Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Лукьяненко В. П.

Глава 2


Определение собственных позиций в терминологической проблеме необходимо начать с изложения представлений о сущности понятия «фи­зическая культура». При этом исходная позиция автора основывается на представлении о нем как собирательном и наиболее общем понятии, ха­рактеризующим соответствующую социальную сферу и специфическую человеческую деятельность в ней. Являясь наиболее общим, содержание именно этого понятия во многом определяет содержание и соотноше­ние всех других.

В литературе имеется множество различных подходов к истолкованию сущности этого социокультурного феномена, не говоря уже об отдельных попытках формулирования и обоснования этого понятия, которых, по не­которым данным, насчитывается уже несколько сотен. Однако, несмотря на столь пристальное внимание, процесс теоретического осмысления это­го явления общественной жизни еще далек от своего завершения.

Осуществление всестороннего анализа материалов по этому поводу в рамках данной работы не представляется возможным, да в этом и нет необходимости. Главным является выделение основных проблемных ас­пектов и по возможности более четкое, всесторонне обоснованное и ар­гументированное обозначение своих позиций по ним.
 

2.1. Общая характеристика содержания понятия «физическая культура» и его места в системе смежных понятий

 
По глубокому убеждению автора, осуществление конструктивной по­пытки по заявленному в названии данного раздела вопросу возможно лишь с позиций представления о физической культуре как органичном элементе культуры вообще или так называемой общей культуры.

При этом необходимо особо подчеркнуть тот факт, что физическая культура как феномен общей культуры уникальна. Ее уникальность и исключительная значимость для правильного понимания жизненных про­цессов проявляется прежде всего в том, что именно она является естест­венным мостиком, позволяющим объединить социальное и биологиче­ское в процессе развития человека [12]. По мнению Н.Н. Визитея [38], она является самым первым и базовым видом культуры, который формируется в человеке.

Специфической особенностью физической культуры, в отличие от других аспектов культуры, является направленность как на «физическое» в человеке, так и на его социально-психологические качества. Уже в самом понятии «физическая культура» заложено единство телесности и духов­ных начал личности.

Все больше уходит в прошлое чисто механистический подход к по­ниманию физической культуры лишь как способа тренировки тела. Она выступает как базовый, фундаментальный слой, интегрирующее зве­но культуры в целом, содержащее большой потенциал воспроизводства личности. Отсюда вытекает ее равноправное, достойное место в общей культуре человека и общества, где все виды культуры (материальная, ду­ховная, физическая и др.) взаимопроникают, взаимообусловливают и взаи­модополняют друг друга [151].

Физическая культура с присущим ей дуализмом может значительно влиять на состояние организма, психики, статус человека.

Удовлетворение жизненно важных потребностей, интересов, желаний личности связано с рассмотрением всех аспектов жизнедеятельности человека, в том числе с особенностями формирования мировоззрения, культуры, образования, системы общественных отношений. Физическая культура «пронизывает» все эти явления, выступая базовым, фундаментальным слоем всякой куль­туры, сквозным фактором, важнейшим условием, определяющим соци­альный комфорт личности [227].

При построении концептуальных основ физической культуры в каче­стве системных признаков этого явления выделяются самые разные осно­вания. Подробные обзоры по этому поводу содержатся в работах Н.А. По­номарева [164]; В.М. Выдрина [47]; Л.П. Матвеева [130]; С.В. Молчанова [140]; В.И. Столярова [197]; Л.А. Зеленова, Ю.А. Лебедева [77]; Г.М. Со­ловьева [195]; Ю.М. Николаева [151, 152]; A. Wohl[256]; J. Riordan[251] и др.

Общее для всего множества подходов - присутствие деятельностного аспекта, а также специфическое отражение индивидуального или соци­ального эффекта физкультурной деятельности.

Говоря о ценностном потенциале физической культуры, необходимо иметь в виду два уровня ценностей: общественный и личностный - и представлять механизм преобразования общественных ценностей в личное достояние каждого человека.

К общественным ценностям физической культуры относятся: накоп­ленные человечеством специальные знания; спортивная техника, техно­логия спортивной подготовки; спортивные достижения, лучшие образцы моторной деятельности; методики оздоровления - все то, что создано людьми для физического совершенствования, оздоровления и организа­ции ЗОЖ.

Личностный уровень освоения ценностей физической культуры опре­деляется: знаниями человека в области физического совершенствования; двигательными умениями и навыками; способностями к самоорганиза­ции; ориентацией на занятия физкультурно-спортивной деятельностью [39; 103].

