Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторы: Гретцки Уолтер, Тейлор Джим

Глава 19. Появление конкурента!

17 февраля 1988 года «Торонто Мэйпл Лифс» встречались в Эдмонтоне в матче чемпионата НХЛ с «Эдмонтон Ойлерз». Аутсайдер против лидера, да еще играющего дома, -ну что может быть интересного, по нашим меркам, в такой встрече? Однако в чемпионате НХЛ в отличие от наших первенств аутсайдер, даже в гостях, отнюдь не обречен на поражение. И матч «Эдмонтон» - «Торонто», за которым следило 17 285 зрителей, оставивших пустыми только 27 мест, был очередным тому подтверждением.

Недавно появившийся в составе - после большого перерыва, связанного с травмой, - Уэйн Гретцки занял на этот раз привычное место центрфорварда и помог «Ойлерз» открыть счет: гол забил Муни после передач Гретцки и Тикканена. А вскоре хозяева увеличили преимущество до 2:0. Однако незадолго до финальной сирены вперед вышли уже гости - 4:3. И дело шло к развязке, грустной, естественно, для «Ойлерз» - до завершения встречи оставалось чуть меньше 30 секунд.

Судья назначил обычное вбрасывание в зоне гостей. Столь же обычным стало то, что Гретцки выиграл шайбу и.

Зрители все, как один, вскочили, ибо после передачи Гретцки шайба попала к Андерсону, который переадресовал ее Мессье, мгновенно отправившему ее в ворота. И грянул гром аплодисментов.

Громовые аплодисменты за ничью с аутсайдером? Ну и ну?! Но не торопитесь с выводами, читатель.

Хотя командам оставалось играть еще 26 секунд, хоккеисты не торопились. Более того, вратарь торонтцев Кен Реггет, нимало, похоже, не опечаленный, выгреб из ворот шайбу и, взяв ее в руки, покатил к центру площадки, где голкипера уже ожидал. Нет, нет, не забросивший шайбу Мессье, а Уэйн Гретцки. Когда же Реггет передавал каучуковый диск Уйэну, диктор объявил: «Это была 1049-я голевая передача Уэйна Гретцки в 678-м для него матче в НХЛ. Теперь рекорд по количеству голевых передач принадлежит одновременно великому Горди Хоу и (в этот момент, казалось, от аплодисментов рухнет крыша стадиона) Уэйну Гретцки!»

Затем встреча была продолжена. Но и в оставшиеся до конца третьего периода 26 секунд, и в дополнительной, до гола, пятиминутке, которая проводится в случае ничейного исхода основного времени в матчах чемпионата НХЛ, ни хоккеисты, ни зрители об игре не думали. Ажиотаж могла подогреть разве что еще одна голевая передача Гретцки, но он к ней в этот вечер не стремился. Не стремился, видимо, потому, что не раз говорил: «Повторить, хотя бы повторить, достижения Горди Хоу, идола моего детства, уже само по себе величайшее счастье!»

У нас как-то не принято скрупулезно считать индивидуальные очки за голы и голевые передачи. Правда, иные честолюбивые хоккеисты - я с такими сталкивался - свой счет заброшенных шайб ведут, но голевых передач не учитывают и они. Тем более что в наших чемпионатах подобная статистика ведется кустарно. И усомнившись, что имярек забросил шайбу, в процессе уточнения - это быль, а не выдумка - можно услышать от того же имярека: «Судья (а именно он, судья в поле, называет того, кто забросил шайбу, и кто ему ассистировал) знает, кому для статистики эта шайба нужнее.»

В НХЛ подобные вещи невозможны. В чем, кстати, легко убедиться, прочитав книгу Уолтера Гретцки. А потому описанную реакцию североамериканских поклонников хоккея на 1049-ю голевую передачу Гретцки следует воспринимать как специфично канадское явление. И не удивляться обилию цифр в описании карьеры Уэйна Гретцки. Равно как, впрочем, и любой другой североамериканской хоккейной звезды.

