Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Викторов Виктор Яковлевич

Глава 1. Алхимия хоккея

Героем этой книги является не один человек, а хоккейная команда. Сборная команда страны. Восьмикратный чемпион мира, трехкратный чемпион Олимпийских игр.

Приходят и уходят спортсмены, а команда остается. Вот и перед отъездом в Гренобль не оказалось в составе сборной одного из лучших защитников — Эдуарда Иванова, некогда сильнейшего нападающего, Александра Альметова, а команда стояла перед нами на красной линии, готовая к борьбе, и мы повторяли фамилию за фамилией, словно выстраивали несокрушимый заслон: Виктор Коноваленко, Виктор Зингер, Виктор Блинов, Александр Рагулин, Виктор Кузькин, Виталий Давыдов, Олег Зайцев, Игорь Ромишевский, Евгений Зимин, Вячеслав Старшинов, Борис Майоров, Владимир Викулов, Виктор Полупанов, Анатолии Фирсов, Юрии Моисеев, Анатолий Ионов, Евгений Мишаков, Вениамин Александров.

Какое же неповторимое сочетание душевных качеств превращает восемнадцать человек в одного неутомимого и неустрашимого ледового Гулливера? Трудно найти ответ на этот вопрос. Я вспоминаю, как впервые увидел этого великана на льду олимпийского стадиона в Кортина д'Ампеццо, воодушевленного, гордого своей победой, как потом следид за его ростом в Москве, Скво-Вэлли, Женеве, Стокгольме. Я видел его и в Инсбруке, где он поразил всех своим возросшим мастерством, своей силой, и был свидетелем его триумфов в Тампере, Вене и Гренобле.

Но как родился этот великан? Как он рос? На четырех олимпиадах и пяти чемпионатах мира довелось мне наблюдать хоккейные схватки и ни разу не пришлось присутствовать на сверхсекретном для журналистов отборе спортсменов, увидеть, как пара за парой выстраиваются защитники, тройка за тройкой нападающие и, наконец, выкатываются к воротам самые достойные их стражи. Что же здесь решает: физическая готовность игроков, их всесторонняя тактическая подготовка или еще и слаженность боевых темпераментов, гармония характеров?

Для меня в олимпийской сборной 1968 года было два центра притяжения: Зимин и Александров. Новобранец и ветеран. Игрок, только начинающий свой «боевой список», и хоккеист, его завершающий.

Что, казалось бы, общего между спортсменом, который мечтает о том, чтобы впервые принять участие в олимпийском турнире, и человеком, который уже дважды входил в состав олимпийской сборной? А общее между ними было то, что один мог оказаться на месте другого в сборной 1968 года. Ветеран мог заменить молодого спортсмена в тройке, где тот с таким огромным трудом в течение последних лет завоевывал свои позиции.

Вспомним, как юный Зимин искал общий язык со своими именитыми партнерами Старшиновым и Майоровым. Как трудно ему приходилось. Ведь до него в тройке играл Евгений Майоров, брат Бориса, без которого не мыслилось замечательное спартаковское звено. И вот Зимин не попал в состав сборной, которая отправлялась в Любляну на чемпионат мира 1966 года (его заменил Виктор Якушев), не смог принять участие в Венском турнире, где вместо него играл Ярославцев, и сколько же пришлось молодому хоккеисту преодолеть психологических препятствий, чтобы подавить в себе неистовую жадность к шайбе, неудержимое желание забивать самому. Какая сила воли, какая вера в себя понадобились ему, чтобы постичь наконец секрет душевной слаженности этой тройки. И вот в новом сезоне тренеры снова установили рецидив прежних его заблуждений. Неудачно проведено заморское турне, и все чаще возникает разговор о том, что Зимина в Гренобле должен заменить Вениамин Александров, который ? Канаде не раз выходил на лед вместе со Старшиновым и Майоровым...

Александров! Блистательный Александров! Последний действующий игрок, который выступал еще с Всеволодом Бобровым. Он был так похож на своего знаменитого предшественника, что их путали, даже после того, как Бобров покинул ледяную арену. Александров вместе с Альметовым и Локтевым создал одну из самых великолепных троек не только советского, но и мирового хоккея.