Имеющие место, на первый взгляд, расхождения в точках зрения на индивидуальную и социальную стороны физической культуры не носят антагонистического характера, не отличаются коренным образом. Скорее они подчеркивают факт наличия диалектического противоречия и един­ства между индивидуальным и социальным аспектами физической куль­туры, выражая тем самым двойственность эффекта от ее влияния [140].

Личность является связующим звеном между социальной средой и ор­ганизмом человека, при этом она выступает во взаимодействии с культу­рой в трех важнейших аспектах:

  • усваивает культуру, являясь объектом культурного воздействия;
  • функционирует в культурной среде как носитель и выразитель куль­турных ценностей;
  • создает культуру, будучи субъектом культурного творчества [194].

Главной целью функционирования системы физической культуры яв­ляется человек, личность в ее целостности и многомерности как высшая ценность образования в области физической культуры. Системообразую­щим же фактором, объединяющим все компоненты физической культуры, является деятельность человека, направленная на его физическое совер­шенствование [77; 100; 130; 146; 151; 247; 249; 250].

В зависимости от содержания и направленности общей культуры, физическая культура принимает определенные формы, наполняется со­ответствующим содержанием и развивается в границах своих основных функций, к которым относится прежде всего формирование и совершен­ствование физических кондиций человека. Процесс преобразования его физической природы обусловливает развитие специфического сознания и сочетается с формированием целостных психофункциональных систем, обусловливающих возможность формирования соответствующих потреб­ностей, мотивов, ценностных ориентаций. В таком содержании и направ­ленности физическая культура предстает как условие и результат развития человека, приобретает смысл и социальную ценность как для индивида, так и для общества в целом [126].

Как явление общественной жизни физическая культура оказывает за­метное влияние на культуру и образование, является потребностью об­щественного развития, представляя собой значительную социальную ценность. Данный вид культуры тесно связан с научно-техническим про­грессом, трудовой деятельностью, образованием, структурой и содер­жанием свободного времени, экономикой, информационными и комму­никативными системами, с образом жизни, ее стилем и качеством [68]. Физическая культура ориентирует человека на разнообразные формы социальной активности, в числе которых могут быть такие черты, как идейность, гражданственность, гуманизм, трудолюбие, высокий уровень нравственности [4].

Однако перспективные предпосылки развития физической культуры в силу ряда объективных обстоятельств и субъективных факторов (идеоло­гизация, дегуманизация, педагогический авторитаризм и др.) долгое время не находили должного отражения в формировании физической культуры человека как в системе образования, так и вне ее [100; 151; 168; 239].

Являясь самоценностью практически в любом обществе, физическая культура, тем не менее, нередко существует в превращенной форме, ког­да цель и средства меняются местами. Целью «превращенной» физичес­кой культуры становится не сам человек, не личность, а процесс подго­товки человека как средства производства. «Соответственно и культура превращается в средство, хотя культура может быть только целью» [166, с. 35].

Вместе с тем, широко распространено мнение о том, что «физическая культура» как вид культуры есть специфический результат, средство и способ физического совершенствования людей, выполнения ими своих социальных обязанностей в обществе» [48, с. 25]. В качестве средства до­стижения всестороннего гармонического развития личности физическая культура рассматривается в работах В.И. Ляха с сотр. [115; 116; 118].

Во многих публикациях перечисляются многочисленные функции фи­зической культуры, в то же время, по мнению В.А. Пономарчука, у нее практически только одна функция - «производство и воспроизводство человека в рамках определенного способа целеполагания» [166, с. 36]. «Мы сегодня практически имеем дело с физической антикультурой, це­лью которой является не производство мыслящей, свободно действующей плоти, а производство отдельных физических возможностей и способно­стей человека» [166, с. 35].

На наш взгляд, для правильной ориентации в столь полярных мнени­ях необходимо иметь ввиду, что в вопросах выделения функций культуры в обществе имеются две основные позиции. Одна из них связана с выде­лением в качестве главной ее адаптационной функции, заключающейся в самосохранении и развитии общества.

В соответствии с другой позицией, главной признается человекотвор-ческая функция, связанная со способами саморазвития человека. Два эти направления не взаимоисключают, а взаимодополняют друг друга, так как выполнение адаптационной функции по отношению к обществу невоз­можно иначе как через совершенствование средств и способов реализа­ции человекотворческой функции [14; 73; 87]. С этих позиций в культуре физической определяющей должна быть человекотворческая функция, ведущей стороной которой (как и у всех других видов культуры) является духовная составляющая, реализуемая в своеобразной форме через дви­гательную деятельность человека.

