты будут полезными. В качестве модели отношений между тренерами «Динамо» и журналистами можно принять ту, которая существует в большинстве знаменитых европейских клубов. К примеру, в итальянском «Интере» репортеров регулярно, раз в месяц, приглашают на тренировочную базу, где они общаются с игроками, тренерами. И тут же договариваются об очередном свидании. При таких условиях журналисты получают максимум информации и объективно доносят ее до болельщиков.

Подчеркиваю это сознательно. Ведь зачастую читателю и зрителю предлагаются какие-то немыслимые выдумки. Я еще не приступил к работе, но уже столкнулся со странным освещением жизни «Динамо». Сегодня о нашем коллективе пишут много. Я пытаюсь просмотреть максимум публикаций. В одной из газет с изумлением прочел, что якобы Лобановский приехал «тушить пожар» в клубе. Дальше — больше. Написано: «Некогда Владимир Щербицкий так любил команду, что для нее делалось практически все», — словно в ЦК партии находилась на хозбалансе волшебная лампа Аладдина.

Простите, а что такое «все»? Действительно, игроки получали квартиры (надо же было людям где-то жить?), автомобили (и то далеко не сразу, а через некоторое время). Вот, пожалуй, и все райские блага, которые в те времена имели футболисты. Зарплаты были мизерные: пятнадцать Ключевых игроков — по 160 рублей, шесть — по 130, а стажеры — по 80. И как ни крути, нельзя было Олегу Блохину платить 250. А тут читаешь, что тогда для команды делалось все, а сегодня — ничего. Как раз наоборот. Это в советские времена дорога от городского совета «Динамо» в серое здание ЦК компартии Украины напоминала хождение по минному полю. Сейчас все намного проще и прозрачнее.

В связи со всем этим возникает немало вопросов. Приходится опровергать выдумки репортеров, напоминающие фантазии подростков. Убежден: каждый уважающий себя журналист, когда пишет о чем-либо, обязательно должен вставлять фразу «по моему мнению». И тогда отпадают всякие вопросы. Но не подумайте, что я пытаюсь кого-то поучать, как следует писать. Упаси Бог! У нас — свобода слова. Но слова — точного, взвешенного и адекватного ситуации. Поверьте, я не обижаюсь на тех, кто меня назвал «пожарным». Я приехал работать. А в киевском «Динамо» никакого пожара не увидел. Команда выступала в одних турнирах хуже, в чемпионате — лучше. Шел какой-то объективный процесс. Это же не то, что приехал Лобановский — и все начнем сначала. Ни в коем случае. Естественно, будут вноситься определенные коррективы, что-то появится новое, что-то будет делаться иначе. Но, повторяю еще раз, процесс будет продолжаться. Я В эти минуты журналисты походили на школьников, наконец-то дождавшихся урока своего любимого учителя. А тем временем Лобановский продолжал:

— Происходит знакомство с игроками. И оно, сами понимаете, не ограничивается заучиванием имен и фамилий. Речь идет об отношении игрока к футболу, творческом или ремесленническом. Вот это я в первую очередь и хочу выяснить. За неделю, месяц завершить эту работу весьма сложно. С одним игроком можно говорить мягко, другой требует более жесткого отношения. А чтобы не ошибиться, нужно досконально знать особенности их характеров.

Каковы же мои впечатления от работы за эти несколько дней? Во-первых, она не носила углубленного характера. Даже турнир, проведенный на крытых теннисных кортах НСК «Олимпийский», помог только наметать первые стежки знакомства, о котором я уже упоминал. А занятия кроссом и вовсе не предоставили обширной информации. Так что весь комплекс специальной подготовки предстоит на сборе в Германии. Там сыграем контрольные поединки с командами бундеслиги «Штутгарт» и «Карлсруэ». Остальные матчи проведем против любительских команд и представителей второй бундеслиги.

Если говорить о первых рабочих днях в целом, то мне по душе отношение игроков к своим обязанностям. По всему ощущается: они стремятся чего-то достичь, выйти на качественно новый уровень мотивации. Но насколько игроки будут «переваривать» грядущий тренировочный процесс — покажет время. И если они будут поддерживать этот уровень мотивации — каждый в отдельности и коллектив в целом, — то сдвиги в игре непременно произойдут. Я не говорю, что мы всех поголовно одолеем. Но подвижки к лучшему в игре обещаю.

Внимательнейшим образом выслушав «тронную речь» наставника «Динамо», репортеры перешли в атаку:

— Говорят, вы отказались от услуг Виктора Леоненко и Юрия Максимова...

— Вы, наверное, знаете, что контракты с игроками заключает не главный тренер, а руководство клуба. Насколько мне известно, у названных игроков контракт с нашим клубом истек. Если сам футболист не желает продлевать его, то возникает вопрос о его трудоустройстве. Максимову уже двадцать восемь, и, возможно, он желает попрактиковаться на другом уровне. От Леоненко я узнал, что он хочет поиграть в Англии. Резонно услышать от оппонента: как же решать задачи повышенной сложности, отдавая на сторону лучших исполнителей? Ответ прост — будем работать с теми, кто остался. Приглашением двух «звезд» из-за рубежа дела не поправить. Прогрессировать обязана вся команда.

— Сколько футболистов отправятся на тренировочный сбор в немецкий Руйт?

— Количеством ни коим образом не подменить качества. «Динамо» не должно иметь в своих рядах за полсотню игроков.

В Руйт отправятся 30 футболистов. Вместе с первой командой приглашаем несколько игроков из второй. Нам предстоит сложный сезон, и мы понимаем: понадобится оптимальное количество подготовленных исполнителей, подчиненных выполнению единой задачи. Но всех одновременно, как вы понимаете, на поле не выпустишь. Вот почему обозначенного водораздела между первой и второй командами у нас не будет. Кто, в силу разных причин, не застолбил место в стартовом составе, будет играть за «Динамо-2».

— Уже в феврале «Динамо» отправится в Москву на турнир «Кубок Содружества». Прежде вы были противником футбола под крышей...

— Тут не о чем полемизировать. Футбол салоне, пусть в самом просторном, не сравнишь с игрой на травяном газоне. Командам приходится действовать на жестком синтетическом покрытии. Целый комплекс технических приемов, характерных для игры на траве, в залах немыслим. Ну, хотя бы подкат, являющийся важным элементом отбора мяча. Выполнять его на синтетике невозможно — чревато ожогами. Однако, поехать придется. И необходимо добротно подготовиться. Хотя, заостряю на этом ваше внимание, стараться выиграть турнир любым способом нет надобности. Следует отнестись к нему как к одному из этапов подготовки.

— Руководители национальной федерации сообщили представителям масс-медиа, что вы согласились быть консультантом национальной сборной. Как вам видится ваша роль в коллективе главной команды страны?

— Я не могу не консультировать тренеров сборной, если в нее приглашают из «Динамо» 15-16 игроков. В этом случае наставников сборной просто необходимо знакомить с дополнительной информацией, выдвигать определенные рекомендации. Буряк и Сабо, понятно, хорошо знакомы со «сборниками». Они вправе строить тренировочный процесс и подбирать состав на свой вкус. И все же, думается, я должен высказать им свое мнение относительно возможностей определенного игрока, подсказать, как лучше использовать его достоинства в конкретной модели игры.

Вот примерно так понимаю роль консультанта.

Припоминается, в сборной СССР созыва 1985-86 годов, где подавляющее большинство футболистов составляли киевские Динамовцы, у меня никаких контактов с тогдашним наставником Эдуардом Малофеевым не было. Возможно, потому, что мы с Эдуардом Васильевичем имеем противоположные взгляды на критерии современного футбола.

— Мартовский отборочный матч с албанцами как-то скажется на подготовке «Динамо»?

— Вывести команду на стопроцентный уровень готовности к стартовым матчам второго круга чемпионата будет сложно. Однако постараемся, чтобы основные кондиции были на максимально высоком уровне. Для этого создана специальная программа подготовки, которая уже реализуется. На каждом очередном этапе будет проводиться компьютерное тестирование игроков. Оно оперативно выдает информацию, не тормозя тренировочный процесс. В роли тестов будут выступать и контрольные игры. Ведь в них закладывается конкретная задача. Скажем, отработка прессинга — отходить ли на свою половину поля, начинать ли борьбу за мяч с соперником уже у его ворот.

На киевское «Динамо» возложена повышенная ответственность при подготовке матча с албанцами. Правда, сроки выбраны не самые лучшие: спустя три дня — домашний поединок с футболистами Северной Ирландии. Ничего не поделаешь, необходим как можно более высокий уровень готовности. Поединки на стыке марта и апреля очень важны. Они сохраняют шансы вести борьбу за путевку на чемпионат мирз во Франции. Особенно возросли они после ничьей в Лиссабоне между португальцами И немцами. Теперь все зависит от нас самих. Так что задача такова: не форсируя ни в коей мере подготовку, подойти к концу марта в хорошем состоянии.

— Вы покидали Советский Союз, когда чемпионат проводился по системе «весна — осень». Нынешний украинский — разыгрывается по европейским стандартам — «осень — весна». Когда-то вы активно боролись за такое новшество...

— Еще в 1975 году мы ставили вопрос о переходе на новую систему чемпионата СССР. Но консервативное мышление тогдашнего руководства, отдельных тренеров-ретроградов и игроков-нытиков не позволило осуществить задуманное. Я искренне рад, что Украина перешла на европейский вариант. Ни в коем случае нельзя нарушать континентальный соревновательный ритм, наоборот надо — приближаться к нему.

— Вы могли бы соотнести уровни украинского первенства и чемпионатов ведущих европейских стран?

— Категоричный ответ с моей стороны выглядел бы некорректным. Отставание, к большому сожалению, существует. Несколько лучше обстоят дела в России, где заложена конкуренция группы клубов за чемпионский титул и за места в еврокубках. Разумеется, в условиях здоровой конкуренции много легче повышать уровень игры клубов, да и всего чемпионата. Но если такой фактор отсутствует, следует искать иные формы для повышения собственной конкурентоспособности.

— 6 января у вас день рождения. Вновь будете отмечать его вдали от Украины... Когда в последний раз вы праздновали его дома?

Казалось бы, давая ответ на столь личный вопрос, Лобановский должен был смягчиться. Но нет же, ни один мускул на лице не дрогнул. И вполне серьезно, словно во время проведения тренировочного занятия, Васильич пояснил:

Домашних дней рождения не припомню. А подарки получаю регулярно. На этот раз, если не ошибаюсь, на 6 января предусмотрены три тренировки...

* * *

На встрече в динамовском клубе мастеров Лобановский одержал весьма важную победу: он сумел расположить к себе футбольный цех пишущей братии, покорив ее профессиональными знаниями, логикой анализа и... человеческим обаянием. Молодые журналисты были просто потрясены энциклопедическими знаниями Лобановского, его умением убедить аудиторию в правильности избранного направления. Наконец-то на другой стороне туннеля забрезжил свет. Позиция тренера вселяла надежду: возрождение «Динамо» не за горами.

Многие журналисты слушали Лобановского впервые. Те же, кто знал его не первый десяток лет, также открыли для себя новизну в словах Васильича: он искал понимание и поддержку у журналистов. Раньше, начиная с осени 1973 года, Лобановский шел на контакт с газетчиками весьма неохотно. Я часто задумывался: почему? Ответ пришел как-то сам собой: боялся быть непонятым, превратно истолкованным. Ведь часто слова, сказанные тренером в беседе с репортером, перевирались и ложились в газетную строку уже с совершенно иным смыслом. Такая вольная трактовка вызывала понятное раздражение тренера, и со временем, до возвращения в Киев, он контактировал с журналистами избирательно. Более того, в одной из бесед мне довелось услышать от него буквально следующее:

— Сегодня в мире насчитывается, пожалуй, несколько тысяч представителей прессы, активно освещающих футбольную тематику. Удивительнее всего, что о футболе многие представители СМИ пишут как бы огульно, не вникая в столь необходимые подробности. Ведь футбол напоминает многоэтажное здание. На нижних этажах — массовый, любительский футбол, а у профессионального существует множество уровней. Скажем, в Италии есть команды серии «А», «В», «С». В Германии — первая бундеслига, вторая, третья. В Англии — элитная премьер-лига, первый, второй дивизионы... У нас, в Украине — высшая лига, первая, вторая. На нижних этажах пирамиды расположились детско-юношеский, аматорский футбол.

Разве уровень мастерства, финансовое обеспечение, спектр проблематики везде одинаковы? Безусловно, нет. Такая же градация существует и в любом другом ремесле. Тогда почему же журналисты, делающие лишь первые шаги на профессиональном поприще и не разобравшиеся как следует с начальными этажами в небоскребе по имени футбол, стремятся анализировать то, что происходит на заоблачной высоте? Ведь многим представителями СМИ невдомек, что такое учебно-тренировочный процесс, каковы тактические и стратегические цели тренера, и главное — каким образом он собирается их достичь. Поэтому плохо, когда журналист свою субъективную точку зрения выдает за окончательный вердикт, не подлежащий апелляции со стороны специалистов. Именно поэтому я рекомендую представителям прессы очень бережно, взвешенно подбирать каждое слово, характеризующее выступление команды как в турнире, так и в отдельном матче. Пожалуй, лучше всего, дабы не попасть впросак, использовать вводные слова: «по моему мнению», «как мне кажется» и т. д.

На Западе многие известные тренеры отказывают в интервью журналистам-дилетантам, непрофессионально освещающим футбольные события в чемпионате, клубную проблематику, поставившим с ног на голову публично высказанную позицию тренера. Реакция специалиста в таких случаях объяснима: непрофессиональные публикации наносят непоправимый ущерб футболу уже только потому, что искаженно формируют общественное мнение.

— Кстати сказать, — Лобановский обронил следующую фразу с иронией, — по словам небезызвестного Йохана Кройфа, в футбольную журналистику преимущественно приходят те, кто в молодости мечтал стать профессиональным футболистом. А сам Кройф на протяжении всей своей жизни общался практически только с двумя голландскими репортерами — Фрицем Барендом и Хенком ван Дорпом. Именно с ними в соавторстве Кройф издал единственную книгу о своей жизни в футболе — «Аякс», «Барселона», Кройф». Откровения «летучего голландца» разошлись за несколько недель огромным тиражом, к нему стали обращаться и другие ваши коллеги с просьбой поведать что-то «вкусненькое». Йохан был неумолим: второй книги уже не было, и, как он заверил, никогда не будет.

О чем это говорит? Прежде всего об уважении и профессиональном доверии Кройфа к Баренду и Дорпу, не извратившим ни одного слова, ни одной фразы из услышанного. Сама же книга представляет собрание нескольких десятков эксклюзивных интервью, которыми трехкратный обладатели «Золотого мяча» удостоил журналистов на протяжении всей своей профессиональной карьеры игрока, а затем и тренера.

Интересно, что свой последний титул лучшего футболиста Европы Кройф получил исключительно благодаря блистательному выступлению сборной Голландии на чемпионате мира 1974 года. Тогда голландцы преподнесли остальному миру свой фирменный футбол — тотальный. Немцы, как вы помните, обыграли в финале команду Кройфа. Так что все сходились во мнении, что «Золотой мяч» получит Франц Беккенбауэр. Но лучшим футболистом Европы все же стал голландец, набравший 116 баллов против 105 «кайзера» Франца».

Я не мог сдержать восхищения эрудицией моего собеседника. И спросил:

— А с каким отрывом Кройф опережал своих конкурентов в 1971 и 1973 годах, вы помните?

Лобановский расплылся в улыбке и стал похож на доброго волшебника:

— Помню только, что ему было отдано предпочтение сначала перед Сандро Маццолой из «Интера», а затем перед другим итальянцем — Дино Дзоффом из «Ювентуса». И еще то, что отрыв был весьма убедительным. Безусловный триумф Кройфа в голосовании 1974 года отложился в памяти абсолютно по другой причине.

— По какой?

— Чемпионат мира-74 обозначил водораздел между прошлым и будущим в эволюции футбола.

Лобановский одной фразой очертил главное: где прошла граница между футболом прошлого и футболом будущего. К этой теме он возвращался постоянно. И всякий раз без обиняков утверждал: Фронтальная модернизация неустанного процесса эволюции — не только технико-тактической, а глобальной — наметилась именно на ЧМ-74. Только роковое обстоятельство — проливной дождь, обрушившийся на газон мюнхенского «Олимпиаштадиона» и превративший поле в сплошное месиво, — не позволило голландцам предъявить свой козырный туз — синхронную коллективную скорость. Только погодные условия лишили их звания чемпионов мира, наделив другим, званием изобретателей неведомого ранее пути развития футбола — тотального, когда скоростные маневры каждого игрока вплетаются в канву коллективной скорости всего ансамбля. То был революционный переворот в футболе.

* * *

В канун 1997 года динамовцы начали подготовку к грядущему сезону. Многих интересовал ответ на единственный вопрос: изменил ли Лобановский свое отношение к высоким нагрузкам, станет ли учебно-тренировочный процесс отныне более мягким, если хотите, более щадящим? Лобановский ответил не словами — делом. В последних числах декабря из динамовского зала, где днем собираются тучные тетушки, мечтающие сбросить пуд-другой лишнего веса, доносились ритмичные звуки современной танцевальной музыки в стиле рок-н-ролла. Заглянув в зал, я увидел десятка три атлетичных ребят и чуть поодаль — сидящего на скамейке Лобановского. Занятиями по аэробике руководил ветеран-динамовец Семен Генрихович Уманский. Ему ассистировала пара-тройка фигуристых девушек, задававших темп и ритм занятий. Из динамика массивного «SONY» струились то зажигательная самба, то агрессивный рок-н-ролл, то аранжировка популярных песен. Так что минут через пятнадцать-двадцать парни в динамовской экипировке выглядели так, словно попали под тропический ливень где-нибудь в джунглях Амазонки. Уманский тотчас же объявил перерыв. Пауза была сделана вовремя — ребята «нагрузились» достаточно, и отдых был весьма кстати для многих.

Для многих, но отнюдь не для всех. Сергей Ребров — один из главных динамовских канониров — был все так же свеж, как и перед началом занятий. Откровенно говоря, такое наблюдение меня несколько удивило: уж не сачкует ли? Но вот Уманский предложил жестом продолжить «танцевальную программу». На сей раз слежу за Ребровым внимательно: нет, выкладывается Сергей в полную силу. Более того, на фоне других ребят выглядит значительно пластичнее. А его танцевальные «па» смотрелись, если хотите, даже профессионально. Я тогда предположил: в танцевальной науке Ребров не новичок. А когда узнал, что в футбол он пришел через... танцы, то был откровенно удивлен.

Начинал Сергей прозаично, как, впрочем, и многие мастера кожаного мяча — со стихийных дворовых баталий. Сколько было разорвано и истоптано башмаков в этих анархичных турнирах, знает, пожалуй, лишь его мать — Алла Васильевна. Однако урезонить страсть сына к уличным баталиям ни мать, ни отец не смогли. Возможно, учитывая дошкольный возраст Сережи, родители проповедовали известный принцип: чем бы дитя не тешилось... А, быть может, считали, что, став школьником, мальчик увлечется чем-нибудь более серьезным. Скажем, бальными танцами, или же станет радиолюбителем. Ведь Алла Васильевна вела в Горловском дворце пионеров кружок бальных танцев, а отец — Станислав Иванович Ребров – там знакомил местную ребятню с основами радиодела.

Нельзя сказать, что семилетнего Сережу уж вовсе не интересовала профессиональная деятельность родителей. Уступая настоятельным просьбам матери, он периодически появлялся на занятиях в кружке бальных танцев. Так что Алла Васильевна, обучая сынишку азам пластики, чувству ритма, сама того не ведая, улучшала координаций движений будущего футбольного бомбардира. И все же, удержать шустрого, как ртуть, Сережу в танцевальном зале Алле Васильевне не удалось; лишь только затихал последний аккорд, он стремглав летел туда, где его дворовые и школьные друзья, прежде чем начать выяснения, чья же команда сегодня сильнее, «матались», как было принято говорить, на два относительно равных по силам состава.

Мать предприняла еще несколько робких попыток завлечь Сергея в танцевальный зал, но вскоре поняла: ходит он туда только из нежелания огорчить ее. И как-то однажды вечером, укладывая сына спать, спросила:

— Пойдем завтра во дворец пионеров?

— Пойдем, если так хочешь, — в полудреме пробормотал Сергей.

— Нет, не ко мне, — улыбнулась мать, — отведу тебя в кружок футбола.

Не сомневаюсь, эта фраза далась Алле Васильевне нелегко. Конечно же> ей, профессиональному хореографу, мечталось воспитать сына статным танцором, известным за пределами Донбасса, а быть может, и лауреатом международных конкурсов. Но как мать и педагог, понимала: палкой сына в искусство не загнать. На следующий день она вела Сергея по длинному коридору Горловского дворца пионеров. На миг остановилась у дверей комнаты, откуда доносились приглушенные звуки танго. Здесь Алла Васильевна вздохнула, как бы навсегда распростившись с надеждой увидеть сына танцором, и через несколько мгновений они вошли в другую дверь с табличкой «Футбольный кружок». Вся эта сцена очень напоминала эпизод из сказки о Буратино, стремившегося заглянуть в неведомый ему мир за холстом в каморке пал Карло.

Кроме меня, танцевальную программы в крохотном зале на динамовском стадионе наблюдали еще несколько коллег. Некоторые из них пытались пообщаться с Лобановским. Но он отнекивался.

* * *

Отношения Лобановского с советскими, а затем и с украинскими журналистами — отдельная тема. На моем профессиональном веку я не встречал тренера, столь явно избегавшего общения с представителями СМИ, как это делал Лобановский. Наши — Олег Ошенков, Виктор Маслов, Александр Севидов, Герман Зонин, Константин Бесков, Сергей Шапошников, Анатолий Зубрицкий, Вячеслав Грозный, Валерий Яремченко, Михаил Фоменко, Николай Павлов; зарубежные — Джок Стин, Дитмар Крамер, Дитер Вайзе, Альф Ремси, Арриго Сакки, Марчелло Липпи, Дик Адвокаат, Алекс Фергюссон, Жерар Улье и многие другие маститые специалисты, с которыми мне приходилось общаться, охотно шли на контакт с прессой, обстоятельно отвечая на самые нелицеприятные вопросы.

Припоминается, как в 1971 году в Киев приехала молодежная сборная Англии. Ее возглавлял тренер чемпионов мира 1966 года сэр Альф Ремси. В беседе со мной, проходившей на трибуне тогдашнего Республиканского стадиона, лорд от Футбола выразил недоумение по поводу невнимания к нему украинских журналистов.

— Обычно, когда я выезжаю за пределы Великобритании, континентальные репортеры осаждает меня, — говорил сэр Альф. — Мне нравится вести диалог с прессой, пояснять газетчикам и телевизионщикам свою точку зрения на те или иные явления в современном футболе, рассказывать о работе в возглавляемых мною командах, подсказывать, кого из молодых игроков им следует «взять на карандаш». Кстати сказать, присмотритесь к нашему 21-летнему голкиперу Питеру Шилтону. Это достойный преемник Гордона Бэнкса. Мне кажется, все-таки журналистам не следует забывать, что кроме меня, пока еще ни один тренер на Островах не привел национальную команду Англии к званию чемпионов мира, — рисовался передо мною сэр Альф.

О заискивании перед прессой югославского тренера Златко Чайковского, работавшего с немецкими клубами в 60-70-е годы, мне рассказывал многолетний главный редактор, а впоследствии издатель всемирно известного журнала «Киккер» Карл-Хайнц Хайманн.

— После очередного тура Златко обкладывался целой стопкой газет, выуживая из них оценки игры своего клуба, Если они не соответствовали его, Чайковского, мнению, то, несмотря на свою тучность, Златко летел к ближайшему телефонному аппарату, словно спринтер, и вступал в полемику с автором публикации. Он так умел «обрабатывать» журналистов, что те в итоге соглашались с оценками Чайковского. Златко часто приглашая представителей прессы в тренировочный лагерь своей команды, где брал на себя роль обаятельного экскурсовода. Устоять перед чарами югослава удавалось редко кому. Журналисты очень мягко критиковали Чайковского.

Еще большим гостеприимством отличался бывший наставник «Андерлехта» ван дер Эйкен. Он приглашал представителей СМИ в раздевалку своей команды сразу же после игры. Однажды и я попал в раздевалку «Андерлехта». Меня интересов вал только один человек — Винченцо Шифо. Да, тот самый Шифо, который забил гол из офсайда в ворота Дасаева на чемпионате мира 1986 года.

Досадное поражение от бельгийцев — 3:4, в котором два из четырех мячей были забиты из положения «вне игры», не позволило яркой команде Лобановского продвинуться в следующий этап соревнований.

— Энцо, вы помните тот ваш мяч в Мексике, — спросил я капитана «Андерлехта».

— Это не лучший эпизод в моей профессиональной карьере, — признался Шифо. — Давайте лучше сменим тему...

* * *

Впервые к Лобановскому-тренеру я обратился с просьбой об интервью в конце февраля 1972 года. То была моя первая редакционная командировка на футбольный Юг, куда в конце зимы съезжались практически все команды высшей и первой лиг на предсезонную подготовку. Желание взять интервью возникло спонтанно, когда в сумеречном свете мы столкнулись с Лобановским лицом к лицу на сочинской набережной. Мы раскланялись и обменялись ничего не значащими фразами. Затем я попросил 33-летнего тренера «Днепра», завоевавшего впервые в своей истории право выступать в высшей лиге, поделиться планами на грядущий сезон. В ответ Лобановский как-то недовольно поежился:

— Ну о чем сейчас говорить? Команда готовится к сезону по намеченному плану.

— А в чем его главные компоненты? — не унижался я.

Лобановский всем своим видом показал, что не расположен углубляться в профессиональные секреты и ограничился лишь фразой:

— Для начала хотим удержаться в высшей лиге.

Спустя много лет я напомнил уже признанному в футбольных кругах мэтру о той давнишней встрече и спросил, почему он тогда отказался отвечать на мои вопросы. Василъич расплылся в широкой улыбке:

— А что я мог тогда тебе сказать? Я ведь делал только первые шаги на тренерском поприще: искал, экспериментировал, ошибался. Киевская «Спортивна газета» да журнал «Старт» в те годы были двумя специализированными изданиями, расходившимися в киосках «Союзпечати» в считанные минуты. Интервью в некогда популярном издании имело бы звучный резонанс. А он не нужен был периферийной команде, робко постучавшейся в дверь высшей лиги. Ведь моду там диктовали киевское, московское и тбилисское «Динамо», столичные «Спартак» и «Торпедо», ворошиловградская «Заря», донецкий «Шахтер», ереванский «Арарат». Излишнее внимание только повредило бы «Днепру». Нам нужно было войти в круг сильнейших тихо, без иерихонских труб. Как говорят в таких случаях англичане: «Нужно уметь скучать».

* * *

7 ноября 2000 года киевские динамовцы в сопровождении полусотни журналистов и группы поддержки ожидали в аэропорту «Борисполь» приглашения на посадку в самолет, вылетающий по маршруту Киев — Манчестер. «Динамо» отправлялось на заключительный, шестой по счету поединок в рамках Лиги чемпионов в группе G. Матч на «Олд Траффорд» для подопечных Лобановского уже ничего не решал.

Чтобы достичь основной сетки, киевлянам в третьем квалификационном раунде пришлось преодолеть сопротивление хорошо организованной и обученной методам коллективной игры «Црвены звезды» из Югославии. Первый матч в Киеве закончился нулевой ничьей. В Белграде бело-голубым пришлось нелегко. Опять ничья — 1:1, но на сей раз результат с учетом забитого мяча на поле соперника вывел украинцев в основной турнир Лиги чемпионов. Там их ожидали агрессивные оппоненты — «Манчестер Юнайтед», «ПСВ» и «Андерлехт». Единственную победу в группе киевляне добыли в домашнем матче против бельгийцев — 4:0. Причем три мяча хозяевам удалось забить на излете поединка, в последние восемь минут. В двух остальных играх на поле НСК «Олимпийский» против «Манчестер Юнайтед» и «ПСВ» динамовцы так и не смогли подобрать ключи к воротам англичан и голландцев. С подопечными Алекса Фергюссона бело-голубые разошлись мирно — 0:0, а перед представителями «страны тюльпанов» капитулировали — 0:1. После пяти туров украинцы осели на дне турнирной таблицы всего-то с четырьмя очками, утратив даже теоретические шансы на выход в следующий этап соревнований.

В аэропорту Лобановский держался как обычно — спокойно и уверенно. Когда он появился в зале ожидания, журналисты пчелиным роем набросились на него. Интересовались составом «Динамо» в предстоящем матче на «Олд Траффорд», Другими пустячными проблемами, явно избегая заострять диалог на более важных моментах, связанных с очевидным спадом в игре «Динамо» как в чемпионате Украины, так и в матчах Лиги чемпионов.

Буквально за несколько дней до вылета в Англию по просьбе Лобановского киевских журналистов пригласили на тренировочную базу в Кончу-Заспу на экстренную пресс-конференцию. Как оказалось, главным действующим лицом на ней был сам Валерий Васильевич. Предваряя вопросы теле-, радиожурналистов и газетчиков, Лобановский провел сравнительный анализ выступлений в турнире Лиги чемпионов своих подопечных и футболистов донецкого «Шахтера», только что дебютировавших в элите клубного чемпионата Европы. Бесстрастный жребий избрал для дебютанта матерых соперников: английский «Арсенал», итальянский «Лацио» и чешскую «Спарту». После пяти туров в активе дебютантов значилась лишь домашняя победа над чехами, что также исключало дальнейшее продвижение горняков по сетке турнира.

Обращаясь к журналистам, Лобановский почему-то говорил больше об изъянах в игре «Шахтера», чем о неудачах своей команды. Когда пришло время задавать вопросы, я поинтересовался:

— Несколько странно, почему вы столько времени уделили выступлению горняков в Лиге чемпионов, и практически ни словом не обмолвились об очевидном провале «Динамо». Хотелось бы подробнее услышать о том, что помешало «Динамо» выступить на уровне предыдущих турниров, в которых киевские футболисты уверенно переигрывали тот же «ПСВ», «Барселону», «Арсенал» «Реал»...

Вопрос явно не понравился Лобановскому. Он недовольно поморщился, но вместо ответа по существу почему-то вновь отклонился от заданной темы. Своим следующим вопросом я попытался вернуть динамовского наставника в русло обсуждаемой темы и проблем, накопившихся отнюдь не в донецком лагере, а в киевском. Ведущий пресс-конференцию диктор телеканала «1+1» Сергей Полховский, работавший по совместительству в пресс-службе «Динамо», (а, может, и наоборот), в недопустимо грубой форме прервал меня:

— Вы не один в зале. Другие тоже хотят задавать вопросы.

От столь откровенной бестактности я, признаюсь, опешил. Полховского знаю много лет, и, по моему глубокому убеждению, к футбольной журналистике он имеет примерно такое же отношение, как, скажем, балерина Майя Плисецкая к дебатам по орошению пустыни Гоби в великом монгольском хурале. Почти всю свою трудовую жизнь Полховский прослужил заштатным редактором в студии «Научно-популярных фильмов», а затем, если не ошибаюсь, создавал «киношедевры» на «Укртелефильме». Как-то несколько лет назад встретил Полховского на улице. Мы разговорились. Я поведал Сергею Олеговичу о том, что в ближайшие дни в Киев впервые приезжает швед Леннарт Йоханссон. Вопрос Полховского ошарашил меня:

— А кто это такой?

Вскорости после нашей встречи Сергей Олегович взялся руководить пресс-службой киевского «Динамо».

Но еще больше, чем бестактное поведение диктора-руководителя, меня, признаюсь, удивила нейтральная позиция самого Валерия Васильевича. Он просто отмолчался, и уже через несколько секунд отвечал на очередной «ласковый» вопрос, прозвучавший из зала.

Я посчитал, что в сложившейся ситуации мое Присутствие на пресс-конференции вовсе не обязательно. Ведь в конце концов я потратил полдня отнюдь не для поездки в гости к теще на блины. Равный редактор газеты «Зеркало недели» Владимир Мостовой зарезервировал для отчета о пресс-конференции место в спортивной полосе. Не получив ответов на вопросы, интересовавшие Редакцию, и не имея возможности их задать, я покинул конференц-зал на базе в Конче-Заспе и подготовил материал о положении дел в киевском «Динамо» в канун выезда в Манчестер. Ниже привожу отрывок из статьи «Вечерняя сказка» в Конче-Заспе».

«...Я всегда с уважением относился к Лобановскому-тренеру. Прежде всего за то, что в жестких тисках авторитарной системы он с упорством первопроходца продирался через тернии к звездам. За то, что, стиснув зубы, преодолевал, казалось, непреодолимое: тупость чванливых чиновников, уколы завистников, безразличие непрофессионалов. Семнадцать лет работы Лобановского в «Динамо» стали его «золотой эрой». Затем, словно в истории Древнего Рима, командой, образно говоря, завладели тренеры-вандалы. Нет, я ни в коей мере не хочу умалить профессионализм Анатолия Пузача, Михаила Фоменко, Йожефа Сабо. Просто по сравнению со стилем и достижениями Лобановского они выглядели земными Сальери на фоне гения Моцарта. Клуб походил на средневековую Европу, раздираемую битвами полудиких племен. Проигрывалось все и всем. Возрождение казалось просто немыслимым.

Вот почему после очередного фиаско в 1996 году в киевском матче против «Рапида» я озаглавил свой отчет так: «Спросите у Лобановского...» Валерий Васильевич тогда только вернулся в родной город после многолетней работы в ОАЭ и Кувейте. А спустя месяц-полтора, к моей вящей радости, принял приглашение стать главным тренером «Динамо» Его возвращение к родным пенатам напоминало жизненный путь великого Марко Поло. «Блудному» сыну «Динамо» было о чем поведать ребятам в бело-голубых футболках, воспринимавшим его возвращение в родной клуб почти как воскрешение Христово. И команда восстала из пепла, словно птица Феникс. Уже в первом своем международном сезоне «Динамо» сверкнуло на футбольном небосклоне яркой кометой, летевшей от берегов Славутича в надменную Европу. Методы и стиль работы украинского тренера в очередной раз доказали свою жизнестойкость. Высшей точкой достижений обновленного «Динамо» стал выход в полуфинал Лиги чемпионов. Тогда только недооценка собственных возможностей и безответственность голкипера Шовковского поставили шлагбаум на пути к финалу.

Валерий Васильевич многократно повторял: «На пределе физических и моральных потрясений любая команда может продержаться не более трех-четырех лет. Необходима постоянная подпитка свежими кадрами, удлинение прокрустова ложа скамейки запасных. Финансовые возможности украинской команды не позволяли ей соревноваться в приобретении футбольных звезд с такими клубами, как «Реал», «Барселона», «Лацио», «Милан», «Манчестер Юнайтед», «Арсенал». Как говорится, что позволено Юпитеру... Думается, именно после досадного поражения в двухраундовой серии против мюнхенской «Баварии» и появилась первая трещинка в динамовском монолите. А затем все покатилось, словно снежный ком: прощание с Шевченко, Лужным, Калитвинцевым, Ребровым. Травмы Косовского, Кардаша. Селекционная программа была запущена со значительным опозданием. Поэтому брали не тех, кого нужно, а кого удавалось взять. Переход очередного «мини-Якобсена» из России и Грузии воспринимался словно появление Гулливера в «стране лилипутов». На малышей возлагались огромные надежды, и они не сбывались.

Лишившись классных исполнителей, Лобановский был вынужден акцентировать свою работу на форсировании функциональной подготовки. Суть ее заключалась в том, чтобы не дать в первую очередь разгуляться на зеленом прямоугольнике заморским кудесникам мяча. Когда же им опостылеет таранить кованые ворота динамовской защиты, — выпустить из крепостных бойниц острые стрелы контратаки. Такая тактика срабатывала до тех пор, пока усталость не превозмогла физические возможности динамовских ребят — Ващука, Головко, Гусина, Шацких, Дмитрулина, Белькевича, Хацкевича. Наступил тот критический момент, когда металл перестал выдерживать нагрузку, оказываемую на него. И все посыпалось...

На протяжении последних четырех лет я неоднократно обращался к Валерию Лобановскому с просьбой обстоятельно поговорить о проблемах современного футбола: о его эволюции, об эволюции взглядов самого Лобановского, о завтрашнем дне украинского футбола и киевского «Динамо». Однако всякий раз наталкивался на вежливый, но решительный отказ:

Давайте поговорим после окончания сезона, — вальяжно произносил Валерий Васильевич.

Таких сезонов набралось уже четыре. Примерно три недели назад, перед выездом команды в Брюссель на поединок с «Андерлехтом», я обратился с просьбой к ассистенту Лобановского в киевском «Динамо» Анатолию Пузачу за помощью о встрече с наставником бело-голубых. Вновь — отказ. Каково же было мое удивление, когда спустя буквально пару дней сотрудники динамовской пресс-службы разыскали меня по домашнему телефону и пригласили на пресс-конференцию в Кончу-Заспу, инициируемую самим Валерием Васильевичем.

Из своего опыта смею заключить: такой «обмен мнениями», как правило, происходит именно в те моменты, когда «не все ладно в Датском королевстве».

Удивил настойчивый нажим тренера на представителей пишущего цеха. Более часа Валерий Васильевич выступал в роли футбольного Белинского: то сыпал цитатами из Достоевского, из себя, то иронизировал. А вот что будет делать он сам в ближайшее время для возрождения «Динамо», журналистам так и не довелось услышать. В былые времена, когда «Динамо» находилось «в зените», на подобные уколы верховный отвечал по-восточному мудро: «Собака лает — караван идет». Правда, было это давненько, так что нужно полагать, либо собака сдохла, либо караван потерял тропу.

Позабавил Валерий Васильевич и своим мнением по поводу того, что уважение между представителями клуба и масс-медиа при определенных условиях может быть взаимным, а не напоминать улицу с односторонним движением. Расстраиваясь из-за того, что болельщик неохотно посещает динамовский стадион и не дав ответ, почему при этом вторая команда играет на загородной базе, Лобановский заключил, что нет смысла играть вдали от вестибюля спортбазы в Конче-Заспе, если зритель так пассивен. Думается, причина совсем в ином. На зрелищные матчи с участием своих любимцев зритель повалит толпой.

Лобановский на сей раз разочаровал меня. Я не услышал даже намека на анализ прожитых им четырех лет с командой, и тем более, упаси Боже, признаний в собственных ошибках».

Сознаюсь: статью я писал, как говорится, на свежих эмоциях. Лобановского всегда считал человеком интеллигентным, уважающим не только свое мнение, но и точку зрения оппонента, если она при этом еще и профессионально аргументирована. В данном случае молчаливая позиция на пресс-конференции уважаемого мною человека и тренера не позволила выполнить журналистское задание.

Статья уже была сдана в набор. Я предвидел острую реакцию на нее со стороны динамовского руководства, но отступать не собирался. В конце концов, я выполнял свой профессиональный долг, а мои публикации вовсе не обязательно должны ласкать слух футбольных бонз. Время нынче не то, когда «коллективное мнение» абсорбировало в себя мнение индивидуума. Уважение подразумевает взаимность.

На следующий день мне позвонили из Москвы. Человек с сиплым голосом представился сотрудником одной из местных газет. Разговор пошел о статье. Московский коллега рассыпался в дифирамбах.

— Наконец-то в Киеве нашелся журналист, который не побоялся, — как было сказано на другом конце провода, — «назвать вещи своими именами»»? Если не возражаете, наша газета напечатает вашу статью полностью, — подливали елей из «белокаменной».

— Возражаю, — я был тверд, ибо не желал, чтобы мое имя использовали против клуба, которому я отдал свое сердце еще в восьмилетием возрасте. Да и неизвестно, в каком виде статья будет напечатана, если все же появится на страницах «Зеркала недели».

— Ну ладно, — незнакомец заметно сбавил обороты. — Я, с вашего позволения, на днях перезвоню.

Звонков из Москвы больше не было. Возможно, потому, что по моей просьбе главный редактор снял ее со спортивной полосы. Однако каким-то путем она все же попала в руки Лобановского. Когда мы встретились 7 ноября 2000 года в зале ожидания аэропорта «Борисполь», Лобановский сразу же сказал, что обязательно напечатает ее. Я не совсем понял, шутит он или говорит серьезно. Видать, статья задела его за живое. Иначе бы он отреагировал на нее спокойнее:

— Может быть, есть смысл Виталию Галинскому прослушать лекции в киевском инфизе по теории и практике футбола, — в голосе Лобановского отчетливо улавливались нотки иронии.

— С удовольствием, — я принял вызов. — но при условии, если эти лекции будете читать вы, Валерий Васильевич. С не меньшим удовольствием я заодно посетил бы ваши лекции по основам журналистского мастерства. Ведь вы нередко поучаете журналистов, как им следует писать о футболе...