Когда Горди Хоу повесил, уже отметив свое пятидесятилетие, коньки на гвоздь, остряки шутили, что цифры его многочисленных рекордов следует выписывать не на бумаге, а высекать на мраморе - мол, они, эти рекорды, так и останутся вечными. Правда, достижения Хоу, связанные с отдельными матчами или даже сезонами, стали побивать уже вскоре после его ухода из хоккея - сначала Фил Эспозито, потом Уэйн Гретцки. Но «исторические» (то есть по сумме всех выступлений в НХЛ) рекорды Горди Хоу действительно казались еще лет пять назад незыблемыми. Однако Уэйн Гретцки заставил всех усомниться в этом.

После сезона 1986/87 года списки «исторических» достижений НХЛ выглядели так.

Голы

1. Горди Хоу провел в НХЛ 26 сезонов, сыграл 1767 матчей, забил 786 голов

2. Фил Эспозито: 18-1282-717

3. Марсель Дионн: 15-1244-693

(В дальнейшем я буду приводить только показатели хоккеистов, которые, как и Дионн, еще продолжают играть.)

5. Майк Босси: 10-752-573

8. Уэйн Гретцки: 8-632-543

Если учесть, что Дионн родился в 1951 году, Босси - в 1957, а Гретцки- в 1961, то вряд ли кто-нибудь, кроме Уэйна, имеет шанс догнать Хоу.

Передачи

1. Г. Хоу: 26-1767-1049

2. М. Дионн: 15-1244-990

3. У. Гретцки: 8-632-977

В 46 матчах сезона 1987/88 года Гретцки забил еще 34 гола, сделал 72 передачи, набрал 106 очков и догнал 17 февраля 1988 года по передачам Хоу.

Очки (по системе «гол + пас»)

1. Г. Хоу: 26-1767-1850

2. М. Дионн: 15-1244-1683

4. У. Гретцки: 8-632-1520

На 17 февраля 1988 года Гретцки с 1626 очками перебрался уже на третье место в этом списке.

Несложные арифметические подсчеты показывают, что Гретцки, набиравший в среднем за сезон 190 очков (67+123), должен нагнать Хоу по голам в 1992 году, а по очкам - в 1990-м. Но как относится ко всем этим прогнозам сам Уэйн Гретцки?

- Горди Хоу - самый великий из хоккеистов, которых я когда-либо встречал. И я буду удовлетворен, если закончу карьеру, оставшись вторым, вслед за ним. - Так заявил однажды Гретцки. И в его искренности можно было бы усомниться, если бы, будучи еще двадцатичетырехлетним, он не заявлял в интервью:

- Я все чаще думаю об уходе из хоккея. Особенно часто под впечатлением того, как уходил Ги Лафлер. Он провел в НХЛ четырнадцать сезонов, но в трех последних постоянно находился под огнем критики.

Каждый выход на лед сокращает расстояние до финиша моей хоккейной жизни. Думаю, еще четырех-пяти сезонов будет вполне достаточно для меня. Я не хочу оказаться в положении Лафлера, который, оставаясь прекрасным форвардом, стал лишь реже забивать, из-за чего и оказался постоянной мишенью для критиков.

В 1986 году снова в канадской прессе появились сообщения - правда, невнятные - о том, что Гретцки может вскоре оставить хоккей. К тому же тогда Ассоциация хоккеистов НХЛ впервые с 1982 года присудила приз Лестера Б. Пирсона, вручаемый наиболее выдающемуся игроку сезона, не Уэйну Гретцки, а молодому Марио Лемьё из «Питтсбург Пингвинз».

Были ли эти факты взаимосвязаны? Не знаю. Но связь между ними, по крайней мере, могла существовать - вспомните слова Гретцки: «Не хочу оказаться в положении Лафлера». Особенно если учесть, что с первых шагов в НХЛ и до 1986 года у Уэйна Гретцки конкурентов даже не появлялось.