Необходимо отметить также и то обстоятельство, что наряду с пред­ставлениями о физической культуре в самом широком понимании, когда она предстает как главное, наиболее широкое и емкое понятие, включаю­щее в себя все другие, в том числе и такие как «физическое воспитание» и «спорт» [14; 73; 111; 166; 180; 197; 200; 219], существует и противопо­ложная точка зрения по этому поводу.

В понимании целого ряда ученых и, особенно, специалистов-практи­ков, понятие «физическая культура» оказывается в одном ряду с другими основными понятиями или даже в качестве элемента одного из них, на­пример физкультурно-спортивной деятельности.
Так, по мнению целой группы авторов, «мы придаем понятию "физи­ческая культура" чрезмерно широкое толкование, включая в него и фи­зическое воспитание и спорт. По сути, это лишь культура двигательной активности» [13, с. 19].

Данная точка зрения согласуется с представлениями Г.Г. Наталова, ко­торый заявляет: «.мы сотворили из физической культуры этакого бож­ка, который сам себе начало, исходный пункт, предметная основа, сфера деятельности, объект, предмет, объектное пространство, цель и результат. И даже "базовая основа" всей культуры человечества» [146, с. 8].

Рассматривая проблемы физической культуры с культурологической позиции, Г.Г. Наталов, тем не менее, отводит ей - культуре (!) - роль лишь одного из компонентов сферы двигательной деятельности.

Главной отличительной чертой этой системы взглядов является то, что в качестве предметно-содержательной основы она рассматривает не цен­ности физической культуры, не физкультурно-спортивную деятельность и даже не двигательную деятельность как таковую, а культуру двига­тельной деятельности как всеобщую технологию рационального и эф­фективного ее осуществления.

В рамках этой концепции:

  • объектом науки является культура двигательной деятельности;
  • предметом - закономерности ее развития и освоения;
  • предметной областью - сфера физкультурно-спортивной деятель­ности, которая включает физическую культуру(!), физическое воспита­ние, спорт как основные направления развития и освоения культуры дви­гательной деятельности [143; 145; 146].
Таким образом, «культура двигательной деятельности» предстает в качестве главного фактора направленного формирования моторики че­ловека, осуществляемого с целью:
  • управления процессом индивидуального развития двигательных способностей (область физического воспитания);
  • предельного развития и эффективного использования двигательных возможностей (область спорта);
  • оптимизации функционального состояния, здоровья и дееспособно­сти (область физической культуры).

Как можно видеть, понятие «физическая культура» (впрочем, как и по­нятие «физическое воспитание»), здесь представлено не то чтобы в узком, а скорее в откровенно примитивном смысле слова. Не вдаваясь в даль­нейший более подробный анализ данной системы взглядов, отметим лишь следующее.

Прежде всего необходимо обратить внимание на то, что в соответствии с такими представлениями, вольно или невольно, но «культура двига­тельной деятельности» предстает как понятие значительно более широ­кое и собирательное, чем понятие «физическая культура», и по существу в образе такого же «божка», который с заметной долей сарказма был опи­сан Г.Г. Наталовым выше. Жаль только, что при этом остается неясным, чем же этот «божок» лучше или достойней прежнего.

Однако самое главное в другом. В данной системе взглядов остается совершенно непонятным, где в ней место таким важнейшим компонентам, как интеллектуальные, духовные, материальные ценности, которые, с одной стороны, не могут уместиться в смысловом поле двигательной де­ятельности, а с другой, должны быть вытеснены из содержательной сути понятия «физическая культура», которая в противном случае (имея их в своем содержании) никак не может быть представлена в той роли, которая ей здесь отведена, оказывается неизмеримо шире и смыслового, и пред­метного пространства «культуры двигательной деятельности» и поэтому никак не может выступать в роли одного из ее компонентов.

На наш взгляд, представленные выше диаметрально противоположные мнения по поводу широты понятия «физическая культура» являются не чем иным, как отражением различий в понимании ее сущности.

Можно утверждать, что сторонники широкого понимания сущности этого феномена представляют ее как вид культуры человека и общества.

Сторонники же узкого толкования этого понятия представляют физи­ческую культуру лишь как способ двигательной активности, осущест­вляемый человеком для оптимизации состояния своего организма.