— Только молодых, неоперившихся, ведь они порой сочиняют такое, что сам барон Мюнхгаузен позавидовал бы, — добродушно произнес Васильич. — Вот смотри, — без всякого нажима продолжал Мой маститый собеседник, — Виктор Александрович Маслов не очень-то баловал прессу откровениями. Самое сокровенное доверял только двум журналистам — москвичу Александру Виту, а в Киеве — твоему отцу, Леониду Галинскому. Ты задумывался, почему?

Слова Лобановского встряхнули воспоминания отрочества. В конце 1963 года к нам домой позвонили из Украинского совета «Динамо» и позвали к телефону отца — спортивного обозревателя газеты «Киевская заря». По окончании-; беседы отец стал поспешно одеваться, хотя за окном уже темнело.

— Куда ты так поздно? — спросил я его.

— Слышал слова из песни: «Трое суток шагать, трое суток не спать, ради нескольких строчек в газете...» Так вот, в киевском «Динамо» новый тренер — Виктор Маслов. Динамовское руководство доверяет мне первым представить его киевским читателям...

— Так все же почему Маслов доверял только двум журналистам? — Лобановский вернул меня в реальный мир. — Да потому, что они верно, без лишних дополнений доносили до читателей сказанное. Иными словами, не перевирали его, Маслова.

* * *

Вернувшись из дальних странствий и возглавив киевское «Динамо», Лобановский старался установить с журналистами стабильные, доверительные отношения. Он особо не приближал к себе никого из представителей «четвертой власти», предпочитая отвечать на их вопросы преимущественно на заранее запланированной пресс-конференции, либо же проводя своеобразный экспресс-обмен мнениями в международных аэропортах перед вылетом за рубеж и по возвращении в Киев «Динамо» или сборной Украины.

Для людей, никогда не гостивших за кулисами мира футбольной журналистики, особого различия между пресс-конференцией и личным интервью не существует. А зря. Ведь это абсолютно разные виды общения как по своей форме, так и по содержанию. Поясню подробнее. Во время проведения пресс-конференции лицо, отвечающее на вопросы представителей СМИ, находится как бы в роли пастора, управляющего своей паствой. Ему достаточно легко уклониться от каверзного вопроса, перевести беседу в иную плоскость и тональность. Время проведения пресс-конференции и само количество вопросов весьма ограничены. Да и интересующие представителей «второй древнейшей» темы часто разнятся между собой. Наряду с умными, тонкими вопросами порой можно услышать и откровенную чепуху. К примеру, одного журналиста интересует анализ прошедшего матча, концепция и стратегия команды в предстоящих баталиях. Другому достаточно выяснить весьма прозаические вещи: почему, скажем, игрок «имярек» неуверенно бьет левой ногой, или когда наконец-то команда начнет выступать в новом комплекте формы. Согласитесь, такой подход к футбольной проблематике разнится, как день и ночь.

Иное дело, когда разговор с тренером проходит с глазу на глаз. В данном случае, нити разговора удерживает в своих руках репортер. Он, а не его собеседник, управляет беседой. Если визави недостаточно четко сформулировал свою позицию, журналист задает уточняющий вопрос, дабы полностью пролить свет на тот или иной фрагмент темы. Тренеры не любят острых вопросов. А впрочем, скажите, кому они по душе? За последние пять с половиной лет работы в «Динамо» Лобановский не более нескольких раз соглашался на личную встречу с журналистами. Одним из тех, Кому повезло в общении с мэтром, был футбольный обозреватель еженедельника «2000» Игорь Линник:

«Еще совсем мальчишкой, слушая Лобановского с экрана телевизора, читая его интервью, я буквально завораживался той силой, уверенностью, исходящей от него. Почти всегда то, о чем он говорил, подтверждалось: его команды добивалось результатов, да и футбол приходил к тому пункту, о котором со страниц газет и телеэкранов рассказывал ВВ.

Он был моим кумиром, спустя годы стал наставником. Как по мне, более высокой формы взаимоотношений между людьми, чем учитель — ученик, не существует.

Познакомиться с Лобановским мне вряд ли удалось бы без помощи его друзей-соратников Александра Горбунова и Михаила Ошемкова. ВВ был достаточно закрытым человеком. Мне кажется, он постоянно был сосредоточен на деле, очень ценил время и не хотел растрачивать его на окружающих, выставляя перед ними свой внутренний барьер. Кто сталкивался с ним, понимает, о чем речь. Поэтому для начала в круг Лобановского необходимо было прорваться. И в том смысле, чтобы поговорить с ним, и в том, чтобы достучаться до истинного ВВ.

Каким я увидел его? Наверное, многоликим. Деланно безразличным и притворяющимся, ревнивым и удивленным. Но всегда очень мудрым человеком, прорицателем, не ведавшим ошибок. С таким количеством переменных, какие возникали на его профессиональном пути, мог справиться лишь разум, должным образом подготовленный — математически, педагогически, профессионально. Основой всего этого являлась ежеминутная внутренняя духовная работа. ВВ, как мне казалось, проделывал ее автоматически. Он был так устроен. Практически каждый человек, находившийся рядом с ним, попадал в зону его «рентгеновских лучей». Он порой провоцировал собеседника, умышленно высказывал заведомо «непричесанные» фразы и наблюдал за тем, как оппонент реагирует на них, насколько сильна в нем тяга и способность к абстрактному мышлению. Иногда ему приятно было чувствовать себя этаким вещателем истин, пророком. Он умел облекать слова в изысканные формы, словно они исходили не от него, а являлись аксиомами то ли философии, то ли человеческой природы, то ли футбола.

Именно поэтому с ним было непросто полемизировать. Лобановский излучал такой мощный пучок уверенности в своей правоте, что противоположная точка зрения почти всегда сгорала в его пламени, если только не подтверждалась неопровержимой аргументацией. При этом Валерий Васильевич оставлял за собой право подвести итог спора. Уверен: это все он делал умышленно, пытаясь манипулировать собеседником и как бы сканируя его на основательность.

Признаюсь, однажды я не выдержал такого экзамена и высказал свое категорическое несогласие с позицией Лобановского. Тогда от назвал меня безнадежным homo soveticus в непозволительно резкой форме. Каково же было мое удивление, когда спокойно дослушав гневную тираду, он улыбнулся и, как ни в чем не бывало, продолжил беседу. С одной лишь разницей — с тех пор уже ВВ и сам был куда откровеннее и конкретнее в оценке тех или иных событий.

Таким он для меня и останется — большим, незыблемым, словно глыба, умевшим заглянуть в отдаленные уголки человеческой души. Он был не просто футбольным тренером, но еще и человеком, к которому можно было прийти за знаниями или, как я, не ведая того, — на исповедь».

* * *

Если перефразировать известную фразу Марка Твена: «Слухи о моей смерти несколько преувеличены», напечатанную на следующий день после ошибочного сообщения о его кончине в одной из американских газет, то можно смело утверждать: на протяжении всей своей жизни, вопреки устоявшемуся мнению о том, что мэтр никогда нее дружил с журналистами, Лобановский поддерживал самые тесные, можно даже сказать, дружеские отношения с тремя мастерами пера — москвичами Валерием Березовским и Александром Горбуновым, а также с главным редактором немецкого журнала «Киккер» Карлом-Хайнцем Хайманном.

Как уже было упомянуто, добиться согласия Лобановского на личное интервью для многих журналистов становилось похожим на поиск иголки в стогу сена. Для корреспондента «Советского спорта» Валерия Березовского и заместителя заведующего спортивной редакцией ТАСС Александра Горбунова был создан, как говорят политики, режим наибольшего благоприятствования. Они, по моему глубокому убеждению/ принадлежат к элите футбольной журналистики. Каждый — истинный профессионал пера, чувствующий тему и умеющий лаконично, по-репортерски емко раскрыть ее. К сожалению, о Валерии Березовском — корреспонденте отдела футбола «Советского спорта» — приходится говорить в прошедшем времени. Он рано ушел из жизни. По словам Лобановского, ему очень не хватало этого блистательного логика и аналитика. Березовский был первым маститым московским журналистом, поддержавшим идеи Лобановского на страницах самого массового в СССР спортивного издания. Недолюбливавшие в своей массе киевское «Динамо» московские репортеры окрестили Березовского «хохлом». Тут в самую пору сказать: когда нет веских аргументов, злопыхатели вешают на человека ярлыки.

С Александром Горбуновым Лобановский познакомился, если не ошибаюсь, после финального матча Кубка СССР «Динамо» — «Заря» (Ворошиловград), проходившего в «Лужниках» во всесоюзный День физкультурника в августе 1974 года. «Заря» после выигрыша чемпионата СССР в 1972 году все еще была крепка и монолитна. Победа была добыта динамовцами лишь в дополнительное время благодаря точным ударам Мунтяна, Блохина и Онищенко. В основное ворошиловградцы цепко держали оборону, периодически выпуская жало контратаки. Судьба матча могла решиться на последней, 90-й минуте: юркий хавбек «Зари» Виктор Кузнецов убежал из центрального круга от стопперов «Динамо». Последнее препятствие — Евгений Рудаков. Кузнецов, обладавший хорошо поставленным Ударом, решил использовать на сей раз не силу, а точность: «щечкой» он отправил мяч в левый от Рудакова угол. «Лужники» — стадион-стотысячник — замер, ожидая развязки. А мяч чиркал о стойку и... выкатился за пределы поля. В этот день футбольная фортуна, пощекотав нервы игроков и наставников киевлян, в итоге проявила к ним свою благосклонность.

Горбунов попал под профессиональные и человеческие чары Лобановского уже во время их первой встречи. Впоследствии Александр Аркадьевич, с младых ногтей болевший за украинский клуб, признавался мне, что Васильич пленил его «сразу и навсегда». У динамовского наставника и журналиста-тассовца сложились устойчивые профессионально-дружеские отношения. После кончины Березовского роль полпреда киевского «Динамо» в «белокаменной» взял на себя Горбунов. Пожалуй, именно к нему Лобановский питал особую симпатию: в соавторстве с московским журналистом была написана книга «Бесконечный матч». В ней Лобановский объяснял основные принципы современного футбола, словно библейский пророк, предсказывал пути его развития, анализировал выступления сборной СССР на чемпионатах мира и Европы, открывал некоторые тренерские секреты. Думается, этот труд наиболее интересен из всего того, что приходилось читать об игре в кожаный мяч «по системе Лобановского». Впрочем, предоставим слово самому Александру Горбунову:

Знакомство было будничным. На профессиональной основе. В начале 75-го года, когда сборная СССР куда-то в начале года собиралась ехать и перед поездкой тренировалась в московском манеже «Сокольники».

Я служил тогда в спортредакции ТАСС, нужна была информация о команде, Валерий Березовский, блестящий журналист, давно Лобановского знавший, протежировал экспресс-интервью, состоявшееся в автобусе на пути из манежа мимо станции метро «Сокольники», возле которой я и вышел и отправился в редакцию.

Дело для Лобановского — все. Он мог стать таким же великим в любой, по-моему, профессии. Никто, разумеется, не предполагал, что из пытливого мальчугана, увлекшегося в послевоенном детстве игрой, больше похожей на забаву, нежели на серьезное занятие, получится классный футболист и выдающийся тренер современности. Валерий очень хорошо учился в школе, много читал, но все свободное время проводил на футбольной площадке. Обувь на нем горела, мячи он разбивал в клочья, доски на заборе, превращавшемся в импровизированные «ворота», после его ударов отлетали. Старший брат Валерия Лобановского, Евгений, оторванные доски прибивал, а мама, Александра Максимовна, занимавшаяся семьей домохозяйка, грозила, что футбольный мяч порежет на мелкие кусочки, а превращенные в бутсы ботинки сожжет в печке. Ясно, что угрозы так угрозами и остались: в семье Лобановских видели, что футбол стал неотъемлемой составной частью жизни Валерия и способствовал его гармоничному развитию. Отец, Василий Михайлович, работавший на мель-заводе, и Евгений, прошедший затем путь от инженера-теплоэнергетика до директора института, занятия Валерия футболом поощряли и на матчах с его участием бывали.

Школу Валерий Лобановский окончил с серебряной медалью, а затем столь же успешно — политехнический институт. Вузы такого профиля для футболистов были редкостью во все времена. Однажды в Советском Союзе в период очередной околофутбольной «реформы», граничившей, что неудивительно, с глупостью, спортивные власти страны приняли решение, запрещавшее работать с командами высшей и первой лиг чемпионата СССР тренерам, у которых не было физкультурного образования. Единственным специалистом, не имевшим такого образования, оказался ставший к тому времени тренером «номер один» в советском футболе Валерий Лобановский.

О решении тут же «забыли».

Лобановский привлекал на трибуны зрителей дриблингом, умением запутать соперника, проходами по левому флангу и угловыми. Корнеры в исполнении киевлянина приводили в восторг публику в Москве, Тбилиси, Ленинграде, Донецке и Ереване.

И конечно же, в Киеве. Трибуны поначалу замирали, а потом ревели, когда Лобановский подходил с мячом к угловому флажку, устанавливал мяч на «точку», разбегался с математически выверенного им расстояния и так посылал мяч с угла поля, что он либо внезапно «нырял» в ближний угол ворот, либо летел в дальний. Часто из скопления игроков в штрафной площадке вылетал прыгучий Олег Базилевич и забивал с передач Лобановского красивые голы.

«Фирменными» угловые Валерия Лобановского, сыгравшие свою роль на пути киевского «Динамо» к первому чемпионству немосковского клуба в 1961 году, стали не сразу. Сначала были выполненные 22-летним студентом политеха на бумаге расчеты. Затем — сотни поданных в день угловых: в жару, грязь, на киевской тренировочной базе, в других городах. К корнерам, как, впрочем, абсолютно ко всему, что он в жизни делал, Лобановский относился исключительно основательно, тщательно рассчитывая каждый шаг.

Лобановскому, мне кажется, повезло на тренеров, которые работали с ним как с игроком, — это были Вячеслав Соловьев и Виктор Маслов в киевском «Динамо», Олег Ошенков в донецком «Шахтере». В середине 60-х чемпионский успех Соловьева, включившего Валерия Лобановского в основной состав, развил выдающийся советский тренер Виктор Маслов, тренер, как говорил Лобановский, от Бога. «Его чутье на футбольные новшества, — считал Лобановский, — было поразительным. Он предвосхищал многие тактические находки, а также новинки в тренировочном процессе, которые мы потом с восторгом перенимали из-за рубежа, забывая, что они появлялись и у нас, но не были поняты и должным образом оценены. Так случилось, к примеру, с тактическим построением в четыре полузащитника. Маслов в киевском «Динамо» апробировал эту систему еще до того, как она «прозвучала» на чемпионате мира 1966 года в исполнении англичан».

Лобановский дискутировал с Масловым, пытавшимся определить футболисту иные, нежели те, которые он выполнял, функции на поле. Киевский форвард, без которого, казалось, игру «Динамо» представить было невозможно, был убежден в своей правоте, но с годами понял, что слово тренера обсуждению не подлежит.

«Принципам не изменяют, принципы совершенствуют», — говорил Валерий Лобановский, который несколько десятилетий входил в число лучших тренеров мира. Футбольная Италия звала его «полковником», Германия — «генералом». Военная терминология, на мой взгляд, лишь подчеркивает уважение к командам, которые под водительством Лобановского сражались в крупнейших континентальных турнирах. За его работой тщательно следили коллеги. Многие итальянские тренеры вполне могут сказать, что они выросли из «шинели Лобановского». Поздней осенью 1997 года большая группа российских тренеров побывала с ознакомительными целями в ряде клубов Италии. В Милане, Риме и Турине они наблюдали за работой «Милана», «Ромы», «Ювентуса», задавали вопросы. Возглавляюший «Ювентус» Марчелло Липпи заметил тогда: «Ваш интерес к направлению в нашей тренировочной работе понятен, но в свое время мы многому научились там, откуда вы приехали, обратив серьезное внимание на то, что делал в киевском «Динамо» и в сборной СССР Валерий Лобановский».

«Семь раз отмерь, один — отрежь» эта пословица с юношеских лет трансформировалась у Лобановского в простейшую формулу, которой он всегда следовал. «Надо думать». Его решения всегда выглядели на удивление точными. Они пропитаны логикой, и неизвестно, что за ними: многочасовые размышления или моментальное озарение. Одно, правда, часто тесно связано с другим. Всего, что связано с «авось», мышление Лобановского, ежедневно переосмысливающего «информационные монбланы» — прессу, беседы, телевидение, визуальные наблюдения, — не допускало.

С «дорогами», если вспомнить гоголевское определение российских бед, Валерий Лобановский не боролся, а вот с «дураками» биться довелось много. Тренер-академик, «дуайен» европейского клубного тренерского цеха, он не изменял выбранным принципам, совершенствуя их в условиях приобретаемого бесценного опыта. В Советском Союзе Лобановского фактически объявляли «еретиком», пытаясь заставить тренировать возглавляемые им команды так, «как все», и требовали от него, чтобы они играли, «как все». От выбранного направления, базирующегося на серьезной научной основе, Валерий Лобановский, несмотря на перераставшие зачастую в настоящую травлю гонения в советской прессе и со стороны некоторых ныне совершенно безвестных бывших спортивных и партийных руководителей, не отступил ни на йоту. Его увольняли из сборной СССР с формулировкой «никогда впредь не привлекать Лобановского В. В. к работе со сборными командами страны», включая юношеские, но потом вновь обращались к его кандидатуре, потому что понимали: только с Лобановским можно добиться хороших результатов.

Помудрев с возрастом, Лобановский, бесспорно, вошел в немногочисленную группу тех тренеров в Европе и мире, кто определяет процесс развития современного футбола, если говорить о методах ведения тренировочной работы и игры. Его вклад в развитие мирового футбола бесценен. «Тренер должен учиться всю жизнь, — говорил Лобановский. — Если зачерствел, перестал учиться, — значит, перестал быть тренером. Время не обмануть. Акценты расставляет оно. И учит — тоже».

* * *

В середине 70-х годов «Советский спорт» писал об одном немецком журналисте дословно следующее: «От этого человека зависит футбольное мнение Европы». Звали «этого человека» Карл-Хайнц Хайманн. Он родился в канун Рождества 1924 года в тихом городке Нюрнберг, получившем в 1945 году всемирную известность благодаря суду над нацистами. Как и многие дети в округе, Карл сызмальства принимал участие в дворовых футбольных баталиях. Со своим увлечением не расставался и в отрочестве: выступал в юношеских аматорских командах, мечтал о профессиональной карьере футболиста. Помешала война. Осенью 1943 года, когда судьба фашистского вторжения в СССР была предрешена, 18-летний юноша был мобилизован вермахтом. В 44-м получил звание лейтенанта и был отправлен на восточный фронт. Воевать против Красной армии Карлу не пришлось. Через месяц после получения лейтенантских погон его часть была захвачена в плен. В лагере для военнопленных ему, понятное дало, жилось несладко. Тяжелый ежедневный труд на строительных работах в Ярославле и Туле подрывал силы. Единственным светлым пятном в жизни под ежедневным конвоем был узаконенный еженедельный поход на стадион. По воскресеньям там проходили матчи любительских команд. Об увлечении пленника игрой в кожаный мяч в лагере знали. Хайманну повезло. Один из его начальников по имени Николай был страстным любителем футбола. Советский офицер относился к поверженному «завоевателю» более чем гуманно: давал мелкие поблажки; в быту, подкармливал, расспрашивал о его довоенной жизни в Германии. Когда в воскресный день бывший офицер вермахта занимал место на скрипучей трибуне, конвоиры подшучивали над ним: «Глядите, «фриц» пришел, можно начинать футбол».

Из плена Хайманн вернулся домой в 1949 году. Германия еще лежала в руинах, но немецкий футбол начал свое возрождение значительно раньше, чем экономика страны. Возобновился всегерманский чемпионат, а точнее — первенство ФРГ. В 1954 году немцы завоевали звание чемпионов мира, переиграв в финале «непобедимых» венгров во главе с Пушкашем, Кошичем, Хидегкути. К тридцати годам, после нескольких лет сотрудничества с «Киккером», Хайманн стал работать в качестве штатного обозревателя, освещавшего футбольные события в Германии и за ее пределами. Талантливый репортер рос по службе, словно на дрожжах: в 40 лет он вошел в кабинет шеф-редактора «Киккера» и занимал его более четверти века. При Хайманне «Киккер» получил мировое признание. Его подписчиками стали не только простые немецкие болельщики, но и крупные бизнесмены и политики в Европе и США. Одним из почитателей «Киккера» по сей день остается экс-госсекретарь США Генри Киссинджер, родившийся в Австрии. Второй человек в политический иерархии самой могущественной в мире страны требовал от своих помощников, чтобы свежий номер журнала, редактируемого Хайманном, лежал утром у него на столе.

Для подчиненных Киссинджера это было одним из самых трудных заданий. Ведь утром госсекретарь мог иметь беседу с президентом США, Днем — общаться с премьер-министром Великобритании, а вечером — обсуждать геополитические проблемы в Кремле.

Мое знакомство с Хайманном состоялось весной 1976 года. Главный редактор «Спортивноi газети» Всеволод Дмитрук в срочном порядке пригласил меня к себе в кабинет, что не сулило ничего хорошего. Я ожидал очередной взбучки от шефа, но, на удивление, Дмитрук встретил улыбкой.

— В Киев приехал шеф-редактор немецкого «Киккера» с пятью победителями какого-то конкурса. Ты будешь сопровождать их все пять дней, которые немцы будут находиться в городе. Своди их в Лавру, на Андреевский спуск, посетите ближайший футбольный матч с участием «Динамо». Одним словом, нужно оказать гостеприимство.

Выдержав паузу в несколько секунд, «главным пристально посмотрел мне в глаза и, указав пальцем куда-то в потолок, добавил:

— Там все знают. Так что не беспокойся...

Немцев я встретил в киевском аэропорту «Борисполь». На фоне серой, безликой толпы появление шестерых иностранцев, аккуратно подстриженных и пахнувших приятно  щекотавшей нос парфюмерией, не осталось мной незамеченным.

— Хайманн, — представился мужчина средних; лет с открытым, лучистым взглядом. И, не дав мне опомниться, продолжил по-русски. — Ну вот, скажите, пожалуйста, что случилось с Олегом Долматовым? Почему он так долго не играет? Я слышал, он болен фурункулезом. Это в самом деле так?

Сказать, по правде, я не следил за «сводками» о состоянии здоровья Долматова, футболиста, постоянно кочевавшего по маршруту Москва — Алма-Ата — Москва, но был шокирован журналистской компетентностью моего нового знакомого. Чем больше я проводил времени с шеф-редактором «Киккера», тем больше меня восхищал его репортерский профессионализм. В футболе он знал все и всех: дружил с капитаном чемпионов мира 1954 года Фрицем Вальтером, тренером Гельмутом Шеном. Льва Ивановича Яшина называл просто Левой, Никиту Павловича Симоняна — Никитой, телекомментатора Николая Николаевича Озерова — Колей, «кайзера» Беккенбауэра — Францем. Просто в голове не укладывалось: неужто с мировыми звездами можно общаться так запросто. Но вскоре понял: Карл-Хайнц Хайманн — сам звезда футбольной журналистики. И отнюдь не случайно он стал третьим по счету немцем, получившим из рук тогдашнего президента ФИФА Жоао Авеланжа «Рубиновый орден», которым всемирная футбольная организация оценила личные заслуги журналиста в развитии и популяризации игры в кожаный мяч на нашей планете. Показательно: столь высокую награду шеф-редактор «Киккера» получил раньше чемпиона мира 1974 года, двукратного обладателя «Золотого мяча» и лучшего футболиста Европы — самого Франца Беккенбауэра.

Хайманна можно было слушать часами, сутками, неделями. Прекрасный рассказчик, он был посвящен в святая святых — закулисную жизнь национальной команды и отдельных клубов. Приведу лишь один пример из воспоминаний Карла. В 1970 году сборная ФРГ выступала в финальной части чемпионата мира в Мексике. Среди главных звезд — защитник Шнеллингер, выступавший в то время за итальянский «Милан». Во время обеда в первый же день по прибытии в страну ацтеков, Шнеллингер в присутствии своих партнеров попросил официанта принести ему фужер красного вина. Этот несанкционированный заказ не остался незамеченным и тренером команды ФРГ Гельмутом Шеном. По окончании трапезы он влетел в гостиничный номер к Хайманну.

— Послушай, Карл, из этой ситуации нужно найти выход. Я не могу разрешить Шнеллингеру пить вино, как он привык это делать в Италии. Там это норма. Но если будет пить Шнеллингер — захотят и другие. А я не могу запретить Шнеллингеру делать то, к чему он привык.

— Чем я могу помочь? — поинтересовался Хайманн.

— Если не возражаешь, Карл, этот бокал вина он будет выпивать у тебя в номере за несколько минут до начала обеда.

С Лобановским Хайманн познакомился поздней осенью 1973 года, в канун первого матча 1/8 финала Кубка УЕФА в Киеве между «Динамо» и «Штутгартом». В этом поединке 34-летний тренер дебютировал в качестве наставника лучшего клуба Украины. Пытаясь побольше узнать о сопернике, Лобановский приехал на предматчевую тренировку гостей. Там к нему и обратился шеф-редактор «Киккера» с просьбой подробнее рассказать о себе и о «Динамо». Профессиональный авторитет и тактичность незнакомца возымели действие: Лобановский согласился с ним побеседовать и даже пригласил гостя в святая святых — на загородную базу в Конче-Заспе.

В следующий раз увиделись в Германии, где динамовцы после домашней победы — 2:0, проиграли баварцам — 0:3. Хайманн напечатал пространное интервью с молодым украинским специалистом у себя в «Киккере». В нем Лобановского называл тренером-новатором, характеризовал как интеллигентного и образованного человека, имеющего свое собственное трактование глубинных процессов, происходящих в мировом футболе 70-х годов.

Затем осенью 1974 года состоялась новая встреча во Франкфурте-на-Майне и в Киеве. За минувший год игра «Динамо» стала зрелой и сбалансированной. Осенью 74-го, после окончания чемпионата мира в Германии, стартовали клубные европейские турниры. Как финалисты Кубка СССР, киевляне, обидно упустившие в «Лужниках» победу на последних секундах в игре с ереванским «Араратом», заявились на участие в розыгрыше Кубка кубков. Там, в 1/4 финала, после двух побед с одинаковым счетом — 1:0 над болгарским ЦСКА «Семптеврийско знамя», динамовцев ожидал более грозный экзаменатор — франкфуртский «Айнтрахт».

На тот момент это был второй по силе после мюнхенской «Баварии» клуб бундестаги. В его составе значились два чемпиона мира — Юрген Грабовски и Бернд Хельценбайн. Большинство их партнеров претендовали на место в национальной команде ФРГ. Перед поединками с киевлянами подопечные тренера Дитера Вайзе без особых осложнений прошли французский «Монако» — 3:0 и 2:2.

После победы в первом матче во Франкфурте — 3:2, киевляне уверенно довели дело до успешного завершения на Республиканском стадионе. Хайманн опубликовал отчет о двухраундовой встрече «Динамо» — «Айнтрахт» под названием: «Динамо» Лобановского — поход за европейским трофеем». В публикации, красочно оформленной фотоснимками, рассказывалось о восхождении на футбольный олимп украинского клуба с берегов Днепра. Европа знакомилась с командой-«звездой» под управлением Валерия Лобановского. Впрочем, к тому времени бело-голубые уже имели репутацию несговорчивого соперника: осенью 1967 года украинцы низвергни с клубного пьедестала континента грозный «Селтик» из Шотландии. Но Лобановского-игрока в Киеве тогда уже не было...

Дружеские отношения между украинцем и Немцем окончательно сформировались после того, Как «Динамо» с середины 70-х начало ежегодно выезжать на зимний предсезонный сбор в Руйт. Хайманн неизменно навещал своего друга. Они могли часами обсуждать положение дел в советском и немецком футболе, обменивались мнениями по поводу игрового стиля того или иного тренера, детально разбирали перипетии чемпионатов мира и Европы, особенности тактических построений лучших команд.

Лобановскому импонировала добротная постановка дела в немецком футбольном хозяйстве. Мощные в финансовом отношении германские клубы никак не зависели от сиюминутных прихотей футбольных чиновников. Они вели самостоятельную жизнь без окриков из кабинетов функционеров Немецкого футбольного союза. «Бавария», «Айнтрахт» или «Гамбург» в кошмарных снах не видели того, с чем ежедневно приходилось сталкиваться наставникам советских команд: обязательная политучеба и выпуск стенгазеты, спонтанно определенное кабинетными стратегами, явно завышенное количество тренировочных часов и прочая ерунда, необходимая футбольным чиновникам для оправдания собственной значимости.

Дружба украинского тренера и немецкого журналиста выдержала испытание временем. Правда, однажды в Германии Лобановский и Хайманн чуть было не рассорились. Попивая за столиком кафе холодное баварское пиво, они не сошлись во взглядах на причины неудач сборной СССР на чемпионате мира в 1982 году в Испании и в 1986-м — в Мексике. Оба с пеной (пивной) на губах отставали свою точку зрения и чуть было не перешли на крик. Лобановскому не нравилось, когда с ним не соглашались, либо плохо понимали. Спустя много лет он уже не пытался так остро, как прежде, полемизировать со своими оппонентами. В кругу единомышленников Васильич часто приводил свою излюбленную фразу: «Мы с пониманием относимся к их непониманию».

Карл-Хайнц Хайманн, издатель журнала «Киккер», Германия:

— За более чем полувековую работу в футбольной журналистике я не встретил такого тренера и человека, как Валерий Лобановский. Это был умный, интеллигентный собеседник, располагавший к себе с первых минут разговора. Он жил своей работой 24 часа в сутки и не мыслил себя вне футбола. Валерий не только генерировал очень интересные идеи, но и умел воплощать их в жизнь. Если однажды он принимал решение, то убедить его в ином подходе к проблеме, особенно в 70-80-е годы было бесполезной затеей.

После окончания чемпионата мира в Испании я опубликовал в «Киккере» аналитическую статью о выступлении сборной СССР. В одном из ее разделов высказал недоумение по поводу использования Владимира Бессонова на позициях крайнего и свободного защитника. Володя был назван лучшим нападающим юниорского чемпионата мира в Тунисе. Мне казалось, что игра в обороне — не его профессиональная функция. В статье поставил риторический вопрос: разумно ли переучивать одаренного созидателя на заурядного разрушителя?

Такую постановку вопроса Лобановский принял в штыки. Ознакомившись с публикацией, он тотчас же позвонил мне домой и отчитал, словно мальчишку-сорванца. Валерий, словно римский трибун, обрушился на меня с обличительной речью. Он говорил, что «Карфаген архаичного футбола должен быть разрушен», и что эволюция требует универсализации, прежде всего тактической. Игрок будущего должен уметь и забивать, и отбирать мячи, ощущать пульс командного маневра. В отношении Бессонова Валерий сказал дословно следующее: «У Володи — светлая голова. Он может делать на поле то, чего не дано другим — одним пасом организовать мгновенный переход от обороны к атаке, неожиданно появиться в том месте, где противник его не ждет. По ситуации Володя может сыграть и как заправский форвард. Вот видите, Карл, сколько у парня талантов. А вы предлагаете мне использовать их ограниченно».

В этом разговоре Лобановский за каких-то полчаса перевел меня из стана своих оппонентов в союзники. Я согласился с его тренерской концепцией и пришел к выводу: Валерий просто-напросто опережает свое время. В дальнейшем футбол пошел по пути, предсказанном моим другом.

В последний раз мы виделись в сентябре 2001 года, перед киевским матчем с дортмундской «Боруссией». Несмотря на плотный рабочий график, Валерий выкроил несколько часов для нашего общения. Мы вспоминали прошлое, делились настоящим и, как всегда, пытались заглянуть в будущее. Я напомнил Лобановскому о нашем покрывшемся мхом времени диспуте о рациональном использовании Володи Бессонова. Валерий вмиг оживился:

— Ну, кто был прав? В сегодняшнем футболе игроки, располагающие арсеналом Бессонова двадцатилетней давности, выступают в лучших командах мира. Не так ли?

— Все так. Если помнишь, я еще тогда, в Нюрнберге, с тобой согласился.

Лобановский был замечательной личностью. Он никогда не держал на сердце зла. Я уже немолодой человек, отмеряю свой восьмой десяток. Поверьте, мне приходилось встречать на извилистой журналистской тропе немало великих игроков и тренеров, но общение с ними оставило в памяти разве что их профессиональный облик. Лобановский же запечатлелся в моем сердце. Я видел в нем выдающегося футбольного мыслителя и своего близкого друга. Ни с одним из тренеров Германии, Италии, Англии, Франции, Испании не сложились такие теплые многолетние отношения, как с наставником киевского «Динамо».

Все объясняется просто: с ним можно было не соглашаться, но нельзя было не восхищаться им.

* * *

Почти весь февраль 1997 года прошел на комфортабельной базе в Руйте. В уютном баварском городке динамовцы дистанцировались от киевской суеты, аккумулируя физический и психологический потенциал в ежедневной подготовке к сезону. Руйт был удобен еще и тем, что туда часто подтягивались команды различного калибра: от любительского до профессионального. Без излишних трудностей можно было сыграть контрольный матч именно с тем клубом, чей спортивный уровень и квалификация соответствовали степени готовности динамовцев в данный момент.

Истоки любых общественно-политических и социальных преобразований берут начало в мозгу преобразователя. Прежде чем реализовать ту или иную идею, ее необходимо выносить в себе. Спорт в этом смысле отнюдь не исключение. Приняв «Динамо» в конце 1996 года, Лобановский начал свою работу с неспешного, однако весьма углубленного знакомства с каждым членом динамовской ячейки, чей интеллект, мышечная сила и мастерство должны были сложиться в понятие «игровой ансамбль». Самое пристальное внимание Лобановский уделял психологии футболиста. Первый камешек в закладке прочного фундамента создаваемой им команды необходимо было укрепить на твердом психологическом грунте. Игроки должны стать единомышленниками главного тренера, принимать весь спектр его требований и адекватно на них реагировать. В свою очередь, обязательна и обратная связь — реальная оценка психофизических возможностей каждого члена спортивного коллектива, в котором нет бар и крепостных. На одной из первых встреч с журналистами Лобановский по этому поводу высказался так:

— В целом, мне понравился настрой футболистов. Но лишь время покажет, как они будут «переваривать» тренировочный процесс. Не могу разделить позиции тех, кто обвиняет «Динамо» в разбазаривании ключевых игроков. У нас — не крепостное право, и мы должны считаться с желанием, к примеру, Виктора Леоненко, Юрия Максимова проявить себя на другом уровне.

Не менее получаса во время тренировочного сбора в Руйте ежедневно отводилось «психотерапии». На одной из таких встреч Лобановский сказал:

— У нас сегодня есть команда. Но еще нет коллектива. Я имею в виду коллектив единомышленников, спаянный одной общей идеей.

Лобановский не выступал в роли гипнотизера» пытаясь подавить чью-то волю. Напротив, он исподволь готовил условия, в которых талант каждого игрока станет слагаемым при формировании единого игрового ансамбля. Он пояснял: наличие самых ярких звезд отнюдь не первично. Важна прежде всего ментальная монолитность. И если кто-то строит планы со временем трудоустроиться в именитых клубах, то с его, Лобановского, стороны преград не будет. Но прежде необходимо каждому футболисту выйти на абсолютно новый качественный уровень, стать надежным командным игроком. На «Динамо» в Европе обратят внимание только в том случае, если научимся побеждать лидеров чемпионатов Германии, Италии, Испании, Франции, Голландии.

— Иного пути в высший футбольный свет для нас просто не существует, — резюмировал 58-летний мудрец.

На теоретических занятиях Лобановский неоднократно приводил примеры того, как признанная «звезда», если она светит только себе, тормозит прогресс всего коллектива. Однажды Васильич пришел в учебный класс с видеокассетой. Перед тем, как начать ее просмотр, заметил:

— Вы все знаете бывшего нападающего «Блекберна», а ныне «Ньюкасла» — Ширера. Он парень, как говорится, забивной. Из года в год — среди лучших бомбардиров английской премьер-лиги. Но вот почему-то его клуб не может похвастаться тем, что постоянно опережает «Манчестер Юнайтед», «Арсенал» и «Ливерпуль». Давайте вместе ознакомимся с видеоматериалом и пораскинем Мозгами: что же мешает «Ньюкаслу» утвердиться на ведущих ролях в английском чемпионате.

Алан Ширер в своем родном городе — фигура культовая, гордость местных фанов: силен, смел, атлетичен, постоянно заряжен на удар. Любит и умеет забивать. Но на экране телевизора динамовцы увидели «звезду», напрочь пораженную нарциссизмом — высшей степенью самовлюбленности. Он играл так, что на ум сразу же приходила сакраментальная фраза французского короля Людовика XIV: «Франция — это я». Капитан «Ньюкасла» принимал участие исключительно в атакующих операциях «сорок». Как только соперники отбирали мяч, форвард безучастно следил за тем, как его партнеры корячились в подкатах, получали травмы и желтые карточки. Ширер смотрел на всю это суету с брезгливостью аристократа, которому какая-то птичка посмела испачкать парадный мундир.

Вдруг Лобановский прервал просмотр.

— Эти игровые эпизоды мы еще обсудим.

И чувствуя, что увлек аудиторию, продолжил:

— Сейчас хочу акцентировать ваше внимание на действиях Ширера в атаке. Присмотритесь», как он открывается под игрока, владеющего мячом, в какой позиции принимает мяч, и что происходит дальше.

Пять дюжин глаз устремились на экран. Показ возобновился эффектным голом Ширера после верховой передачи. Затем замелькал калейдоскоп игровых эпизодов из разных матчей с участием англичанина на подступах к штрафной площади соперника. В восьми моментах из десяти Ширер принимал мяч, стоя лицом к своим воротам. Непозволительно расточая драгоценные секунды капитан «Ньюкасла», обработав мяч, отдавал его не вперед — назад. За это время соперник насыщал собственные оборонительные порядки достаточным количеством игроков, перекрывая наиболее опасные направления атак «Ньюкасла». «Сороки» напоминали жужжащую муху, тщетно пытавшуюся проникнуть сквозь оконное стекло,

— Как вам такой Ширер? — поинтересовался главный тренер, приглашая динамовцев к разговору. — Много ли проку «Ньюкаслу» от его топтания на месте?

За всех ответил главный персональщик киевского «Динамо» Саша Головко:

— Против такого Ширера играть просто. Он не создает обороне соперника никаких сложностей. Каждый маневр предугадывается. В момент приема мяча Ширер не видит защитника. Поэтому, — Головко употребил профессиональный термин, — его легко «скушать».

— При потере мяча Алан ставит свою команду в трудное положение. Ведь при наличии быстрых игроков и двух-трех острых передач очень легко организовать острую контратаку, — высказал свое мнение Юра Калитвинцев.

— Верно, — просиял Васильич и позволил себе поиронизировать. — Вот почему одному из самых грозных форвардов в английской премьер-лиге наверняка не нашлось бы места даже в нашей второй команде. — И, обращаясь к 19-летнему Шевченко, спросил:

— А что ты скажешь, Андрей?

Шевченко, закрепившийся в стартовом составе «Динамо» совсем недавно, очень нравился Лобановскому. Парень был наделен от природы всем необходимым, дабы сформироваться в нападающего экстра-класса. Воспитанник динамовской Детско-юношеской школы азы футбольного образования получал на занятиях, проходивших под присмотром Александра Шпакова и Александра Лысенко. Они привили Андрею техничный динамовский стиль, нацеленность на ворота, предвидя в ненасытном до мяча мальчишке преемника славы Виктора Каневского, Олега Блохина, Владимира Онищенко, Игоря Беланова, Олега Протасова.

В 16 лет Андрей Шевченко стал появляться во второй динамовской команде. Еще через год — вышел в основном составе клуба, играть в котором мечтал еще с дошкольного возраста. Это был настоящий форвард-самородок, нуждающийся только в одном — тактической огранке. Специалисты сходились во мнении: потенциал у Шевченко безграничен. Но засверкать всеми гранями такой талант может лишь в руках «тренера-ювелира» — Валерия Лобановского.

Васильич, просматривая видеозапись матчей «Динамо» в предыдущих чемпионатах, не мог не отметить для себя исключительные задатки Шевченко. Правда, в общении с Андреем больше нажимал на необходимость расширить тактикофункциональный диапазон парня. Понимал: процесс этот кропотливый и длительный. Андрей должен сам усвоить требования, выдвигаемые к классному форварду. Иначе, упаси Боже, вырастет в украинского Ширера. Этого Лобановский боялся больше всего, и вел себя, словно древний лекарь Гиппократ, следовавший в своей практике девизу: «Не навредить!»

У Андрея еще никогда в жизни не было такого умного учителя. Лобановский ассоциировался у него с каким-то мифическим седовласым старцем, знающим все обо всем. Юный нападающий, словно губка, впитывал каждое слово своего нового наставника. Изо всех сил старался играть и тренироваться так, чтобы его кумир оставался им доволен.