С 1981 года место центрфорварда в первой шестерке «Олл Старз» бронировалось - и бронировалось по праву- для него. Приз Харта для MVP сезона тоже не знал с 1980 года других владельцев. Равно как и приз Росса, миновавший Уэйна только в год его дебюта в НХЛ.

Надо сказать, лауреатов различных призов НХЛ называют либо журналисты - в итоге выборов, либо статистики - в этом случае главенствуют цифры, а не эмоции. И лишь обладателя одного приза - того самого приза Лестера Б. Пирсона, о котором я уже говорил, -определяют с 1971 года сами участники хоккейного действа, игроки НХЛ.

Интересно, что Кубки Пирсона и Харта вручаются в принципе за одно и тоже - за выдающееся выступление в сезоне. Только в первом случае все решают мнения хоккеистов, а во втором - журналистов. И расхождения между этими мнениями не столь уж редки. В 1971, скажем, году журналисты выделили Бобби Орра, а хоккеисты - Фила Эспозито. После следующего сезона пресса опять отдала пальму первенства Орру, а игроки противопоставили ему форварда Жана Рателля. Однако с 1982 года на протяжении четырех лет обе стороны были единодушны - на первом месте в обоих списках значился Уэйн Гретцки. Разночтения же в оценках возникли после появления в НХЛ Марио Лемьё.

Кто же он такой, Марио Лемьё?

Уже в последние годы выступлений в юниорской лиге Марио привлек к себе внимание не только игрой, хотя он и побил несколько юниорских рекордов Кида Гретцки, но и соответствующей стереотипу хоккейной звезды внешностью. Рослый (193 см), атлетически сложенный, он словно бы был создан природой для того, чтобы позировать перед объективами после заброшенной шайбы. Уроженец провинции Квебек (он родился в Монреале 5 октября 1965 года)

Лемьё, разумеется, мечтал только о форме «Канадиенс». Но на летнем аукционе 1984 года канадского юниора номер 1 перехватил клуб «Питтсбург Пингвинз», находившийся на грани банкротства и надеявшийся с помощью Марио поправить свои дела - попасть хотя бы в число 16 соискателей очередного Кубка Стэнли.

Поскольку «Пингвинз» сопровождали свое новоприобретение шумной рекламой, Марио Лемьё с первых же шагов в НХЛ оказался в центре внимания прессы. Тот же еженедельник «Хоккей Ньюс», описывая первые голы Лемьё, отмечал, что число зрителей в Питтсбурге на матчах «Пингвинз» возросло в среднем с 6839 до 15 741. И посмотреть действительно было на что - Лемьё не только забивал, но и вел за собой партнеров: крайний нападающий Уоррен Янг, дебютировавший, будучи двадцатидевятилетним, в НХЛ вместе с Марио забросил в первом же сезоне 40 шайб и сделал 32 голевые передачи. Сам же Лемьё стал в сезоне 1984/85 года лучшим новичком НХЛ с суммой в 100 очков (43 + 57).

Напомню здесь - и эти данные помогут нам с вами, читатель, в дальнейших сопоставлениях, - что Гретцки свой первый сезон в НХЛ отметил 137 очками (51+86).

Однако и Лемьё, несмотря на успешный дебют, не помог своему клубу в главном -«Пингвинз» опять оказались за чертой соискателей Кубка Стэнли. Но это, как ни странно, сыграло на руку Лемьё - он отправился со сборной Канады в Прагу, откуда привез серебряную медаль чемпионата мира-85. Да к тому же произвел большое впечатление на европейцев.