В этой связи следует напомнить, что целью развития культуры и в об­щесоциальном, и в индивидуальном аспектах является гармонически развитый человек. Это необходимо учитывать и при разработке проблем формирования физической культуры. К сожалению, на практике очень часто даже само понятие «физическая культура» оказывается лишь в роли синонима, обозначающего занятия физическими упражнениями, что, по мнению В.А. Пономарчука [166], а также и автора данной работы, являет­ся банальной безграмотностью.

Утилитарный подход к рассмотрению сущности и роли физической культуры в обществе, несомненно, имеет право на существование как одна из сторон гармонии системы. Развитие этой концепции в советской истории науки себя полностью оправдало. Тем более что прикладная функ­ция физической культуры всегда была, есть и будет.

Вместе с тем, безусловно, ошибочным является понимание ее сущно­сти, всецело основанное на парадигме сугубо утилитарного, прагматиче­ского подхода к рассмотрению и оценке этого уникального общественного явления. «.Утилитарная направленность в использовании средств, мето­дов, приемов обучения и воспитания в сфере физической культуры неми­нуемо привела к потере ими свойств явлений культуры. Стихийно, даже в условиях целенаправленной физкультурно-спортивной деятельности, если в ней не присутствует образовательное и культурное начало, высо­кая нравственность, эстетический вкус и интеллектуальные качества не воспитываются. В данной ситуации не происходит главного - обращения сознания занимающегося к пониманию и принятию физической культуры как жизненно важной ценности» [100, с. 10-11].

Еще одним из серьезных изъянов, который необходимо преодолеть, некоторые ученые считают использование обществом физической куль­туры как средства решения насущных государственных задач, например в борьбе с преступностью через вовлечение в досуговую деятельность «трудной» молодежи, мобилизации физической культуры на фронт борь­бы за здоровье и т.п.
Трудно не согласиться с мнением, что до тех пор, пока физическая культура будет трактоваться лишь как эффективное средство решения проблем, лежащих вне ее сферы, но не как равноправная область куль­туры индивида и общества, она не приобретет необходимую для статуса культуры самостоятельную ценность, не займет должного места в системе ценностных ориентаций личности [166; 242].

Физическую культуру еще очень часто смешивают со спортивно-зре­лищными мероприятиями, с занятиями каким-либо видом спорта. Они действительно имеют прямое отношение к физической культуре, так как входят в нее. Однако в сопоставлении со всем ее объемом они сравнимы лишь с песчинками на берегу безбрежного океана. И это «.никакая не гипербола, а чистая правда» [180, с. 45]. По мнению Г.Н. Сатарова, раз­меры физической культуры столь велики, что вмещают в себя все, чем за­полнена жизнь человека на протяжении круглосуточного цикла. Недаром в 1920-е годы был всенародно известен лозунг «физическая культура -24 часа в сутки». «Надо прямо сказать, что в этом призыве нет ни грана неправды» [180, с. 45].

Анализ материалов, посвященных рассмотрению сущности понятия «физическая культура», свидетельствует о значительной противоречиво­сти мнений по этому поводу. Несмотря на неоднократно предпринимае­мые попытки, эти разногласия, к сожалению, пока так и не удается пре­одолеть.

Приходится констатировать, что мы пока еще далеки от достаточно полного познания сущности физической культуры, от должного понима­ния ее места и роли в жизни современного человеческого общества [180].

Убедительным подтверждением справедливости такого вывода явля­ется тот факт, что, несмотря на ряд, безусловно, прогрессивных призна­ков своего развития в ХХ веке, физическая культура пока не стала потреб­ностью большинства людей. Она на крайне низком уровне функционирует в основных сферах жизнедеятельности человека и общества [152].

Одной из главных причин такого состояния является недостаточная разработанность теоретико-методологических оснований физической культуры.

Этому также способствуют:

  • недостаточная изученность и исключительная сложность самого объ­екта исследования - физической культуры;
  • преобладание в ее сфере процессов дифференциации знаний над ин-тегративными процессами;
  • незавершенность разработок по теории культуры;
  • отсутствие должного внимания к интегративным методам при иссле­довании физической культуры, в частности к системному подходу [152].