Когда Андрей был помладше, то мечтал походить на лучших форвардов, чью игру видел только на телеэкране. Хотел забивать голы в каждом матче. Поэтому часто передерживал мяч, стараясь замучить финтами всех, кто попадался на пути к воротам. Такой индивидуализм у него искоренили еще до того, как он уверенно постучался в дверь большого футбола. Но главные знания ой все же получил в академии футбола под началом главного тренера киевского «Динамо».

Занятия по теории, которые игроки в общем-то не жалуют, 19-летнему Шевченко были по душе. Нравилось, что Лобановский не подавлял ребят грузом своих минувших заслуг и бездонной эрудицией. А просто предлагал сообща препарировать ту или иную игровую ситуацию. И если даже кто-то из ребят не сразу принимал сторону главного тренера, то все равно в итоге соглашался с его позицией. Лобановский умел убеждать терпеливо и ненавязчиво.

Агрессивный Ширер раньше импонировал Андрею. Вся команда играла на своего капитана. Казалось, любой нападающий может только мечтать о подобном сервисе: подача справа, подача слева, пас из глубины поля... Что еще нужно? Лобановский пояснил: нужно совсем иное. Нужно учиться играть в коллективный футбол: атлетичный, компактный, прагматичный и, главное, сверхскоростной. Он учил:

— Последняя революция в мировом футболе свершилась в 1974 году на чемпионате мира в Германии, когда голландцы открыли для всех два новшества — высочайшую скорость мышления и передвижения, и еще — универсализацию. Йоханом Кройфом каждый стать, конечно, не может. Но пример для подражания превосходный.

— Ширер устарел, — неожиданно для самого себя выпалил Шевченко, оглянувшись по сторонам и как бы рассчитывая на поддержку своих более опытных партнеров.

Кто-то из глубины комнаты пошутил:

— Как говаривал Николай Николаевич Озеров, такой футбол нам не нужен.

— Озеров говорил это о хоккее. Во время одного из матчей сборной СССР с канадскими мастерами из НХЛ, — поправил шутника Лобановский. — Но с телекомментатором можно вполне согласиться: киевское «Динамо» не будет играть ни в «искренний», ни в «веселый», ни тем более в «закадычный» футбол. Это все вчерашний день. Будущее за универсализацией. Для достижения успехов на международной арене нам в команде необходим набор универсалов. Конечно, уметь делать все на поле на одинаковом уровне не в состоянии ни один, даже самый гениальный игрок. Универсализация подразумевает взвешенный подход игрока к своим обязанностям. Если соперник, скажем, начинает атаку через своего крайнего защитника, то первым атаковать его будет наш игрок, находящийся ближе всех к нему. А остальные — перекрывают возможные пути развития атаки. Мы прессингуем сразу же, на чужой половине поля. Есть и другие системы возврата инициативы. Коснемся этой темы несколько позже.

Первый учебно-тренировочный сбор пролетел вихрем. Работали много, интенсивно. На моделированных тренировках, длившихся не более часа, разучивали новые упражнения, максимально приближенные к игровым условиям, проводили контрольные матчи. Глядя на невозмутимое выражение лица «главного», нельзя было понять, удовлетворен ли он отношением ребят к делу. Он никого не «разносил», не корил, держа все под контролем до мельчайших деталей. Бывало, после тренировки приглашал к себе в комнату кого-либо из ребят. Но не для «накачки». Подсказывал как избежать ошибок, над чем нужно основательно попотеть. Когда занятие проходило, как ему хотелось, благодарил ребят за усердие.

Такие отношения главного тренера с коллективом для многих динамовцев были в диковинку. С профессионалом такого масштаба никому из них работать прежде не приходилось. Модель успеха: тренер и команда — единое целое, затвердевала после очередной тренировки.

Сбор в Руйте венчал турнир по мини-футболу. В заявку на участие Лобановский внес... 16 холостяков-динамовцев.

— Женатые уже наигрались в Руйте, — с напускной серьезностью сообщил Васильич. — Считайте, что семейным предоставляется увольнение на двое суток. Вы отбываете в Киев на 48 часов раньше, чем участники турнира по мини-футболу.

Либерализм в отношении семейной жизни футболистов формировался в Лобановском чуть ли не по капле. В 70-е годы он не позволил бы себе подобную вольность. Динамовцы того поколения жаловались, что редко видят своих домашних. А когда на учебно-тренировочный сбор в Гагру к Сергею Доценко, перешедшему из ташкентского «Пахтакора», приехала на один день жена, возмущению Васильича не было предела. На одну из тренировок Доценко опоздал, и тут же был отчислен из команды. Все-таки правы были древние: меняются времена, и мы вместе с ними.

Динамовские игроки, успевшие обзавестись семьями, были благодарны Васильичу за такое к ним отношение. А для себя отметили: «Оказывается, грозный Лобан не только великий тренер, но и мужик что надо...»

По возвращении в Киев многими динамовцами был поставлен под сомнение и еще один миф: выдержать тренировочные нагрузки Лобановского — все равно, что пройти все круги ада. Это ничем не подтверждалось. Сбор в Руйте был интенсивен, интересен по содержанию, и, что ощущалось всеми ребятами, выезд в Германию заставил их переосмыслить очень многое, иными глазами посмотреть на симбиоз личного и коллективного.

* * *

О Лобановском-тренере написано много. В его послужном списке зафиксированы взятия труднодоступных турнирных пиков. Он — тренер, ставший вместе с командой восьмикратным чемпионом СССР (в 1974-75, 1977, 1980-81, 1985-86; 1990 годах). Шесть раз Лобановский выигрывал Кубок СССР (1974, 1978, 1982, 1985, 1987, 1990 годы). Дважды привозил в Киев чашу Кубка кубков УЕФА. В 1975-м побил мюнхенскую «Баварию» в двухраундовой серии за Суперкубок Европы. Пять лет кряду (1997-2001) «Динамо» первым пересекало финишную черту чемпионата Украины, и трижды — в 1998-2000 годах — удерживало Кубок Украины. Таких достижений с лихвой хватило бы и на десяток тренеров. Почему-то, говоря о профессиональных успехах Лобановского, биографы не уделяли достаточного внимания педагогическому таланту «главного». Многие футболисты, отличавшиеся норовистым характером, подчинялись ему, словно детсадовские малыши — своей воспитательнице. Поразительно и то, что Васильич никогда не внедрял в своем футбольном хозяйстве «унтерпришибеевских» методов. Он понимал: жизнь по дисциплинарному уставу в спортивном коллективе чревата психологическими взрывами, а значит — и игровыми провалами. Заставить профессионалов работать из-под палки невозможно. Рано или поздно они восстанут против тренера-плантатора.

И вот здесь мы сталкиваемся с, пожалуй, главным парадоксом, одним из феноменов киевского мудреца: интенсивность и объем нагрузок в динамовском клубе с приходом в команду Лобановского не шли ни в какое сравнение с учебно-тренировочным процессом в других командах. Но при этом подопечные Лобановского не так уж часто роптали на своего наставника. Те, кто не выдерживал моделированных занятий по системе Лобановского, просто сходили с дистанции, подыскивая себе работу в другом месте. Кто же оставался с ним — навсегда становился его единомышленником. Холодный и замкнутый с виду, киевский мудрец умел согреть и осветить душу спортсмена как бы изнутри — заставить поверить в себя, преодолеть внутренний Рубикон, разделяющий привычно рутинное и еще неизведанное.

...В августе 1998 года, переступив в предварительном раунде через валлийский «Барри Таун» — 8:0 и 2:1, киевляне вышли на сильный чешский клуб «Спарта». Первый матч проходил в Киеве в явно не динамовский день. Пражане укрепились на своей половине поля и думали только о том, как бы удержать свои территориальные пределы в целости и сохранности. Несколько раз после ударов хозяев, штанги и перекладина ворот «Спарты» звенели, словно гитарные струны. Гости лишь считанные разы осмелились на контратаки. Но так уж случилось: одна из них привела к взятию ворот Шовковского — 0:1. В «Спарте» выделялись ее лидеры — Локвенц и Баранек. На обоих впоследствии положили глаз скауты немецкой бундеслиги.

Сюжет повторного матча в Праге был закручен по канонам шекспировской трагедии. Судейский секундомер отсчитывал свой последний круг, а на табло светились убийственные для бело-голубых нули. Стадион уже предвкушал участие «своих» в основном турнире Лиги чемпионов. Бурное празднование чешских болельщиков охладили Шевченко и что-то необъяснимое, сверхъестественное: буквально за мгновение до того, как зрители были готовы издать победный вопль, Андрей вышел на ударную позицию, но угодил в штангу. «Динамо» за бортом соревнований? То, что произошло далее, заставило застонать всю футбольную Чехию: от штанги мяч отскочил в пятку защитника «Спарты» и как-то беспечно достиг сетки ворот хозяев — 0:1!

Дополнительное время не изменило результата. По регламенту соревнований, рефери предложил соперникам разрешить спор пробитием пенальти. Измученные 120-ю минутами борьбы и 30-градусной жарой, футболисты обеих команд, словно спелые яблоки, попадали на зеленый газон. К ним помчались врачи, массажисты и тренеры. Лобановский, по-наполеоновски скрестив руки на груди, что-то втолковывал своим питомцам. Из ложи прессы, где разместились киевские журналисты, эта сцена смотрелась как последние указания полководца своим генералам перед началом решающей битвы.

Серия ударов с белой точки в штрафной площади началась. Шовковский отбивает два из четырех ударов. Еще один — чехи откровенно «мажут». Киевляне реализуют три удара из четырех и проходят в Лигу чемпионов!

В стане украинской делегации настоящее ликование. Но где Лобановский? Его на поле нет. Увидел я его только в пражском аэропорту — уставшего, с изможденным от нервного стресса лицом. Он сидел в одиночестве, с полузакрытыми глазами, но, заметив меня, приободрился:

— Что скажешь? «Спарта» — приличная команда, вполне достойная выступлений в Лиге чемпионов, — начал он, как обычно, издалека.

— Но ведь «Динамо» сегодня смотрелось интереснее и победило по игре, — высказал свое мнение я.

— Да, это так, — согласился Лобановский. — Сегодня пришлось наверстывать утерянное в первом матче. Требовалась полная мобилизация сил каждого из игроков.

— И тренеров, — добавил я.

— И тренеров, — выдохнул Лобановский.

— Что вы говорили ребятам перед началом серии пенальти?

— Я разговаривал только с одним из них.

Ответ Лобановского поразил своей гениальной простотой. Он ничего не сказал тем динамовцам, которым предстояло выйти на «огневой рубеж», поддерживая их одним лишь своим присутствием. Но с кем из них он тогда беседовал? И меня осенило: с Александром Шовковским! Очень многое зависело именно от его хладнокровия и мастерства.

— Вы говорили с Шовковским?

— Да, с ним.

— Можно спросить, что вы ему сказали?

— Полагаю, лучше адресовать твой вопрос Саше, — на уставшем лице обозначилось подобие улыбки.

Саша Шовковский сидел в противоположном конце зала, показывая всем своим видом, что время для общения я выбрал не самое подходящее. Я решил не беспокоить одного из героев недавно завершившегося поединка. Свой вопрос я задал ему как бы невзначай, уже на борту самолета.

— Что мне сказал Васильич? — переспросил страж динамовских ворот. — Извините, но это останется между ним и мной.

— Он направил меня к тебе, — во мне разгорался профессиональный аппетит репортера.

— Васильич сказал: «Бывают такие матчи, которые может выиграть только вратарь», — мне показалось, что в конце фразы глаза Шовковского увлажнились.

— Саша, разве для тебя такие слова в новинку?

— Нет, я понимал свою роль на поле и раньше. Просто Васильич произнес известную мне истину в самый важный для меня момент, не дал мне дрогнуть. Он верил в меня, в ребят. Когда я шел занять место в воротах, говорил себе: чех не сможет мне забить...

— Но ведь один все же забил...

— Наши ответили тремя мячами, — с улыбкой подытожил голкипер.

* * *

На тренировочный сбор в Руйт киевские динамовцы отправлялись в ранге победителей московского турнира «Кубок Содружества чемпионов СНГ». Соревнования эти стали детищем президента Российского футбольного союза Вячеслава Колоскова. Проводить турнир решили ежегодно в Москве в последнюю декаду января. До возвращения Лобановского в Киев динамовцы во главе с Йожефом Сабо однажды уже были увенчаны лаврами победителей. В финале 1996 года они взяли верх над владикавказской «Аланией» — 1:0.

Насколько помню, Лобановский старался избегать манежных страстей по мячу. Он не видел смысла готовить команду к сезону в тепличных условиях, на поле с синтетическим покрытием. Традиционно начав подготовку после двухдневного турнира по мини-футболу на крытых кортах НСК «Олимпийский», команда переходила к занятиям по аэробике, гимнастике, плаванию. Футболисты укрепляли мышцы в тренажерном зале, бегали кроссы и только потом переключались на специальную подготовку, разбавляя моделированные тренировки контрольными матчами. Московский турнир не к месту вклинивался в учебно-тренировочный процесс, прерывая цельную нить подготовки. Ее смыслом являлся выход команды на запланированный функциональный и технико-тактический уровень в канун проведения официальных международных матчей «Динамо» и сборной страны перед весенним возобновлением чемпионата Украины.

Устроители турнира «Кубок Содружества» по вполне понятным причинам хотели видеть в Москве представителей киевского «Динамо». Его участие придавало соревнованиям более высокую значимость. После длительных переговоров между Киевом и Москвой, напоминавших урегулирование острого политического конфликта, стороны, как принято говорить, пришли к приемлемому соглашению. Вскоре из чрева динамовского клуба в Москву был отправлен факс с подтверждением участия чемпиона Украины в турнире «Кубка Содружества-97». Перед вылетом в «белокаменную» наставник «Динамо» сказал:

— Мы не ставим перед собой цель — обязательно выиграть турнир. Рассматриваем его только как продолжение тренировочного процесса в канве подготовки к предстоящему сезону.

Как ни странно, позже выяснилось, что в данном случае Лобановский владел не всей информацией о происходящем в его штабе. Юрий Калитвинцев, динамовский капитан, впоследствии рассказывал, что ребята прибыли в Москву с твердым желанием победить в соревнованиях и продемонстрировать тем самым первые плоды работы под началом человека, формировавшего в них психологию победителей.

Сетка московского турнира была составлена таким образом, дабы судьбы самых именитых команд — «Динамо» и «Спартака» — не пересеклись до финала. Так и произошло. Оба клуба уверенно продвигались к заключительному противостоянию — финальному поединку.

Холодный январский вечер не удержал тысячи москвичей в домашнем тепле у телевизоров. В манеже спорткомплекса ЦСКА, как говорится, негде было и яблоку упасть. Уже у станции метро «Аэропорт» спрашивали «лишний билетик». Футбольный обозреватель ряда московских газет Александр Горбунов говорил мне, что такой ажиотаж присущ местным болельщикам только в канун поединков сборной России, да перед матчами «красно-белых» в Лиге чемпионов.

Противостояние «Динамо» (Киев) — «Спартак (Москва) имеет давнишние корни. Ни с одной командой в бывшем СССР киевляне не играли с таким рвением, неуемным желанием победить. Те же слова можно сказать и в адрес спартаковцев. Беспринципных матчей между этими командами я не припомню даже на уровне встреч ветеранов. И киевляне, и москвичи с довоенных времен выясняли, кто же из них сильнее.

Вячеслав Грозный, проработавший с главным тренером «Спартака» Олегом Романцевым бок о бок не один сезон, спустя пару лет рассказывал:

— Олег Иванович требовал от своих ребят обязательной победы. На матч москвичи вышли не по-январски собранными, горели желанием при поддержке трибун повергнуть киевлян.

Первый тайм по накалу борьбы заставил забыть о том, что за стенами армейского манежа стоит тридцатиградусный мороз. С первых минут москвичи, целенаправленно готовившиеся к победе на турнире, ринулись на динамовскую цитадель. Киевляне приняли вызов и... пошло-поехало. В середине тайма долговязый москвич Титов в падении головой отправил мяч в щель между Шовковским и ближней штангой — 0:1.

Начав второй тайм, динамовцы вели себя на поле так, словно в счете вели не спартаковцы, а они. Команда заработала словно отлаженный механизм — каждый маневр бело-голубых выглядел своевременным и логичным. Шевченко, Ребров и Белькевич основательно расшатали оборону красно-белых. Дважды — после ударов Белькевича и Шевченко — голкипер москвичей Нигматуллин, перебравшийся не так давно в итальянскую «Верону», капитулировал. Один из самых активных в стане «Спартака» — Тихонов — вновь поставил вопрос о победителе — 2:2.

Играть оставалось 5-6 минут, и дело шло к овертайму. Однако киевляне воспротивились такому развитию событий. На 85-й минуте Лужный вспорол оборону «Спартака» и выдал верховую передачу на Шевченко. Андрей пробил точно в угол, но гибкий, как лань, Нигматуллин кончиками пальцев отбил мяч прямо на ногу Белькевича. Второго шанса у стража спартаковских ворот уже не было. Трудная, но столь желанная победа «Динамо» — 3:2.

Не дожидаясь церемонии награждения, полторы сотни украинских, российских и прочих журналистов из ближнего и дальнего зарубежья дружной гурьбой кинулись занимать места в пресс-холле спорткомплекса ЦСКА. Ждали двух наставников — победителя и побежденного.

Представ перед журналистами, Олег Романцев выглядел растерянным, говорил сбивчиво, жаловался на ошибки своих игроков, хотя и признал: соперник имел больше оснований для победы.

Лобановского, как и три месяца назад в Киеве, журналисты встретили овацией. В таком теплом приеме ощущалась дань уважения к человеку, постигшему в футболе все таинства. Лобановский держался спокойно, взвешенно подбирал каждое слово, в считанные секунды завладел вниманием аудитории:

— Еще раз повторюсь для тех, кто не слушал меня перед отъездом на турнир: мы ехали в Москву не для того, чтобы победить здесь любой ценой. Удивило, что некоторые российские средства массовой информации неоправданно нагнетали Предфинальную атмосферу. Перед игрой я попросил наших ребят вести себя на поле по-джентльменски. Ведь наш соперник заслуживает такое к себе отношение. Не согласен с теми журналистами, которые считают, что матч имел некий политический подтекст. Мол, сошлись на поле битвы Россия и Украина. Это абсурдное заключение. На футбольном поле сошлись две команды, проповедующие различный стиль и трактовку игрц Так ведь это просто замечательно.

Не припомню, чтобы между нашими клубами возникали какие-либо непреодолимые эксцессы. В успешном для нас 1975-м году мы обыграли в Москве «Спартак» — 1:0. На следующий день столкнулись лицом к лицу с почитаемым мною Николаем Петровичем Старостиным. И что — набросились друг на друга? Как раз наоборот: Николай Петрович, человек глубоко интеллигентный, обнял меня, а сам смеется: «Помнит английскую пословицу — «Если ты не смог победить врага, обними его»?».

Уверен, именно так должны общаться между собой и до, и после матча истинные профессионалы.

Интерес к Лобановскому со стороны прессы, казалось, был неиссякаем. Вопросы сыпались градом:

— Не утрачена ли за шесть лет вашего отсутствия тренерская преемственность? Не пришлось ли вам строить нынешнюю команду на голом месте?

— На этот вопрос я отвечал в Киеве неоднократно. Но разъясню и московским журналистам: нет, не пришлось. И когда мне говорят: вы пришли и начинаете с нуля, я спрашиваю: как это с нуля? А что, до меня там никто не работал? Разве до меня там работали люди, которые отстали от современного футбола? Разве имена Анатолия Пузача, Михаила Фоменко, Йожефа Сабо, Владимира Онищенко не вызывают у вас уважения? Ведь я не пришел на какое-то расчищенное место и начинаю складывать . по кирпичику новую команду. Вовсе нет. Разумеется, как любой тренер, попытаюсь что-то внести свое, кое-что добавить. Будет совершенствование в организации игры, так и должно быть, независимо от того, приходит новый тренер или нет. Дело в том, что футбол изменяется быстро, словно картинки в калейдоскопе, и надо успевать за этими изменениями. Иначе можно навсегда отстать... Так что в киевском «Динамо» преемственность сохранилась, но вот будет ли она всегда, не знаю. Сегодня она есть.

Московские журналисты, видимо истосковавшиеся по общению с динамовским наставником, по его разумным оценкам футбольных явлений, не отставали, перейдя от перипетий только что закончившегося поединка к абстрактным темам:

— Существует ли в вашем воображении некий идеал футболиста? Кто он? Игрок, безупречно воплощающий на поле замысел тренера или все же импровизатор, действующий в какой-то тактической установке на матч?

— Зрелищность, красота футбола — это для меня абсолютно непонятная вещь. На вкус и цвет, как известно, товарищей нет: кому-то нравится что-то одно, другим — совсем иное. Люди ведь по-разному воспринимают футбол. Одни приходят на стадион, чтобы насладиться мастерством своего излюбленного игрока, другие хотят получить удовольствие от синхронной работы коллектива в целом. Одним нравится силовой, контактный футбол, другим — комбинационный, насыщенный техническими трюками. Футбол одновременно и логичен, и рационален, и разнообразен. Так что говорить о какой-то красоте нет никакого смысла. Ведь и красоту каждый понимает по-своему.

Главное — создать свою игру, собственный стиль, что и называется лицом команды. А тактические принципы организации игры, конечно же, должны присутствовать в любом клубе. Существуют общекомандные принципы, объединяющие игровой идеей весь коллектив. Есть индивидуальные требования, выдвигаемые к отдельным исполнителям. Что это за футбол? Красивый и зрелищный?

— Лобановский окинул взглядом зал, как бы высматривая единомышленников.

— Я не могу так сказать. Я не знаю. Ведь это коллективный вид спорта, где ставится задача: переиграть и победить соперника. Поэтому я не понимаю, что такое сочетание красоты с коллективными принципами любой команды. Красота — это в моем понимании проявление в коллективных действиях себя как личности.

Я всегда уточняю — игра и результат взаимосвязаны. Но не обязательно результат будет достигнут игрой. Существует масса внешних факторов, способных повлиять на результат: судейские ошибки, состояние поля, срезки и рикошеты, плохая реализация преимущества и т. д. Но если у команды есть свое игровое лицо, в ее арсенале создан набор прогрессивных тактик, а игроки в состоянии реализовать на поле задуманное, то такая команда будет выступать стабильно и в меньшей степени окажется подверженной непредсказуемым случайностям.

Футбол прогрессирует. Нужно быстрее освобождаться от старого багажа. Нужно жить требованиями времени, неустанно держать руку на пульсе эволюции футбола. Требования с каждым днем меняются, футбол становится более быстрым в мышлении, передвижении, идет по пути универсализации. Если тренеру удается найти понимание в этих моментах со своими игроками, то он работает не зря.

* * *

Футбольному тренеру, как и шахматисту, вполне понятен смысл слова «цейтнот». Чуть более двух месяцев было отпущено Лобановскому до появления «Динамо» пред ясны очи украинской футбольной общественности. В марте возобновился чемпионат страны 1996-97, кубковые поединки. На последнюю декаду марта были запланированы два матча сборной Украины. Первый — товарищеский — с командой Молдовы в Киеве, второй — в рамках отборочного турнира чемпионата мира — с албанцами. Лобановский предвидел: «Динамо» ожидает сложнейший сезон. Ведь футболистам придется вести борьбу в Кубке и чемпионате Украины, делегировать лучших своих игроков на как минимум семь календарных матчей сборной. В случае окончания отборочного турнира чемпионата мира на втором месте, к ним добавятся еще два поединка в серии «плей-офф». Кроме этого, в июле «Динамо» предстояло пройти сквозь отборочное сито квалификационных игр турнира Лиги чемпионов. Необходимо было так спланировать подготовку, чтобы в ответственных играх динамовские ребята достойно защищали спортивную честь страны и своего клуба.

Почти весь март Лобановский проработал в тесном контакте с главным тренером сборной Украины Йожефом Сабо. Нужно было скорректировать план подготовки первой команды страны и ее Клубного флагмана. Было ясно: базовой командой для сборной, как и в советские времена, остается киевское «Динамо».

Последней репетицией перед матчем с албанцами стал спарринг со сборной Молдовы. В этом поединке наши тренеры наигрывали состав, отрабатывали слаженность в линиях. Всего за несколько дней до матча с балканцами ФИФА наконец-то определило место его проведения.

В Албании было неспокойно. В ее столице — Тиране — не прекращались акции гражданского неповиновения. В таких условиях национальная федерация футбола Албании не могла гарантировать безопасность участников отборочной встречи чемпионата мира. Выход был найден: ФИФА предложила провести матч на нейтральном поле, в испанской Гранаде. Украинская дружина, усиленная группой поддержки, в которую, естествен? но, входили и представители «четвертой власти», прибыла в Гранаду 28 марта, за день до игры.

Ничто в андалузском городке, тронувшем поэтическое воображение Михаила Светлова, не предвещало важного спортивного события. Он словно вымер: торговые центры, кинотеатры, рестораны оказались закрытыми. Позже нам пояснили, что приехали мы в дни больших католических праздников. Все население Гранады собирается у домашнего очага, семьями ходят к мессе, очищаясь от грехов бренной жизни. Прогуливаясь по старинному городу, я набрел на небольшую гостиницу, приютившуюся в тихом парке. Внимание привлекла группа парней в спортивных костюмах. Говорили они на неведомом мне языке. Одного из спортсменов я уже где-то видел. Подойдя поближе, я заметил на эластиковом пумовском костюме нашивку с эмблемой федерации футбола Албании. Мы познакомились:

— Вата, — представился на хорошем английском приветливый албанец. — А вы откуда?

— Журналист, из Украины. Буду освещать в своей газете завтрашнюю игру.

— И на что надеется ваша сборная?

— Только на победу.

— А нас устроит и ничья с такой сильной командой. Мы не можем бороться на равных с немцами, украинцами, португальцами. Но пощекотать нервы фаворитам нам вполне по силам.

Вата говорил уверенно, а его партнеры, соглашаясь, в подтверждение кивали головами. Кто-то, обращаясь к Вате, произнес:

— Все так, как вы говорите, мистер капитан.

Чувствовалось: Вата пользуется авторитетом среди своих партнеров. Просто так капитанскую повязку не доверяют. Уважение было вызвано еще и тем, что мой собеседник был явно опытнее остальных и выступал за престижный клуб — шотландский «Селтик». Через несколько минут к албанцам подошел щуплый мужчина средних лет. Нас представили:

— Астрид Хафизи, главный тренер национальной команды Албании, — назвался незнакомец, словно на официальном приеме.

Астрид оказался человеком приветливым, словоохотливым и в меру открытым.

— Если хотите, можете поехать с нами на тренировку. Посмотрите на моих ребят, а потом расскажете вашим тренерам, какой грозный соперник их ожидает завтра, — шутил албанец.

Пришлось принять приглашение. Вместе с албанцами я поехал на «Нуэво лас Карменас де Гранада» — арену, на которой украинцам предстояла встреча с соперником. Игра ожидалась нелегкой: с командами, над которыми не довлеет результат, Играть всегда сложно. К слову сказать, матч подтвердил такие опасения.

После окончания тренировки Астрид Хафизи, отвечая на мой вопрос: чего он ждет от завтрашней встречи, сказал:

— Мы отдаем себе отчет в том, что не можем играть на равных со сборной Украины. Но мы можем выступить достойно, на пределе своих возможностей. Если нам удастся отобрать очки у вашей команды, немцев или португальцев, то мы повлияем на окончательное распределение мест в группе. Разве этого мало? Мы представляв ем маленькую страну, в которой сегодня очень неспокойно. Мы даже не можем сейчас проводить отборочные матчи у себя дома. Поэтому самая крохотная сенсация при нашем участии привлечет внимание мировой общественности к моей родине.

Мне очень понравилась вся эта тирада. Мне очень понравился Астрид Хафизи — тренер, гражданин, примерный патриот своей страны.

Сфотографировавшись и попрощавшись с албанскими тренерами и футболистами, я пожелал им успехов. Во всем, кроме завтрашнего поединка.

Вскоре на уютный «Нуэво лас Карменас де Гранада» прибыла на тренировку и сборная Украины. Игровое поле ей было предоставлено, по договоренности, после албанцев. Пока футболисты готовились к предстоящему занятию, администратор сборной Руслан Волчанский вынес на поле все необходимое для тренировки: сетку с мячами, оградительные фишки, минеральную воду. Не дожидаясь начала занятия, два украинских министра — Валерий Пустовойтенко и Юрий Кравченко, прилетевшие на матч в Гранаду, — достав из сетки мяч, уединились на дальнем участке полЯ, неподалеку от углового флажка. Владение мячом государственных мужей произвело на окружающих должное впечатление. Кто-то пошутил:

— Если в Украине министры играют на мастерском уровне, как должна выступать наша сборная?

Все дружно рассмеялись. Один из моих коллег прояснил ситуацию: в студенческие годы Валерий Пустовойтенко был капитаном команды Одесского политехнического института, а генерал Юрий Кравченко по окончании школы всерьез подумывал о карьере профессионального игрока.

Лобановский наблюдал за этой сценой с нескрываемым интересом. К нему подошел Йожеф Сабо и в шутку предложил:

— Васильич, подключайся. Я один двух министров не обыграю.

Тренировались ребята, что называется в охотку. Сначала отработали растяжку, затем провели несколько серий специальных упражнений. Закончили двухсторонней игрой поперек поля. Лобановский не вмешивался в ход занятия: молча наблюдал за происходящим, поднявшись на трибуну. По безучастному выражению его лица сложно было определить, доволен ли он происходящим на поле. По окончании тренировки, не обращаясь ни к кому, хоть рядом находились специалисты и журналисты, неожиданно произнес:

— В третьей серии ребята сделали три повтора вместо четырех. Спрошу у Сабо: в чем дело?

На следующий день на «Нуэво лас Карменас Де Гранада» в присутствии трех сотен зрителей ирландский рефери Д. Макдермотт пригласил выйти на поле сборные Украины и Албании. Стартовый состав, который определил тренерский штаб гостей (албанцы считались хозяевами поля) выглядел так: Суслов, Старостяк, Беженар, Головко, Ващук, Михайленко, Орбу, Калитвинцев, Косовский, Шевченко, Ребров.

Наши обстоятельно готовились к матчу в Гранаде. Накануне, для согласования необходимых Деталей предстоящего поединка штаб-квартиру ФИФА в Цюрихе посетил первый вице-президент Федерации футбола Украины Виктор Банников. Виктор Максимович привез из Швейцарии немало полезной информации, которой поделился с главным тренером нашей сборной Йожефом Сабо и тренером-консультантом Валерием Лобановским. Оба напряженно работали до дня вылета в Гранаду. С особой скрупулезностью проводился отбор кандидатов в главную команду страны. Ни один футболист не выпал из поля зрения тренера. По настоянию Лобановского, он вместе с Сабо выехал в Черкассы на матч команд первой лиги с участием «Динамо-2». Специалистов интересовали игровые кондиции Юрия Максимова и Виктора Леоненко. Готовя команду к поединку в Гранаде, тренеры подчеркивали, что легкой победы ожидать не приходится. Лобановский выразился по этому поводу весьма образно:

— Албанцев фесками не забросать.

Как и предполагалось, подопечные Астрида Хафизи выстроили на подступах к своим воротам вязкие оборонительные ряды. Почти весь первый тайм албанцы держали «дома» 8-9 игроков. На последнем рубеже действиями обороны руководил опытный голкипер Стракоша. Свое мастерство ему пришлось демонстрировать уже в стартовые 15 минут, отводя удары Реброва, Шевченко, Михайленко. Капитан балканцев Ф. Вата тенью следовал за Шевченко. Андрей, по замыслу наших тренеров, вместе с Косовским и Орбу растягивали оборону албанцев, создавая тем самым оперативный простор для юркого Реброва. Подустав, албанцы перешли на медленный розыгрыш мяча, уповая на мастерство своих ветеранов Колы и Рракли. Но под прессом скоростных маневров «желто-голубой» команды они стали все чаще ошибаться. Несколько раз им удавалось отстоять свои ворота благодаря прекрасной реакции Стракоши. Он ликвидировал целые вереницы голевых моментов. На 40-й минуте на ударную позицию вышел Ребров и уверенно реализовал эпизод, чем и принес победу гостям — 1:0.

Прекрасный старт украинской дружины, набравшей 9 очков в четырех поединках, позволял надеяться, что она станет главным соперником сборной Германии в борьбе за выход из отборочной группы. Первоначально предполагалось, что борьбу с немцами поведут португальцы. В их составе блистали признанные мастера: Луиш Фигу, Фернандо Коуту, Жоао Пинту, Са Пинту.

«Чины и звания» пиренейцев не произвели на украинцев чрезмерного впечатления. Уверенно переиграв в Киеве «европейских бразильцев», они имели все основания выступить на поле соперника в Порто на равных. Лишь досадная ошибка Максимова на исходе игры, не сумевшего в несложной ситуации отбить мяч, позволила центральному защитнику португальцев Фернандо Коуту выступить в роли спасителя футбольной чести «страны портвейна» — 1:0. Однако недобор запланированных очков в матче с североирландцами и армянами отодвинул честолюбивые планы наставника португальской команды Жорже Оливейры.

* * *

После подписания контракта с киевским «Динамо» зимой 1997 года, Лобановский возглавил тренерский совет Федерации футбола Украины. Ходили слухи, что тогдашний президент ФФУ Валерий Пустовойтенко активно сватал Лобановского на работу «по совместительству» в национальной команде страны. На встрече с журналистами Валерий Павлович подтвердил факт беседы на эту тему с Валерием Васильевичем. Поблагодарив за столь почетное предложение, Лобановский тем не менее отверг его:

— Тренер национальной сборной должен заниматься только этой работой, а не совмещать ее с клубной. Он обязан трудиться ежедневно, занимаясь сбором информации, селекцией, планированием контрольных поединков, контактировать с коллегами из других клубов, много времени проводить в разъездах.

Вернувшись из Гранады с победой, сборная Украины в полном составе, во главе с тренерским штабом прямо из аэропорта заехала в Кончу-Заспу. Календарь, составленный функционерами ФИФА, не позволял расслабляться соискателям путевок на всемирный футбольный форум: за четыре дня командам предстояло сыграть но два поединка, преодолевая порой расстояние в несколько тысяч километров.

Матч с североирландцами в Киеве имел огромное значение как для сборной, получившей возможность укрепить свои турнирные позиции, так и для Лобановского. Костяк первой команды страны составляли его питомцы. Если в Гранаде в стартовом составе их насчитывалось восемь, то в матче с атлетичными выходцами из Ольстера и того больше — десять. Столь представительная квота динамовцев в ответственном матче подчеркивала уверенность Лобановского в эффективности результатов трехмесячной работы: Шовковский, Лужный, Беженар, Головко, Скрипник, Михайленко, Кардаш, Калитвинцев, Косовский, Шевченко, Ребров.

Матч с североирланцами собрал на трибунах НСК «Олимпийский» 85-тысячную аудиторию. И это тоже было в новинку в Украине. Первые тропинки единения нации молодой страны были проложены не через экономику, не через социально-политическую сферу, а прежде всего через магистраль всенародной любви к футболу. Какая политическая партия, какая акция могла в те, да и в нынешние времена сплотить воедино всю страну, дать ощутить себя сыном или дочерью своего народа? Спустя полгода, 22 октября, на той же арене НСК «Олимпийский» по окончании матча «Динамо» — «Барселона» стотысячный хор выводил в унисон: «Ще не вмерла Украiна...»

Какова в этом роль и заслуга Лобановского? Думается, об этом следует спросить у «хористов».

...Североирландцы ощутили на себе силу сборной Украины уже в стартовом матче группового турнира в Белфасте. Гол Реброва принес гостям победу и вселил уверенность в последующих играх. Взятие ворот гостей в Киеве чешский рефери В. Крондл зафиксировал уже на третьей минуте после удара Косовского.

Темп, предложенный украинцами, дезорганизовал гостей. Они выглядели растерянными, не представляя себе, что можно противопоставить столь мощному натиску. Но, как часто случается, в события на поле вмешался «его величество Случай»: на 15-й минуте Доуи воспользовался минимальным шансом и сравнял счет — 1:1. Нелогичный мяч на некоторое время выбил хозяев из колеи. Лишь во втором тайме они заиграли так, как требовали тренеры: Лужный и Скрипник прокалывали оборону гостей на флангах. Кардаш и Калитвинцев вели комбинационный изыск на подступах к воротам наследников славы Джорджа Беста. На 71-й минуте, после гола Шевченко, все стало на свои места — победа. Она укрепила лидирующие позиции сборной Украины перед следующим поединком в Бремене с чемпионами Европы — немцами.

Победа над североирландцами вселяла уверенность и в тренерский штаб, и в игроков. К матчу в Бремене украинцы подошли в оптимальной форме. И на протяжении полутора тайма игра-пи с хозяевами на равных.

Фогтс уповал в тактическом расчете на активные действия в центре поля своих полузащитников Баслера и Воша. До перерыва этот тандем ничем себя не проявил и фактически был отрезан от партнеров-форвардов. Между средней линией и нападением хозяев поля украинцы возвели непреодолимый редут. Все, на что сподобились Баслер и Вош, — это длиннее передачи. Они гасились уверенными действиями стопперов Ващука и Головко, безошибочной игрой на выходах Шовковского.

В перерыве Фогтс пошел на хитрость. Не получив выгоды от маневров Баслера и Воша в центральной части поля, Берти развел их по флангам. Баслер сместился к левой бровке, Вош — к правой. Пока оборона украинцев занялась передислокацией, «чудо-Марио» удался сольный проход по левому флангу — 1:0.

Второй мяч в ворота Шовковского стал следствием непредсказуемых действий Бирхоффа. Ни до, ни после этого эпизода мне не приходилось видеть в исполнении бывшего партнера Шевченко по итальянскому «Милану» что-то подобное: долговязый Оливер принял мяч спиной к воротам и неожиданно для его украинских опекунов развернулся с ловкостью англичанина Оуэна, нанеся кинжальный удар в дальний нижний угол ворот Шовковского — 2:0. Этот матч запомнился тем, что соперник, не имея ни игрового, ни территориального преимущества, выжал из созданных эпизодов максимум возможного.

Но еще большее разочарование, чем итог матча в Бремене, вызвал результат следующей встречи в Киеве со сборной Армении.

Недооценка соперника, пусть несколько медлительного, но все же техничного, умеющего плести комбинационные кружева, привела к непозволительной расхлябанности в действиях обороны сборной Украины. Да и вся команда на сей раз не выглядела спаянным игровым ансамблем. Скорее — суммой талантливых футболистов, не объединенных общекомандной мотивацией — достижением победы.

Объективности ради, следует отметить просто-таки феноменальную реакцию голкипера гостей Березовского, отбившего в этой игре с полдесятка мячей из разряда «мертвых». Березовский позволил украинцам лишь единожды праздновать взятие ворот сборной Армении. Однако для приобретения трех очков этого оказалось мало: в одной из робких контратак гости ответили результативным ударом — 1:1. Кто знает, возможно, именно потеря запланированных очков в домашней встрече с закавказцами не позволила украинцам принять участие в финальной фазе чемпионата мира во Франции. В раздевалку футболисты сборной Украины шли гуськом, с поникшими головами...

Причины неудач, к сожалению, положившие начало так называемому армянскому синдрому, были тщательно проанализированы тренерским штабом сборной. На исправление ошибок был отпущен месяц. На 7 июня 1997 года был назначен следующий отборочный матч: Украина — Германия.

Стиль и особенности игры немцев Лобановский Начал изучать еще в начале 70-х годов. Неуступчивый характер, заряженность на борьбу, высочайший профессионализм — качества, базирующиеся на немецком прагматизме, Лобановский знал как свои пять пальцев. В физических кондициях, психологической готовности своих лидеров — Лужного, Головко, Ващука, Максимова, Шевченко, Реброва — наши тренеры были уверены. Объективно мы уступали подопечным Берти Фогтса только в одном: уровне и накале национального чемпионата. В германском главная интрига — вопрос о победителе — заложена, начиная с первого тура и заканчивая последним. Наличие четырех-шести клубов, претендующих из года в год на заветную серебряную салатницу, плюс примерно такое же количество команд, не расстающихся с очками без предъявления серьезных аргументов со стороны соперника, отсутствие так называемых «проходных матчей» предопределяют непредсказуемые коллизии турнира в бундеслиге. Ни мюнхенская «Бавария», ни «Байер» из Леверкузена не позволяют себе расслабиться в игре с середнячками и аутсайдерами. Любая осечка может оказаться непоправимой: на протяжении последних сезонов имя очередного чемпиона Германии определялось в заключительном туре.