На наших глазах стало рассыпаться знаменитое бое-вог звено. В последний раз выступил в составе сборной в Любляне Локтев. В последний раз выступил в составе сборной в Вене Альметов. И вот остался Александров один, еще полный сил, и попытка тренеров сборной создать новую тройку, присоединив к Александрову помимо хорошо сыгравшегося с ним Виктора Якушева Валерия Никитина, оказалась несостоятельной. Новая тройка не выдержала испытаний в Канаде и окончательно провалилась во время встречи со шведской сборной в Стокгольме. Что же делать? Списать Александрова вслед за его двумя боевыми друзьями? Нет, это было бы непростительной расточительностью. Включить его в спартаковское звено вместо Зимина? Но это может окончательно сбить с ног способного молодого хоккеиста, который еще пригодится команде в будущем.

И вот мы встречаем в составе олимпийской команды и Александрова и Зимина.

Но что же будет делать Александров без партнеров?— спрашивал я себя, собираясь в Гренобль. Играть один за троих? Может быть! Ведь Вениамин Александров принадлежит к тем хоккеистам, которые всегда приходятся ко двору. Ведь он может действовать не только в одной старшиновской тройке. Его веселая отвага, умение мыслить на самых высоких скоростях дают возможность использовать его в любых сочетаниях. И может быть, «блуждающий» по всем тройкам форвард Александров станет прототипом хоккеиста будущего, который будет действовать в любом звене, в каждом находя свое место, общий язык, общий настрой.

До сих пор в хоккее шел процесс расширения игрового диапазона хоккеистов. И вот защитники действуют теперь не только в зоне своих ворот, но и атакуют ворота противника, забивают шайбы иногда лучше нападающих, а нападающие умело защищают свои ворота. Может быть, пришла пора расширения психологических возможностей хоккеистов? Может быть, мы действительно придем к такому положению, когда не будет существовать твердо очерченных троек, а каждый из нападающих сможет уверенно действовать в любых сочетаниях? Для этого-то и нужна высокая психологическая сыгранность, душевная слаженность не только внутри троек, но и внутри всей команды.

— Но это же хоккейная алхимия! Понятие сборной условно. За эти четырнадцать лет в ней сменилось по крайней мере четыре поколения игроков,— могут возразить мне.

Да, это так, но за эти годы сборную неизменно готовили два тренера — Аркадий Иванович Чернышев и Анатолий Владимирович Тарасов, они и создавали команду, хитроумную и вспыльчивую, вдохновенную и хладнокровную. И разве каждый хоккеист, некогда выступавший в сборной, не оставил в команде частичку своего характера? Разве не сохранилась в команде искрометность Боброва, самоотверженность Бабича, задорная лихость Хлыстова, несокрушимая уверенность Пучкова, львиное бесстрашие Сологубова? Сколько замечательных спортсменов оставили в сборной частицу своего «я» — Трегубое, Гурышев, Уколов, Шувалов, Сидоренков, Кучевский, Кузин. И вот уже вплелись в эту прочную, как стальная кольчуга, душевную ткань невозмутимость Юрзинова, оптимизм Локтева, суровая боевитость Альметова, задиристость Евгения Майорова. А как взвесить тот вклад, который внесли в коллективный характер команды Александров, Борис Майоров, Старшинов, Якушев, Зингер, Давыдов, Рагулин, Кузькин, Фирсов? Характер сборной стал еще сильнее после появления в ней Викулова, Полупанова, Зимина, Александра Якушева.

Психология в спорте, и особенно коллективная психология,— это еще загадка за семью печатями. А как было бы, к примеру, важно установить, какое значение имеют неудачи в закалке характеров молодых хоккеистов. Именно неудачи, а не победы. Ведь тройка Альметова приняла боевое крещение в столь неблагоприятном для нас олимпийском турнире в Скво-Вэлли и несмотря на это забила наибольшее количество шайб—15 из 40, а тройка Старшинова начала с выступления на печальном чемпионате мира в Женеве. Фирсовцы же сразу, из первой

С своей поездки па чемпионат привезли золотые медали, что не помешало молодым хоккеистам образовать один из самых боевых ансамблей.

Конечно, никто не станет для психологических экспериментов возить наших молодых хоккеистов на проигрыш. Но ясно одно: хоккеисту нужна не только физическая, но и душевная выносливость, способность вести жесткую силовую борьбу не только с соперниками, но и со своим собственных! малодушием.

Алхимия? Возможно! Но так или иначе характер команды вырабатывается, сохраняется и облагораживается, несмотря на неизбежную смену хоккейных поколений. И вот она, товарищ Сборная, перед нами, все та же и каждый раз другая, вобравшая в себя судьбы многих людей, о всех и не расскажешь, с ее счастливым детством, с ее трудной юностью и блестящей зрелостью. Попробуем же набросать, хотя бы силуэтно, портрет нашего хоккейного Гулливера.