Попытки решения этих вопросов имели место еще в первые десятиле­тия прошлого столетия в работах Н.И. Подвойского, Н.А. Семашко [182] и др. Однако в основном они носили постановочный характер, что, кстати, свойственно и многим работам настоящего времени. Несмотря на имею­щиеся в специальной литературе сотни попыток дать определение это­му понятию, среди них вряд ли можно найти такое, которое бы отвечало всем требованиям к определению понятий и в должной мере раскрывало всю многогранную сущность этого уникального общественного явления. Причина этого заключается не столько в невежестве или недостаточном проникновении в сущность этого явления, сколько в его полиаспектности, исключительном многообразии, которые отразить в лаконичной формуле не представляется возможным, а при попытках освещения каждой из его граней оно принимает форму описательного изложения, теряя при этом свойства определения.

Поэтому мы пока не станем увеличивать количество подобных попы­ток. Автор лишь подчеркивает, что является убежденным сторонником самого расширительного представления о сущности понятия «физиче­ская культура», когда оно не только не сводится к способу использования средств (физических упражнений) с целью оптимизации состояния орга­низма, но и рассматривается в качестве мощнейшего фактора социально­го, духовного, культурного развития личности и общества и включает в свое содержание все остальные понятия и сферы, в том числе и сферу физкультурно-спортивной деятельности, физическое воспитание, спорт и др.

Одним из наиболее приемлемых представляется определение, пред­ложенное В.И. Столяровым [197], в соответствии с которым под «физи­ческой культурой» следует понимать такую сферу культуры, в основе которой лежат социально сформированные физические качества и особен­ности человека, характеризующие физическое состояние его организма (состояние его морфофункционального развития) и проявляемые им в оп­ределенной деятельности.

Однако, все «здание» этой специфической области культуры не сво­дится только к блоку физических качеств и способностей человека, хотя он и занимает центральное место в этом здании. Помимо этого блока, фи­зическая культура включает в себя и целый ряд других: блок отношений; блок знаний, интересов, мотивов, потребностей; блок средств; блок норм, идеалов, стандартов поведения, ценностных ориентаций; блок социаль­ных отношений между людьми; блок социальных институтов, в которых реализуются способности человека и которые управляют процессами функционирования физической культуры в обществе.
Такое понимание физической культуры, по мнению В.И. Столярова, позволяет поставить и правильно подойти к решению ряда важных и ак­туальных проблем:

  • о соотношении социального и биологического в физическом разви­тии человека;
  • о соотношении стихийных и сознательных социальных воздействий на его физическое развитие;
  • о соотношении различных средств воздействия (педагогических, ги­гиенических и др.);
  • об основных идеалах и ценностях, на которые должен ориентиро­ваться человек в процессе целенаправленного воздействия на свою физи­ческую природу.

Значительная часть этих проблем еще не только не изучена должным образом, но даже не сформулирована достаточно четко [197; 200]. Под­черкнем, что это прежде всего относится к проблеме соотношения сти­хийных и сознательных социальных воздействий на физическое разви­тие человека.

Качественно новая стадия осмысления сущности физической культуры в настоящее время связывается с ее влиянием на духовную сферу челове­ка. Функции физической культуры, являясь отражением ее сущности, за­трагивают не только двигательные возможности человека, но и все другие уровни его организации: анатомо-физиологический, психодинамический, психологический, личностный, социально-психологический [136].

Говоря о значении физической культуры для гармонического развития человека, следует иметь в виду не столько ее специфическое значение как культуры телесной, сколько ее роль в формировании общей культуры лич­ности. Это означает, что физическая культура должна стать органичным элементом нравственности и других сфер духовной жизни, проявляясь в облике человека целостно [29].

Фактически, культура физическая - это та же общая культура с пре­обладанием ее духовной стороны, но реализуемая специфическим обра­зом - через сознательно окультуренную двигательную деятельность, где двигательное действие выступает не в качестве некоей самоцели, а в ка­честве средства удовлетворения многообразных потребностей человека, его саморазвития, самопознания, самосовершенствования [30; 38; 101;
246; 249; 250].

В таком представлении «физическая культура» предстает не как об­ласть непосредственной «работы с телом», хотя именно телесно-двига­тельные качества являются предметом интереса в данной области. Как и всякая сфера культуры, культура физическая - это прежде всего «работа с духом человека», его внутренним, а не внешним миром» [29, с. 66]. Только в этом случае физическая культура приобретает черты истинно культур­ного явления, устраняет противоречие между интеллектуальным и дви­гательным компонентами, духовным и физическим развитием занимаю­щихся, существенно возрастает ее роль во всестороннем и гармоническом развитии личности [110, 111; 152].