У нас дела обстоят не столь радужно. Отсутствие полноценной конкуренции в борьбе за право взойти на пьедестал почета на протяжении нескольких последних сезонов наводили откровенную скуку на любителей футбола. Отсюда и низкая посещаемость матчей. Неоспоримое преимущество киевского «Динамо» в классе, начиная со второго по счету чемпионата Украины, трансформировали последующие в обыденное футбольное действо. Лишь периодически «Черноморец», «Днепр», а начиная с 1997 года и «Шахтер» пытались бросить динамовцам перчатку вызова. Все это выглядело робко, неубедительно и скорее напоминало жужжание назойливого комара, от которого не так уж и сложно отмахнуться. До появления в президентском кресле «Шахтера» расчетливого и амбициозного Рината Ахметова киевское «Динамо», по словам Лобановского, выполняло роль локомотива, тянущего за собой дряхлые вагончики. Лишь в 10-м чемпионате страны «Шахтер» в полный голос заявил о своих притязаниях на роль локомотива. Горняки обыграли бело-голубых в их исторической вотчине — па клубном стадионе «Динамо» — 2:1. А в следующем сезоне, с приходом итальянца Невио Скалы, и вовсе лишили киевлян очередного звания чемпионов страны. В финальном поединке за право владеть чашей Кубка Украины горняки также доказали свое превосходство — 3:2.

Безусловно, прогресс донетчан — явление из ряда отрадных. Но даже и две «ласточки» погоды не сделают. Пришло время обновлять и остальные «вагончики», ставить их на рельсы профессионального отношения к делу, доводить до состояния конкурентоспособности. Зачинателями такого процесса в первую голову, по мнению людей знающих, должны стать клубы, имеющие богатые футбольные традиции: «Днепр», «Карпаты», «Черноморец», «Металлист», «Таврия», «Кривбасс». Такой кворум подготовленных к турнирным ристалищам команд расцветил бы наш национальный чемпионат свежими красками, привлек к футболу юное поколение.

Пожалуй, одной лишь инициативы в местных «депо» будет недостаточно. Весь состав под названием «украинский футбол» сдвинется с места только с помощью знающих свое дело «машинистов» — людей, облеченных государственной властью. Усилий таких меценатов, как Григорий Суркис и Ринат Ахметов в масштабах страны, «равняющейся трем Британиям», маловато. Без принятия перспективной государственной программы развития футбола в Украине самый мощный локомотив будет буксовать, не сдвинет с места состав с накопившимся грузом многолетних проблем. Необходима активная помощь государства.

...Примерно за час до начала матча Украина — Германия на поле НСК «Олимпийский» выбежали два рослых человека во вратарской экипировке: легендарный Йозеф (Зепп) Майер, участник Матча за Суперкубок Европы «Динамо (Киев) — «Бавария» в 1975 году, и страж ворот «бундестима» — Андреас Кепке. Побывавший в футбольных передрягах в поединках с украинскими мастерами кожаного мяча многоопытный Зепп принялся обстоятельно готовить Кепке к предстоящему поединку. По всему ощущалось: гости предвидели, что их вратарю будет отведена одна из ключевых ролей на поле.

Так и произошло. Стартовый состав хозяев наши тренеры определили в таком виде: Шовковский, Лужный, Коваль, Головко, Ващук, Дмитрулин, Максимов, Нагорняк, Гусин, Шевченко, Ребров. Украинский футбольный ансамбль уверение повел свою партию одновременно со свистком венгерского рефери с немецкой фамилией Вагнер. Фогте, что не случалось с ним прежде, вывел в Киеве на поле шесть номинальных разрушителей — Хайнриха, Циге, Коллера, Хелмера, Заммера, Айльтса. Искать шанс в атаке Фогте поручил все тем же Баслеру и Вошу, а также форвардам-ветеранам — Клинсманну и Кирстену.

Откровением для многих специалистов было появление на поле динамовского неофита Андрея Гусина на позиции опорного полузащитника. Рослый Гусин обратил на себя внимание Лобановского, выступая за ЦСКА-«Борисфен» в роли центрального нападающего. Финансовые дела армейцев не заладились, и Гусин как-то незаметно появился в киевском «Динамо». Но выдержать конкуренцию в первой команде Андрей сразу не смог. Поначалу необходимо было пройти обкатку — играл за вторую команду на привычной для себя позиции нападающего. Весной 1997 года Лобановский просматривал матч с участием «Динамо-2». На тягучую манеру форварда, обладавшего широким шагом, Лобановский положил глаз почти сразу же. Андрей старался вовсю: хотел произвести впечатление на главного тренера и примерить футболку первой команды. Лобановский дотошно следил за событиями, происходящими на поле, иногда давал экспресс-оценки действиям отдельных игроков, но игру Гусина до середины второго тайма не комментировал. Неожиданно для своих помощников и нескольких журналистов, находящихся подле него, вдруг выпалил:

— Хороший парень. Но играет не на своей позиции. Гусин — готовый опорный полузащитник. Попробуем его в этой роли в первой команде.

Переквалификация нападающего в игрока середины поля прошла для Андрея успешно и без лишних трений. В считанные недели он стал одной из самых полезных фигур в динамовском ансамбле. Нужно было иметь тренерские класс да глаз Лобановского, дабы в обыденном усмотреть неординарное. Кто-то из умных людей по этому поводу заметил: именно этим гений и отличается от заурядного ремесленника...

...Добиться положительного для себя результата в матче с чемпионами Европы украинцам так и не удалось Кепке сохранил свои ворота в неприкосновенности, а Берти Фогте не скрывал радости по поводу нулевой ничьей в столице Украины:

— Отправляясь в Киев, мы исходили из того, что в этом матче на кону стояло первое место в нашей отборочной группе, — откровенничал Фогте на послематчевой пресс-конференции. — Нам противостояла сильная команда, изучившая методы современного футбола. Ее главный козырь — коллективная скорость. Нашим союзником сегодня было прежде всего везение.

И впрямь, немцам в Киеве, что называется, Повезло. Всего нескольких сантиметров не хватило удару Реброва, чтобы осчастливить этим апрельским вечером всю страну. Мяч после сильного низового удара с линии штрафной площади отскочил от стойки влево, за линию ворот сборной Германии.

На главном тренере украинской дружины Йожефе Сабо после матча, как говорится, не было лица. Йожеф Йожефович сетовал на иезуитские козни футбольной Фортуны, не пожелавшей проявить благосклонность к его команде:

— Мы вчистую переиграли чемпионов Европы, не уступили немцам ни в одном из компонентов современного футбола — скорости, атлетизме, желании победить.

Оценка игры в преломлении Лобановского носила более выверенный характер:

— Это был один из лучших матчей сборной Украины за последние годы. Мы поблагодарили ребят за высочайшую самоотдачу в матче с одной из сильнейших команд мира. Встреча показала: сборная Украины в состоянии играть на равных с лучшими мастерами такой футбольной державы, как Германия. Результат? В футболе он не всегда соответствует событиям, происходящим на поле. Главное — мы удовлетворены качеством выступления нашей сборной.

Успешно завершив чемпионат Украины и практически застолбив второе место в отборочной группе чемпионата мира, Лобановский сверял планы подготовки клуба и сборной на второе полугодие. В середине июля «Динамо» предстояло выйти на старт очередного общеукраинского футбольного марафона. Никак нельзя было терять очки в августовском и октябрьском матчах с албанцами и армянами. Необходимо было набирать шесть очков и готовиться к встречам с неизвестным пока соперником в серии плей-офф.

В конце июля киевлянам предстоял выход на старт первого квалификационного раунда Лиги чемпионов. И хотя первый соперник — полулюбительский клуб из Уэльса «Барри Таун» не вызывал особых опасений, готовиться к играм внутреннего и международного календаря Васильич привык обстоятельно. Отправляя ребят в двухнедельный отпуск, он провел персональные беседы с каждым из них. Кому-то советовал на полмесяца напрочь забыть о мяче, кому-то — рекомендовал легкие пробежки, кому-то ставил более конкретные задания. Он был удовлетворен результатами своей шестимесячной работы. Команда сложилась в цельный коллектив единомышленников. Каждый игрок научился подчинять свои действия общекомандному маневру. Проверкой игрового и психологического состояния «Динамо» должен был стать групповой турнир Лиги чемпионов. Именно поэтому ближайшей целью в начинающемся сезоне 1997-98 был выход в число двадцати четырех лучших клубов Европы.

Валлийский «Барри Таун» был преодолен по-кавалерийски сходу — 2:0 и 4:0. Следующий соперник — датский «Брондбю» — оказался крепким орешком. Первый матч киевляне проводили в Дании, где хозяева навязали украинцам жесткий, изобилующий силовыми единоборствами футбол. Гости приняли вызов. Не уступив датчанам в атлетизме, динамовцы полностью превзошли их в Движении, тактической слаженности и результативности. В каждом тайме в воротах «Брондбю» побывало по два мяча (Гусин, Шевченко, Ребров, Головко). До 88-й минуты динамовцы вели — 4:1, но и окончательный результат — 4:2 — не оставлял сомнений в том, кто в этой паре пробьется в основной турнир Лиги чемпионов.

Перед повторным матчем со скандинавами сборная Украины «успела» принять дома албанцев. И на сей раз команда Астрида Хафизи отчаянно сопротивлялась натиску украинцев. Малой кровью победа не далась: лишь на 85-й минуте Сергей Ребров, получивший у болельщиков Прозвище «палочка-выручалочка», заставил капитулировать балканцев — 1:0.

Задел в два мяча в Дании и непредвиденно изнурительный поединок с албанцами, стартовавшие игры внутреннего чемпионата обусловили избранную тактику на повторный матч с «Брондбю». Выигрыш датчан в Киеве с перевесом в три мяча имел примерно такую же вероятность, как посадка в центральном круге поля стадиона «Динамо» космического корабля с инопланетянами, Посему, оглашая установку на игру, Лобановский просил своих подопечных действовать солидно и уверенно, держать мяч и... по возможности, поберечь ноги перед ответственными испытаниями в Лиге чемпионов. Тот факт, что поставленная цепь будет достигнута, у него сомнений не вызывал. Датчане, выступившие в Киеве на пределе собственных возможностей, главной задачи так и не решили. Выигрыш — 1:0 — разве что мог польстить их самолюбию. «Зеленый свет» для беспрепятственного проезда в клубный чемпионат континента был включен не для них.

* * *

17 сентября 1997 года — памятная дата в новой истории киевского «Динамо». Этот день без обиняков можно назвать точкой отсчета в возрождении славных традиций клуба. 17 сентября 1997 года я бы поставил в один ряд с 14 мая и 6 октября 1975, 2 мая 1986 годов — вехами грандиозных побед украинского клуба. Предвижу возражения скептиков: ну разве подлежат сравнению победа над «ПСВ» с завоеванием Кубка кубков и Суперкубка? Это ведь несравнимые категории.

Не соглашусь. Необходимо принимать во внимание условия и сроки восхождения коллектива на турнирный пик. Для создания команды-«звезды»-75 Лобановскому понадобилось полтора года. В следующий раз Васильич выстрелил «в десятку» спустя 11 лет, а «Динамо» образца 1986 года он лепил два с половиной сезона. На формирование своего детища в 1997 году у Лобановского ушло восемь с половиной месяцев! И не беда, что в 1/4 финала Лиги чемпионов не удалось преодолеть «Ювентус». О причинах, не позволивших потеснить «старую синьору», мы поговорим позднее. Важно отметить другое: в период экономического и социального кризиса в стране, после коллапса всесоюзного футбола, в условиях отсутствия благоприятных факторов во внутреннем чемпионате, объективно стимулирующих профессиональный рост команды, в очередной раз сработал сложный комплекс спортивно-педагогических факторов, обобщенных всего двумя словами — «система Лобановского».

Жребий определил в соперники динамовцам голландский «ПСВ», английский «Ньюкасл», а также испанскую «Барселону». Появление среди клубов-толстосумов украинской «Золушки» воспринималось соперниками скорее снисходительно, чем серьезно. О команде с берегов Днепра в Европе стали забывать. Нынешнее поколение голландцев уж наверняка запамятовало, в каком стиле был повергнут киевлянами в апреле 1975 года их «ПСВ». Наверняка стерлись из памяти матчи сборных СССР и Голландии в финале чемпионата Европы-88. Каталонцы и вовсе видели только себя на первом месте после окончания баталий в группе С. Британцы, в силу своей имперской ментальности, всегда готовы учить уму-разуму любого, встреченного ими на пути.

На протяжении тренерской карьеры Лобановскому не раз приходилось противостоять своим именитым коллегам, «обыгрывавшим» его еще до Начала матча. Правда, очень часто итог противостояния, подводимый финальным свистком, оказывался не в пользу хвастунов.

Голландский «ПСВ» — отнюдь не новичок в турнире Лиги чемпионов. Однажды, в мае 1988 года, в Штутгарте изобретатели «тотального футбола», не выяснив в основное и дополнительное время, кто сильнее — «ПСВ» или «Бенфика», определяли свои претензии на чашу Кубка чемпионов при помощи пенальти. Голландцы в тот вечер не знали промаха, забив шесть мячей кряду. Португальцев подвел Велосо — 6:5.

Клуб «ПСВ» уже давно стал футбольным лицом могучей компании «Филипс», а также средством для проталкивания его продукции на европейский и мировой рынки. Ощутимые финансовые инъекции закачиваются в «ПСВ» не для того, чтобы клуб, базирующийся в небольшом городке Эйндховен, пускал эти деньги на ветер. Успешное выступление «ПСВ» в Лиге чемпионов — необходимое условие для очередной денежной стимуляции.

Печально известный украинским болельщикам своей необъективностью норвежский арбитр Руне Педерсен свистком пригласил соперников начать футбольную партию. Хозяева предстали в таком виде: Ватереус, Стам, Фальк, Нуман, Йонк, Петрович, Коку, де Бильде, Зенден, Дегриз, ван дер Вейерден; «Динамо» — Шовковский, Головко, Ващук» Дмитрулин, Калитвинцев, Косовский, Гусин, Хацкевич, Максимов, Шевченко, Ребров.

Хозяева решили удивить украинцев модным построением — игрой «в линию». Их крайние защитники ван дер Вейерден и Нуман выполняли роль «линейных», сновавших от своей до чужой штрафной площади. В середину поля голландцы отрядили квартет полузащитников во главе с бывалым Йонком, на острие атак — дуэт форвардов Зенден — де Бильде.

Лобановский не признавал построение обороны «в линию». Считал его авантюрным, ненадежным. При подвижных нападающих, чьи маневры подкреплены своевременными передачами из глубины поля, «линейщики» бессильны. Опыт Лобановского и безукоризненно выдержанный план на игру довольно быстро расставили все по своим местам. Шевченко и Ребров постоянно снабжались острыми передачами Калитвинцева, Максимова, Косовского, Гусина. Голландцы полтора тайма так и не смогли разобраться, откуда исходит главная угроза их воротам. Столп обороны «ПСВ» — двухметровый Стам — не справлялся со своими функциями. Он силен в атлетичной, но не в скоростной игре. Лишь за 15 минут до окончания матча, произведя в отчаянии сразу три замены, подопечные Дика Адвокаата всей гурьбой набросились на ворота Шовковского. К этому времени гости вели — 2:1. Точными ударами отличились Максимов и Ребров.

Педерсон, словно в телепередаче «От всей души», с неоправданной жалостью помогал голландцам: судил «в одну сторону», обложив ворота «Динамо» сомнительными штрафными ударами, добавил в подарок от себя сверх положенного еще несколько минут игры. Норвежца и голландцев утихомирил вмиг сольный проход и результативный удар Шевченко — 3:1. Финальный свисток и вскинутые вверх руки норвежского арбитра говорили не только о победе киевского «Динамо», но и о капитуляции необъективного судейства перед убедительной игрой гостей. Однако, как выяснилось, Педерсен выплеснул на Поле стадиона «Филипс» не весь яд необъективности. Кое-что он придержал на ноябрьский Матч Украина — Хорватия.

Вице-чемпион Англии — «Ньюкасл», базирующейся в городе с таким же названием — снискал на Островах репутацию «рабочей команды». Бывший центр угольной промышленности Англин переживает не лучшие времена: шахты в округу закрываются — уголь стал дорогим сырьем. Уровень безработицы — один из самых высоких в Великобритании. Однако «сороки» как и прежде собирают свою аудиторию — свыше 50 тысяч фанов — на родном «Сент Джеймс Парк». А сувенирная продукция «Ньюкасла» — одна из наиболее продаваемых в Соединенном Королевстве.

В Лигу чемпионов «сороки» попали исключительно благодаря точному удару грузинского легионера Кецбая. На последней минуте дополнительного времени в выездном матче заключительного квалификационного тура против загребской «Кроации» Тимури пустился в лезгинку. Англичане начали групповой турнир с победы над «Барселоной» — 3:2 Испанцы явно недооценили канонирские качества колумбийца Асприльи, устроившего им «трюк со шляпой», известный в спортивной терминологии как «хет-трик». Произошло это уже к 49-й минуте матча. Только после этого каталонская машина включилась на полную мощность. Усилиями Энрике и Фигу гостям удалось отыграть только два мяча. Так что во втором туре в Киеве сошлись лидеры группы С — «Динамо» и «Ньюкасл».

Зрители на НСК «Олимпийский» еще не успели как следует разобраться с составами команд, а у ворот ирландца Шея Гивена уже образовалась куча-мала из динамовских игроков: на 4-й минуте «палочка-выручалочка» — Сергей Ребров салютовал партнерам точным ударом. «Сороки» оказалось неподготовленными к расставленным сетям динамовского прессинга. Подопечные Кеннета Далглиша неуклюже барахтались в них, и вскоре Шевченко провел второй мяч. В дальнейшем, вплоть до злополучной 78-й минуты, ничто не предвещало неприятностей хозяевам: они обращались с «сороками» словно опытный птицелов. К несчастью для бело-голубых, они упустили из памяти, что дверцу в клетке необходимо держать захлопнутой. Иначе «птица счастья» может и ускользнуть из рук. На 78-й и 85-й минутах безликий игрок средней линии «Ньюкасла» Бересфорд дважды наносил для проформы удары из-за пределов штрафной площади «Динамо». Допускаю: не помешай ему защитники хозяев, мяч ни за что не достиг бы сетки ворот Шовковского. Каверзный случай в очередной раз сыграл с динамовцами злую шутку: дважды, срикошетив о защитников киевлян, мяч по непредсказуемой траектории влетал в их ворота — 2:2.

Лобановский, появившись на послематчевой пресс-конференции, что замечалось за ним не часто, выглядел расстроенным:

— Мы полностью переиграли «Ньюкасл» и могли закончить матч со счетом — 5:0, 6:0, 7:0. Но — это футбол. Не ищите в нем логики. Можно на протяжении всей игры иметь полное преимущество, а в считанные минуты растерять его. Для нас это был матч нереализованных возможностей. Ребята преждевременно поверили в победу, забыв, что игра заканчивается только с трелью финального свистка арбитра. Произошло несчастье. А работать по-прежнему есть над чем.

К выступлениям в последней декаде октября «Динамо» и сборная страны готовились, засучив рукава. С интервалом в одну неделю группу ведущих игроков клуба ожидали поединки в Киеве с «Барселоной», а затем в Загребе — в первом Матче с хорватами в серии «плей-офф».

* * *

...Когда 22 октября 1899 года швейцарский бизнесмен Ганс Гампер, обосновавшийся в Барселоне, искал поддержки в организации проведения футбольных турниров в столице Каталонии, он вряд ли мог предполагать, что станет основателем одного из самых популярных и могущественных клубов в истории мирового футбола. «Барселона» получила юридический статус 29 ноября того же года, по окончании собрания учредителей проходившего в местной гимназии. Свой первый матч каталонцы провели против команды, составленной из британских эмигрантов и завершили бесславно — 0:1. Ганс Гампер принимал в нем участие не только в качестве президента, но и первого капитана «Барсы».

За свою более чем столетнюю историю клуб переживал и славные, и тяжелые времена. Но при этом неустанно карабкался вверх, а своей главной целью его руководители всегда считали необходимость «утереть нос» коллегам из мадридского королевского клуба «Реал». Лавры столичных мастеров лишали сна и аппетита барселонских футбольных функционеров.

Два эпохальных события в корне изменили судьбу «Барселоны». В 1973 году в ее составе засверкал Йохан Кройф, с помощью которого каталонцы после 14-летнего перерыва выиграли звание лучшей команды в испанской «Премьеро». А сам «летучий голландец» на протяжении двух сезонов — 1973-74 — выигрывал европейский референдум «Франс футбола», приносивший ему «Золотой мяч» лучшего футболиста Европы.

Истинный расцвет «Барсы» пришелся на эпоху президентства Луиса Нуньеса, не жалевшего ни сил, ни, что весьма важно, денежных средств для получения каталонским клубом звания европейского гранда. Первый успех на международной арене пришелся на 1979 год, в котором был завоеван почетный трофей — Кубок обладателей кубков. В 1985-м «Барса» уже примерялась к чаше Кубка чемпионов, но уступила в финале в испанской Севилье румынской «Стяуа» в серии послематчевых пенальти.

Самое важное событие в биографии каталонской команды произошло все же 7 ноября 1982 года, после окончания чемпионата мира. 120 тысяч человек собрались в тот день на обновленном «Ноу Камп», чтобы встретить в пятиярусной чаше стадиона... нет — не 65-летие октябрьской революции, а приезд Папы Римского. Понтифик дал свое согласие присоединиться к числу «инчас» «Барселоны» и стать в их ряду почитателем под номером 108000. Учитывая крепкие традиции католицизма в Испании, столь хитрый маневр Нуньеса можно рассматривать как своевременный. Отныне отбоя в поддержке клуба со стороны болельщиков и, что весьма важно, крупных бизнесменов у «Барселоны» не было.

«Золотая эра» пришлась на 1991-94 годы, когда на тренерском мостике «Барсы» высилась фигура Йохана Кройфа. Под его началом каталонцы четыре сезона кряду выигрывали звание первой команды «Премьеро», утирая нос ненавистному «Реалу». Апофеозом стала победа команды Кройфа в финале Кубка чемпионов. Произошло это в мае 1992 года не где-нибудь, а на лондонском «Уэмбли». Радость Кройфа укреплялась еще и тем, что победный гол в ворота итальянский «Сампдории» пушечным ударом забил его земляк Рональд Куман.

В июле 1997 года Нуньес, полюбивший голландцев, пригласил на пост главного тренера «Барселоны» своего тезку — Луиса ван Гааля, отработавшего с 1991-го по 1997-й годы в амстердамском «Аяксе». 60-летний Нуньес поставил 46-летнему ван Гаалю более чем конкретную задачу — выиграть Лигу чемпионов уже в первом контрактном сезоне. Как мне рассказывали испанские журналисты, между президентом и главным тренером состоялся примерно такой диалог:

— Не вижу в Европе клуб а, равного «Барсе», — паточным голосом начал Нуньес. — Сначала мы возьмем первое место в группе C, а затем последовательно преодолеем соперников на пути в финалу. Да и в заключительном матче турнира нам вполне по силам уничтожить «Манчестер Юнайтед», «Ювентус» или «Баварию». Не так ли, Луис? — Нуньес испытывающе вглядывался в глаза голландца.

— Сначала нужно выйти из группы... Соперники у нас уж больно колючие, — отбивался ван Гааль.

— Не выйти, а пройти победоносным маршем, — уточнял «большой» Луис. — Для этого мы и пригласили вас. Почему ван Гааль не может достичь того, что покорилось Кройфу? — недоумевал Нуньес.

— Будем работать, — покорно произнес Луис «маленький». — Игровой материал в «Барсе» — что надо. С Ривалдо и Фигу мы поставим футбольную Европу с ног на голову — наконец-то ван Гааль уловил то, что хотел услышать он него Нуньес.

Стартовали в групповом турнире каталонцы слабо. После поражения в Англии от «Ньюкасла» — 2:3, команда ван Гааля упустила победу на последних минутах игры над его земляками — 2:2. Перед вылетом в Киев Нуньес вновь пригласил в свой кабинет главного тренера «Барсы»:

— Ну, а с этими дикарями из Сибири мы, надеюсь, справимся? — Нуньес нервно отбивал ладонью по зеркальной поверхности стола «та-та, та-та-та, та-та-та-та, та-та», словно ожидая от Луиса «маленького» заблаговременный победных реляций из Киева.

— Это футбол, — ван Гааль попытался уйти от прямого ответа.

— Знаю, что не прыжки с парашютом, — нервно прервал его Нуньес. — Мы приближаемся к столетнему юбилею «Барсы». Мне нужны звонкие победы. «Реал» выиграл оба стартовых матча в группе D. У них уже шесть очков, а у нас — только одно. В Мадриде позволяют скабрезные шутки в мой адрес, — засипел Нуньес. — А также в адрес моей команды, — уже спокойнее произнес Луис «большой», — обыграй этих скифов. Разотри по газону стадиона. Для меня это очень важно. Премиальные обещаю сладкие...

* * *

Последние дни перед матчем с «Барселоной» Лобановский много времени уделял просмотру видеоматериалов — искал уязвимые места в тактических построениях каталонцев. Ценную информацию из Испании привез Владимир Веремеев, вылетавший за Пиренеи для визуального знакомства с соперником. На базе в Конче-Заспе царило рабочее настроение. В день игры Лобановский собрал команду на предматчевую установку:

— Наши козыри — скорость, прессинг, давление по всему полю. Против Ривалдо и Фигу персонально не играем. Не давать им ни времени, ни пространства для принятия решений — атаковать в своих зонах в момент приема мяча.

План на игру динамовцы выполнили неукоснительно. Привыкшая к длительному общению с мячом на поле, «Барселона» на НСК «Олимпийский» выглядела выброшенной на берег рыбой. Каталонцы в прямом и переносном смысле задыхались в сетях прессинга, непривычной скоростной нагрузки. Серьезность своих намерений Украинцы предъявили уже в дебюте матча: на 6-й минуте Ребров почти от лицевой линии, Практически с нулевого угла нанес удар в ближний угол стража ворот гостей, голландца Хеспа — 1:0. Гол Реброва напомнил незабываемые мячи, забитые легендарным бразильцем Гарринчей. В дальнейшем матч проходил по сценарию киевских режиссеров, и еще до перерыва успел отличиться Максимов — 2:0.

Второй тайм запомнился двумя яркими эпизодами. Сначала на 62-й минуте за игру руками вне пределов штрафной площади немецкий арбитр Маркус Мерк показал «красную карточку» Хеспу. Его заменил 35-летний Бустетс. Испанец отстоял «сухим» менее трех минут: безукоризненно разыгранная динамовцами комбинация подвела итог противостояния «скифов» и каталонцев — 3:0. «Мегазвезды» гостей — Ривалдо и Фигу — померкли и растворились в ослепительном сиянии «команды-звезды».

На послематчевую пресс-конференцию ван Гааль шел словно на свою Голгофу. Он выглядел утомленным и безучастным. И все же, к его чести, голландец признал очевидное преимущество белоголубых над «Барсой»:

— Киевляне показали прогрессивный, коллективный футбол, в отличие от разрозненных действий моей команды. Откровенно говоря, я не ожидал, что Лобановскому за столь короткий срок удастся создать сильный ансамбль. Мне понравилась игра «Динамо» в обороне, но еще больше — в атаке. По моему мнению, за «Динамо» сегодня играет лучший в Европе тандем форвардов. Они умело дополняют друг друга. Особенно хорош сегодня был Ребров. Этот парень — гибкий, словно уж, и сильный, как борец. Он способен проникнуть в самую незначительную трещину в обороне и не уступить в атлетической борьбе с мощными защитниками. Он быстр, его решения нестандартны. Как мастерски Ребров под немыслимым углом забил первый мяч в наши ворота. Этот эпизод достоин восхищения. Но все же, самое важное — имея полный набор качеств классного футболиста, Ребров не выпячивает их. Его действия подчинены тактической логике команды, воплощению тренерского плана. Он дисциплинирован, собран, постоянно ищет обострения. Это — не мои «звезды», которые чаще мерцают, чем светят.

Уверенная победа над «Барселоной» наделала много шуму в Европе. Успех команды Лобановского смаковался в спортивных СМИ континента на все лады. Большинство изданий отмечало широкий тактический спектр «Динамо», умение варьировать темпом, монолитность игрового ансамбля. Многие обозреватели обращали внимание на техническое мастерство динамовцев в заключительной фазе атаки, умение завуалировать свои действия, а также синхронность и силу украинского двуглавого наконечника копья — Шевченко и Реброва.

Лобановский сдержанно отозвался о закончившемся поединке. Принимая поздравления от руководства клуба и журналистов, ограничился несколькими фразами:

— Любому тренеру приятно, когда его работа приносит плоды. Но мы только в начале пути. Предстоит сделать еще очень много.

Что именно предстоит сделать — «мудрец» не стал уточнять. На то он и мудрец...

* * *

Искрометная победа над «Барселоной», добытая перед вылетом в Загреб на первый матч серии «плей-офф» с хорватами, вселяла уверенность и в тренеров, и в игроков сборной Украины. Киевские динамовцы, составлявшие мощь и опору национальной команды страны, вышли на планируемый пик формы и были готовы сразиться с соперником любого уровня.

Турнирные пути украинцев и хорватов прежде пересекались на уровне сборных весной и летом 1995 года в отборочном цикле Евро-96. С «желто-голубой» командой тогда работал Анатолий Коньков, не сумевший привить коллективу принципы взаимовыручки и не объединивший команду единой игровой идеей. Два поражения от итальянцев — 0:2 и 1:3, ничья в Киеве — 0:0, и проигрыш словенцам в Любляне — 2:3, отодвинули ансамбль под управлением Конькова в число аутсайдеров своей группы. Но наиболее ощутимый удар репутации, или, как нынче модно говорить, имиджу украинского футбола был нанесен именно в Загребе 25 марта 1995 года — 0:4. Так крупно сборная страны ни до, ни после этого матча никому не проигрывала. В ответном поединке в Киеве благодаря безупречному удару Юрия Калитвинцева хозяева взяли верх — 1:0.

Объективности ради следует сказать, что хорваты, уверенно удерживавшие в группе первую позицию, к матчу в столице Украины отнеслись как к туристической прогулке. Их тренер Мирослав Блажевич всю ночь перед игрой кутил в киевских барах. Пример своего наставника с радостью подхватили и лидеры хорватской сборной. Некоторые из них, в частности, Звонимир Бобан, выйдя на поле, почти фазу же попросили замены.

Хорватский футбол издавна богат талантами. Не имея возможности зарабатывать на родине деньги, соответствующие их квалификации, балканские мастера, да и тренеры, ищут себе пристанище в состоятельных клубах Западной Европы: Германии, Франции, Италии, Греции, Испании, Бельгии, Австрии. Команда, с которой пришлось схлестнуться украинцам в серии «плей-офф», была, несомненно, сильнейшей по подбору игроков, да и по опыту, в своей истории: Шукер, Бокшич, Бобан, Просинечки, Асанович, Билич, Ярни, Влаович, Ладич выступали в сильнейших командах Европы. Поэтому и неудивительно, что на чемпионате мира во Франции команда Блажевича произвела настоящий фурор, завоевав третье место. Интересно другое: не вмешайся в спортивную игру игра грязного свойства, победителем двухраундовой серии должна была стать сборная Украины. Но об этом позже...

Наличие звонких имен не возымело на гостей никакого впечатления в первом матче, проходившем в Загребе. В начальной фазе игры хозяева, как и полагается, пошли на штурм ворот гостей. Но успеха добились благодаря удачному выполнению углового удара и подключению в атаку рослого защитника Билича — 1:0.

Украинцы не растерялись и довольно быстро выровняли игру. Они заставили «клетчатых» почти всей командой отойти на защиту собственных ворот. После перерыва Максимов салютовал партнерам о взятии ворот Ладича. Но арбитр без веских оснований гол отменил. Такое «понимание» ситуации рефери окрылило хорватов, откровенно игравших на удержание победного счета: Шукер резаной передачей оставил не у дел Головко, выложив мяч удобно на ногу Влаовичу. Тот пробил в дальний от Шовковского угол. Саша, вместо того, чтобы сделать несколько шагов навстречу форварду и сузить сектор обстрела, в оцепенении замер на линии ворот, а его эффектный бросок был скорее шагом отчаяния — 2:0.

Футбол по своей природе демократичен. Но происходящее за его кулисами — в коридорах ФИФА и УЕФА — порой напоминает то ли мафиозные разборки, то ли пресловутые «козни Мадридского двора». Первые лица мирового и европейского штабов футбола напоминают царствующих монархов. В их руках — власть и деньги. Безумные деньги, накопленные от продажи прав телетрансляций чемпионатов мира и Европы, Лиги чемпионов. Крупные финансовые поступления закачиваются от фирм-магнатов — «Кока-колы», «Макдональдса», «Форда», «Мастер кард», «Амстел», «Адидас», — рекламирующих свою продукцию и услуги. В последние годы из чрева ФИФА и УЕФА все чаще доносятся отголоски крупных скандалов, связанных с непрекращающейся борьбой за «сладкую кормушку» в этих организациях. Йозеф Блаттер и Леннарт Йоханссон сидят в своих массивных креслах, словно на пороховой бочке: в любую секунду может разгореться очередной скандал. Конкуренты футбольных бонз и сейчас наверняка собирают очередную порцию компромата на вершителей судеб мирового и европейского футбола. Я

Для удержания своего имиджа на плаву «монархам кожаного мяча» порой приходится терять «малое», дабы сохранить «большое» — власть. Вот почему такие понятия как честь и объективность здесь не принимаются даже в качестве мелкой разменной монеты.

У меня нет и капли сомнения в том, что 15 ноября 1997 года, независимо от того, судил бы поединок Украина — Хорватия норвежец Руне Педерсен или же арбитр с более благозвучной фамилией, на окончательный результат матча это ни в коей мере не повлияло бы. Решение о предпочтении балканцев украинцам было принято не на поле НСК «Олимпийский», а — в роскошных кабинетах Всемирной футбольной организаций расквартированной в Цюрихе. Попытаюсь убедить в своей версии и читателей.

У многих журналистов и болельщиков уже давно стерлись из памяти перипетии матча 1/4 финала Евро-96 Германия — Хорватия. А зря. К поединку Украина — Хорватия, о котором мы еще поговорим, он имеет самое прямое отношение: немцы, рвавшиеся в полуфинал, никак не могли сломить сопротивление неуступчивой хорватской сборной. При счете 1:1 в начале второго тайма за безобидное нарушение в центре поля защитник «клетчатых» Шимич без всяких оснований «награждается» красной карточкой. Но и в численном большинстве немцы не порадовали своего наставника Берти Фогтса. Ничто не предвещало победу его подопечным. Хорваты не сдавались и время от времени огрызались острейшими контратаками. Берти беспокойно ерзал на скамейке запасных и успокоился в тот момент, когда арбитр засчитал гол Заммера в ворота балканцев, забитый из вопиющего положения «вне игры». Хорваты чуть было не устроили рефери суд Линча, но тот был неумолим. Балканцы уже намеревались покинуть поле, выразив таким образом свое отношение к судейскому произволу. Матч возобновился не сразу и до своего завершения проходил под свист трибун, поддерживающих хорватов. Буча после этой игры в английской и европейской прессе поднялась невообразимая. ФИФА, руководящие позиции в которой преимущественно удерживают немцы, обвинили в коррумпированности и лоббировании футбольных интересов Германии. Вдруг все утихло. Хорваты сняли вопрос о судейской необъективности и уже больше никогда к нему не возвращались. Что же произошло? Скорее всего, скандал был благоразумно улажен в кулуарах штабных кабинетов: коль Хорватией необдуманно пожертвовали ради Германии, то почему, чтобы «восстановить справедливость», не принести в жертву Украину ради Хорватии? О коврик принципа «Fair-play» — справедливой игры — в этот ноябрьский вечер генштаб ФИФА просто вытер ноги.

...К 10-й минуте повторного поединка Украина — Хорватия мяч дважды пересекал линию ворот гостей. «Желто-голубые» словно лавиной смяли оборону балканцев в считанные минуты. Левченко, говоря языком бокса, отправил гостей в нокдаун, а довершил дело Косовский, забивший «чистый» мяч. Впоследствии его правильность была признана специалистами. Но гол Косовского Педерсен отменил. То была не случайная, а преднамеренная ошибка арбитра из Норвегии. И никто меня в этом не переубедит.

Я никогда не поверю в то, что многоопытные руководители ФИФА и УЕФА не знают о том, соответствует ли квалификация назначаемого на матч рефери уровню поединка. Безусловно, арбитр — человек. И ничто людское ему не чуждо, он может ошибиться. Но ошибка ошибке рознь. Можно не разглядеть в пылу борьбы, умышленно или нет защитник сыграл рукой в своей штрафной площади. Можно неверно определить «офсайд». Однако планомерное уничтожение команды, ее спортивно-правовая дискриминация ни в какие ворота принципов «справедливой игры» не лезут. И когда сборной Италии в нескольких поединках последнего чемпионата мира пять раз не фиксируют взятие ворот соперника, а испанцам — дважды в одном матче, то причины несправедливости следует искать вовсе не в судейских ошибках, а в совершенно иной сфере — финансовых и личных интересах высших сановников ФИФА и УЕФА. Ведь перед принятием того или иного судьбоносного решения необходимо заручиться поддержкой «нужных» людей. А «нужники» наверняка что-то просят взамен за услугу. Думается, именно из-за закулисных игр генералитета ФИФА в финальной части чемпионата мира во Франции оказались хорваты, а не украинцы.

* * *

Поражение в Загребе не должно было негативно сказаться на подготовке динамовцев к ответному матчу Лиги чемпионов в Барселоне. После трех сыгранных туров в группе С киевляне оторвались от своих ближайших преследователей — «ПСВ» и «Ньюкасла» — на три очка. Победа на «Ноу Камп» позволяла досрочно праздновать выход в 1/4 финала Лиги чемпионов.

Ознакомившись с игровой мощью бело-голубых на игровом поле НСК «Олимпийский», президент «Барсы» сеньор Нуньес не особенно жаждал новой встречи с ними. Он напоминал страуса, спрятавшего голову в песок и таким образом уверовавшего в собственную безопасность.

Украинскую делегацию принимали в Каталонии более чем прохладно: подавая автобус в аэропорт для трансфера киевских футболистов в гостиницу, хозяева почему-то забыли предоставить полицейский эскорт, предусмотренный в таких случаях регламентом.

Дальше — больше. По одному из пунктов того же регламента, принимающая сторона обязана обеспечить команде гостей не менее чем на час газон, на котором будет проходить поединок. Представители «Барселоны», очевидно, запамятовали это, предложив динамовцам провести тренировочное занятие на... гаревом поле, что вызвало возмущение почетного президента «Динамо» Григория Суркиса. Он потребовал от испанцев выдерживать пункты предыгрового протокола, да и элементарного уважения к гостям. Когда испанцы пронюхали, что руководство «Динамо» намерено сообщить в УЕФА о каталонском «гостеприимстве», то моментально примчались в гостиницу с ворохом подарков. Такой шаг, по Мнению хозяев, мог привести к консенсусу. Динамовцы отказались от подарков и общения с теми, кто их доставил. Такой внятный «ответ Керзону» отрезвляюще подействовал на Нуньеса и его «кабальерос». Впредь он относился к гостям уважительно, и особенно после окончания поединка «Барселона» — «Динамо», проходившего на 120-тысячнике «Ноу Камп» вечером следующего дня — 5 ноября 1997 года.

Когда автобус с нашими журналистами подъезжал к самой крупной спортивной арене Европы, в глаза бросилась группа болельщиков, наряженная в сочные желто-синие цвета. С их лидером Иваном Полевым, страховым агентом из английского Манчестера, многим украинским журналистам приходилось встречаться и прежде. Представитель украинской диаспоры с ранних лет увлекся футболом, но сердце свое отдал не красным «манкунианцам», а бело-голубым и желто-синим цветам, символизирующим киевское «Динамо» и сборную Украины.

— Ми пiдготувалися до гри, як треба, — улыбнулся страховой агент и кивнул в сторону своего товарища, прикреплявшего к огромному барабану массивные медные тарелки. — Iспанцiв i чутно не буде. Ми вжє маемо певний доcвiд. Нашi все одно переможуть.

Никто не собирался разубеждать Ивана Полевого из Манчестера в его прогнозе на матч. Осенние поединки динамовцы проводили, словно по накату: обстоятельно и доказательно. Ни у кого не вызывало сомнений: команда Лобановского на день матча находится в значительно лучшем игровом, физическом и психологическом состоянии, чем подопечные Луиса ван Гааля. Дело оставалось за совсем малым: материализовать уверенность в забитые в ворота горделивой «Барселоны» мячи.

Испанская пресса на все лады подкалывала каталонский клуб, словно матадор мулетой израненного на корриде быка. Особо усердствовали мадридские журналисты, называвшие команду ван Гааля «дряхлой путаной, потерявшей работу, но все еще мечтающей о шелковых простынях». Нуньес молча глотал оскорбления, но за день до матча в интервью одному из местных телеканалов заявил:

— На грязные оскорбления в адрес «Барселоны», прозвучавшие в Мадриде, мы ответим своей игрой в национальном чемпионате и во второй части группового турнира Лиги чемпионов. Мы растопчем украинцев на газоне «Ноу камп» до такой степени, что их форма сольется по цвету с травяным покровом.