В следующем сезоне Лемьё улучшил свои индивидуальные показатели - 141 очко (48+93), хотя «Питтсбург» опять остался на бобах. Гретцки же добыл рекордную сумму очков - 215 (52+163), но тоже не помог «Ойлерз» преодолеть четвертьфинальный барьер в Кубке Стэнли. Казалось бы, сопоставлять этих двух игроков по-прежнему нечего, но летом 1986 года стало известно, что, по мнению хоккеистов НХЛ, Лемьё опередил в этом сезоне Гретцки. Мотивировка была не слишком убедительной: мол, если бы у Лемьё в «Питтсбурге» были такие партнеры, как у Гретцки в «Эдмонтоне», Марио мог бы опередить Уэйна по очкам. Может быть, «мог бы», а возможно - и нет. Ведь когда Гретцки дебютировал в НХЛ - вот для чего я приводил показатели Уэйна в том сезоне, - его команда «Эдмонтон Ойлерз» находилась в хвосте НХЛ, а партнеры не превосходили партнеров Лемьё по «Питтсбургу».

Впрочем, еще через год ассоциация игроков пересмотрела свои взгляды - приз Пирсона опять вернулся к Гретцки. Причем на это решение, насколько мне известно, повлияло то, что Лемьё, ссылаясь на подавленное настроение из-за неудач «Пингвинз» в очередных попытках пробиться в Кубок Стэнли, не пожелал поехать на чемпионаты мира в Москву и Вену, капризничал перед «Рандеву-87».

Правда, в матчах со сборной СССР в «Рандеву-87» Лемьё все же соблаговолил принять участие. Но ни он, ни Гретцки в тех играх особо не выделялись. Причем если Марио лишь слегка подпортил образ, созданный им для европейцев в Праге-85, то Гретцки вновь подтвердил, что против советских хоккеистов - так было в Кубках Канады 1981 и 1984 годов -он не в состоянии показать все, на что способен.

Поставил же, по-моему, точки над «i» в споре, кто сильнее - Гретцки или Лемьё, Кубок Канады 1987 года. В финале СССР - Канада, в котором канадцы выиграли два матча из трех с одинаковым счетом 6: 5, главными фигурами у хозяев были Уэйн и Марио. Во второй выигранной канадцами встрече Гретцки сделал четыре голевые передачи, три из которых завершил голами Лемьё, а одну - Гилмур, и в решающем матче комбинация Гретцки - Лемьё принесла хозяевам Кубок Канады. Причем Гретцки стал лучшим бомбардиром турнира - 21 очко (3+18), а Лемьё форвардом номер 2-18 очков (11+7).

Уже одни эти цифры - 18 передач Уэйна и 11 голов Марио - свидетельствуют со всей очевидностью, кто из канадцев, так сказать, персонально выиграл этот турнир. Однако, сравнивая Гретцки и Лемьё, я лично отдаю предпочтение первому. Ибо достаточно было Уэйну, не слишком одаренному, в отличие от Марио, природной богатырской статью, появиться в каком-либо звене сборной Канады, как оно, это звено, сразу становилось ударным. Лемьё же был лишь завершителем атак. Блестящим, бесспорно. Но только завершителем, зависевшим от искус-ного во всех аспектах хоккея Уэйна Гретцки. Вот почему говорить о смене лидера в хоккее НХЛ, по-моему, преждевременно. Фигурой номер 1 остается Уэйн Гретцки. Хотя после окончания сезона 1987/88 года по всем статистическим выкладкам Лемьё, набрав в 77 матчах 168 очков (70+98) и получив призы Харта и Росса, а также место центрфорварда в первой шестерке «Олл Старз», опередил Гретцки. Тот провел из-за травм лишь 64 матча из 80 и, хотя в среднем за игру набирал наибольшее количество очков (2,33), в сумме, естественно, уступил (40+109) конкуренту. Однако при этом не следует забывать, что «Питтсбург» с Лемьё вновь оказался за чертой 16 соискателей Кубка Стэнли, а «Эдмонтон» с Гретцки вновь выиграл этот главный приз североамериканских профессионалов. Причем Уэйн был признан MVP Кубка Стэнли-88. Что же касается последовавших за окончанием сезона событий, то они заставляют говорить о новой главе в биографии Уэйна Гретцки.