С этих позиций система формирования физической культуры личности должна предусматривать процесс управления на основе ее расширитель­ного толкования. На наш взгляд, необходимость реализации именно тако­го подхода обусловлена уже хотя бы тем, что содержание понятия «физи­ческая культура личности» не умещается в содержание более широкого понятия «физическая культура» при его трактовке в узком смысле.

Дело в том, что о физической культуре личности невозможно судить лишь на основе ее физического развития, двигательной подготовленно­сти. Необходим учет таких компонентов, которые относятся к потребно-стной, мотивационно-ценностной, духовной сферам личности [41; 98; 99; 100, 103; 110, 112; 160; 166; 195; 221; 247 и др.]. Это обстоятельство уже само по себе крайне осложняет анализ существа проблемы при попытках организации осмысленной, целенаправленной деятельности по формиро­ванию физической культуры человека.

В процессе организации такой деятельности следует иметь в виду тот факт, что физическая культура является видом культуры человека и об­щества, а не просто каким-либо образом организованной двигательной деятельностью, осуществляемой человеком для укрепления своего здоро­вья, улучшения телесных характеристик и т.п.

Осознание этого позволяет понять, почему административно-команд­ные методы (приказы, постановления, инструкции) не могут сами по себе решить проблему приобщения человека к культуре, в том числе и к куль­туре физической. Ведь освоение богатства культуры предполагает актив­ную самостоятельную деятельность человека, который больше склонен не столько к выполнению возлагаемых на него обязательств, сколько к само­стоятельной постановке перед собой осознанных, основанных на стрем­лении к удовлетворению насущных потребностей целей, достижение ко­торых происходит без внешнего принуждения.

Вместе с тем, практика свидетельствует, что становление физической культуры, к сожалению, пока ограничивается преимущественно приоб­щением к обязательным занятиям физическими упражнениями за счет, главным образом, внешнего принуждения. Реальное же решение пробле­мы внедрения физической культуры в быт народа требует переключения основного внимания на формирование индивидуальной физической куль­туры с установкой на творческую самодеятельность [40; 51; 64; 107; 110; 118; 166; 247].

Таким образом, вышеизложенное в данном разделе свидетельствует о том, что современную концепцию физической культуры в настоящее время вряд ли имеются основания называть целостной и законченной.

Самый важный пока результат заключается в том, что ее разработка осу­ществляется на основе методологии деятельностного и системного подхо­да [140].

Новая методология физической культуры, а также образования в этой сфере должны ориентировать на осознание многомерности, системно-комплексного характера связей жизнедеятельности человека с социально-культурными и природными детерминантами его бытия. При этом важно понимание человека как целостности. Представления о его разобщенности на отдельные независимые части ошибочны и иллюзорны [89; 251; 255].

Представленные материалы свидетельствуют, что в отечественной тео­ретической мысли зародилась и продолжает развиваться новая концеп­ция теории физической культуры, основанная на гуманистических нача­лах. Однако имеющие место глубоко укоренившиеся утилитарные черты предшествующих концептуальных представлений проявляются как некий препятствующий фактор развития этой теории в русле гуманитарного на­правления, где личность рассматривается в качестве главной ценности об­щества.

В этой связи уместно помнить о том, что воздействие на общество осу­ществляется через человека. Следовательно, у общества, которое хочет выжить и уж тем более - развиваться, нет другого пути, кроме созда­ния условий для самосовершенствования человека с помощью средств культуры [87]. Важнейшее место в этом процессе должно быть отведено утверждению консолидированных представлений о содержательной сущ­ности понятия «физическая культура», созданию условий для ее нор­мального функционирования, эффективного использования ее потенциала в деле физического и духовного совершенствования человека и общества. 

2.2. Критерии эффективности процесса формирования физической культуры личности и общества

Общеизвестным является тот факт, что культура личности - это важ­нейшая качественная характеристика уровня развития человека, способ и мера реализации сущностных сил, возможностей и дарований чело­века.

Под критериями сформированности физической культуры личности понимается совокупность субординированных, объективных и субъек­тивных показателей, дающих качественную характеристику ее состояния и опираясь на которые, можно выявить ее существенные свойства и меру проявления в деятельности [98].

В качестве достояния человека физическая культура проявляется в уровне физического развития, двигательной подготовленности, опреде­ляется стремлением к физическому совершенству как способности эффек­тивно реализовывать свои двигательные возможности.

Вместе с тем, совершенно неверно судить об уровне физической культуры личности, опираясь лишь на оценку развития его физических возможностей, без учета его мыслей, чувств, иерархии ценностных ориентаций, направленности и степени развития интересов, потребностей, убеждений [39; 100; 152; 166; 195; 221; 247].