Президент «Барселоны» сдержал свое обещание только наполовину. Его команда и в самом деле выиграла грядущий турнир в «Премьеро», оставив «Реал» на жалком четвертом месте. Но вот взять реванш у «Динамо» каталонцам так и не удалось: 5 ноября 1997 года стало «черной датой» каталонского клуба — они никогда и никому не проигрывали ни в Кубке, ни в Лиге чемпионов на своем 120-тысячнике столь позорно — 0:4. В пассиве «Барсы» был, правда, аналогичный результат, зафиксированный 18 мая 1994 года. Но тот кошмар произошел не в родных стенах, а в Афинах по истечении финального матча Лиги чемпионов против «Милана».

Во время выхода команд на поле рев на трибунах стоял такой, что, казалось, наступил конец света. Барселонские «инчас» призывно требовали от своих игроков получения сатисфакции путем забитых мячей в ворота «Динамо». Группа из нескольких сотен человек, нарядившихся в украинские вышиванки и багрово-пунцового цвета шелковые шаровары, героически противостояла этой многоголосой армаде.

Пыл испанцев остудил, словно холодным душем, уже на 9-й минуте Андрей Шевченко, оставив не у дел португальца Витора Байю, сменившего на позиции вратаря своего коллегу, голландца Хеспа, наверняка надолго запомнившего свой визит в Киев.

Фигу и Ривалдо — две «звезды» — принялись подтягивать к себе более мелкие «светила» каталонцев, и все вместе они пошли на штурм ворот Шовковского. Однако сразу же ощутили на себе действие тисков динамовского прессинга. Привыкшие получать мяч в движении и моментально обостряющие игру португалец и бразилец в момент приема мяча словно наталкивались на бетонную стену: пути вперед не было. Гости позволяли футболистам «Барселоны» только поперечную перепасовку, либо отбрасывать мяч в свои тылы. При таком развитии событий на поле хозяева не могли рассчитывать даже на ничейный исход поединка.

Впрочем, истинный кошмар наступил для испанцев на 32-й и 44-й минутах. Этот «ужас» назывался Андрей Шевченко. Сначала украинец откликнулся на передачу «свечкой» от Гусина и, выпрыгнув выше рук Витора Байи, вколотил второй мяч в его ворота. Спустя 12 минут форвард «Динамо» доказал, что будучи командным игроком, он в техническом и исполнительском мастерстве не уступает ни Ривалдо, ни Фигу. Находясь под пристальным надзором двух игроков «Барсы», Шевченко настолько легко и непринужденно обыграл их обоих, что Коуту оставалось только нарушить правила в своей штрафной площади — 0:3.

В перерыве ложа прессы на «Ноу Камп» напоминала жужжащий улей. Испанские журналисты засыпали своих украинских коллег градом вопросов: «Расскажите подробнее о «Чевченко», — на такой манер они произносили славную украинскую фамилию. «Сколько миллионов долларов составляет годовой бюджет киевского «Динамо»?», «Как вы думаете, поменяет ли президент вашего клуба Фигу на Чевченко?» — не унимались испанцы. Одному из украинских журналистов последний вопрос очень не понравился. Однако не владея английским настолько, дабы обстоятельно ответить коллеге, чуть ли не под нос скрутил кукиш испанцу:

— Ось тo6i фiгу за Шевченка!

К счастью, испанский журналист не был знаком с особенностями нашей жестикуляции и почему-то обрадовался:

— Да, да, Фигу за Чевченко.

Дальнейший обмен мнениями по этому вопросу не имел смысла — шотландский арбитр Хью Даллас пригласил команды для продолжения поединка.

Надломленная «Барселона» во втором тайме скорее имитировала активность, чем пыталась переломить игру. Ван Гааль истерическими окриками гнал каталонцев к украинской цитадели. Несколько раз на мониторах в ложе прессы показали обеспокоенное лицо президента «Барсы» Нуньеса. Казалось, он был на грани самоубийства.

Последнее «прости» прозвучало на «Ноу камп» после точного выстрела Реброва — 0:4.

В барселонском аэропорту журналисты, как обычно, взяли в кольцо Валерия Лобановского и почетного президента динамовского клуба Григория Суркиса. Григорий Михайлович не скупился на комплименты в адрес главного тренера «Динамо», ребят, благодарил представителей украинской диаспоры за поддержку.

Лобановский был более сдержан. Обратив внимание журналистов на неистощимые финансовые возможности каталонского клуба, философски заметил:

— Сегодня мы убедились: футбол — это отнюдь не процветающая в коммерческом смысле субстанция. Можно приобрести таких мастеров, как Ривалдо, Фигу, Джованни, Коуту, и не иметь команды, объединенной цельной игровой идеей. Могу сделать скидку только на то, что ван Гааль совсем недавно приступил к работе с командой и еще не успел привить своим игрокам того, чего требует современный футбол. Пожелаю ему в этом успехов.

Перелет Барселона — Киев занял около четы часов. Но, как мне показалось, никто из находящихся в салоне самолета не заметил, что за толщей стекол иллюминаторов — густая темень: шло обсуждение яркой победы динамовцев над одним из грандов испанского и мирового футбола. Наиболее дотошные журналисты подсчитывали, сколько очков необходимо набрать «Динамо» для выхода в 1/4 финала. После рассмотрения всех мыслимых вариантов получалось: ничья в следующей игре в Киеве с «ПСВ» гарантировала команде Лобановского первое место в группе С. В случае ничейного исхода на НСК «Олимпийский» «ПСВ» мог рассчитывать только на второе место.

В 90-е годы минувшего столетия клуб «ПСВ» из небольшого голландского городка Эйндховен завоевал ведущие позиции в своем национальном чемпионате, оттеснив на вторые роли знаменитый «Аякс». Основная причина успехов провинциальной команды лежит в весьма обыденной плоскости: ощутимая финансовая поддержка от фирмы «Филипс».

Компания издавна ставилась своим отношением к спорту и футболу в частности. Еще на заре века, в 1913 году, братья Джерард и Антон Филипс, отмечая независимость Королевства Нидерланды, инициировали встречу со своими рабочими и служащими. На ней речь пошла о создании футбольной команды. Уже спустя год клуб начал выступать в нижнем дивизионе Голландии. Свой первый чемпионский титул «ПСВ» завоевал в 1929 году, а в 1955-м стал первой голландской командой, принявшей участие в турнире Кубка европейских чемпионов. Громкий успех на континенте пришел к футболистам, представляющим компанию «Филипс», в 1978 году, когда они выиграли Кубок УЕФА. Спустя 14 лет осуществилась давнишняя мечта руководства компании — «ПСВ» стал обладателем Кубка чемпионов. Причем произошло это в последнем турнире, проходившем по олимпийской системе. В этом же году осенью клубное первенство Европы получило новое название — Лига чемпионов.

Кстати, о красно-белых цветах клуба. Легенда гласит, что во время встречи братьев Джерарда и Антона Филипсов со своими служащими летом 1913 года на столиках были расставлены бутылки с пенящимся лимонадом и блокноты с красной обложкой. Не мудрствуя лукаво, собравшиеся приняли решение утвердить эту цветовую гамму в качестве клубной расцветки «ПСВ».

...Известный своим неспокойным нравом главный тренер голландцев Дик Адвокаат перед выездом в Киев безапелляционно заявил журналистам, что его команда возьмет реванш за домашнее поражение и займет в итоге первое место в группе С. Голландцы и впрямь сыграли в гостях значительно сильнее, чем в родных стенах. Но обещанной победы Дик Адвокаат в «страну тюльпанов» не привез. Матч завершился вничью — 1:1. «ПСВ» превзошел динамовцев лишь в одном, да и то весьма печальном показателе — количестве Полученных предупреждений. Итальянский рефери П. Чеккарини трижды предъявлял гостям желтые карточки. У хозяев такой «награды» был Удостоен лишь Олег Лужный.

Заключительный матч в Англии против «Ньюкасла» стал для динамовцев простой формальностью. Впрочем, как и для «сорок», утративших Шансы потеснить голландцев в последнем туре.

Досрочный выход «Динамо» в 1/4 финала Лиги чемпионов дал возможность Лобановскому еще сильнее сплотить коллектив, создать в нем атмосферу доверия и взаимоуважения. В мудрой голове тренера возникла идея включить в поездку на матч в Англию... жен футболистов. С точки зрения педагогики это был гениальный ход, и руководство бело-голубых откликнулось на него с пониманием. Прежде игроки клуба не выезжали за рубеж на официальные матчи со своими избранницами. В неловком положении оказались те, кто считал Лобановского неизлечимым «сухарем». Это либеральное решение обескуражило критиканов.

Когда я рассказал в телефонном разговоре Хайманну о том, что киевское «Динамо» вылетает в Ньюкасл одной дружной семьей, и какова в этом «полете» роль Валерия Васильевича, Карл после паузы произнес:

— Не знаю, где Лобановский достиг большего — в умении следовать современным принципам футбола, или же в спортивной педагогике. Впрочем, эти сферы неразделимы, и весьма характерен их симбиоз для Лобановского-тренера и Лобановского-человека.

Английская газета «Дейли телеграф», известная бульварным окрасом, вылила на своих страницах в адрес украинской делегации, прилетевшей в Ньюкасл на двух самолетах, потоки немыслимой грязи. В каких только смертных грехах не обвиняли гостей слюнявые писаки из «Дейли телеграф». Чего стоили лишь заголовки, вынесенные на первую полосу: «Украинская мафия на земле добропорядочной Англии», «Киевское «Динамо» сопровождают девицы легкого поведения» и тому подобная чушь.

— А где же футбол, информация о предстоящем матче на «Сент-Джеймс Парк»? Почему нет ни слова о том, что для «Динамо» выезд в Англию носит скорее туристический, чем соревновательной характер? — поинтересовался я мнением известного футбольного «колумниста» из «Гардиан» Майкла Уокера. На мой вопрос почитаемый на Островах журналист нашел превосходный ответ:

— Американец Эмерсон в схожей ситуации сказал так: «То, что глупцы пишут, пусть глупцы и читают». Не думаю, что следует так реагировать на публикацию в «Дейли телеграф». Там любят употреблять «немытую клубничку»: типичная «желтая пресса» — издержки демократического общества, — резюмировал Майкл.

Публикация в дешевой газетенке вызвала предсказуемую реакцию у почетного президента киевского «Динамо» Григория Суркиса, заявившего представителям украинских и английских СМИ:

— К счастью, «Дейли телеграф» не олицетворяет собой всю британскую прессу, и поэтому мы надеемся, что в дальнейшем английские журналисты будут более корректно и объективно освещать наше пребывание в стране с большими историческими и культурными традициями. Не скрою, поначалу возникло желание обратиться в суд с иском к «Дейли телеграф» о возмещении морального ущерба, нанесенного репутации клуба. Но, как сказано в Библии, «не отвечай глупцу по глупости его». У нас есть дела и поважнее, чем затевать тяжбы с английской газетой. «Динамо» ожидают поединки в 1/4 финала Лиги чемпионов. Я искренне желаю футболистам «Ньюкасла» также достичь этого рубежа в будущем году.

К сожалению, английское «гостеприимство» Давало о себе знать вплоть до нашего отлета в Киев. После победы «сорок» в ничего не значащем матче — 2:0, многие местные журналисты ходили павлинами, то и дело поддевая своих Украинских коллег всевозможными колкостями. Конференц-зал на «Сент-Джеймс Парк» совсем Крохотный. Когда несколько десятков представителей СМИ Украины намеревались воспользоваться своими аккредитационными карточками и послушать комментарии к закончившемуся поединку Кеннета Далглиша и Валерия Лобановского, их попросту не пустили на пресс-конференцию.

— Далглиш уже беседует с английскими журналистами, — сообщил нам представитель пресс-службы «Ньюкасла», назвавшийся Робертом Бернсом.

— А Лобановскому в зале место найдется? — поинтересовался кто-то из украинцев.

— Только после Далглиша. Если вас это не устраивает, можете пообщаться с вашим «коучем» на ступеньках этого крыльца, — Бобби явно нравилась роль «бобби», как полупрезрительно называют в Великобритании недалеких полицейских.

Желание указать наглецу его место возникло как-то спонтанно.

— Простите, сэр, вы, оказывается, полный тезка великого шотландского поэта Роберта Бернса, — слово «шотландского» — Scottish — я подчеркнул интонацией, зная о высокомерном отношении бриттов к шотландцам, ирландцам, валлийцам и «разным прочим шведам».

— Да, это так, — поморщился английский Роберт Бернс.

— Полагаю, с такой фамилией вы могли бы быть и поумнее, сэр...

Шутка вызвала взрыв смеха. Представитель пресс-службы «Ньюкасла» и взаправду стал похож на сороку. Нахохлившись, он пытался выдавить из себя подобие улыбки. Во всяком случае, хамить он прекратил.

* * *

Первый год работы Лобановского в «Динамо» был сродни выражению Юлия Цезаря: «Пришел, увидел, победил». На всех турнирных фронтах были достигнуты успехи: завоеваны золотые награды чемпионата, выигран Кубок Украины, победоносным шествием прошли украинцы по самым именитым стадионам Европы, убедила игра динамовцев в национальной команде во время отборочных матчей чемпионата мира и играх «плей-офф». В них они познали горечь поражения, как уже было сказано, далеко не по спортивным критериям.

Футбольная общественность страны ликовала. Лобановский был возведен в ранг национального кумира. Его возвращение в киевское «Динамо», прогрессивные методы работы принесли ощутимый результат.

Но был ли удовлетворен итогами годичного пребывания в родном городе сам Васильич? Скорее всего, частично. Абсолютизм и категоричность в оценках никогда не были ему присущи. В беседах с руководством клуба, с коллегами-единомышленниками, журналистами он ни разу не сказал, что команда приняла окончательный облик и достигла оптимального состояния. Как раз наоборот, он считал, что находится лишь в начальной фазе создания боеспособного игрового ансамбля. Поэтому часто повторял свое излюбленное:

— Мы закончили только один этап работы. Переходим к следующему. Предстоит еще очень многое сделать, и не стоит торопиться с выводами.

...Более сорока лет назад, а точнее — осенью 1961 года, когда шелест падающей листвы на киевских бульварах предвещал близкую зиму, один из футболистов киевского «Динамо», только-только впервые победившего в чемпионате СССР, произнес пророческую фразу:

— Отныне киевский клуб обречен только на завоевание первого места в турнирах любого ранга.

Произнес ли эти слова 22-летний Лобановский, сегодня с полной уверенностью не скажет никто. Однако то, что они стали девизом всей его тренерской деятельности на протяжении долгих тридцати двух лет, это — бесспорно.

Йожеф Сабо, вице-президент «Динамо», Киев:

— Валерий Лобановский в молодые и зрелые годы — антиподы. Когда он сам играл в «Динамо», «Черноморце», «Шахтере», то находил любую причину, дабы избежать на тренировках чрезмерных физических нагрузок. Он признавал только игровые упражнения, мог возиться с мячом день-деньской. Нашим любимым занятием на старой базе на Нивках была игра «2x2».

В таком противостоянии необходимо было проявлять индивидуальное мастерство, вооружиться отточенным дриблингом, уметь прикрывать мяч корпусом. Васильич в таких минитурнирах был признанным корифеем, часто выигрывал главные призы — пакетики с молоком и соком, которыми проигравшие потчевали своих победителей.

Другой нашей забавой было жонглирование мячом. Ребята в команде Вячеслава Дмитриевича Соловьева, а затем и Виктора Александровича Маслова подобрались техничные. Каждый был в состоянии удерживать мяч в воздухе по часу и более, пока ноги не становились ватными. Лобановский как-то установил свой личный рекорд в жонглировании, зафиксировав более семи тысяч касаний. Потом радовался, как ребенок.

У него в игроцкие годы ребячество просто-таки било ключом. Помню, купили мы свои первые автомобили «ГАЗ-21», с никелированным оленем на капоте. Васильич еще и на права-то не сдал, а уже лихачил по городу. Гаишники «охотились» за ним, но задержать его за езду без водительских корочек так и не успели. Но и с водительскими правами он причинял им не меньше головной боли — постоянно нарушал правила. Хорошо, что по линии МВД команду курировал кто-нибудь из заместителей министра. Иначе его «Волга» получила бы постоянную прописку на штраф-площадке.

После его ухода из «Динамо» мы виделись редко, но не менее двух раз в год, во время игр «Динамо» сначала с «Черноморцем», а потом с «Шахтером» — клубами, в которых он заканчивал карьеру игрока. В 1969 году он начал тренировать «Днепр». Из Днепропетровска доходили слухи, что «Лобан» гоняет ребят до седьмого пота. В это трудно было поверить: мы все знали его нелюбовь к тяжкому труду без мяча. В 1971 году, когда я выступал в «Заре», мы встретились весной на черноморском побережье Кавказа во время предсезонной подготовки. Вспомнили младые годы в киевском «Динамо», незабываемую «золотую осень» сезона-61. Затем я приблизился к интересующей меня теме:

— Говорят, у тебя в «Днепре» ребята чуть ли не плачут от нагрузок на тренировках. Ты ведь прежде говаривал: «Много должны бегать те, кто играть толком не научился»...

Он расхохотался:

— Я же молодой был и многого не понимал.

И добавил:

— Времена меняются, и мы вместе с ними. На голой технике можно выехать в цирке, но не на футбольном поле.

Своего возвращения в «Динамо» он ждал долгих семь лет. Я знаю, ему несладко было на Востоке. Он не мог в той среде применить свои знания, да и чувствовал себя в Эмиратах и Кувейте чужаком. Такой теплой домашней атмосферы, как в Киеве, там и не могло быть. Основа отношений — холодный, жесткий контракт, который обязаны соблюдать обе стороны. Никакого общения с друзьями и понимания со стороны местных футбольных функционеров. Да и реализовать свой профессиональный потенциал в условиях жесткого диктата работодателей он попросту был не в состоянии. Васильичу всегда был необходим творческий простор, и он его получил только по возвращении домой. Ему хотелось доказать, что он не отстал, а по-прежнему шагает вровень с мировым футбольным процессом. И когда кто-то из пессимистов, увидев его, погрузневшего, утратившего былой блеск в глазах, говорил, что «Лобан» уже не тот, Васильич сердился: «Пусть они продолжают так считать. Я ведь и в самом деле изменился — стал более требовательным в работе. Футбол за шесть лет ушел вперед».

Он весьма болезненно реагировал на критику, и еще в советские времена обращался к людям, власть предержащим, с просьбой оградить его от укусов дилетантов. Кстати сказать, именно поэтому он очень неохотно посещал всевозможные «исполкомы», «бюро» и «пресс-конференции». Васильич предпочитал вести предметный разговор с профессионалами, а не диалог «глухого с немым».

Его помощь и поддержку в работе со сборной страны я ощущал ежедневно. Он умело сдерживал мои эмоции, бьющие порой через край — успокаивал, помогал найти верные решения. Никогда не навязывал своего мнения, убеждал, стал более терпимым к мнению оппонента.

Как по мне, его главный талант лежал в области психологии. Он умел так изложить свою позицию, точку зрения, что с ним все соглашались. Всегда соблюдал внешнее спокойствие. Его интонация в разговоре любого накала оставалась всегда ровной. Как-то я спросил Васильича, кто из политических деятелей прошлого ему импонирует более всего. Он ответил: «Уинстон Черчилль».

Я попросил его высказаться детальнее.

— Знаешь, Черчилль однажды заметил: «Мудрый политик должен уметь прогнозировать развитие и концовку любой политической ситуации...»

— Что же в этих словах тебя привлекло? Любой грамотный политик просто-таки обязан предвосхитить ситуацию, образно говоря, уметь вглядываться за горизонт.

— Конечно, конечно, — согласился Лобановский, — но я процитировал только первую часть высказывания легендарного премьер-министра Великобритании. Завершающая часть его такова: «...но если ситуация все же примет непредсказуемый оборот, необходимо всех убедить, что именно такую развязку мы предполагали еще в самом начале».

Лобановский был всесторонне одаренным человеком. Обладал житейской мудростью, постоянно постигал что-то новое. Однажды, войдя к нему в комнату на пятом этаже в здании динамовского лагеря в Конче-Заспе, застал его с книгой в руках:

— Что читаем на сон грядущий?

— Сочинения хитрого итальянца Никколы Маккиавелли, — ответил Лобановский.

Я пошутил:

— Что-то не припоминаю, кого он тренировал. В «Роме» работает Капелло, в «Милане» — Анчелотти, в «Ювентусе» — Липпи. А этот что, на периферии целину поднимает?

— Эта книга написана в XVI веке великим мыслителем из Флоренции. Ее держали возле себя самые выдающиеся и самые одиозные политические деятели: Маркс, Ленин, Бисмарк, Мао Цзедун, Черчилль, де Голль, Рузвельт, Горбачев...

— Это что, для общего развития?

— Не только, — Васильич поднял глаза. — Спортивный коллектив — это модель государства в миниатюре. В нем есть свои «президенты» и «министры», «прокуроры» и «адвокаты». Следовательно, законы управления, моделирования и мотивации должны иметь схожие рычаги. Тут есть над чем пораскинуть мозгами.

Голова у Васильича была светлая. И тренером он был незаурядным. Если хотите, мыслителем, новатором, ну и, конечно, психологом. И все это одновременно.

* * *

Все задуманное и спланированное Лобановским зимой 97-го к концу года приобрело реальные очертания. У него была слеплена команда, которую почитали и в своих и в чужих пределах. Эта команда не боялась никого. А вот ее побаивались. Но все же засевшая еще в далекие 70-е «заноза» не давала тренеру покоя: с советских времен наиболее неудобным месяцем для проведения официальных международных матчей, как и прежде, был первый весенний месяц — март.

Чемпионат СССР обычно стартовал в начале апреля. В марте команды высшей лиги на предсезонных сборах месили грязь на южных полях. Эту смесь из грязи и травы трудно было назвать футбольным газоном. И если в ноябре-декабре лучшие советские команды не уходили без борьбы побежденными в европейских турнирах, то в марте, не успев как следует восстановить физические кондиции и не имея должной игровой практики, они одна за другой, словно шары в лототроне, выскакивали из дальнейшей борьбы.

Так было вплоть до 1972 года: март оставался настоящим камнем преткновения, о который разбивались мечты о завоевании европейских кубков. Первым этот барьер в 1972 году преодолело московское «Динамо». В 1/4 финала Кубка кубков москвичи получили в соперники югославскую «Црвену Звезду». Матч в Белграде гости выиграли — 2:1. Ответная игра состоялась в Ташкенте (март в Москве — месяц не футбольный), и принесла ничью — 1:1. В апреле российские динамовцы дважды разошлись миром со своими берлинскими одноклубниками с неизменным счетом — 1:1. И вновь «домашним» полем москвичей были не столичные «Лужники» или стадион «Динамо», а арена львовской «Дружбы». Метко пробитые послематчевые пенальти вывели подопечных Константина Бескова в финал, где на «Ноу Камп» они в драматической по своей коллизии встрече уступили Шотландскому «Глазго Рейнджере» — 2:3.

Киевляне в турнире Кубка кубков добивались искомого в 1975 и 1986 годах, когда привозили Почетный трофей в город на Днепре. Ничуть не умаляя заслуг Лобановского и его звездных питомцев, все же замечу: оба раза в четвертьфиналах, проходивших в злополучном марте, на их пути стояли не самые маститые соперники. В первом случае — турецкий «Бурсаспор» (1:0, 2:0). Во втором — австрийский «Рапид» (4:1, 5:1). Пусть убедительные победы киевлян в этих поединках не введут в заблуждение тех, кто подзабыл «дела давно минувших дней». Лобановский целенаправленно готовил «Динамо» к матчам 1/4 финала Кубка кубков, понимая, что к полуфинальным играм его команда обретет оптимальный вид. В апреле 1975 года украинцы уверенно переиграли «ПСВ» с серебряными призерами чемпионата мира-74 в его составе — братьями Вилли и Рене Керкхоффами — 3:0, 1:2. А спустя 11 лет легко прошли пражскую «Дуклу» — 3:0, 1:1.

В марте 1998 года в 1/4 финала «Динамо» ожидал соперник совершенно иной категории — туринский «Ювентус» во главе с одним из лучших тренеров в итальянской серии «А» Марчелло Липпи. Пусть простят меня за сравнение, но «Бурсаспор» и «Дукла» на фоне громадной глыбы по прозвищу «старая синьора» кажутся всего лишь утоптанными курганами. Мартовское знакомство с ней, по мнению даже неисцелимых оптимистов, не сулило динамовцам ничего хорошего. Такая махина по зубам очень немногим.

Лобановский не был бы самим собою, если бы рассуждал именно так. Отдав «кесарю — кесарево», отметив игровую мощь «черно-белых» и высказав комплименты в адрес своего итальянского коллеги, он как-то буднично принялся готовить «Динамо» к двухраундовой серии на туринском «Стадио делле Алпи» и киевском НСК «Олимпийский».

Предсезонная подготовка-98 проходила по облику и подобию предыдущих. Начали с двухдневного турнира по мини-футболу на теннисных кортах. Потом — аэробика, плавание, кроссы, выезд в Руйт, контрольные матчи. Правда, нагрузки стали интенсивнее, а требования к игрокам более жесткими — на плавную раскачку не оставалось времени.

Но прежде чем вступить в сезон грядущий, необходимо было залечить раны, полученные на протяжении уходящего года. Медперсонал «Динамо» — Игорь Малюта, Павел Швыдкий, Валерий Евлантьев и Виктор Берковский — весь декабрь работали не покладая рук, восстанавливая физические и психологические кондиции ребят, не ударивших в грязь лицом в матчах с лучшими клубами континента.

Первый этап подготовки венчал все тот же турнир «Кубок Содружества» в Москве. На сей раз Лобановский готовил к нему команду в несколько ином ключе. Учебно-тренировочный процесс напоминал форсаж двигателя.

Лобановский предупреждал: специфика работы в межсезонье-98 может впоследствии привести к некоторому спаду в игре команды в апреле-мае. Но третьего дано не было: 4 марта бело-голубой ансамбль должен был выйти на «Стадио делле Алпи» свежим, как мартовский подснежник.

Вновь, как и год назад, в заключительном матче турнира в Москве сошлись давние знакомые — «Динамо» (Киев) и «Спартак» (Москва). Российское телевидение транслировало этот поединок на все постсоветское пространство. С легкой руки журналистов, встречу нарекли «зимним финалом СНГ».

Встреча выдалась и зрелищной, и зрелой. В очередной раз столкнулись две самобытные игровые школы: спартаковская — с ее витиеватым розыгрышем мяча, каскадом «стенок» и «стеночек»; и динамовская — острокомбинационная, искрящаяся мгновенными переходами от обороны к атаке, проникающими выходами из глубины, Чередованием усыпляющих временных отрезков с «взрывными» фланговыми забеганиями, игрой на опережение в штрафной площади соперника Такой футбол вьюжным февральским вечером согревал души миллионов болельщиков, истосковавшихся по технико-тактическим «деликатесам».

Единственный мяч, побывавший в воротах москвичей и ставший победным, провел новобранец киевского «Динамо» Каха Каладзе. В Киев 19-летний Кахабер перебрался из Тбилиси, где не по годам рано закрепился в основном составе местного «Динамо». Новичок оставлял приятное впечатление прежде всего тем, что, как точно выразился мой сосед по трибуне, «у парня душа бойца».

На послематчевой пресс-конференции Лобановский, отвечая на вопрос о потенциале грузинского парня, выразился более определенно:

— Каладзе, несмотря на юный возраст, быстро вписался в нашу игровую концепцию. Это универсальный игрок, умеющий в равной степени грамотно обороняться и остро атаковать. Ему пока не хватает турнирного опыта на международном уровне. Но это поправимо: зрелость, как известно, приходит с годами.

* * *

...Нет в Италии более любимого и одновременно ненавистного клуба, чем туринский «Ювентус», или «Юве», как его привыкли называть местные «тиффози». Ни «Милан», ни «Интер», ни «Рома», ни «Лацио» не имеют такой голосовой поддержки, как наряжающаяся вот уже более века во все то же полосатое облачение недряхлеющая «старая синьора». Возможно, именно сохранившаяся, несмотря на преклонные годы, игровая свежесть, помноженная на импульсивный нрав, и поныне привлекает к ней огромное количество почитателей. Их у «старой синьоры» что-то около десяти миллионов человек, раскиданных по всем континентам.

В Риме и Милане, в Болонье и Флоренции, в Неаполе и Палермо, в Бергамо и Вероне можно увидеть на фасадах вековых зданий сакраментальную надпись, нанесенную граффити: «Forza, Juve!» — «Вперед, Юве!» Такую надпись я видел даже на опорах моста-красавца Понте де Риалто в Венеции. Что удивительно, ту же надпись я обнаружил на боковой стене Дворца дожей, украшающего неповторимую Пьяцца Сан-Марко, куда после далеких странствий неизменно возвращался венецианский купец Марко Поло.

Турин не принадлежит к числу харизматичных итальянских городов. Он скорее напоминает австрийское или немецкое поселение. Здесь намного тише и спокойнее, чем в Риме или Неаполе. Но только не в тот день, когда под искрящимся куполом 70-тысячного «Стадио делле Алпи» торжественно объявляется выход «старой синьоры». За годы работы в футбольной журналистике мне приходилось бывать на самых великих спортивных аренах мира: английских «Уэмбли», «Олд Траффорд», «Энфилд Роуд», немецких — «Олимпиаштадион», «Бай Арена», «Вестфалленштадион», французском «Сен-Дени», испанских «Ноу Камп» и «Сантьяго Бернабеу», итальянских «Стадио Олимпико», «Джузеппе Меацца». По сравнению с «девятым валом» эмоционального шторма, Накатывающимся с трибун туринского стадиона, все остальное видится в лучшем случае легкой зыбью, едва касающейся поверхности океана.

...1 ноября 1897 года группа 14-17-летних Подростков из туринской школы Д'Азельо, присев на грубую скамью на улице Корсо Ре Умберто решила создать спортивный клуб, дабы принимать участие в официальных соревнованиях. Название клуба «Ювентус» возникло спонтанно и было связано прежде всего с юным возрастом «родителей» «старой синьоры». Первым президентом «Юве» стал Энрико Канфари — известный в Турине любитель «кальчо» и, что главное, щедрый меценат.

Кстати сказать, черно-белые цвета окончательно устоялись в игровом облике туринцев лишь в 1903 году. До этого они развлекали публику выступлениями в футболках розового цвета, за что их и прозвали «поросятами».

Первый профессиональный комплект формы был импортирован из Англии. А уже в 1905 году в финальном турнире, в котором также были представлены команды из Генуи и Милана, футболисты «Юве» не без помощи иностранных легионеров выиграли свое первое «скудетто» — звание чемпионов Италии. Но все это было мышиной возней по сравнению с яркими вехами, стоявшими на пути восхождения молодого клуба.

24 июля 1923 года доктор (не путать с врачом) Эдоардо Аньелли, сын основателя автомобильной компании «Фиат», был избран президентом «Ювентуса». На этом посту «доктор» сменил Корроадино Коррадини, поэта и публициста, написавшего первый гимн клуба, который звучал вплоть до 60-х годов.

В 1947 году Джованни Аньелли, сын Эдоардо, погибшего в авиакатастрофе, занял президентское кресло «Юве». В 1955 году он уступил его своему родному брату Умберто, подошедшему к переустройству всей клубной инфраструктуры с размахом сметливого промышленника. Энергичный Умберто приобрел целый ряд талантливых игроков, среди которых прежде всего необходимо отметить аргентинца Омара Сивори и валлийца Джона Чарльза. С их помощью в 1958 году «Юве» стал первой на Апеннинах командой, завоевавшей «скудетто» десять раз. В память о юбилейном достижении было решено декорировать левую грудь на футболке «старой синьоры» золотой звездой из парчовых ноток.

В 1982 году шесть футболистов «Юве» вернулись с чемпионата мира в Испании триумфаторами: Дино Дзофф, Антонио Кабрини, Гаэтано Ширеа, Клаудио Джентиле, Марко Тарделгги и Паоло Росси. Паоло стал вторым в истории туринского клуба футболистом (после Омара Сивори), получившим «Золотой мяч» лучшего футболиста континента.

Вся Италия гордилась туринцем, вышедшим из тюрьмы за несколько месяцев до начала испанского чемпионата мира. Мой итальянский друг Ферручио Латини, ортодоксальный «ювенист», рассказывал, как возмущалась страна наглостью «коррумпированного правительства», заточившего за решетку красавчика Росси за какие-то мелкие шалости, связанные с неуплатой налогов.

— Ведь не упрячь эти бюрократы бедного мальчика в кутузку — он забил бы в Испании не шесть, а как минимум десять голов. Возможно, даже перекрыл бы рекорд француза Жюста Фонтена — 13 мячей, — установленный в 1958 году на чемпионате мира в Швеции, — итальянцы говорят о футболе, словно дети. Кроме тренеров, конечно.

В 1982 году «Юве» отпраздновал свое двадцатое «скудетто». А со следующего сезона в его чреве созрел талант несравненного Мишеля Платини. «В обнимку» с французом и наставником Джованни Траппатони «старая синьора» в 1985 году впервые примеряла еще одно «украшение» — чашу Кубка чемпионов. Понадобилось ровно 11 лет, чтобы этот трофей вновь получил годичную Прописку в автомобильной столице Италии. К Победе туринцев тогда привел Марчелло Липпи. Для украинцев, пожалуй, самым интересным эпизодом в биографии «Юве» останется появление в его полосатых рядах в сезоне 1988 года любимца Лобановского — Саши Заварова.

К 1/4 финала Лиги чемпионов «бьянконери» подошли в исключительно прекрасной форме, уверенно лидируя в серии «А». Миланский «Интер», пытавшийся настичь «старую синьору», не рассчитал сил на всю дистанцию чемпионата и думал только о том, как бы сохранить за собой второе место в итоговой таблице. Провинциальный «Удинезе», вскарабкавшийся на высокую «не по чину» третью позицию, желал того же — удержаться на ней.

«Юве» воспринимался явным фаворитом в своей паре. Европейские букмекеры принимали ставки в среднем из расчета 7:3 в пользу «бьянконери». Перед ответным поединком в Киеве биржа футбольных прогнозов выставила иное соотношение шансов — 6:4, но уже в пользу бело-голубых.

Наличие звезд в составе и на груди туринских мастеров «кальчо» обусловило их игровое преимущество в этой встрече. Играть с хозяевами, в чьих рядах блистали Зидан, Дель Пьерро, Индзаги, Давиде, Конте, Дешам, в «открытый» футбол означало бы для гостей полный крах. Лобановский, укрепив оборону, выманивал на половину поля «Динамо» максимальное количество туринцев. Не распечатав ворота Шовковского в первом тайме, хозяева после перерыва пошли вперед боевыми центуриями, оставив в центре поля Монтеро и Юлиано присматривать за Шевченко. Но голевой укол нанес не Шевченко и не Ребров — признанные динамовские снайперы. О своем бывшем игровом амплуа форварда на 57-й минуте напомнил Гусин, вогнавший мяч под перекладину ворот Перуцци — 0:1.

Итальянцы, которым нечего было терять, под улюлюканье своих «тиффози» в отчаянии бросились отыгрываться. Эго им удалось только на 70-й минуте встречи, когда неуловимо-неумолимый Филиппо Индзаги с близкого расстоянии «взорвал» стадион — 1:1.

По окончании матча украинские журналисты поспешили в «Mixed Zone» — «смешанную зону», где с нетерпением ожидали появления украинского и итальянского «маршалов от футбола» — Валерия Лобановского и Марчелло Липпи.

Лобановский, выплеснув порцию комплиментов в адрес своего коллеги, обратил внимание на неудобные для гостей сроки проведения матча такого накала:

— Наша команда в целом выполнила установку на игру, показав максимум того, чего от нее можно ожидать в начале марта. Столь сильный клуб, как «Ювентус», просто-таки обязан был у себя дома атаковать и добиться убедительного результата перед повторной встречей в Киеве. Я очень рад, что мы в этом ему помешали, — с улыбкой произнес Васильич, пожимая руку «дотторе Марчелло».

Седой, как лунь, туринец, почти весь матч не вынимавший изо рта сигарету, что выдавало его волнение, был недоволен действиями... киевского «Динамо».

— Они оборонялись всей командой, не помышляя о конструктивизме. Так сегодня играть в футбол нельзя, — распалялся седовласый Марчелло, готовившийся после матча в Киеве отпраздновать свое пятидесятилетие.

— Ну ладно, — смягчился Липпи, — всяк действует на поле так, как ему позволяет соперник. «Динамо» связало нас сегодня по рукам и ногам, но обещаю, в Киеве им это не удастся...

Результат в Турине удовлетворял Лобановского. Ведь ни одной из команд, выступавших в группе B в предварительном турнире, не удалось унести с «альпийского стадиона» ноги без ироничной гримасы «старой синьоры». Она в очередной раз показала свой строптивый характер. Сначала голландскому «Фейеноорду» — 5:1, затем словацкому «Кошице» — 3:2, а напоследок нанесла единственное поражение «Манчестер юнайтед» — 1:0. Так что оснований для волнения у Марчелло Липпи перед вылетом в столицу Украины было более чем достаточно. Общаясь с журналистами в Киеве, Липпи не скрывал своих опасений по поводу предстоящего матча. Характеризуя киевское «Динамо», он не скупился на комплименты в адрес его тренера и футболистов, хотя вновь подчеркнул консервативность принципов их игры в Турине. Липпи признал, что киевлянам все же удалось расстроить наигранные тактические струны хозяев и оптимально использовать собственные голевые шансы.

— Мы сделали необходимые выводы и теперь знаем, как нужно играть против команды Лобановского. В своем багаже мы привезли «козырный туз», который, надеюсь, позволит нам вернуться домой в хорошем расположении духа, — откровенничал Липпи.

Как показал ход матча, этим «козырным тузом» оказался высочайший настрой и концентрация внимания всего «полосатого» ансамбля. Гости на сей раз не бросились оголтело на ворота Шовковского, а принялись за добротную перепасовку в центре поля. Динамовцы, следуя своей излюбленной тактике в поединках с матерыми соперниками, сжались, словно тугая пружина, готовая в любой момент распрямиться для контратаки. Как и в Турине, Лобановский запретил им действовать на поле с открытым забралом. Поэтому на предыгровой установке Васильич требовал соблюдения тактической дисциплины, компактности, плотных построений и... уважения к мастерству гостей:

— «Ювентус» умеет использовать самый минимальный шанс. В итальянском чемпионате форварды ошибок не прощают, — и, обращаясь к игрокам, охраняющим динамовскую цитадель — Головко, Ващуку, Гусину, Лужному, добавил: — Особенно опасен Индзаги при розыгрышах стандартных положений. Итальянец «взрывается» вмиг, отлично играет на опережение. Его нельзя выпускать из виду даже на доли секунды.

План на игру неукоснительно выполнялся динамовцами две трети игрового времени. Правда, до перерыва хозяева пропустили гол, не уследив за итальянским «фигаро» — Индзаги. Ребров восстановит статус-кво в начале второго тайма, после чего на поле минут десять шла позиционная борьба. Результат — 1:1 больше устраивал хозяев. Ведь пропусти они гол, то даже вероятная ничья — 2:2 была бы на руку гостям. Переведи киевляне матч в дополнительное время, когда голы на поле соперника утрачивают двойную ценность, кто знает, в каком бы настроении уезжала из столицы Украины «старая синьора». Впрочем, футбол не приемлет сослагательного наклонения. К сожалению, на поле случилось то, о чем неоднократно предупреждал Лобановский до игры: дважды неуловимый, словно ртуть, Индзаги хозяйничал во вратарской площадке «Динамо» после подач с угловой отметки, безжалостно поражая в упор ворота Шовковского. Под занавес блеснул изысканной техникой дель Пьеро, сыграв по-итальянски элегантно — 1:4.

Как ни странно, Лобановский не выглядел расстроенным после игры. Обращаясь на традиционной послематчевой пресс-конференции к представителям корпуса репортеров, он в присущей ему философской манере рассуждал о двухраундовом противостоянии лидеров украинского и итальянского футбола:

— Кто сказал, что «Динамо» непременно, да еще в марте, обязано обыгрывать такой клуб, как «Ювентус»? Разве чемпионаты Украины и Италии подлежат сравнению, а Зидан играет за «Динамо»? Вы, полагаю, знаете, в каких условиях и в какие сжатые сроки наша команда вела подготовку к матчам с одной из лучших команд мира. Считаю, что мы, учитывая приведенные мною обстоятельства, выступили нормально — не уступили «Ювентусу» в мотивации, организации игры, следованию принципам современного футбола. Уступили в другом — в реализации голевых моментов, концентрации, игровой практике, что вполне естественно. — Очевидно, вспомнив годы своей работы на Востоке, добавил: — Из кувшина может вытечь не больше того, что в нем есть. Думаю, команда Марчелло Липпи выступит в финале Лиги чемпионов в Амстердаме. Она достойна этого.

Далеко не все журналисты, находящиеся в зале, адекватно восприняли монолог Лобановского. Кое-кому померещилось, будто бы он ищет объяснения неудачно проведенному матчу. Прозвучало несколько вопросов дилетантского свойства, и я окончательно сделал для себя вывод, почему Васильич так не любит общаться с теми, кто, пропуская мимо ушей его профессиональные пояснения, все равно примеряет на себя наряд крыловского персонажа: «...да жаль, что не знаком ты с нашим петухом».

В своих прогнозах на продвижение «старой синьоры» в заключительную фазу Лиги чемпионов 1997-98 Лобановский не промахнулся. В финальном матче на «Амстердам Арене» «Ювентус» бился с мадридским «Реалом». То был футбольный бой двух могучих клубов. Единственный результативный удар серба Миятовича принес победу испанцам.

* * *

Так уж течет жизнь тренера, словно река времени: турнир следует за турниром. В каждом необходимо взять максимальную игровую ноту — это уже суть подхода Лобановского к своим трудовым обязанностям. Поэтому он и снискал репутацию профессионала — аналитика, прагматика, практика.

В чемпионате Украины дела шли, как говорится, без сучка и задоринки. Донецкий «Шахтер», вечно второй, даже не пытался совершить рывок из-за спины «Динамо» и на финише отстал на пять очков. Вновь, как и год назад, Лобановский принимал поздравления по случаю завоевания Кубка Украины. Однако все это были достижения локального характера, сродни поговорке: «Первый парень на деревне...» Истинная сила клуба проверяется в соревнованиях иного уровня. То, чего реально стоит его, Лобановского, работа, можно апробировать только во встречах, относящихся к категории высшей сложности, — с итальянскими «Ювентусом» и «Лацио», немецкими «Баварией» и «Байером», испанскими «Реалом», «Депортиво», «Валенсией», «Барселоной», английскими «Манчестер Юнайтед», «Арсеналом», «Ливерпулем» — представителями футбольного «европарламента».

Летом 1998 года прошел чемпионат мира во Франции. Его итоги бурно обсуждались в мировой спортивной прессе. Лобановский, дотошно Штудировавший статьи о событиях июня-июля на стадионах во Франции, где-то отыскал высказывание аргентинца Хорхе Вальдано о том, что в Последнем чемпионате он ничего «новенького» не увидел. От слов аргентинца Лобановский, что называется, завелся:

— Все зависит от того, с какой целью команда приехала на чемпионат мира. Кто-то — наверняка набраться опыта, проверить свои силы, кто-то — приехал за Кубком мира. Если Вальдано не увидел ничего нового, то ему просто следует одеть очки, чтобы лучше рассмотреть, насколько изменился футбол: возросла коллективная скорость, мышление и передвижение, эволюционируют в разумных пределах универсализм, атлетизм. Ведущие команды мира располагают обширным арсеналом тактик. Не увидеть столь очевидные процессы может только слепец, — делился Лобановский со специалистами и журналистами.

Он очень высоко оценил выступление «трехцветных»:

— Это одновременно «сборная звезд» и команда-«звезда». Тренерам удалось объединить стержневой идеей таких ярких исполнителей, как Зидан, Пети, Тюрам, Виейра, Анри. Именно благодаря этому команда показала качественный футбол.

А если говорить о «новеньком», то в первую очередь это футбол без мяча! И в атаке, и в обороне французы восхищали своими коллективными маневрами. Организуя наступление, они запутывали соперника перемещениями по фронту и на флангах. У игрока, владеющего мячом, чаще всего Зидана или Виейры, было с десяток возможных продолжений. Другое дело, какое из них выбирали Зинедин или Патрик. Тут вопрос уже лежит в сфере творческой интуиции, сыгранности с форвардами, реализации созданного момента.

Не менее занимательно было отслеживать и построение оборонительных заслонов у французов. Потеряв мяч, они могли сразу включиться в прессинг на половине поля соперника, могли встречать его у центральной линии или откатиться ближе к своей штрафной площади. Все зависело от квалификации оппонента. Действия чемпионов мира в защите почти всегда были адекватны умению соперника строить атаку. И разве Анри, Гиварш, Зидан, Джоркаефф не действовали при обороне своих ворот как заправские защитники?

В финальном матче бразильцы уповали лишь на голую технику. А среди них были ребята, говорившие с мячом «на ты»: Кафу, Роберто Карлос, Дунга, Леонардо, Денилсон, Ривалдо, Бебето, Роналдо... Ну и кто оказался сильнее, если точнее, вел игру современными средствами? Будущее — за французской интерпретацией футбола. А кто не станет двигаться в русле эволюции, будет сметен на обочину. Таковы законы научно-технической диалектики, и от них никуда не деться, — резюмировал «футбольный академик» в динамовской тоге.

* * *

...Очередной старт международного клубного сезона, если верить приметам, сулил «Динамо» что-то феерическое. Как и год назад, бело-голубые стартовали в Киеве матчем с валлийским чемпионом «Барри Таун». Когда встреча заканчивается со счетом 8:0, то возникает вопрос: как «принц и нищий» могли оказаться за одним обеденным столом? Впрочем, в футболе встречается и не такое.

На ответный поединок киевская делегация отправилась в хорошем расположении духа. Городок Барри, что находится в 20-25 километрах от столицы Уэльса — Кардифф-сити, провинциальное местечко в сравнении с Лондоном, Ливерпулем или Манчестером. Жизнь здесь спокойна и беспечна. На центральной улице Куинн-стрит, Длиной что-то около полукилометра, примостились друг к дружке небольшие магазины, торгующие всякой всячиной. Рядышком находится Местная достопримечательность — старинный валлийский замок с высокими зубчатыми стенами. Внутри он окольцован изумрудными лужайками, по которым неспешно и с достоинством прогуливалась чета павлинов. За ней зорко следил яркого оперения петух-крепыш, брезгливо переступавший через крошки сдобы, которые ему время от времени подбрасывали посетители. Одним словом, провинциальная идиллия...

На местном стадионе я повстречал своих старых знакомых — двух полицейских, охранявших неизвестно от кого несколько верхних скамеек с надписью «Ложа прессы».

— Что, так вот год здесь и маетесь? — обратился я в шутку к валлийским «бобби».

— Служба у нас такая, — осклабился розовощекий полисмен. — Мы и через год будем стоять на этом же месте.

— А сколько же полицейских в Барри?

— Вполне достаточно — восемь; сержант да нас семеро.

— И справляетесь?

— А то как же, — подтянулся розовощекий. — Всех местных дебоширов поименно знаем.

Вся эта сценка очень походила на торжество местного значения в периферийном поселке. Меня так и подмывало начать репортаж о матче первого квалификационного раунда Лиги чемпионов «Барри Таун» (Уэльс) — «Динамо» (Киев, Украина) фразой: «Буквально за пять минут до выхода команд на поле в центральном круге паслись козы...» Ни мелкий, ни тем паче крупный рогатый скот сочной травкой здесь, конечно же, не питался. Возможно, полусельский уклад, окутавший маленький провинциальный городок, наталкивал на подобные мысли.

Гости в этом матче играли с хозяевами, если можно так выразиться, играючи — никуда не спешили и даже позволили местным «футболлерам» отметиться точным ударом в площадь динамовских ворот. Это вызвало неописуемый восторг на трибунах и враз утроило бдительность стоявших за нашими спинами полицейских. Они моментально расчехлили свои рации и стали с серьезным видом с кем-то переговариваться. Возможно, даже со своими женами, слышавшими шум и крики и наконец-то осознавшими, как нелегко приходится их мужьям на службе Ее Величеству.

Капитан «Барри Таун» Гарри Барнетт, с чьей передачи был забит мяч в ворота украинцев, напомнил мне петуха, выхаживавшего по замковой лужайке. Футболисты валлийского клуба по окончании матча затея™ с гостями, словно в пору натурального хозяйства, обмен верхними аксессуарами игровой формы, а затем, приняв душ, охотились за автографами Шевченко, Реброва, Ващука, Нужного. На выходе со стадиона я столкнулся с Гарри Барнеттом и спросил, как он смотрит на то, чтобы и в следующем году бело-голубые вновь приехали в его славный городок. Вместо ответа веснушчатый Гарри обхватил в испуге голову руками и рванул с места за очередным автографом. Кто бы мог подумать, что динамовский снаряд дважды кряду попадет в ту же валлийскую воронку...

Насколько сложно было преодолеть пражский барьер, читателю уже известно. Напомню: «Спарта» капитулировала в повторном матче только после выполнения серии пенальти. А спустя несколько дней стало известно: соперниками «Динамо» в группе Е будут французский «Ланс», английский «Арсенал» и греческий , «Панатинаикос».

В Афины, где «Динамо» проводило свой первый матч, мы прилетели из бархатистого золота киевской осени в сорокаградусную жару. Ознакомившись с главными достопримечательностями древнеэллинской и нынешней столицы Греции, запечатлев свои лики у подножия Акрополя и приведенного в идеальное состояние древнего олимпийского стадиона, мы отправились на арену «АЕК», так как на 75-тысячной клубной арене «Панатинаикоса» «Спирос Луис» в день матча выступал британский ансамбль «Роллинг Стоунз».

Ложа прессы, где рассадили украинских журналистов, напоминала разогретую сауну. Но и отсюда за 10 минут до начала матча нам предложили убраться и наблюдать за перипетиями встречи чуть ли не из курятника. Пресс-служба греческого клуба не снабдила своих коллег обязательными для турнира Лиги чемпионов папками с информацией. Забыли хозяева и открыть пресс-бар, где обычно потчуют сэндвичами, кофе и прохладительными напитками.

Мы указали грекам на особенности местного гостеприимства, пригрозив, что если нам не создадут нормальные условия для работы, то об этом придется проинформировать соответствующие инстанции УЕФА. Это подействовало: через несколько минут представители клуба «исправились». Претензий к ним больше не было.

К сожалению, этого не скажешь о греческих болельщиках. Их хамство не иссякало все девяносто минут игры: в сектор, в котором разместилась сотня болельщиков «Динамо», летели тяжелые монеты достоинством в 100 и 200 драхм. Только после вмешательства полиции местные кликуши несколько утихомирились. Мы покидали стадион «АЕК» где-то через сорок минут после окончания матча. К такому решению пришла местная полиция в целях нашей же безопасности. Несколько десятков рослых спецназовцев, вооруженных короткоствольными автоматами, довели нас до дверей автобусов какими-то окольными путями сквозь аромат ракитовой рощи.

Двадцать тысяч греков, проигнорировавших поход на концерт «Роллинг Стоунз», ревели все девяносто минут громче, чем 120 тысяч испанцев на «Ноу Камп» в матче «Барса» — «Динамо». Однако в первом тайме их рев так и остался «гласом вопиющего в пустыне». На 31-й минуте набравший прекрасную форму Сергей Ребров в очередной раз оправдал свое прозвище «палочка-выручалочка» — 0:1.

Отыгрались греки после перерыва, когда защита «Динамо» не уследила за подключением в атаку полузащитника хозяев Микланда. Он наносил удар головой с угла вратарской площадки. Нам из ложи прессы показалось, что норвежец находится в офсайде, но Саша все равно отведет угрозу — мяч был не настолько сложный. Увы, «всякий мнит себя стратегом, видя бой со стороны» — 1:1. В середине второго тайма греки повели — 2:1. Матч так и закончился.

Главной причиной поражения в Афинах, думается, была все-таки усталость, накопившаяся после стартового матча сборной Украины в Киеве против россиян. Этот поединок имел грандиозное значение для престижа всего украинского футбола и потребовал от «птенцов Лобановского» чрезмерного физического и эмоционального расхода сил.

Национальную команду готовил к матчу Йожеф Сабо. Лобановский с высоты своего творческого опыта корректировал узловые моменты. Йожеф Йожефович и Валерий Васильевич, вобравшие в себя стиль динамовской школы, работали во взаимоуважении и согласии. Некоторые шероховатости возникли при обсуждении атакующей тактики желто-голубых. Сабо настаивал на построении боевого треугольника, одна из вершин которого — Скаченко — должна была упираться в тандем центральных защитников россиян. Шевченко и Реброву, по замыслу Сабо, отводилась роль «блуждающих» инсайдов. Им предстояло проникать в штрафную площадь гостей, набрав высокую скорость. Полузащита хозяев виделась главному тренеру сборной плацдармом, на котором следует проводить передислокацию «личного состава» в случае угрозы со стороны подопечных Анатолия Бышовца.

Лобановский предлагал более академичное построение, опирающееся на традиционные принципы игры киевского «Динамо». В конце концов Васильич уступил:

— Я не могу навязывать главному тренеру сборной свое видение игры хотя бы потому, что ответственность за результат лежит на нем. Если Сабо избрал собственный план на игру, то он вправе реализовать его на поле, — эти слова мэтр произнес несколько дней спустя после игры, похвалив коллегу за отстаивание своего тренерского «я».

Тактическая расстановка хозяев явилась полной неожиданностью для гостей. Они полагали, что передовую украинской атаки будет патрулировать грозный дуэт Шевченко — Ребров, и приготовились «работать» с ними на подступах к своей штрафной площади. Но в этой зоне трудился лишь рослый Скаченко, сбрасывавший головой мячи своим партнерам. Пока россияне уяснили, что к чему, Попов и Скаченко успели дважды отметиться результативными ударами по воротам опытного Харина.

В середине второго тайма украинцы вели — 3:1. Пропустив острую контратаку гостей, они испытывали судьбу, казалось, уже выигранного матча. Россиянам нечего было терять, и они ринулись всей гурьбой на ворота Шовковского. В эти минуты желто-голубая команда напоминала океанский корабль, натолкнувшийся на риф в месте, не указанном в лоции. 80 тысяч зрителей, затаив дыхание, ожидали, удержится ли их футбольный лайнер на плаву, или пойдет на дно, как «Титаник».

Команда «полундра», прозвучавшая с тренерского мостика, и своевременное появление на игровой вахте свежих игроков помогли выстоять — 3:2. По количеству израсходованной нервной энергии и тому абстрактному понятию, которое Лобановский называл «мотивацией», аналогов самоотдачи сборной Украины за последние десять лет припомнить сложно.

Банальная фраза: «Цыплят по осени считают» как нельзя более точно характеризует резонансные победы Васильича, добытые в заключительные годы творчества мастера. Впрочем, ничего удивительного в этом искать не следует. Методика подготовительной программы из года в год закладывалась таким образом, чтобы пик формы приходился на сентябрь-октябрь. Методические поправки делались лишь в случае, если «Динамо» или сборной предстояли архисложные весенние поединки. Ни весной, ни, тем более, осенью Васильич ни на йоту не отступал от своих игровых принципов, выстраданного детища фирменной игровой модели. Трудно не согласиться с Александром Горбу новым, опубликовавшим в те дни в общественно-политической газете Карелии «Северный курьер» свои размышления:

«...Подсчитано и пересчитано, сколько разных титулов команда Лобановского понавыигрывала, клубных и сборных, еще в прежние годы. Равных ему в этом деле, в победах — громких и ожидавшихся, больших и рутинных, запомнившихся навсегда и почти сразу же забытых, — в допостсоветские времена не было. Нет, к слову, и сейчас.

...Не в одних победах, впрочем, дело. И, быть может, не только в дополнение данных мастеру учениках, способных, удачливых, образовавших после игроцкой жизни в киевском «Динамо» «тренерскую территорию Лобановского» в Украине...

И в принципах, которыми руководствуется тренер, убежденный в том, что отсутствие принципов или измена им — не что иное, как беспринципность. В принципах, за следование которым Лобановского и его единомышленников пытались нещадно в советские времена бить наотмашь в прессе, резко, с высоких спортивных и политических трибун, грубо в начальнических кабинетах.

...По футбольным проблемам Валерий Лобановский, работавший в «Динамо» и возглавлявший тренерский штаб всех украинских сборных — от юношеской до национальной — высказывался нечасто, оставляя широкие поля если не для бурной полемики, то, во всяком случае, для размышлений на заданную тему.

...Без звезд, даже придуманных телевидением и прессой, имиджмейкерами клубов, футбол — не футбол. Но будущее игры предстанет прежде всего в виде отлаженных командных действий с блистающими в них звездами, сумевшими подчинить индивидуальные всплески реализации коллективных идей.

На чемпионате мира во Франции заметна была игровая трансформация футболистов, которых принято считать «звездами». При атаке и обороне футбол в их исполнении из командного ритма не выпадал. Глаз не резали фокусы ради фокусов. Пытавшиеся сыграть по-старому ничего не добились. Высочайшее мастерство Бергкампа пика кажущейся простоты достигло при забивавшемся голландцем победном голе Аргентине в конце матча.

Валерий Лобановский приводил своим игроками пример с Кройфом. Как только к его манерам и маневрам привыкали и принимались за успешную нейтрализацию одного из соавторов тотального футбола, великий голландец увеличивал объем тренировочной работы, повышал работоспособность и расширял с помощью постоянно пополнявшегося тактического арсенала командной игры «Аякса» и сборной Голландии диапазон действий. «Летучий голландец» становился неуловимым благодаря проделкам, основанным на разнообразии призванных содействовать коллективным проявлениям, партнеров.

Киевский тренер был убежден, что эволюция футбола не может происходить с игроками, которые не понимают требований современного футбола или не хотят их понимать. В середине 60-х выдающийся советский тренер Виктор Маслов, опережавший время и раньше англичан поры чемпионата мира-66 применивший в киевском «Динамо» систему 4-2-4, пытался убедить Лобановского-игрока в необходимости изменения диапазона его действий с точки зрения командной игры. «Я не собираюсь этого делать, буду играть, как хочу», — вспоминал Лобановский свой ответ Маслову.

Маслов убеждал не очень долго, потому что у него не было времени. Игра требовала перемен. Потом тренер пожал плечами и убрал из команды любимца киевской публики, звезду той поры.

«Тренерская правота Лобановского выше правоты игроков», — признают работавшие с Лобановским.

...Лобановский знал, какой из футболистов «Динамо» какими качествами обладает. На сколько высок потенциал каждого из футболистов. Вернувшись, он не стал менять направление работы, а лишь внес определенные в нее коррективы, руководствуясь при этом собственным опытом, классом и требованиями современного футбола.

Проводилась большая работа по повышению уровня мотивации, потому что без нее выйти на какую-то новую качественную ступень игры (не результата — игры) очень сложно. Футболисты должны гореть желанием завтра стать немножко лучше, чем они есть сегодня. «Надо ставить большие цели. Обязательно. Удастся их достичь или нет — это уже другой вопрос», — говорил Лобановский.

...Футбол сегодняшний находится на пути от разумной до полной универсализации. Где именно? Конечно, даже не в середине, а в начале этого пути. Но к этому придет обязательно. Сто лет пройдет или тысячу — я не знаю, сколько, но все равно футбол к этому придет.

Красота, зрелищность, результат — эти понятия в какой-то степени взаимосвязаны. Но каждый видит и оценивает зрелищность футбола по-своему. Одни приходят смотреть на тактику команд, какая она, как реализуется. Другие хотят посмотреть на футболистов: как они проявляют индивидуальное мастерство. Но все-таки, наверное, никто не будет спорить с тем, что во главу угла ставится прежде всего результат. Такова, — считал Валерий Лобановский, — диалектика футбола: игра забывается, результат остается».

Соглашаясь в целом с позицией автора публикации по основным тезисам статьи и отдавая дань революционным взглядам на будущее футбола, не могу все же принять утверждение: «Игра забывается, результат остается».

Этими словами Лобановский закрывал рот своим критикам в 70-е, 80-е годы. Тогда его «Динамо» выскакивало на гребень турнирных пиков. А победителей, как известно, не судят. В 90-е мне ни разу не приходилось слышать от мэтра, будто бы что-то забывается. Разве можно забыть, к примеру, финал Лиги чемпионов 1999 года «Манчестер юнайтед» — «Бавария», когда на последних секундах встречи капризная фортуна вдруг решила сделать своим избранником британский клуб?

Забываются безликие игры. Яркие — сохраняются в памяти надолго. Так вот, в 90-е годы Васильич, независимо, после удачно ли проведенного поединка либо же — проигранного, не брался оценивать игру по свежим следам. Когда к нему обращались с просьбой высказать свое мнение, он неизменно повторял одно и то же:

— Сейчас я не готов сказать, хорошо или плохо сыграла команда, тот или иной футболист. Ведь «хорошо» и «плохо» — понятия расплывчатые. Кому-то показалось, что Шевченко сыграл хорошо, а Гусин — плохо. Эго — любительский подход к делу. Мы внимательно изучим распечатку технико-тактических действий всей команды, и только тогда сможем аргументированно утверждать, на каком уровне выступил тот или иной игрок. Да и команда в целом.

Когда Лобановский говорил в таком ключе, я лучше понимал, почему ему так нравилась процитированная ранее фраза Уинстона Черчилля. Если все закончится для нас хорошо, значит, главное — результат. Если же счет будет не в пользу «Динамо» — нужно убедить всех, что он не соответствует истинному соотношению сил на поле.

Можно ли такой подход, называемый в политике «двойным стандартом», вменять в вину Лобановскому? Все зависит от личного отношения к Васильичу. Ведь общаясь с коллегами, журналистами он отнюдь не был обязан класть руку на Библию. Взгляды и оценки отнюдь не лежат в незыблемых пластах математики, где дважды два — всегда четыре. И если кто-то не соглашался с философией Лобановского, то мог опровергнуть ее постулаты забитыми мячами в ворота его команды.

В матче второго тура Лиги чемпионов «Динамо» — «Ланс» Лобановскому нужен был результат. Понятно, победный. Завоевать его на поле НСК «Олимпийский» не удалось. «Ланс», ничем не примечательная команда, неожиданно вытянула в Киеве свой счастливый билет. Приезд французов совпал с определенным спадом в игре бело-голубых. В желании, мотивации, как любил говорить Мастер, его подопечным отказать было нельзя. Но в данном случае ближе к истине оказался поэт Владимир Высоцкий, точно подметивший: «Воля — волей, если сил невпроворот...»

* * *

После трудных матчей со сборной России и «Панатинаикосом» динамовцы едва передвигали ноги по полю. В середине второго тайма им, правда, удалось благодаря всплеску индивидуального мастерства Шевченко повести в счете — 1:0. Ровно через минуту гости отыгрались: уверенно сыграл в штрафной площади «Динамо» кандидат в сборную Франции Верель — 1:1. Ничейный результат, который, кстати, очень скоро забылся, вполне соответствовал и сиюминутным устремлениям команд. «Динамо» в этот день было не в состоянии «вылить из кувшина больше содержимого, чем в нем находилось». А «Ланс» в этот самый кувшин и вовсе не заглядывал: его футболисты и в сладких снах не мечтали увезти из Киева хотя бы одно очко.

Три недели, оставшиеся до встречи с «Арсеналом», были посвящены восстановлению психофизического потенциала, зализыванию ран, освежению тактической палитры.

В чемпионате Украины киевляне с первых игр уверенно взмыли ввысь турнирной таблицы и с высоты позиции лидера гордо рассматривали, как в низине застыли «вагончики», напрочь отцепившиеся от «локомотива».

Матч в Англии нельзя было проигрывать, ибо вторая «баранка» исключала участие украинцев в притязании на две верхние ступеньки в группе Е.

Лондонский «Арсенал» олицетворяет собой футбольные традиции старой доброй Англии. Это клуб-аристократ по его нынешней роли в премьер-лиге, чем весьма гордится президент одного из старейших клубов Великобритании Питер Хилл-Вуд.

Истоки создания ансамбля «пушкарей» или «канониров», как ласково кличут команду ее фаны, берут свое начало в незапамятные времена. В 1886 году группа рабочих Королевского оружейного хранилища на окраине Лондона — Вулвиче сбросилась по несколько трудовых шиллингов для покупки... футбольного мяча. Двое из них — Фрэд Брэдсли и Морис Бэйтс — уже имели опыт выступлений за «Ноттингем Форрест». Именно они и выпросили у руководства своего бывшего клуба комплект игровой формы для вновь созданной команды.

Знай футбольные потомки Робин Гуда, какую «змею» они пригревали на своей груди, вряд ли были бы столь щедрыми. «Арсенал» давно оставил позади своих незадачливых меценатов, напрочь опровергнув гомеровское: «Бойся данайцев, дары приносящих».

Новая команда получила название «Дайел Сквер», по имени одного из цехов оружейного склада. Но почти сразу название изменилось — «Красные из Вулвича». И хотя призрак коммунизма еще не витал в Европе, а бородатый немецкий промышленник Фридрих Энгельс имел коммерческие интересы не в Лондоне, а в Манчестере, все же слишком яркий эпитет «красные» решено было убрать из названия пролетарской команды. Новое имя звучало вполне приемлемо — «Королевский Арсенал».

Жаль, конечно, что потомки племени англов, перекочевавшие много веков назад из германских лесов на берега Туманного Альбиона, не были знакомы с творчеством уже упомянутого русского баснописца Ивана Крылова, сказавшего неучам: «А вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты (в футбол тогда в России еще не играли) не годитесь...» Наверняка, прочитай они эти строки, начали бы не со спортивной формы, а с содержания игры.

Вплоть до 1913 года команда влачила жалкое существование и была вынуждена с изобретательностью небезызвестного Остапа Бендера зарабатывать себе на хлеб насущный. Так, в 1904 году, для «поддержки королевских штанов», руководители клуба провели коммерческий турнир по... стрельбе из лука. Эта акция принесла в казну аж 1000 фунтов стерлингов. Нажитые деньги позволили нанять четырех умелых игроков и заполучить место в первом дивизионе мужавшего английского футбола. Однако игровой и финансовый крах все же был не за горами.

В 1913 году, когда царская Россия достигла апогея экономических показателей, лондонский клуб имел на своем банковском счету всего-то 19 фунтов стерлингов. Собственно, ничего удивительного в бедности «пушкарей» не было, ибо по итогам первенства на их игровом балансе числилось ни много ни мало — три победы в 38 календарных матчах. Понятное дело, при таких плачевных показателях начался стремительный отток фанов из затрапезного Вулвича в центральные районы столицы Британской империи.

Замечательно, что в Лондоне объявился истинный джентльмен — сэр Генри Норрис, взваливший на свои хрупкие плечи лорда непосильные тяготы футболистов.

6 сентября 1913 года «Вулвичский Арсенал» проводил свой первый матч на собственном стадионе — «Хайбери». Ребята «в красном» не скрывали своего восхищения по этому поводу и прямо-таки боготворили сэра Генри. Они даже не смели заикнуться о том, что на стадионе нет ни раздевалок, ни табло. А коща игрок хозяев Джордж Джоби во время очередной игры на «Хайбери» получил травму, то для оказания медицинской помощи его пришлось везти домой на сбитой гвоздями деревянной повозке, на которой по утрам доставляли бидоны с молоком в местные лавки.

Однако сэр Генри на такие пустяки не обращал ни малейшего внимания: были дела поважнее. Он решил убрать из названия клуба эпитет «Вулвичский», свидетельствовавший о низком провинциальном происхождении. Лорд пришел к мысли, что «Арсенал» — это звучит гордо!

Минуло еще долгих 17 лет, прежде чем «пушкари» метким голевым огнем взяли свой первый весомый трофей — Кубок Англии. Спустя год «канониры» технико-тактической «шрапнелью» испепелили своих конкурентов в борьбе за звание Чемпионов Англии. Еще через каких-то 63 года, когда многие «пионеры-арсенальцы» уже почили в бозе, их потомки праздновали завоевание высшего клубного трофея континента — Кубка европейских чемпионов. Еще через год в клубном музее «Арсенала» появилась чаша Кубка обладателей кубков.

Так вот сложилась славная история у английской команды, с которой динамовцами предстояло «скрестить шпаги» на легендарном «Уэмбли». Матч «Арсенал» — «Динамо», кстати, был одним из заключительных перед реконструкцией арены, считающейся на Островах такой же святыней, как собор святого Павла, Букингемский дворец, здание Парламента с Биг-Беном, Тауэрский мост, Вестминстерское аббатство, Хайд-парк, Трафальгарская площадь с высоченным шпилем памятника адмиралу Нельсону.

На арене «Уэмбли» тренер Альф Ремси вместе со своей «сборной львов» летом 1966 года обыграл в финале чемпионата мира сборную ФРГ. К слову, матч, а точнее — один из голов, забитых нападающим «львов» Джеффом Херстом, вызвал целую бурю. До сих пор не доказано, что третий мяч в ворога немцев был справедливо засчитан. По правилам того времени, взятие ворот фиксировалось в случае, если большая часть мяча пересекала линию ворот. Херст, словно из пращи, выпустил мяч, угодивший в перекладину и отскочивший точнехонько в линию ворот голкипера немцев Тилков-ски. Британцы победно вскинули руки, а рефери Динст, неуверенный в факте взятия ворот, подбежал к советскому лайнсмену Тофику Бахрамову за консультацией. Бакинец, находившийся примерно в 35 метрах от гущи событий, да и к тому же под углом в 45 градусов, не мог верно диагностировать эпизод. Кроме того, обзор игровой ситуации ему закрывала группа футболистов, состоявшая из 16-18 человек. Тем не менее, Бахрамов оказался человеком, обладавшим не только кавказским темпераментом, но и орлиным глазом горца. Его комментарии главному арбитру послужили поводом для признания взятия ворот сборной ФРГ.

Известный в прошлом в Германии и в Европе футболист «Баварии», мадридского «Реала» и сборной Германии Пауль Брайтнер в честность решения азербайджанца никогда не верил. Несправедливость сжигала праведную душу Пауля. Поэтому, если ему приходилось на футбольном поле или за его пределами пересекаться взглядом с Бахрамовым, то чемпион мира 1974 года моментально оказывался лицом к лицу с импозантным седовласым кавказцем. Дальше происходило следующее: Брайтнер прикладывал к своему виску указательный палец правой руки и вкручивал его в собственную голову, словно штопор. Только после этого Пауль, принимая во внимание абсолютное незнание арбитром ФИФА ни одного из европейских языков, отчетливо произносил:

— Рефери Бахрамов, «Уэмбли»...

Бахрамов никогда не вступал с Брайтнером в полемику по этому поводу, не предъявлял за неспортивное поведение желтых карточек, если разговор происходил на поле. Дело было сделано.

Мне довелось спустя несколько лет вызвать на откровенность Бахрамова по поводу того злополучного эпизода на «Уэмбли». Когда мы уютно расселись в боковом секторе киевского стадиона «Динамо» и завели непринужденную беседу на отвлеченные темы, неожиданно для самого себя я вдруг спросил:

— Неужели вы могли тогда быть уверены, что мяч был правильным?

Бахрамов вздрогнул, словно от разряда электрического тока, и беспокойно обернулся. За его спиной, на несколько рядов выше, с блаженной улыбкой на лице и соломенной шляпой на голове, ерзал по скамье пытливый знаток районных и областных соревнований, неподвластный бегу времени Александр Маноха, известный в журналистских кругах под прозвищем «Сашко-брыль». Присутствие свидетеля насторожило Бахрамова:

— Это кто? — произнес он мне шепотом в самое ухо с пугливой интонацией.

— Так, любитель футбола. У него врожденный дефект слуха, — соврал я.

Тофик Бахрамович как-то враз просветлел, перевел дух, но тем не менее продолжал шептать:

— Вы умный человек, — начал он по-восточному сладко и обходительно. — Не могу сказать с полной уверенностью, что гол был. Я ведь стоял очень далеко от ворот немцев. Разве для нас с вами, — мне показалось, что Бахрамов втягивает меня в сообщники, — так важно: «был — не был». Вы помните тогдашние отношения между СССР и ФРГ? Замерзшие — морозы «холодной войны». Советская пресса называла депутатов бундестага «реваншистской ордой». Мне потом сказали там, в Москве, — Бахрамов ткнул пальцем в небо, — очень большие люди, что я поступил как настоящий патриот.

— Но в правилах игры в футбол, по-моему, о патриотизме нет и слова.

— Вах, вах, молодой человек, неужели вы настолько наивны? Помните, как в те годы пели: «Мы хотим всем рекордам наши звонкие дать имена»? Конечно, не такие как Тофик, Гурам, Аванес или, упаси Боже, Абраша... Имелись очень звонкие имена: Иван, Петр, Василий. Николай — тоже неплоха Неужели вы не понимаете, к чему я клоню?

* * *

...«Уэмбли» гудел, звенел и пел. Началось все с классического «Марша святых», потом стадион вспомнил о том, что «Он хороший парень». Ну/ а на десерт 80-тысячный хор выводил клубный гимн «Один мяч в пользу «Арсенала». Англия, пожалуй, единственная в Европе страна, где не ощущаешь враждебного оскала трибун. Люди приходят на стадион в благодушном настроении, целыми семьями, обвязывая свои шеи и тоненькие выи своих детишек шарфами с клубной расцветкой. Многие фаны наряжаются в футболки с именами своих кумиров. Так что легко разглядеть иерархию почитания местных идолов. Чаще всего попадались имена Тони Адамса и Денниса Бергкампа, очевидно, символизирующих «щит и меч» «канониров».

Квартет защитников, долгие годы являвшийся цитаделью «Арсенала», составляли Ли Диксон, Найджел Винтерберн, Тони Адамс и Мартин Кьюн. Роль дамоклова меча, висевшего над головой противников, выполняли Деннис Бергкамп и непредсказуемый Николя Анелька. Между «молотом и наковальней» «канониров» в матче против киевского «Динамо» выстроились «кузнецы счастья» середины поля — голландец Марк Овермарс, французы Эммануэль Пети и Патрик Виейра, а также местный парень — Рэй Парлор. Место в воротах привычно занял наследник славы Гордона Бэнкса и Питера Шилтона, 35-летний Дэвид Симен. Вот такой пестрый народ вышел на «Уэмбли» сразиться с киевским «Динамо».

Игра получилась на загляденье — темповая, силовая, зрелищная. «Канониры» попробовали навязать гостям атлетизм — ничего из этого не вышло. Попробовали побегать наперегонки — и тут гости не уступили. Англичане предложили пободаться на «втором этаже». Тут у них наметилось определенное преимущество, но извлечь выгоду из этого им не удалось. Киевляне, в свою очередь, превосходили «пушкарей» — это просматривалось без увеличительного стекла — в организации игры, разумной и логичной, монолитности тактических схем, хладнокровии.

После перерыва британцы взвинтили темп до предела. По правому флангу участились проходы защитника Диксона, которого через год вытеснил из стартового состава «Арсенала» Олег Лужный. Лобастому Диксону удалось вырезать мяч в штрафную площадь «Динамо», а Бергкамп, словно кувалдой, вколотил сферический предмет в ворота — 1:0.

До этого эпизода арбитр не засчитал «чистый» мяч, забитый Андреем Шевченко. Но легче от необъективности рефери гостям не стало. Минуты таяли, словно островки просевшего под ярким солнцем снега. Таяли и последние секунды дополнительного времени. В тот момент, когда арбитр в последний раз взглянул на свой секундомер и приготовился огласить итог матча, Ребров вертким ужом проскользнул между мощными британцами и пробил мимо Симена аккурат с финальным свистком — 1:1?

На табло: «один мяч в пользу «Арсенала». Алексей Семененко, работавший для украинского телевидения, так и резюмировал: «Арсенал» одержал победу с минимальным счетом». Увлекшись игрой, журналист не заметил, что лайнсмен после взятия ворот британцев стремглав кинулся к центральной линии поля. Значит, 1:1! «Динамо» выполнило поставленную задачу — не проиграло. Ну, держитесь, «канониры-пушкари». В Киеве, как говорят в Украине, жизнь вам медом не покажется.

После игры в стане украинской делегации искрилась радость. Опечаленным выглядел только сотрудник пресс-службы «Динамо» Алексей Семененко — человек, преданный своему клубу до последнего гена ДНК, как нынче шутят тинейджеры-акселераты.

— Так оплошать на всю страну, — съедал себя Алексей.

Его успокаивали.

Спустя две недели британцы приехали на ответный матч в Киев. Их сопровождала толпа журналистов, пытавшихся вынюхать самые интимные подробности из жизни ведущих игроков «Динамо». Но более всего муссировались слухи о возможном переезде в Англию Олега Лужного.

— Это очень интересная деталь, — говорил корреспондент радио Крис Маршалл. — Ваш капитан Олег Лужный будет завтра находиться на поле сразу с двадцатью одним одноклубником. Причем, в «Арсенале» их — одиннадцать, а в «Динамо» — только десять.

— Но ведь Лужный пока еще не лондонец, — возражали «радисту».

— Переговоры о его переезде идут гладко. Лужный наверняка вытеснит Диксона с позиции правого защитника, — уверенно вещал Крис, словно именно он определял трансферную политику «канониров».

То, что «дыма без огня не бывает», нашло свое подтверждение весной будущего года, когда пресс-служба «Динамо» официально объявила о переходе Лужного в лондонский «Арсенал». Правда, несколько ранее рассматривался его переезд в лиссабонскую «Бенфику». Сам Олег говорил, что не очень-то стремится играть в Португалии.

После июньского матча сборных Украины и Армении в Ереване, закончившегося нулевой ничьей, делегация гостей, разместившись в салоне самолета и, по указанию бортпроводницы, пристегнув ремни, ожидала взлета. Как только командир корабля запустил двигатель, почти сразу же в левой турбине что-то громыхнуло. Я отчетливо видел в иллюминатор, как из сопла выполз огненный шар, раздувшийся до гигантских размеров. Двигатель тут же заглушили, а пассажиров — сотрудников Федерации футбола Украины, игроков и тренеров национальной и молодежной сборных, журналистов — в авральном порядке вывели из салона. Ночь весь футбольный бомонд Украины провел в зале ожидания ереванского аэропорта, считая часы до прилета из Киева надежного авиалайнера. Футболисты разбрелись по залу в поисках удобного местечка для ночевки. Кто-то примостился в кресле, кто-то — на стуле. Андрей Гусин с воспаленными от усталости глазами свалился, как подкошенный, на мраморную плиту шириной не менее метра. И тут же уснул. Валерий Лобановский откинулся в кресле, сомкнул веки — его не беспокоили. Лужный бодрствовал и пояснял, в чем, по его мнению, заключается преимущество английского чемпионата над португальским.

— Деньги — не главное. В португальской лиге едва наберется три-четыре приличные команды. Остальные — откровенные слабаки. Шесть-восемь игр на высоком уровне за сезон — согласитесь, маловато. А вот в английском премьер-дивизионе дела обстоят иначе. От любой команды всегда можно ожидать подвоха. Даже заведомый аутсайдер за просто так игру «не сольет» — будет биться, словно бойцовская собака. Накал чемпионата позволяет его участникам сохранять высокий игровой тонус. Это — по мне. Коль буду играть в Англии, постараюсь проявить себя должным образом. Мне нравится сражаться на поле с полной самоотдачей, — такие слова капитана сборной страны и киевского «Динамо» не могли не вызвать уважения.

...«Арсенал» прибыл в Киев в роли лидера группы, набрав после трех встреч пять очков. Ничья на поле неуступчивых украинцев укрепила бы его позиции и практически предрешила участие в следующем этапе Лиги чемпионов. Однако такая турнирная перспектива не устраивала Лобановского. Его команда занимала непривычное для себя последнее место, и лишь победа над «канонирами» оставляла ей шанс попасть в заветный дуэт, которому будет позволено продолжить выступление в Лиге чемпионов.

Накануне матча Лобановский занялся «анатомией». Он скрупулезно изучал особенности игры «пушкарей» на выезде, выискивал наиболее уязвимые места в обороне, сквозь которые можно было бы просочиться к воротам Симена.

В лице Арсена Венгера, снискавшего на Островах репутацию интеллектуального тренера, он имел достойного оппонента. Сейчас, конечно, сложно с уверенностью утверждать, из каких «кирпичиков» строил Васильич план на игру. Ее течение обозначило несомненное превосходство тренерской мысли украинца над французом. Если пользоваться военной терминологией, то можно утверждать: динамовская конница взяла «в клещи» пехоту англичан, а затем приступила к ее дальнейшему уничтожению.

С первых минут игры заискрились активностью хозяйские фланги. Особо заметен был правый, где Лужный подавил в своем желобке всякое сопротивление со стороны англичан. Скоростные маневры и безупречная распасовка поставили канониров в шаткое положение. Их оборона в середине тайма стала напоминать пресловутый «тришкин кафтан». Его приходилось «латать» чуть ли не ежеминутно. Развязка, как принято говорить, наступила на 27-й минуте: британцы снесли в своих штрафных пределах Шевченко. Ребров пробил с «точки» безупречно. Голкиперу «Арсенала» и сборной Англии Дэвиду Симену от безысходности оставалось разве что развести руками.

Голевой задел придал киевлянам уверенности в своих силах. Они лишили британцев того, без чего невозможно противостоять сопернику — пространства и времени для принятия решений. Лобановский подготовил Венгеру весьма неприятный сюрприз: динамовцы успешно прессинговали на половине поля «канониров», выскребая таким образом остатки пороха в их тактической пороховнице. В Англии на чужой половине поля прессингует разве что «Манчестер Юнайтед» Алекса Фергюссона. Арсен Венгер, очевидно, не учел, что мудрый Васильич подметил эту особенность английского чемпионата и умело накинул тактический чехол на жерла пушек «Арсенала».