Взятый изолированно факт систематичности занятий физическими упражнениями (даже самостоятельных) еще ничего не говорит об уров­не физической культуры данного человека в том случае, если не ясна их оценка с точки зрения ценностных ориентаций и степени рациональности в общей структуре деятельности [195]. То, что человек ежедневно делает пробежки, вряд ли можно, по большому счету, рассматривать как показа­тель культуры. Причины этого могут лежать за пределами духовности и культуры и носить утилитарный или прагматический характер: мода на за­нятия физическими упражнениями, выполнение одного из пунктов трудо­вого контракта и т.п. Главное - какой смысл вкладывает человек в то, что он делает. К сожалению, чаще всего мы имеем дело в таких случаях не с явлением культуры, а с имеющей окультуренный вид привычкой. Точно так же и наличие необходимого уровня образовательной подготовленно­сти само по себе еще не обеспечивает проявление высокой физкультурно-спортивной активности.

Таким образом, сами по себе теоретические знания или сама по себе двигательная активность не гарантируют сформированности необходимого уровня физической культуры личности. Вместе с тем, не секрет, что в практической деятельности именно эти показатели являются основными в организации процесса физического воспитания и осущест­влении контроля за его эффективностью.

При этом из поля зрения организаторов этого процесса, как правило, ускользает тот факт, что физическая культура личности - это ее внут­реннее состояние, побуждающее к усвоению необходимых знаний и ак­тивной физкультурно-спортивной деятельности.

Знания и двигательная активность представляют собой лишь внеш­нюю сторону проявления физической культуры личности и не могут в полной мере характеризовать уровень ее сформированности, дают только опосредованное и весьма фрагментарное представление о нем. Оценивая уровень сформированности физической культуры личности количествен­но по результатам выполнения двигательных нормативов или по оценке продемонстрированных знаний, мы скользим по поверхности. Необходим учет факторов, объединяющих, синтезирующих эти элементы.

Таким объединяющим звеном системы могут служить мотивации и целевые установки. Именно ими определяется характер потребностей, целенаправленность приобретения знаний. На основе особенностей фор­мирования цепочки таких факторов, как мотив - цель - знания, опреде­ляется направленность, характер, параметры и степень эффективности двигательной активности.

Следовательно, самым главным в проявлении того или иного уровня сформированности физической культуры является наличие и направлен­ность осознанных мотивов, потребностей, ценностных ориентаций.

Весь вопрос заключается в том, что их достаточно точные измерение и оценка представляют собой крайнюю сложность, а нередко вообще не представляются возможными, так как их структура эмпирически не на­блюдается и потому труднодоступна для непосредственной декомпозиции [231]. Именно этим обстоятельством обусловлен тот факт, что физическая культура личности как объект исследования и оценки относится к весьма сложным явлениям, что крайне затрудняет процесс диагностирования и управления ее формированием. Однако такую процедуру можно попы­таться осуществить посредством теоретического моделирования на осно­ве системного подхода.

С его позиций физическую культуру личности можно представить как триединство таких взаимосвязанных компонентов, как аксиологический, образовательный и потребностный.

Аксиологический компонент характеризует состояние ценностно-ориентационной сферы.

Образовательный - уровня знаний, умений и навыков, необходимых для приобретения и совершенствования физически культурного образа жизни.

Потребностный отражает состояние и внутреннюю иерархию моти-вационно-потребностной сферы применительно к ведению культурно оп­равданного образа жизни [195].

В представлениях Л.И. Лубышевой [103] основными показателями, позволяющими судить об уровне физической культуры, являются:

  • забота человека о поддержании в норме и совершенствовании своего физического состояния;
  • многообразие используемых для этой цели средств, умение эффек­тивно применять их;
  • уровень знаний об организме, о физическом состоянии, средствах и методах воздействия на него;
  • готовность оказать помощь другим в их оздоровлении, совершенство­вании и наличие для этого соответствующих знаний, умений и навыков.
М.Я. Виленский и Р.С. Сафин [42] выделяют четыре уровня сформиро-ванности физической культуры личности.
  • Ситуативный, при котором в целом отсутствует положительное от­ношение к освоению ценностей физической культуры, нет стремления к ее познанию и целенаправленному использованию в жизни.
  • Уровень начальной грамотности характеризует освоение отде­льных, простейших элементов физической культуры, которые рассматри­ваются в основном как формы гигиенической физической культуры.
  • Уровень образованности отражает познание существенных положе­ний физической культуры, интерес к предметному содержанию физкуль-турно-спортивной деятельности.
  • Уровень творческого использования средств физической культу­ры отражает глубокое понимание и убежденность в ценности физической культуры. На этом уровне появляются познавательные интересы, включе­ние их в общую направленность личности, в систему жизненных ценно­стей, целей и планов.