На 62-й минуте появление Головко в штрафной площади гостей привело ко второму голу. Пока британцы приглядывали за «своими», Александр, оказавшись в десяти метрах перед воротами Симена, точным ударом убедил того, что умеет не только гасить атакующий пыл соперника — 2:0.

Еще спустя десять минут «слово взял» Андрей Шевченко, сильно и точно выстреливший со штрафного удара в ближнюю «девятку» ворот «Арсенала». Вместе с мячом в сетке ворот запутался и Симен — 3:0. «Динамо» и его «главнокомандующий» Валерий Лобановский принимали безоговорочную капитуляцию одного из лидеров английского футбола.

Британцы, правда, на исходе игры огрызнулись голом Хьюза. Но этот мяч ничего не решал. Когда диктор по стадиону объявил, что «Панатинаикос» взял в Афинах три очка у «Ланса», трибуны «Олимпийского» взревели. «Динамо» с четвертого места враз переместилось на второе. Грекам, шедшим на первом, оно уступало всего очко. Потомков эллинов ждали в Киеве через три недели. Никто не сомневался: в столице Украины им достанется «на орехи» — грецкие.

К счастью для динамовцев, международный календарь наконец-то смилостивился над ними. Не нужно было больше разрываться на два фронта. Победы в играх отборочного цикла чемпионата Европы над Андоррой и Арменией с одинаковым счетом — 1:0, настраивали футбольную общественность Украины перед мартовским выездом во Францию на оптимистический лад. А вот осенью киевлянам нужно было постоять за честь своего бело-голубого флага с литерой «Д».

«Панатинаикос» и впрямь оказался «грецким орешком». Гости избрали на поле «Олимпийского» тактику мелкого фола. Они всячески старались грязными приемами подрезать крылья динамовской атаке: придерживали киевлян руками, фолили в борьбе «на втором этаже», затягивали время при введении мяча. Одним словом, складывалось впечатление, что наставник «Панатинаикоса» Даниэл Вассиллис последние дни перед вылетом в Киев потратил исключительно на обучение своих игроков грязным приемам антифутбола.

В те дни греческая пресса писала, что президент «Панатинаикоса» Георгис Вардинояннис требовал от своих подопечных привезти из столицы Украины хотя бы одно очко. Приближался двадцатилетний юбилей его избрания на пост первого должностного лица клуба, и Георгис хотел отметить его как минимум выходом в полуфинал Лиги чемпионов. Первая попытка, состоявшаяся в 1996 году, чуть было не вывела греков в финал. В первом полуфинальном поединке в Амстердаме против «Аякса» гол Варжихи принес победу гостям. Правда, в Афинах все стало на свои места: два мяча Литтманена и один Вутера повергли греков наземь, как это делал их мифический герой Геракл.

...36-я минута матча принесла гостям успех. После суматошной атаки, не имевшей, казалось, логичного завершения, мяч прикатился к Лагоникакису — 0:1.

И после перерыва греки вновь завели свою заунывную «песню», принесшую им успех в первом тайме. Динамовцам стоило огромных усилий вырвать победу. На 72-й минуте в очередной раз состоялся волшебный взмах киевской «палочки-выручалочки». Ребров сравнял счет. Гол стал призывом к штурму ворот афинян. И они не выдержали натиска украинцев: на 82-й минуте обезумевший от нарастающего вала давления на ворота «Панатинаикоса» защитник Басинас снял вопрос о победителе, забив мяч в собственные ворота — 2:1.

На пути к четвертьфиналу у динамовцев стоял преподнесший в пятом туре сенсацию «Ланс». Французы на «Хайбери» обыграли «Арсенал» — 1:0.

Сезон, начавшийся в декабре 1997-го, в декабре 1998-го завершался выездом в небольшой городок во Франции на границе с Бельгией. Журналистов расселили в крохотном, словно игрушечном местечке Кортрийк, кстати сказать, представленном в первом бельгийском дивизионе клубом с одноименным названием. Кроме ювелирных лавок, натыканных на всех углах, других достопримечательностей в провинции выявить не удалось.

Украинские журналисты с нетерпением ожидали переезда во Францию, где на стадионе «Феликс Болер» в присутствии сорока тысяч зрителей определялся победитель группы Е.

«Ланс» никогда не принадлежал к элите французского футбола. Со дня своего основания в 1906 году команда вела кочевой образ жизни, периодически переезжая с места на место, меняла хозяев и путешествовала по всем этажам национальных лиг. Подъем и завоевание титула чемпиона страны многие связывали с приходом в клуб главного тренера Даниэля Леклера. Заручившись поддержкой президента Жерве Мартеля, Леклер взял курс на резкое омоложение состава. В «Ланс» мигрировала целая группа молодых талантов — Стефан Дальма, Даниэль Морейра, Марк Фоэ, Седрик Бергемин. Вместе с прошедшими через турнирные ристалища Гийомом Вармюзом, Эриком Сикорой, Тони Верелем, Фредериком Дейю, Владимиром Шмицером, Паскалем Нума они образовали органический конгломерат, который в спорте называют «сплавом опыта и молодости».

Леклер «выстрелил в яблочко» в сезоне 1997-98, приведя «Ланс» в чемпионскую гавань. Провинциалы чуть было не отметились «дублем», но уступили в финале Кубка Франции маститому «Пари Сен-Жермен» — 1:2.

Игра на «Феликс Болер» напоминала состязание в скорости современного локомотива со скрипучей дрезиной. Уверенность, с которой динамовцы начали матч, откровенно испугала французов. Не зная, как нейтрализовать противника, футболисты «Ланса» принялись сплошь и рядом «высекать искру» из щитков гостей. Арбитру пришлось утихомирить защитника Дейю, предъявив ему красную карточку. Оставшись в меньшинстве, хозяева стройными рядами отошли на свою половину поля. Но лишь на 60-й минуте Каладзе открыл счет. В полном смысле слова валившиеся с ног от усталости французы пропустили еще пару мячей после выходов Ващука и Шевченко. А слегка подсластил пилюлю чех Шмицер — 1:3.

По окончании матча можно было подводить краткие итоги двухлетней работы Лобановского. Она опровергла мнение скептиков, утверждавших в январе 97-го, что «Лобан, мол, одряхлел».

Владимир Онищенко, главный тренер «Динамо-2»:

— 1 января 1995 года меня пригласил на беседу президент киевского «Динамо» Григорий Михайлович Суркис. Он предложил возглавить первую команду. Но уточнил: если в Киев вернется Лобановский, это место — его. Валерий Васильевич обладал каким-то особым видом магнетизма. Он притягивал к себе игроков и тренеров убедительной аргументацией своей позиции. С ним просто нельзя было полемизировать. Все его слова имели под собой твердую почву. Он зажигал собеседника огнем своей одержимости и преданности футболу. Он всю жизнь был предан только одному клубу — киевскому «Динамо». В годы работы Васильича на Востоке мы беседовали еженедельно. Обсуждали состав команды, ее потенциал, резервы для усиления игры.

Я часто задумывался: в чем главная составляющая внутренней силы Васильича? В его бездонной эрудиции, позволявшей на профессиональном уровне вести беседы с политическими деятелями, журналистами, театральными режиссерами? В его педагогическом таланте, даре убеждения? Этих качеств у него не отнять. Но если бы мне предложили назвать только одно, поставил бы на первое место его несгибаемость в принципах, от которых он никогда не отходил.

Он жил футболом ежеминутно. В 9 часов утра находил необходимых людей и ставил им конкретные задачи. Его мозг, словно компьютер, отсекал все лишнее и выдавал, казалось бы, единственно верное решение. Он был мудрым прагматиком и прагматичным мудрецом одновременно. Васильич никогда не называл меня, Анатолия Пузача, Алексея Михайличенко, Анатолия Демьяненко, Михаила Михайлова своими помощниками, как будто этим определением он как-то умалял наше достоинство. Он говорил: «Мы все — единомышленники. А вы — мои квалифицированные ассистенты в структурной работе».

Когда Лобановский возглавил сборную Украины, то потребовал, чтобы футболисты молодежной и национальной команд заезжали на тренировочный сбор в Кончу-Заспу в один день. Их подготовка должна была проходить по общему плану. Такой подход значительно ускоряет процесс преемственности и творческий рост молодежи. Помню, как Васильич сказал:

— К счастью, когда я вернулся в «Динамо», в его составе были футболисты, способные реализовать современные идеи.

В кратчайшие сроки Лобановский создал новый игровой лик «Динамо», с разящей атакой и солидной полузащитой. Такой симбиоз позволял держать в напряжении соперника самого высокого уровня. Васильич всегда стремился к заоблачным целям. Критерием своей работы в клубе он считал выступление в Лиге чемпионов.

С его уходом из жизни, образно говоря, дрогнули и замерли стрелки невидимых часов. Ни в коей мере не хочу сказать, что с кончиной Лобановского канул в Лету и сложившийся имидж «Динамо». Придут новые тренеры и продолжат работу мэтра. Но меня не покидает чувство, словно я держу в руках бесценную скрипку, а того, кто вложил в нее свою душу, с нами уже нет...

* * *

Два года работы Валерия Лобановского в «Динамо» расставили все точки над «i». Игровой ансамбль выглядел отлаженным механизмом, способным действовать в необходимом режиме. 6 января 1999 года Васильич принимал поздравления в связи с 60-летием. Телевидение, пресса в унисон салютовали залпами панегириков, награждая юбиляра эпитетами «гениальный», «великий», «непобедимый». Он воспринимал похвалу философски, зная бессмертное: «У победы много отцов, поражение — сирота». Его мысли были заняты земным: необходимостью подготовки команды к четвертьфиналу Лиги чемпионов. Соперник не нуждался в представлении. Вполне достаточно было назвать его имя — «Реал» (Мадрид).

Знакомство киевских футболистов с «королевскими гвардейцами» состоялось примерно за полгода до тренерского дебюта Лобановского в киевском «Динамо». Весной 1973 года киевляне в 1/8 финала Кубка чемпионов готовились к встрече с испанцами. Ничего приятного это знакомство бело-голубым не сулило. Сыграв в первом матче, проходившем в Одессе, вничью — 0:0, в ответном гостям «отгрузили» три «сухих» мяча.

К слову, матч в Одессе посетил собственной персоной сеньор Сантьяго Бернабеу, избранный президентом «Реала» еще в 1943 году. А уже 14 декабря 1947 года 85-тысячный стадион, названный именем хозяина королевского клуба, праздновал свое открытие. Бывший администратор одесского «Черноморца» Леонид Зальцельберг убедил отцов города в том, что президента «Реала» нужно встречать с королевскими почестями. В одесском аэропорту сеньора Сантьяго Бернабеу ожидала невесть откуда появившаяся «Чайка». Поблагодарив принимающую сторону за уважение к его персоне, испанец заявил:

— Я человек маленький. Но вот команда у меня — великая.

И еще один, весьма немаловажный нюанс. Весной 1998 года, после 32-летнего перерыва, «Реал» в седьмой раз был коронован званием лучшей европейской команды. В финальном матче против «Ювентуса», проходившем на «Амстердам Арене», королевский гвардеец серб Предраг Миятович забил единственный в этом поединке мяч. Одним словом, киевлянам противостояли прошедшие огонь и воду «преторианцы» клубного футбола континента.

О достижениях «Реала» в розыгрышах Кубка и Лиги чемпионов распространяться подробно нет особой нужды. Пять стартовых турниров выиграл «Реал», растаптывая, словно рассвирепевший слон, каждого, кто оказывался на его пути.

...И на гигантском «Сантьяго Бернабеу» Миятович остался верен себе. С той лишь разницей, что в воротах Шовковского он отметился точным ударом на минуту позже, чем на «Амстердам Арене». А за двенадцать оборотов стрелки судейского секундомера до этого — на 55-й минуте — Андрей Шевченко самобытными финтами развел в разные стороны защиту королевских гвардейцев и открыл счет — 0:1.

В действиях мадридцев в этом матче сквозила чрезмерная самоуверенность, помноженная на высокомерное отношение к гостям. Эти черты хозяев поля отметил Лобановский в послематчевой беседе с украинскими журналистами:

— К любому сопернику, вплоть до финального свистка, следует относиться с должным уважением. Полагаю, испанцы учтут это при посещении Киева. Самые громкие титулы не являются гарантом победы. Чемпионское звание необходимо подтверждать мячами, забитыми в ворота соперника.

* * *

За свою долгую тренерскую долю Лобановский двенадцать раз предъявлял свой динамовский «товар» в Кубке и Лиге чемпионов. Полагаю таких футбольных маэстро можно пересчитать на пальцах одной руки. Но и дюжины попыток, дабы воссесть на клубный престол Европы, оказалось Васильичу недостаточно. Это место всякий раз занимал кто-то другой.

Трижды — в 1977, 1987 и 1998 годах — Лобановский был в полушаге от финала. Но фортуна, хотя почему-то и было принято считать, что она благосклонна к «рыжему», всякий раз демонстративно поворачивалась к нему спиной. В 1977 году — нелогичный счет — 0:2, в ответном матче против «Боруссии» из Менхенгладбаха; в 1999-м — мистическая ничья в Киеве — 3:3, при неоспоримом преимуществе над «Баварией». А был ли хоть один матч так называемой высшей категории сложности, по всем канонам удовлетворивший мятущуюся душу тренера? Об этом я спросил Васильича во время нашей беседы в таверне «TV «Dynamo» Home» у поселка Козин, что примерно в 10 километрах от динамовской базы в Конче-Заспе. Он думал недолго. Но ответил вопросом на вопрос:

— Вы помните четвертьфинал Лиги чемпионов в 1999 году? Мы тогда прошли сильнейший на тот день клуб в мире — мадридский «Реал», владевший титулом клубного чемпиона Европы. А кто защищал его цвета, не забыли?

Состав «Реала», вальяжно проводившего предматчевую тренировку за день до ответного поединка четвертьфинала в Киеве, мог лишить дара речи кого угодно: Иллгнер, Пануччи, Роберто Карлос, Йерро, Рауль, Редондо, Миятович, Шукер, Зеедорф, Савио, Кампо, Гути, Мориентес, Каранка, Карембе, Виктор, Амависка... Наличие сплошной козырной масти позволяло тренерам «Реала» тасовать игровую колоду в уверенности, что в любом случае обязательно выпадет «козырь».

На следующий день Лобановский не оставил на месте королевской крепости камня на камне. И когда? В марте, в самый разгар испанского чемпионата. Динамовцы же проводили всего-то свой второй официальный матч в сезоне. Первый — был сыгран на две недели раньше в Мадриде.

— Ребята отработали здорово, — продолжал Лобановский, словно он к их победе не имел ни малейшего отношения. — У них получалось все — своевременный отход, взрывная атака, тактические перестройки. Но главной составляющей победы стала тотальная концентрация внимания на протяжении всей игры. Ведь когда говорим о тотальном футболе, не следует забывать и о полной психологической самоотдаче. Секундное расслабление, выпадение одного игрока из группового маневра, расхлябанность голкипера могут вмиг перечеркнуть многолетний труд всего коллектива. Это — футбол, — он часто щеголял этой обтекаемой фразой.

Два гола Шевченко во втором тайме, один краше другого, вывели «Динамо» в полуфинал Лиги чемпионов. Там Лобановского и его команду ожидал непримиримый «друг» со времен 70-х — мюнхенская «Бавария». Однако прежде чем встретиться с немцами, триумвирату, отождествляющему футбольную мысль Украины — Валерию Лобановскому, Йожефу Сабо и Леониду Буряку — предстояло вывести национальную сборную страны на матч с чемпионами мира — французами. А чуть погодя — сыграть с непростой командой Исландии.

Сборной Франции образца 1998 года Лобановский восхищался, называя ее командой универсалов, возглавляемой неповторимым Зиданом. У этого ансамбля не было слабых мест. Каждый игрок прекрасно знал свой маневр, мог по ситуации действовать и в обороне, и в атаке. Набор классных исполнителей позволял тренеру французов Лемеру «лепить» тактику, словно пластилиновый мякиш: Тюрам, Десайи, Блан, Лизаразю, Пети, Виейра, Пирес, Карембе, Джоркаефф, Анри, Вильтор, образно говоря, представляли собой искрящуюся жемчугом корону. Ярче других камней в ней горел «алмаз» Зидана. Именно полузащитник «Ювентуса», перебравшийся затем в «Реал», по мнению Лобановского, знакомил мир с футболом будущего.

На домашнем чемпионате мира французы оставили «с носом» всех своих соперников. А в финале разложили на обе лопатки бразильцев — 3:0. Матч команды Лемера на «Сен-Дени» против украинцев расценивался французской прессой как минутная остановка экспресса на захолустном полустанке.

Впрочем, оказалось, что в «захолустье» тоже умеют играть в футбол. Это стало истинным откровением для чемпионов мира. Не имея в своем составе адекватного хозяевам набора «звезд», украинцы предстали в Париже командой-«звездой», знавшей назубок принципы коллективной игры. Тренеры гостей, всесторонне изучив манеру действий подопечных Лемера, уверенно вели свою партию. Матч походил на шахматный поединок двух гроссмейстеров. На каждый выпад французов украинцы отвечали не менее взвешенным ходом.

«Мат» воротам харизматичного Бартеза должен был произойти на исходе встречи. Шевченко ворвался справа в штрафную площадь чемпионов мира и сделал все верно — пустил мяч низом в дальний угол. Подними Андрей голову за мгновение до удара, то заметил бы, что Фабьен в отчаянии распластался в шпагате у его ног. Лежачего голкипера было легко обвести и закатить мяч, как на тренировке, в ворота.

Журналистам в ложе прессы несколько раз подряд крутили на мониторах повтор: Йожеф Сабо вскакивает и чуть ли не сплющивает ладонями от досады свою голову. По окончании матча в присущей ему эмоциональной манере Йожеф Йожефович шутил. Прошу прощения у читателя за то, что фразу наставника сборной Украины я несколько видоизменил, убрав в ней девственный натурализм первоисточника:

— Эх, будь у Бартеза кое-что в трусах чуть меньшего размера, мяч проскользнул бы у него между ног...

Но и 0:0 на поле чемпионов мира при равной игре сверкнуло в Европе, словно метеоритный дождь в ночном небе. Во Франции и Германии, Италии и Англии сборную Украины стали воспринимать как команду, достойную занять первое место в своей отборочной группе.

Поединок на «Сен-Дени» отрезвляюще подействовал на Лемера, сбив сосульки спеси с французов. В сентябрьском поединке в Киеве они вели себя настолько робко, что порой было трудно поверить в их чемпионские регалии.

За неделю до киевского матча Йожеф Сабо получил информацию из надежных источников о том, что в столице Украины французы будут играть в «закрытый» футбол. Квартету защитников «трехцветных» будет помогать трио хавбеков оборонительного плана. Его составили Дешам, Виейра, Карембе.

Сабо поставил полученные «разведданные» под сомнение. И вправду, можно ли было поверить в то, что чемпионы мира включат в свой стартовый состав семь (!) защитников, стряхнув слой пыли со старых учебников футбола, где описывались швейцарский «замок Раппана» и итальянское «катеначчо». Дешам—Виейра—Карембе выполняли тактическую роль небезызвестной «линии Мажино», призванной в данном случае сдержать атакующий порыв хозяев поля.

Забитых мячей в обеих встречах команд Украины и Франции зрители так и не дождались. Впрочем, как когда-то подметил один киевский журналист, и пропущенных также. Силы соперников в двухраундовом противостоянии оказались равными. Отдавая должное тренерскому профессионализму Йожефа Сабо и Леонида Буряка, сумевших в этих исторических поединках избрать верную тактику и определить боевой состав, нельзя не отметить, что оба они были лишь вспомогательным звеном в реализации стратегической концепции футбольного полководца Валерия Лобановского, занимавшего в то время более чем скромную должность тренера-консультанта сборной Украины...

* * *

Свой третий в жизни полуфинал клубного чемпионата Европы Васильич встречал в отменном расположении духа. Команда у него была, что называется, «конфетка»: скоростная, функционально крепкая, обученная премудростям тактического маневрирования. Если хотите, с мужским характером. Поднаторев в играх с «Барселоной», «ПСВ», «Арсеналом», «Ювентусом», «Реалом» она не робела ни перед кем. Самые именитые клубы Европы хотели бы видеть в своих рядах Шевченко, Реброва, Лужного, Каладзе, Головко, Гусина. Но, пожалуй, более всего — Лобановского. Еще в 70-е за ним охотился миланский «Интер», не было отбоя от испанцев и немцев.

На семинаре в Италии в начале 80-х лекции Лобановского по тактике со школярским усердием конспектировали Арриго Сакки, Марчелло Липпи, Фабио Капелло. Но Васильич раз и навсегда наложил вето на заманчивые приглашения из-за рубежа. На Восток он поехал по необходимости, скрепя сердце, так сказать, по причине форс-мажорных обстоятельств. Всего себя, все свои знания он отдавал исключительно родному клубу. Другого для него просто не существовало на всей планете.

О мюнхенской «Баварии» можно говорить что угодно, кроме одного — к этой команде нельзя относиться с неуважением. С того памятного дня, 27 февраля 1900 года, когда 17 юношей-подростков собрались на учредительную встречу в мюнхенском ресторане «Гизела» для создания футбольного клуба, все устремления его последующих «отцов» были подчинены лишь одному — восхождению на футбольный олимп.

Как ни странно, но в первой бундеслиге баварцы дебютировали только в 1966 году, хотя чемпионами Германии стали за 34 года до этого. В те давние времена структура определения лучшей команды страны имела несколько иной вид.

Совсем юные Зепп Майер, Франц Беккенбауэр и Герд Мюллер явились многолетним оплотом надежности команды. Дебютант первой бундеслиги без всякой раскачки в 1967 году, образно говоря, выхватил из рук шотландского «Глазго Рэйнджерс» Кубок обладателей кубков. Затем трижды кряду был завоеван и более весомый трофей — Кубок чемпионов (1974-76). Вплоть до 1991 года «Бавария» в основном занималась делами домашними — часто выигрывала чемпионат да слыла «кузницей кадров» для «бундестима» — национальной сборной.

С приходом в 1991 году в клуб «кайзера Франца» и Карла-Хайнца Румменигге наступил период расцвета баварского футбола. С командой работали выдающиеся тренеры современности — Эрих Риббек, Джованни Траппатони, Отто Рехагель и Оттмар Хицфельд. Они-то и создали грозный облик современной «Баварии» с ее железной волей к победе, замешанной на высочайшем мастерстве целой группы игроков.

Об одном из них — Оливере Кане — следует сказать особо. Со времен «кайзера Франца», Герда Мюллера в «Баварии» не было более почитаемого игрока. «Оли», как нежно кличут Кана болельщики, стоит в одном ряду с выдающимися «стражами ворот» всех времен и народов — Франтишеком Планичкой, Рикардо Заморрой, Львом Яшиным, Ладислао Мазуркевичем, Иво Виктором, Гордоном Бэнксом, Питером Шилтоном, Дино Дзоффом.

«Оли» может в одиночку выиграть матч любого уровня. От партнеров требуется самая малость — забить хотя бы один мяч в противоположные ворота. Остальное — дело умных рук Кана. Волшебных рук, умеющих предугадывать, когда, куда и с какой силой будет направлен мяч в прямоугольник размером 7,32 м х 2,44 м, расположенный за спиной голкипера, ставшего легендой при жизни...

К немецкому футболу, как уже упоминалось, Лобановский благоволил давно. Рационально-прагматичный подход к делу отзывался пониманием в его тренерской душе. Преимущество германского стиля особенно проявлялось на чемпионатах мира и Европы. «Бундестим», независимо от того, кто из тренеров «заведовал» сборной и в каком состоянии она начинала турнир, неизменно боролся за медали. Это особенно отчетливо просматривалось на последнем чемпионате мира в Японии-Корее, который Лобановский, увы, уже не мог видеть.

Издатель «Киккера» К.-Х. Хайманн, анализируя в спортивной программе УТ-1 состояние немецкого футбола, сокрушался по поводу того, что в нем наступил глубокий кризис: ушло целое поколение великих игроков, а замены им нет; сборная лишена явного лидера. И вообще — все плохо. Ведь впервые в своей истории экс-чемпионы мира были вынуждены пробиваться на всемирный футбольный форум через унизительную для Германии «процедуру» матчей плей-офф.

И что же? Начав выступление в Азии весьма робко, команда Руди Феллера набирала мощь с каждым новым поединком и в итоге дошла до финала. Объявился кандидат на роль лидера: им стал Баллак, названный одним из лучших игроков чемпионата мира. А малоизвестный нападающий Клозе выдвинулся в ряд самых заметных мастеров атаки, исправно поражая цель почти в каждом матче. Надежность обороны и непробиваемость Кана в очередной раз убедили всех в незыблемости аксиомы: порядок бьет класс. Впрочем, необходимо некоторое уточнение. Если, скажем, класс в полном порядке, как у бразильцев, то и немецкая «тотальная мобилизация» не в состоянии противостоять изощренности технической фантазии признанных кудесников мяча. Но такой команды, как сборная Бразилии, в мире больше не существует. Поэтому латиноамериканцы могут себе позволить творить на поле. Остальным приходится работать.

«Бавария», начиная с 70-х годов, представляла собой некую клубную копию своей национальной сборной. Та же безупречная игровая дисциплина, синхронное перемещение по полю, максимальная концентрация внимания, готовность принять силовую борьбу, холодный расчет и несгибаемая воля — таким виделся коллективный портрет клуба, представшего 7 апреля 1999 года в Киеве.

Впрочем, ничего нового в облике «Баварии» Лобановский не нашел. Почти тридцатилетний опыт поединков с немцами на уровне клубных и сборных ансамблей позволили Васильичу изучить «немецкий феномен» в мельчайших деталях. Он был уверен, что «Динамо» образца весны-99 вполне было по силам «согнуть несгибаемое». Буквально за несколько минут до выхода своих подопечных на поле он сказал:

— Выходите и обыгрывайте их. Сегодня вы намного сильнее «Баварии»...

Потом, после игры, когда чаша «Олимпийского» шелестела от ветра смятыми обрывками газет, Лобановский, не покидавший раздевалку «Динамо» до глубокой ночи, с болью произнес:

— Все дело в психологии. Ребята не поверили, что могли забить «Баварии» пять, шесть, семь мячей...

В первом тайме немцев на поле не было: размытыми тенями они метались за динамовцами. Шквальные атаки хозяев снесли на пути к воротам Кана оборонительные заслоны мюнхенцев. Отлаженный механизм «Баварии» сначала заскрипел, а затем и вовсе рассыпался, превратившись в груду бесполезных фрагментов. Дважды — на 16-й и 43-й минутах — Шевченко всколыхнул сетку ворот гостей меткими ударами. Все шло по плану Лобановского. Вплоть до 45-й минуты.

На исходе тайма немцы получили право на штрафной удар в 35-37 метрах от ворот «Динамо». Шовковский «стенку» не поставил, очевидно, полагая, что с такой дистанции ему не страшен и удар Роберто Карлоса. Центральный защитник «Баварии» Тарнат как-то с ленцой разбежался и пробил низом. Динамовский страж ворот был готов к приему мяча, но тот, зацепив чью-то ногу, коварно юркнул в противоположный от Александра угол — 2:1 — очередной зловещий рикошет в судьбе киевского вратаря.

Второй тайм. Перед глазами Кана — калейдоскоп голевых эпизодов. На 50-й минуте Косовский, изловчившись, с воздуха вколачивает третий мяч. Немцы раздавлены, а украинцы, как в казино, прожигают один голевой момент за другим. «Бавария», не выдерживая «гонок по горизонтали», переводит игру в спокойное русло.

Столь простой маневр, к сожалению, усыпил бдительность хозяев. Им бы вновь взвинтить темп минут на десять-пятнадцать, после чего, полагаю, немцы уже не смогли бы столь активно передвигаться по полю. На 78-й минуте последовал удар Эффенберга со штрафного в обвод неоправданно узкой «стенки» перед воротами Шовковского — 3:2.

Хозяева выглядели обескураженными. Имея неоспоримое преимущество и диктуя сопернику свои условия, они пропустили два нелепых мяча. Нелепых с точки зрения «Динамо», но выстраданных немцами: изощренные в кубковых ристалищах, баварцы выжали максимум выгоды из минимальных шансов.

Но самое страшное для хозяев произошло за две минуты до финального свистка. Долговязый Янкер, проскучавший 88 минут из-за отсутствия передач на его яйцеобразную голову, встрепенувшись, опередил в борьбе киевских стопперов и, лежа на траве, ткнул мяч мимо обескураженного Шовковского — 3:3...

Синяя птица победы ускользнула в самый последний миг. Слабым утешением для хозяев стал лишь тот факт, что ни одной из команд в предыдущих матчах группового турнира и 1/4 финала не удавалось забить Кану более двух мячей.

Ответный поединок на «Олимпиаштадион» напоминал дуэль давно изучивших друг друга фехтовальщиков. Каждый выжидал удобный момент для решающего укола. На 35-й минуте его нанес непредсказуемый Баслер. О Марио в то время в Германии говорили: «Баслер может «проспать» пять-шесть игр, но потом отыграть, словно на собственном бенефисе». Украинцы оказались пассивными зрителями на этом празднике футбола. Полузащитник хозяев получил мяч в абсолютно бесперспективной позиции у правой бровки неподалеку от угла штрафной площади «Динамо». Кто-то из киевских защитников, плассируясь перед Баслером, закрыл ему путь к лицевой линии. Марио как-то нехотя двинулся в противоположную сторону и вдруг выстрелил с левой ноги крученым ударом. Мяч, обогнув всю толпу, сгрудившуюся перед Шовковским, чиркнул о правую от него стойку — 1:0.

Позволь Баслеру десять, двадцать раз повторить такой удар даже при полном отсутствии всех участников матча, он бы вряд ли воспроизвел его вновь. Чудеса повторяются не так уж часто. Во всяком случае, на них, очевидно, существует определенный лимит. После того, как он исчерпан, в силу, похоже, вступают чудеса со знаком «минус». Эта метаморфоза не обошла вскоре и команду Оттмара Хицфельда.

В финале на барселонском «Ноу Камп» или, как называют в последнее время спортивную арену в столице Каталонии, «Камп Ноу», немцы вели — 1:0 — вплоть до 90-й минуты, пока нападающий «Манчестер юнайтед» Тедди Шерингем не восстановил равновесие в счете.

Спустя несколько мгновений корабль «Баварии» основательно сел на «солнечный риф» — 1:2. Этим подводным камнем оказался Сульшер; его фамилия с норвежского так и переводится — «солнечный риф». В Украине Оле-Гуннара почему-то величают «Сольскьяр». Просветил меня по поводу правильного произношения фамилии скандинава пресс-секретарь Федерации футбола Норвегии Хальвор Ханнеборг в октябре 2000 года в Осло за несколько часов до начала отборочного матча чемпионата мира Норвегия — Украина.

Возвращаясь к вопросу о чудесах в футболе, выскажу свое мнение: в природе не существует ни везучих команд, ни везучих тренеров. За красавцами-голами, за блистательным исполнением технического приема, за парящей атакой и отведенным «мертвым» мячом всегда стоят два верных «друга» — талант и труд. Безусловно, прав был бард Булат Окуджава:

...Уж так повелось на этой земле:

На каждый прилив — по отливу,

На каждого умного — по дураку,

Все правильно, все справедливо...

Александр Чубаров, администратор киевского «Динамо»:

— Впечатление, которое производил Лобановский на собеседника при первой встрече, часто зависело от восприятия им собеседника. Васильич порой напоминал глыбу айсберга, которую предстояло растопить профессиональным тоном беседы и высокой культурой общения. Лобановский не терпел панибратства. Прежде чем с кем-то сблизиться, предварительно собирал своеобразное досье на этого человека. Он был очень осторожным в контактах и не любил тратить время попусту.

После избрания Григория Михайловича Суркиса президентом киевского «Динамо» он сразу же повел работу по возвращению Валерия Васильевича в родной клуб. Я получил задание начать переговоры в этом направлении, хотя у Лобановского в тот момент был на руках действующий контракт с федерацией футбола Кувейта. Поначалу отношение к новому руководству «Динамо» у него было негативное: постарались недруги, вложившие в уши Васильичу искаженные факты. Он их перепроверил и убедился в том, что был дезинформирован. Летом 1994 года я провожал Лобановского, после проведенного им в Киеве отпуска, на Восток. Темы его возвращения в «Динамо» не затрагивал, боясь переусердствовать. Неожиданно он коснулся ее сам.

— Ты знаешь, Федорович, при избрании нового президента клуба я занял нейтральную позицию. Если бы голосование проводилось сейчас, то поддержал бы Суркиса. Я убедился: Григорий Михайлович и его брат Игорь — люди футбольные и, как мне кажется, способные вывести «Динамо» из замкнутого круга кризиса. Скажи президенту, что все его труды будут напрасными, если в Украине не создадут Профессиональную футбольную лигу. Думаю, он лично должен ее и возглавить.

Я передал наш разговор Григорию Михайловичу. К предложению Лобановского он отнесся поначалу сдержанно, считал, что с образованием новой структуры следует повременить. Но спустя какое-то время, вызвав меня, сказал:

— А ведь Лобановский прав. Пора заканчивать с этой вакханалией. Необходимо навести порядок в украинском футболе. Без союза профессиональных клубов мы будем еще долго топтаться на месте.

Васильич всегда следовал известному выражению: «зри в корень». В самом сложном, запутанном явлении, теме, проблеме умел, образно говоря, отделить зерна от плевел. Как-то в Новогорске в гости к футболистам сборной СССР пожаловали народные любимцы — космонавты. Побродив по базе и перекинувшись с ребятами парой-тройкой слов, космонавты приготовились к отъезду.

Их уговорили отобедать. За столом стали обсуждать создание новой советской трехступенчатой ракеты. Гости на все лады расхваливали преимущества технического решения нового летательного аппарата, созданного советскими конструкторами, вскользь упоминая отдельные недоработки. Лобановский слушал жителей «Звездного городка» с интересом. Когда все высказали свою точку зрения, произнес:

— Лет двадцать назад в одной из киевских газет я ознакомился со статьей о прогнозах Циолковского в области космического кораблестроения. Ученый предсказывал: будущее — за многоступенчатыми ракетами; в газете даже были эскизы, сделанные рукой Циолковского. Но главную проблему в ракетах будущего он видел все же не в механике или аэродинамике, а в обеспечении летательного аппарата эффективным топливом. Ее-то Циолковский назвал «камнем преткновения».

За столом возникла известная сцена из гоголевского «Ревизора»: молчание длилось секунд двадцать. Затем кто-то из гостей-генералов, не скрывая изумления, спросил:

— Вам-то откуда известны такие тонкости?

Васильичу нравилось когда-никогда блеснуть эрудицией:

— Я начинал учебу в Киевском, а заканчивал в Одесском политехе, и одно время кое-что почитывал на обсуждаемую тему.

А о встрече Лобановского с бывшим секретарем ЦК КПСС по идеологии Егором Лигачевым и поныне ходят легенды. Васильич в беседе с главным идеологом партии козырнул тонкой репликой в области экономики, сославшись на известную только узкому кругу специалистов работу академика Шмелева. Услышав эту фамилию, Егор Кузьмич чуть было не потерял дар речи.

— А зачем это нужно знать футболистам?

Лобановский не растерялся:

— Нахожусь в поиске оптимальной модели психоэкономического стимулирования и управления трудовым коллективом, называемым в обиходной речи «футбольная команда».

У Лигачева вновь глаза на лоб полезли:

— Валерий Васильевич, возвращайтесь с чемпионата мира и принимайте управление всем советским спортом.

-Но я ведь не журналист, — пошутил Лобановский.

— Нет, нет, — поморщился Лигачев. — Речь идет не о редакции всесоюзной газеты. Вам вполне можно доверить очень важный участок работы — контроль за развитием физкультурно-спортивного движения в стране. Подумайте...

Но Васильич был занят иными думами. Он жил футболом, а футбол жил в нем. Своими бездонными знаниями охотно делился с другими. Одно время я работал с женской командой. Останавливаться на специфике жизни дамского коллектива не стану. Бывали дни, когда вспоминалось библейское: «...и живые позавидуют мертвым...»

Я поделился с Лобановским своими трудностями. Он внимательно выслушал, как обычно, не перебивая. В этом его качестве просматривался один из сегментов «феномена Лобановского». Выдержав паузу, он спросил:

— Ты знаешь три главных заповеди уважающего себя тренера? — и, не дожидаясь ответа, продолжил: «Не услышать, не увидеть, не сказать». И еще. Когда учишь молодежь футболу, никогда не говори: «А вот в наше время было эдак». Упаси Боже в перерыве матча, если твоя команда отыграла плохо, спросить: «В чем дело? Что случилось? Во что вы, олухи, играете?» Если у тренера нет ответов на эти вопросы, ему лучше поменять профессию. Случилось то, что он обязан был предвидеть. Играют люди так, как их научили. Говорить с ребятами и девушками нужно на языке их поколения. Вспомни себя, когда тебе, молодому парню, читал нотации какой-нибудь престарелый отставник. Ты разве воспринимал сказанное? В лучшем случае ждал, пока он не выговорится.

Наставления Васильича я припомнил в 1988 году на тренировочном сборе в Новогорске. Выходя из душа, Лобановский услышал, как спартаковец Хидиятуллин, собрав вокруг себя стайку новобранцев сборной, живописует какую-то историю, сдабривая речь неформальными выражениями. Пройдя мимо ребят с каменным лицом, главный тренер поднялся к себе в номер и позвонил оттуда мне. Васильич попросил после ужина зайти к нему вместе с Вагизом. Я все сделал, как он сказал:

— Вагиз, — начал он издалека. — Скажу о себе. Виктору Александровичу Маслову в середине 60-х удалось установить в «Динамо» здоровый семейный микроклимат, который не устраивал только одного Лобановского. Будь я тогда на месте «Деда», то и дня не терпел бы такого нахала. Но времена меняются, и что интересно, мы — тоже. Я подметил: мальчишки-новобранцы ловят каждое твое слово. Неудивительно: Хидиятуллин — один из лидеров сборной. Ты уйдешь, кого после себя оставишь — матерщинников? Ты ведь грамотный парень. Зачем тебе по четыре мата через каждые два слова? Избавляйся. Я же не могу тебе при них сделать замечание. Кому? Вагизу Хидиятуллину?

Лицо спартаковца налилось краской цвета его клуба.

— Васильич, клянусь, больше не услышите.

— Да я и не слышал. Может, и померещилось...

Лобановский негативно относился к подавлению личности спортсмена, к принуждению. Он умел создать такой психологической микроклимат в команде, при котором талант созревал ускоренными темпами. Скажем, игра в первом тайме шла не по его сценарию. Большинство коллег, словно фурии, влетали в раздевалку и учиняли своим подопечным тотальный разнос. Васильич вел себя сдержанно. Чего ему это стоило, знал только он; желваки играли на скулах, но он всегда оставался непоколебимым. Сядет в кресло — слова не произнесет. В раздевалке в течение пяти-семи минут — мертвая тишина. Затем неожиданно вскочит, хмыкнет и — на выход. На лицах ребят — решимость, собранность. Носятся во втором тайме, словно угорелые. Будто играют главный матч всей своей жизни. Не только отыгрывались — побеждали. А он ведь в перерыве ничего им не сказал.

Васильич привязался к братьям Суркисам. За их отношение к команде, к себе — платил той же монетой. Его дружба с младшим — Игорем — носили трогательный характер. Они перезванивались по несколько раз вдень, перелопачивали в разговоре целый ворох тем. Васильич не возражал против того, чтобы Игорь Михайлович во время игры находился на скамейке запасных. Говорил, у Игоря — хорошая аура.

В последние годы здоровье Лобановского ухудшилось. Как определили врачи, сложился полный букет недугов. Васильич, сцепив зубы продолжал работать. Слушать не хотел о лечении. Ему предлагали пройти обследование и госпитализацию в лучших клиниках Израиля, Германии, Испании. Когда «Динамо» проводило сбор в Израиле, удалось затащить его в кабинет к местному «светилу». Тот обещал: за полторы недели один из цветков в «букете болезней» навсегда увянет. Для этого нужно было пройти курс лечения в стационаре. Уговаривали его все. Но больше других — Игорь Михайлович. Все — напрасно:

— Я не на больничной койке лежать приехал. У нас много работы. Давайте поторопимся. Обратный путь займет около двух часов. Главному тренеру не положено опаздывать на занятия — плохой пример для подражания.

К деньгам он относился бесстрастно. Меркантильности в нем не было ни на гран. Блага и комфорт его не привлекали. Он был неизлечимым... трудоголиком-идеалистом. Материальное находилось на последнем месте. Лишь однажды он признал, что, увидев в окрестностях Монреаля во время Олимпийских игр 1976 года уютный коттедж, проникся желанием построить такой же в тихом месте под Киевом. Игорь Михайлович узнал об этом и повез как-то Васильича в живописный уголок на Киевщине. Вскоре там был возведен деревянный сруб, похожий на тот, что Васильич видел в Канаде. Он с удовольствием приезжал сюда — накопившуюся усталость как рукой снимало. Когда выдавались редкие дни, а то и часы отдыха, он приглашал:

— Поехали в «деревяшку»...

Когда в команду стали стекаться легионеры, он потребовал от них знания русского языка, хотя бы на обиходном уровне. Зачем? Ведь, казалось бы, все можно пояснить на макете. Нет, ему был необходим личный контакт с игроком и увиденное в его глазах понимание поставленной задачи. И еще он ежедневно добивался от иностранцев, чтобы те прониклись атмосферой и духом динамовского клуба. Чтобы не были пришлыми ландскнехтами, а ощущали себя частицей клуба со славными традициями. Васильичу это удалось, как удавалось почти все задуманное им. По окончании выигранного в Александрии матча XI чемпионата страны, когда Лобановского уже не было с нами, Чернат, Пеев, Идахор не скрывали слез — чемпионом стал «Шахтер», победивший «Закарпатье». Почти все легионеры из дальнего зарубежья, о Белькевиче и Хацкевиче не говорю, брели в раздевалку как на Голгофу.

Каждый телефонный звонок от Лобановского я ожидал с трепетом. Особенно после интересной игры в итальянском, испанском, английском чемпионатах. Обычно Васильич начинал с «взрыхления»:

— Что нам скажет профессионал со своей дилетантской точки зрения?

Я, словно опоздавший на урок школяр, начинал в общих чертах обрисовывать увиденное накануне. Но он не давал выговориться:

— Нет, давай по линиям. Начнем с вратаря. Потом — защита, хавы и нападающие.

Приходилось возвращаться на «круги своя». Он слушал очень внимательно. Если мое мнение совпадало с его — прерывал:

— Молодец, что подметил.

К большому сожалению, подведение итогов почти всегда заканчивалось одинаково: где-то споткнусь — и сразу слышу в трубке:

— Ну, натурально дилетант. Как я тебя столько лет терплю? — из трубки доносились прерывистые гудки...

Лобановский редко менял свое мнение о ком-то или о чем-то. Он был очень тонким диагностом. Его первое впечатление, вынесенные оценки со временем почти всегда подтверждались. Правда, бывали случаи, когда он менял свое мнение. Мне доставляло удовольствие напомнить ему о первоначальной точке зрения. Тогда он хмурился, но не сердился:

— Ну, что ты привязался? Да, было такое мнение, но я же с ним в корне не согласен.

Он оставался верен людям, с которыми работал прежде и, вернувшись в «Динамо», вновь окружил себя ими: Анатолий Пузач, Владимир Веремеев, Михаил Ошемков вошли в круг его ближайших советников. С ним можно выло вести конструктивную полемику — он отвергал сладкую лесть и патоку дифирамбов.

* * *

Как-то Лобановский произнес фразу, смысл которой до меня дошел не сразу:

— Липпи знает не все...

Мы беседовали о так называемых стабильных клубах Европы, из года в год удерживающих высокие позиции в своих национальных чемпионатах. «Манчестер Юнайтед», «Арсенал», «Ливерпуль», «Реал», «Барселона», «Бавария», «Байер», «Рома», «Интер», «Ювентус» на протяжении последних лет постоянно ходили в призерах.

Что первично в достижениях зажиточных клубов: тренерская мысль Алекса Фергюссона, Арсена Венгера, Жерара Улье, Оттмара Хицфельда, Фабио Капелло, Марчелло Липпи или же внушительные финансовые инъекции, позволяющие брать в команду готовых игроков? Васильич тогда пояснял:

— Уплаченные за футболиста миллионы долларов вовсе не дают гарантию его выхода в основном составе. Мендьета, Зеедорф, Нуно Гомеш, Карембе, Бирхофф и десятки других «звезд» не всегда и не сразу находили себя в новом игровом ансамбле. Почему?

У каждого сильного клуба с годами складывается свой стиль, присущий только ему. Переход футболиста в новую команду напоминает процесс вживления отдельного органа в чужой для него организм. Как пройдет трансплантация, не знает никто. Как не знал этого южноафриканский профессор Кристиан Барнард, первым в мире успешно пересадивший чужое сердце. Был ли он уверен в успехе операции? Думаю, что 50 на 50. Но если бы не было таких ученых, как Барнард, медицина еще долго бы топталась на месте.

Чего же все-таки не знал Липпи? Пожалуй, наставник «Юве» не имел представления о процессе превращения, образно говоря, «полуфабрикатов» в товар высшего качества. Только за последний период своей работы Лобановский «слепил» Шевченко, Каладзе, Несмачного. Смерть великого футбольного ваятеля прервала работу над «портретами» Черната, Гавранчича, Гиоане, Идахора, Боднара, Мелащенко. В эту комнату творческой лаборатории тренера Липпи никогда и не заглядывал.

...Начиная с лета 1999 года «Динамо» покинули Лужный, Ребров, Шевченко, Каладзе. Их новым местом работы стали лондонские «Арсенал» и «Тоттенхэм», а для Шевченко и Каладзе — итальянский «Милан». В адрес киевского клуба потоком из Европы шли заявки на Ващука, Головко, Белькевича, Гусина. Их не отдали, чтобы не обескровить команду окончательно.

Наиболее болезненно происходило расставание с Андреем Шевченко. Он был нужен «Динамо» и являлся плотью от его плоти. Однако наступил момент — и он, очевидно, просматривался, — когда Андрей вырос из «коротких штанишек». Отныне прогресс в его игре мог происходить только в матчах высшего накала, каковых, к великому сожалению, в чемпионате Украины за весь сезон наберется немного.

Денежный фактор, безусловно, также нельзя отметать. Футболисты должны зарабатывать адекватные своему профессиональному уровню деньги. Руководство киевского клуба поступило, на мой взгляд, благородно, отпустив своих окрепших птенцов в свободный полет. Но и сегодня Олег, Андрей, Сергей, Кахабер остались в душе динамовцами. Если сомневаетесь — спросите об этом у них, когда они наведываются в город и клуб, ставшие для них родными.

Прощание с ведущими исполнителями совпало с затяжными травмами Виталия Косовского, Василия Кардаша, Алексея Герасименко. Их опыт, дополненный надежностью Ващука, Головко, Дмитрулина, Гусина, Белькевича, Хацкевича, должен был стать своеобразной строительной площадкой для возведения нового каркаса «Динамо».

Одна крупная стройка уже была завершена — в Конче-Заспе была сдана в эксплуатацию современная или, как говорят в Америке, «up-to-date», тренировочная база. О такой сегодня могут только мечтать мастера из лучших европейских клубов.

Лобановский оказался в сложной ситуации. Он, как и прежде, был «тренером-королем». Но прежнего «королевства» — ухоженного, законопослушного, с укрепленными границами и хорошо обученной армией — у него уже не было. В авральном порядке пришлось объявить набор «рекрутов». Их свозили преимущественно из ближнего зарубежья — Серебренникова, Кормильцева, Яшкина, Деметрадзе, Шацких, Герасименко, Максимюка, Мамедова и прочих, забывая в спешке, что писать, конечно, можно и на простой бумаге. Однако слать депеши в адрес царствующих на европейском клубном троне монархов следует исключительно «на гербовой». Иначе путь в их, монарший свет Лиги чемпионов, будет заказан.

Игровой апогей созданной Лобановским команды, на мой взгляд, захватил период с марта по сентябрь 1999 года. Его заключительным аккордом прозвучал финальный удар Шевченко на последних секундах отборочного матча чемпионата Европы Россия — Украина, открывший гостям путь в финальную часть континентального первенства, проходивший через сито поединка «плей-офф» со словенцами. Осень-99 была окрашена для «Динамо» и сборной страны отнюдь не в золотисто-багряные тона. Два безликих матча с балканцами в Любляне и в Киеве жирным чернильным крестом перечеркнули двухгодичную работу тренерского штаба национальной команды. Едкая горечь от неуспеха в играх со словенцами заключалась в досаднейших ошибках вратаря Шовковского, хронической болезни — низкой реализации голевых моментов и... снежной пурге, непривычно закружившей в Киеве в ноябре. Скользкое поле не позволило хозяевам предъявить свой главный аргумент — коллективную скорость.

В Лиге чемпионов киевский клуб уже не выглядел столь грозно, как в былые времена. В первых трех турах украинцы взяли лишь очко на «Бай Арене», проиграв на «Стадио Олимпико» римскому «Лацио» — 1:2, а также в родных пенатах более чем заурядному «Марибору» — 0:1.

«Октябрьский триумф» в матче с «Байером» — 4:2, и сработавшая в Словении «выездная модель» — 2:1, позволили Лобановскому и его команде сохранить пошатнувшийся имидж: благодаря превосходству в личных встречах с немцами «Динамо» продвинулось во вторую фазу Лиги чемпионов. Но было ясно: конкурировать с такими матерыми клубами, как «Бавария» и «Реал», киевлянам не по силам. «Отыграться» можно было разве что на норвежском «Русенборге».

Признанным фаворитам группы C — испанцам и немцам — киевляне уступили в двух стартовых матчах в Киеве и Мюнхене с одинаковым счетом — 1:2. И все же, до окончания последнего, шестого тура полной ясности в турнирной таблице не было. «Динамо», благодаря двум голам своих грузинских легионеров Каладзе и Деметрадзе, переиграло ослабленную на сей раз «Баварию», приехавшую в Киев в ранге победителя группы. «Русенборг», набравший в пяти играх одно очко, в этот день «валял ваньку» на своем клубном стадионе «Ларкендаль». Пропустив «быстрый» гол после удара Рауля на третьей минуте, норвежцы вели себя в оставшееся время отнюдь не как подобает потомкам боевитых викингов — 0:1. Победа в Тронхейме вывела мадридцев в четвертьфинал. У них было преимущество над киевлянами в личных встречах.

* * *

В девятом чемпионате Украины подопечные Лобановского финишировали в гордом одиночестве. 27 побед при трех ничьих. Занявший второе место «Шахтер» отстал на 18 очков, но тем не менее получил право испытать свои силы во втором квалификационном раунде Лиги чемпионов. Эстонскую «Левадию» горняки преодолели сходу — 4:1 и 5:1. Последней преградой на пути в групповой турнир была пражская «Славия». В поединках с чехами команда Виктора Прокопенко совершила спортивный подвиг. Проиграв дома — 0:1, «Шахтер» в Праге добился необходимой победы — 2:1.

Динамовцам в матче с югославской «Црвеной звездой» пришлось туго. В киевской встрече все попытки хозяев взять хотя бы единожды ворота белградцев ни к чему не привели — 0:0. В выездной игре также была зафиксирована ничья, но равная победе — 1:1. Футбольная общественность страны ликовала: впервые в групповом турнире Украину представляли два клуба. Для завсегдатаев клубного первенства Европы – динамовцев — выход на высокий рубеж стал явлением обыденным. Вместе со своим наставником Валерием Лобановским они четвертый год кряду, ни разу «не прогуляв», посещали «практические занятия» по высшему технико-тактическому мастерству игры в кожаный мяч. Не только на других смотрели, но и себя показали с наилучшей стороны.

«Шахтеру» на таком уровне играть не приходилось. Горняки получили место в группе B, где, ожидая их и предвкушая легкую добычу, «облизывались» «Лацио», «Арсенал» и пражская «Спарта». Занимательно, что все эти три клуба экзаменовали прежде киевских динамовцев. В матчах с римлянами и лондонцами донетчане учились уму-разуму. «Шахтер», оказавшийся, по образному выражению итальянской «Гадзетта делло спорт», между молотом «Арсенала» и наковальней «Лацио», выступил вполне достойно, уступив по всем статьям только итальянцам — 0:3, 1:5.

По окончании группового турнира на балансе горняков значилось шесть очков, позволивших им занять третье место, вслед за «молотом» и «наковальней». Пожалуй, наибольшую ценность для новичка оставило осознанное пушкинское: «...опыт — сын ошибок трудных...» До футбольных гениев — «друзей парадоксов» — «Шахтер» явно недотягивал. В Одессе в таких случаях говорят: «Еще не вечер».

* * *

Динамовцы, обескровленные переездом в зарубежные клубы Шевченко и Реброва, сыгранного тандема форвардов, уже не могли столь остро угрожать воротам лучших клубов Европы. Пожалуй, скауты «Милана» допустили промах, не пригласив к себе в команду обоих украинцев. Андрей в своем дебютном сезоне по итогам чемпионата Италии в серии «А» возглавил список лучших бомбардиров мирового футбола, опередив в нем Батистуту, Креспо, Виери, Ф. Индзаги, Кьезу. Полагаю, что, выступая за «россонери» вместе с Сергеем, Шевченко забил бы намного больше. Да и Ребров записал бы на свой голевой счет как минимум с десяток мячей. Но это — только допущение.

Утратив нападающих международного класса, Лобановский строил игру на надежности обороны и мобильности средней линии. Их лидерами стали Ващук, Хацкевич, Гусин, Белькевич. На острие атаки действовал напористый Шацких, переехавший в Киев из Узбекистана. Селекционеры «Динамо» привозили на смотрины в Киев талантливых ребят из Румынии, Болгарии, Венгрии, Югославии. В команде появились темнокожие футболисты из Нигерии — Идахор и Омоко. Летом 2002 года майку «Динамо» примерили бразилец Леандро и хорват Саблич. Процесс создания новой команды набирал силу. Но международный календарь, как известно, отсрочек не дает: «взялся за гуж — не говори, что не дюж». Ни «Манчестер Юнайтед», ни «ПСВ», ни «Андерлехт» вовсе не интересовали кадровые проблемы в стане динамовцев. Групповой турнир в Лиге чемпионов слабых не приемлет. Каждый из участников не желал оказаться в роли неловкой бабы, упавшей с воза.

Выступление киевлян в групповом турнире Лиги чемпионов сезона 2000-01 прошло неубедительно. Они смогли обыграть дома лишь «Андерлехт» — 4:0, и взять очко у «Манчестер Юнайтед» — 0:0. В остальных матчах победу праздновали соперники. Но даже в проигранных встречах в действиях подопечных Лобановского нет-нет да и пробивались ростки обновленного «Динамо». Приятное впечатление оставила игра киевлян с самоуверенными манкунианцами. «Красные дьяволы» разгромили на «Олд Траффорд» бельгийцев — 5:1, голландцев — 3:1. С украинцами, по словам главного тренера Алекса Фергюссона, пришлось изрядно помучиться — 1:0.

После окончания киевского матча шотландец в хвалебных тонах оценивал действия «Динамо», подчеркнув, что Лобановский относится к числу прогрессивных тренеров. На мой вопрос, на какое приблизительно место в английской премьер-лиге могло рассчитывать киевское «Динамо» с показанным уровнем игры, лорд Алекс ответил так:

— Полагаю, на место в первой пятерке. Лобановский умеет нейтрализовать сильные стороны соперника и рационально использовать свои козыри. Однако не забывайте: на таком уровне киевлянам пришлось бы играть не менее чем в сорока матчах за сезон. Иначе рассчитывать на успех не приходится.

По окончании группового турнира Лобановский отнюдь не посыпал голову пеплом из-за последнего места, занятого динамовцами в группе G:

— Я уже не раз говорил: из кувшина нельзя вылить больше, чем в нем есть. Наша команда находится в процессе становления и на данном этапе показала все, чем располагает. Время «Динамо»-1997-2000 прошло, выбыли ключевые исполнители, их места заняли 20-летние ребята. Они еще только знакомятся с необходимым учебным материалом. Этот процесс напоминает обучение в школе: сначала изучают арифметику, алгебру, геометрию, тригонометрию, и уж только потом — высшую математику. Не думаю, что мы отстали от «Манчестер Юнайтед», «Андерлехта» или «ПСВ» в методах ведения игры. Мы уступили только в реализации игровых идей. И это вполне закономерно. За наш клуб не играют такие футболисты, как Зидан, Фигу, Бэкхем, Скоулз, Гиггз, Радзински. Поэтому мы продвигаемся вперед не так быстро, как хотелось бы. Но уверены, что движемся в правильном направлении. А дорогу, как сказано, осилит идущий...

Меня спрашивают: «А когда появится команда образца 1975 года?» Отвечаю: никогда! В ней собралась целая группа талантливых игроков приблизительно одного возраста. Вот она и «выстрелила». Сегодня необходимо потратить баснословные суммы для приобретения футболистов уровня Блохина, Онищенко, Колотова, Буряка, Веремеева, Мунтяна, Трошкина, Конькова. Это — нереально, даже для «Реала».

По пути длительного подбора и подготовки мы шли в 1984-86 годах. Та команда строилась по зернышку, и в итоге был создан очень интересный ансамбль. Сейчас — иное время. Спрос на трансферном рынке опережает предложение. Цена среднего футболиста исчисляется миллионами долларов. Наш клуб не имеет возможностей «Баварии», «Манчестер Юнайтед», «Ювентуса», «Милана», «Барселоны». Поэтому решено приобретать талантливых 17-19-летних ребят и готовить их на перспективу. Для созревания талантов необходимо какое-то время.

* * *

За тридцать с лишним лет Лобановский привык к тому, что главное для его работодателей — результат. Ни московских чиновников в пору его работы со сборной СССР, ни тем более жирных нефтяных магнатов в ОАЭ и Кувейте не интересовали «лирические монологи» Васильича. Он это понял сразу, едва ступив на тренерскую стезю. Поначалу молодой специалист пытался, пусть простят меня за резкое сравнение, «метать бисер перед свиньями» — объяснять меднолобым чиновникам, сколь сложен и трудоемок процесс создания классного игрового ансамбля. Его, Лобановского, не понимали, а его аргументы — отвергали. Должно быть, именно тогда он и взял за руководство к действию восточное изречение: «Собака лает — караван идет». Он обещал профанам на понятном для них языке, что «команда вот-вот заиграет», и при этом молча делал свое профессиональное дело — укреплял корневую основу для будущих всходов. А когда они пробились к свету, ухаживал за ними с нежностью матери к своему первенцу.

Вернувшись в родной клуб осенью 96-го, он, пожалуй, впервые в жизни встретил людей, не смотревших на него алчными глазами плантатора. Тогдашний президент киевского «Динамо» Григорий Суркис и его младший брат Игорь приняли Лобановского как желанного «репатрианта». Заручившись их пониманием и поддержкой, они все вместе образовали организационно-мозговой триумвират, возродивший в короткие сроки славные традиции украинского клуба.

С младшим Суркисом — Игорем, — как уже было упомянуто, у него сложились близкие отношения. Они могли часами «висеть» на телефоне, обмениваясь мнениями о свежих футбольных новостях, по-дружески, без колкостей подшучивать друг над другом. Братья не просто отдавали дань уважения погрузневшему мэтру, они по-человечески любили главного тренера «Динамо». Лобановский отвечал взаимностью. Но и при таких отношениях, выходивших за рамки официальных, главным для Васильича, по установившейся за долгие годы привычке, на первом месте оставалось дело. Дело всей его жизни: «Динамо» — это сила».

Летом 2000 года конгресс Федерации футбола Украины избрал своим новым президентом Григория Суркиса. Довольно быстро Григорий Михайлович, как когда-то в «Динамо», поставил дело в главном футбольном штабе страны на профессиональные рельсы. Кадровые перестановки, учреждение новых рабочих комитетов и комиссий, инициатива введения урока футбола в школе, пристальное внимание к детско-юношескому и массовому футболу, создание пронизанного общей идеей института сборных должны были вдохнуть жизнь в усохшую и неухоженную с советских времен инфраструктуру игры в кожаный мяч.

Приоритет в работе был отдан комитету по работе со сборными командами Украины. В него вошли лучшие специалисты страны. Главной команде — национальной сборной, не пробившейся на мировой и европейский чемпионаты в 1998 и 2000 годах, был брошен звонкий клич: «Наша цель — 2002!» Этот лозунг несколько попахивал волюнтаризмом, и, полагаю, был выдвинут поспешно, в состоянии сиюминутной эйфории. Лозунги хороши в социально-политической жизни, когда широкие массы населения необходимо поднять для достижения грандиозных целей. Скажем строительства Байкало-Амурской магистрали, или так называемой «битвы за урожай». К слову сказать, никогда не мог понять, с кем, собственно, ведется сражение? Ведь любая битва предусматривает противостояние как минимум двух сторон. В войне с самим собой, как подметил отнюдь неглупый флорентиец Никколо Маккиавелли, победы не добыть...

На пост главного тренера сборной Украины, «без отрыва от динамовского производства», стали усиленно сватать Лобановского. Он долго не соглашался, поясняя свой отказ тем, что наставник первой команды страны не должен работать «по совместительству»:

— Это неверный подход к делу, — говорил Васильич. — Главный тренер сборной должен почти все время проводить в разъездах, просматривать кандидатов в команду, находиться в постоянном контакте со своими коллегами в клубах, планировать и проводить учебно-тренировочные сборы, контрольные матчи.

Его удалось убедить только потому, что сборной предстояло формироваться преимущественно из нынешних, а также бывших игроков киевского «Динамо» и группы представителей донецкого «Шахтера». Для предоставления «императорских полномочий» должность Лобановского назвали «главный тренер сборных команд Украины». Это впечатляло.

Своими мыслями по поводу работы в национальной команде Лобановский тогда поделился с футбольным обозревателем еженедельника «Зеркало недели»:

«По окончании двух отборочных циклов, где шла борьба за право участвовать в чемпионате мира-98 и Евро-2000, сборная Украины находилась в шаге от заветной цели. Однако надежды футбольной общественности страны так и не сбылись: в матчах плей-офф соперники — хорваты и словенцы — были удачливее.

Очередной поход «за славой» начался минувшей осенью на НСК «Олимпийский» поединком с поляками весьма печально: желто-голубая команда уступила гостям — 1:3. В следующем матче в Ереване решалось, смогут ли украинцы претендовать на выход в финальную часть ЧМ-2002, который, напомним, пройдет в Японии и Корее. Трудная победа над Арменией — 3:2, а спустя четыре дня блистательный выигрыш в Осло — 1:0 позволили украинцам встретить новое тысячелетие в приподнятом расположении духа. В конце марта нашу сборную ожидают поединки с белорусами и валлийцами, в которых необходимо закрепить прошлогодний успех.

Еще никогда в своей десятилетней истории главная команда страны не начинала подготовку к сезону столь рано: в середине января на тренировочную базу в Кончу-Заспу было вызвано около четырех десятков кандидатов в сборную Украины. Их технико-тактический потенциал был всесторонне исследован тренерским штабом, возглавляемым главным тренером всех сборных команд Украины Валерием Лобановским. Известно, что Валерий Васильевич часто строит свои отношения с журналистами по принципу «не иди хвалючись на рать...» На сей раз признанный специалист сделал исключение, дав интервью футбольному обозревателю «ЗН».

— Так рано, в январе, сборная еще никогда не собиралась...

— Да, это так. Однако напомню: в советские времена сборная СССР практически ежегодно собиралась в декабре-январе. И даже отправлялась в длительные турне. Специфика работы в главной команде страны требует от ее наставников круглогодичного наблюдения за состоянием кандидатов на место в основном составе.

— Пожалуй, именно поэтому вы и вызвали в Кончу-Заспу лучших футболистов страны?

— Сейчас их нельзя назвать лучшими. Вместе с моими помощниками Леонидом Буряком, Владимиром Веремеевым, Олегом Базилевичем мы внимательно отслеживаем список кандидатов в национальную команду. Тренеры сборной практически в каждом туре чемпионата страны просматривают приглянувшихся нам игроков, получают о них всестороннюю информацию из уст их наставников. Однако визуального знакомства явно недостаточно: необходимо, если хотите, «прощупать» кандидата собственными руками — протестировать, ознакомиться с его потенциалом в контрольных матчах, где ему ставится конкретная задача, прочувствовать его психологическую ауру На основе этих и других данных определяем, можно ли данному игроку примерять майку сборной страны.

— Исходя из ваших слов, результаты контрольных матчей и, в частности, поражение от «Оболони» не стоит рассматривать как трагедию...

— Давайте, как говорится, вернемся к нашим «баранам». За время десятидневного сбора в Конче-Заспе мы не ставили себе обязательную цель забить как можно больше мячей в ворота соперников. Необходимо было ближе познакомиться с ребятами, за которыми велось длительное наблюдение. К тому же, все десять дней мы работали только с киевскими динамовцами. Футболисты «Шахтера», новороссийского «Черноморца», санкт-петербургского «Зенита» провели в тренировочном лагере всего пару дней. Что до контрольных поединков, то в некоторых из них с нашей стороны принимало участие до двух с половиной десятков игроков. Скажем, в первом тайме против «Таврии» на поле вышел донецкий «Шахтер», чьи футболисты еще не подошли к интенсивной игровой практике. Во втором тайме сборная была окрашена, если можно так сказать, в тона киевского «Динамо».

— Кстати, о «Шахтере». Руководство этого клуба не скрывает своих амбиций. Дебют горняков в Лиге чемпионов говорит о том, что во втором круге чемпионата страны подопечные Виктора Прокопенко не уступят без борьбы столичному «Динамо» украинское «скудетто».

— И прекрасно. Нам необходим достойный конкурент. Жаль, что сегодня «Шахтер» — наш единственный соперник. Если бы их число увеличилось, то от этого выиграл бы чемпионат страны. Большой спорт немыслим без острой конкуренции. Коллективное и индивидуальное мастерство оттачивается лишь в поединках высокого накала. Как можно требовать от футболиста полной отдачи в матчах Лиги чемпионов или в сборной страны, если он не научился этому в поединках внутреннего чемпионата?

— Вы не приглашали на сбор своих «преторианцев» — Шевченко, Реброва, Нужного...

— В этом не было необходимости. У нас есть о них полное представление. Андрей, Сергей и Олег горят желанием выступать за сборную Украины. Лишь бы их обходили травмы...

— Вы не сказали, появились ли новые кандидаты на места в основном составе сборной?

— Январь — не лучший месяц для окончательных выводов. Мы обратили внимание на нескольких игроков, но гарантировать им место в стартовом составе национальной команды, как, кстати, и признанным лидерам, было бы преждевременно. Наши отношения с кандидатами находятся в состоянии перманентного наблюдения. 14 февраля сборная Украины сыграет товарищеский матч в Тбилиси со сборной Грузии. Затем кандидаты в национальную команду разъедутся по своим клубам. Примерно в середине марта круг соискателей на участие в поединках с белорусами и валлийцами будет очерчен вполне четко. Мы должны начать сезон на высокой ноте. Предугадываю непростой матч с Кардиффе против сборной Уэльса. Дело в том, что атлетичные валлийцы традиционно сильно играют в родных стенах. В эти сроки они будут пребывать на пике формы, учитывая выступления их игроков в различных дивизионах английской лиги. Мы же только набираем обороты.

— Это предостережение?

— Увы, реалии тренерского бытия. Никому не интересно, сколько труда положено на подготовку к ответственным встречам. С нас будут спрашивать результат. Поэтому в своей работе исходим из того, чтобы выступления главной команды страны доставили радость ее почитателям. Заверяю вас, что главным приоритетом в нынешнем сезоне будет работа в сборной Украины под девизом «Наша цель — 2002!».

— А как же «Динамо»?

— Как обычно: чемпионат страны, летнее отборочное сито на пути к Лиге чемпионов — привычный ритм жизни тренера, желающего видеть возглавляемые им команды в элите европейского и мирового футбола».

К сожалению, процесс утверждения главного тренера и его ассистентов затянулся до конца марта. Наконец в прессе появились сообщения о том, что тренерский штаб сборной Украины в полном составе подписал контракты с ФФУ. Спустя несколько дней впору было публиковать опровержения: Лобановский свою подпись под контрактом не поставил! Когда его попросили прокомментировать случившееся, он был лаконичен:

— Я согласился возглавить национальную команду вместе с Йожефом Сабо и Леонидом Буряком, проработавшими несколько отборочных циклов. Они — освобожденные тренеры, и свою зарплату получают в соответствии с контрактом в Федерации футбола Украины. У меня — контракт с киевским «Динамо». Этого достаточно. Но джентльменское соглашение с Федерацией не снимает с меня ответственности как с главного тренера сборной Украины.

Подготовка к отборочному циклу чемпионата мира проходила не так, как хотел Лобановский. Время было упущено. Наши главные конкуренты — поляки и норвежцы — исколесили всю Европу, проводя в гостях и дома контрольные поединки: наигрывали оптимальный состав, укрепляли тактические связи, шлифовали всевозможные заготовки.

Украинцы оказались по сравнению с их соперниками в худшем положении: календарь товарищеских матчей национальных команд «расписывается» за несколько лет загодя. Игры проводятся в установленные сроки и — хоть умри, — если национальная федерация заблаговременно не втиснулась в этот график, то найти спарринг-партнера за несколько недель и даже месяцев весьма проблематично. Кругом — аншлаг.

В конце апреля сборная Украины провела запланированный контрольный поединок в Болгарии и победила — 1:0. Больше в плане-календаре серьезных спарринг-партнеров не предвиделось. Неожиданно пришло приглашение из Лондона. Англичане пригласили украинцев провести 30 мая товарищеский матч на «Уэмбли». От таких приглашений не отказываются.

Матч с англичанами вскрыл множество проблем в игре гостей. Увы, не только хозяевами поля, но и стороной, контролирующей на нем положение дел, были не украинцы. Они заметно уступали британцам в ритме и плотности игры, интенсивности и точности выполнения индивидуальных и коллективных технико-тактических действий, мотивации и прочих факторах, формирующих психологию победителя.

Кое-что, принимая во внимание богатейший опыт Лобановского, можно было до первого официального матча с поляками подправить. Однако кардинально перестроить игру «желто-синей» команды, привлечь свежих исполнителей не представлялось возможным даже для столь масштабной личности, какой был Валерий Васильевич Лобановский: за все лето, с июля по август, сборная Украины не сыграла ни одного контрольного матча на должном уровне. Вероятность положительного исхода в стартовом поединке с натасканной в подготовительный период командой Польши практически сводилась к нулю.

В 1974 году поляки вернулись с чемпионата мира в Германии в ранге бронзового призера. Никогда — ни до, ни после — польский футбол не взбирался на столь высокое место в мировой табели о рангах. Две недели страна праздновала успех своей сборной. Ее ведущие игроки — Лято, Гадоха, Дейна, Томашевский, Шармах — были удостоены высших государственных наград. Завтрашний день польского футбола виделся безоблачным. Его наилучшие представители были нарасхват в зажиточных клубах Европы. Однако по окончании профессиональной карьеры прославленных ветеранов в «кадре» обозначились кадровые проблемы. Замены Шолтысику, Любанскому, Ослизло, Шармаху, Томашевскому, Дейне, Бонеку не было. Из уважаемой на континенте команды сборная Польши скатилась до уровня безликого середнячка. Болельщики бомбардировали национальную федерацию футбола, редакции газет и телевидения гневными письмами с требованием вернуть стране утраченное уважение в мировом футболе. Наконец-то в Польше нашелся человек, пообещавший вымостить дорогу к чемпионату мира в Японии-Корее. Звали его Ежи Энгель. Энергичному специалисту в сжатые сроки удалось слепить сбалансированную команду. В ней дебютировал натурализованный поляк с африканскими корнями Олисадебе, ставший «злым гением» сборной Украины. Из четырех мячей, проведенных подопечными Энгеля в ворота Шовковского, три записал на свой счет темнокожий форвард.

Другой колоритной фигурой в составе команды, приехавшей в Киев для открытия отборочного цикла чемпионата мира-2002, был голкипер «кадры» Ежи Дудек — достойный представитель польской вратарской школы. Дудек и Олисадебе исполнили на поле НСК «Олимпийский» роль коварных «джокеров», повергших в уныние десятки тысяч украинских болельщиков, пришедших на главную спортивную арену страны с надеждой на победу своих соотечественников.

Хозяева в этом матче не выглядели спаянным ансамблем. Их действия носили разрозненный, сумбурный характер. Партнеры очень плохо понимали друг друга, если понимали вообще. Сказывалось отсутствие сыгранности из-за недостатка контрольных игр. Девяносто минут украинцы неустанно доказывали, что пословица «кто в лес, а кто — по дрова» вполне применима к их игре. Угрозу воротам Дудека представлял разве что Шевченко, однажды заставивший поляка вынуть ^ мяч из сетки собственных ворот. Гости ответили тремя мячами — 1:3.

Поражение на старте турнира болезненно ударило по самолюбию Лобановского. И хотя его возможности подготовки и комплектования сборной были ограничены, он, по привычке, взялся за устранение причин, приведших к досадному поражению. Рассчитывать на расширение списка кандидатов, появление новых умелых исполнителей не приходилось: главными поставщиками товара в первую команду страны оставались «Динамо» и «Шахтер». Опыт подсказывал: резервы для улучшения игры необходимо искать в сфере психологии.

Спустя пять недель после неудачной встречи с поляками главный «психолог» сборной Украины Лобановский убедил многих пессимистов в том, что процесс игровой и психологической реабилитации набирает силу. Пропустив в Ереване два мяча в первом тайме, гости вырвали победу только на волевых качествах — 3:2. Это была очень важная веха в становлении команды. Во-первых, в случае неудачи в Армении сборная Украины выпадала из обоймы претендентов на позиции лидеров в группе. Во-вторых, спустя всего четыре дня после матча с армянами Лобановского и его команду ожидал в Осло противник совсем иной квалификации — сборная Норвегии.

* * *

...Сдержанные и вежливые норвежцы поддерживали свою команду с жарким пылом южан. Каждый удачный маневр «своих» отзывался на трибунах эхом благодушия. Потомки суровых викингов полагались в первую очередь на атлетизм своих высокорослых игроков и голевое чутье любимца местной публики Сульшера.

Гости выдержали стартовый натиск норвежцев. В середине первого тайма они перевели игру в свое излюбленное русло: надежно контролировали мяч в центре поля, неожиданно «взрывались» на флангах, умело усыпляли неспешным розыгрышем мяча оборону хозяев. Как гром среди ясного неба, следовала кинжальная передача из глубины поля на выход Шевченко или Реброву. В итоге такой маневр и позволил обыграть норвежцев в их собственных владениях. Украинец из «Милана» принес своей команде победу — 1:0. Матч в Осло был несомненно лучшим из всех, проведенных украинцами в групповом турнире. В нем Лобановскому удалось тактически переиграть достойного соперника и подтвердить свое преимущество забитым мячом.

К сожалению, надежда, связанная с улучшением игры сборной, в последующих поединках угасала, словно огарок свечи. Затяжная серия из четырех невыразительных ничьих с белорусами, норвежцами и дважды — с валлийцами откровенно разочаровала. Сборная Украины на глазах теряла свою самобытность. Маневры ее игроков легко предугадывались соперниками, и даже яркий талант Шевченко лишь изредка расцвечивал в целом блеклую, с налетом апатии игру. С таким уровнем подготовки на чемпионат мира нечего было и соваться, что, впрочем, и подтвердили матчи «плей-офф» с немцами. Игра в Дортмунде ярко высветила узловые проблемы, накопившиеся в отечественном футболе.

Можно ли было вменять в вину Лобановскому очередную неудачу в выступлении сборной страны? Для этого необходимо доказательно утверждать, где, когда и в чем он промахнулся. В комплектовании? Но ведь мэтр использовал только тот материал, который был у него под руками. Выбор был невелик: все те же футболисты «Динамо» и «Шахтера». Молодежная сборная ранее делегировала в национальную Несмачного, Зубова и Воробья. Но и они представляют клубные цвета бело-голубых и оранжевых. К тому же, оба флагмана в последние годы насыщают свои составы преимущественно легионерами. Происходит это не от хорошей жизни. Разрушенная инфраструктура детско-юношеского футбола перестала питать лучшие команды страны талантливыми ребятами. А появление таких игроков, как Шевченко, Ребров, Воробей, Зубов, Шищенко, Несмачный, Белик стало скорее исключением, а не правилом. Тренеры юношеских, молодежных сборных Украины в один голос твердят, что им по крупицам приходится формировать свои команды, что самобытные игроки, которых в Украине каких-то 15-20 лет назад было хоть пруд пруди, — исчезли. Они и не появятся, пока проблема не будет вынесена на государственный уровень. В противном случае самородок таланта будущего Блохина, Буряка, Трошкина, Онищенко, Литовченко, Заварова, Яковенко, Протасова, Раца, Яремчука, Беланова, Демьяненко, Кузнецова, Шевченко, Реброва, Ващука увянет в зародыше. Вот тогда и наступит полный крах. На восстановление загубленного могут понадобиться десятилетия. Не хотелось бы рисовать в своем воображении столь мрачную картину. Уверен: в Украине есть люди, помнящие библейское «не хлебом единым...»

Воскрешение славных футбольных традиций в стране станет лучшим проявлением уважения к памяти великого украинца Валерия Лобановского, посвятившего всю свою жизнь такому, казалось бы, пустячному занятию, как переадресовка мяча с одного конца травяного прямоугольника поля на другой. Но и доселе никто мне не смог толком объяснить, прочему же за столь незамысловатым движением кожаного шара с волнением и трепетом наблюдают миллиарды людей, отложив в сторону дела более значительные?

В 1975 году я спросил у Франца Беккенбауэра, помнит ли он первое детское ощущение от соприкосновения с мячом.

— Конечно, — без раздумий ответил «кайзер» Франц. — С ним будет связан мой последний вздох в этой бренной, скучной жизни. Эго произошло 11 сентября 1949 года, в день моего четырехлетия. Отец подарил на день рождения резиновый мяч. Я установил его между комодом и обеденным столом. Разбежавшись изо всех сил, пнул его носком в стену. Отскочив, мяч радостно устремился ко мне. И меня пронзило: в этом неустанном процессе что-то есть. Вот уже почти 26 лет я пытаюсь найти всеобъемлющий ответ, — улыбнулся элегантный «кайзер».

Во время нашей последней встречи с Лобановским в таверне «TV «Динамо» Home», что приютилась у обуховской трассы, я спросил:

— Могли бы вы одной фразой очертить квинтэссенцию футбола как явления и одновременно спроецировать ваше отношение к нему?

Васильич ответил без заминки. Мне даже показалось, что ответ у него был заготовлен давно:

— В футболе взрослые становятся детьми. Вот Карлу, — он положил руку на плечо своему старому другу, — почти восемьдесят, а он все допытывается у меня: как надо, как не надо...

Леонид Буряк, главный тренер сборной Украины:

— Почему мы так устроены: имеючи не ценим, потерявши — плачем. На примере жизни Васильича мы, его воспитанники, учимся жизни. Для меня он навсегда останется старшим товарищем и духовным наставником.

В бытность игроком что-то воспринимал от него, что-то — нет. Лобановский же всегда был последователен: и когда играл, и когда тренировал. Только сейчас я осознаю, насколько мы, игроки, были ему дороги. Как он умел ненавязчиво, не нажимая на больное, заглянуть вглубь души, помочь, поддержать.

В начале 70-х мне, приехавшему из Одессы мальчишке, обещали дать в Киеве двухкомнатную квартиру. Но постоянно оттягивали с решением вопроса. Вместе с Лобановским мы зашли в «высокий кабинет». Его хозяин наотрез отказался сдержать данное слово; я чуть было не расплакался от досады — ведь обещал же... Васильич попросил меня ехать на тренировку, обещал все уладить. Я и не думал, что ему удастся это сделать. Вечером того же дня он сам зашел ко мне в комнату в старом корпусе в Конче-Заспе и как-то буднично произнес:

— Ну, держи свой ордер на квартиру. На новоселье хоть пригласишь?

С Лобановским я выиграл все, о чем мог только мечтать Звания чемпиона СССР и обладателя Кубка, Кубок кубков, Суперкубок, стал заслуженным мастером спорта. Он слепил из меня профессионала, долгие годы был моим неназойливым поводырем. Когда и я стал тренером, то строил свою работу на его творческих принципах.

По окончании последнего отборочного цикла чемпионата мира Васильич сказал:

— Пришел, Леня, твой черед возглавить сборную. Будет трудно, но идти вперед надо. Сборная — не сладкий кусок пирога. Возникнут проблемы, будешь ошибаться, пробуксовывать, но не останавливайся и двигайся к поставленной цели. Я всегда буду поддерживать тебя.

На слово Васильича можно было положиться, как на каменную глыбу. Сказал — сделает.

Всякий раз, отвечая на звонок по моему мобильному телефону, я подсознательно жду его слов:

— Здравствуй, главный тренер!

Он первым поздравил меня с назначением на этот ответственный пост. Буду делать все от меня зависящее, чтобы выступления национальной команды были достойны памяти выдающегося человека и тренера. Во время тренировочных сборов, товарищеских и официальных поединков я напоминаю ребятам: всего год назад с этой командой работал сам Лобановский. Дважды эту фразу мне повторять не приходится.