Физическая культура каждого отдельного члена общества в целом определяется теми же группами факторов, что и физическая культура об­щества. Но первое место среди них должны занимать уровень, полнота, глубина и осознанность знаний о сущности и правилах физической подго­товки, методах организации физической активности, о путях и средствах физического совершенствования, о законах функционирования своего ор­ганизма в процессе физической активности.

Все это вместе характеризуется как уровень физкультурной образо­ванности. На наш взгляд, из этого следует, что при отсутствии этих знаний в содержании преподавания предмета «Физическая культура» в учебных заведениях или их наличии в значительно усеченном виде, что наблюдается в большинстве случаев, ни о каком уровне общего физкультурного образования говорить не приходится.

Другой комплекс ценностей физической культуры личности определя­ется совокупностью личных физических двигательных достижений (фи­зических качеств, двигательных умений и навыков, работоспособности и т.п.).

И наконец, уровень физической культуры личности определяется структурой и направленностью мотиваций физической активности че­ловека, в основе которых также лежит физкультурная образованность [10].

Процесс формирования физической культуры личности можно считать состоявшимся, когда ценностные ориентации, проверенные личным опы­том, превращаются в реальные мотивы поведения личности [41].

Одним из наиболее важных заключений, которое вытекает из содер­жания вышеизложенного, является положение о том, что внедрение фи­зической культуры в быт народа (а не просто приобщение к занятиям физическими упражнениями) представляет собой переход не только к другому этапу, но и к другому уровню понимания и реализации пробле­мы. С этих позиций формирование физической культуры личности есть не что иное, как формирование соответствующего образа жизни, кото­рый должен рассматриваться как нравственный принцип общечелове­ческого уровня.

Физически культурный человек должен вести здоровый образ жизни, стремиться к физическому совершенству на основе полученной образо­ванности, иметь установку на физическое совершенство и практически повседневно реализовать таковую [166].

Считаем очень важным подчеркнуть, что уровень физической куль­туры, как и любого другого элемента культуры, в значительной мере обусловлен уровнем общей культуры личности и общества и поэтому не может быть достигнут в процессе только сугубо физкультурно-пе-дагогической деятельности. На фоне этого очевидного обстоятельства, на наш взгляд, недостаточно корректно выглядят попытки представить физическую культуру в качестве средства достижения цели, а тем более, как результат применения образовательной технологии, даже если таковая оказалась бы гениальной в организационно-содержательном отношении.

Наши представления о месте и роли учебной работы, образовательных технологий в процессе формирования физической культуры личности, а также его месте и роли в общей системе воспитательных воздействий и достижении главной цели развития - всестороннего развития лично­сти (ВРЛ) - отражены на рис. 1.

Схема формирования личности в процессе физического воспитания

Рис. 1. Схема формирования личности в процессе физического воспитания.

Из представленной на нем блок-схемы видно, что учебная работа яв­ляется центральным звеном, ядром-основанием всей системы учебно-воспитательных воздействий. Вместе с тем, на ней отчетливо показано, что процесс формирования физической культуры личности не может быть сведен только к учебной работе. Учебный процесс по физической культуре и процесс формирования физической культуры личности соот­носятся между собой примерно так же, как соотносятся в обществе про­цессы образования и всестороннего гармонического развития личности. Несомненно, образование имеет важнейшее значение в достижении гар­монического развития личности. Однако не менее очевидным является и тот факт, что весь этот процесс никак нельзя свести к одному лишь обра­зованию.

Когда же речь заходит о формировании физической культуры личности, то очень часто можно наблюдать, как его пытаются «втиснуть» в рамки учебного процесса по физической культуре в учебных заведениях различ­ного уровня. При этом особенно характерным является то, что практика реализации такого подхода в большинстве случаев характеризуется фак­тически полным выхолащиванием образовательного содержания, его вытеснением процедурами двигательного натаскивания.

Из представленной на рис. 1 блок-схемы становится понятной прак­тическая невозможность достижения цели физического воспитания лишь в рамках учебной работы, а тем более лишь в процессе выполнения на­боров физических упражнений. Для достижения цели процесса форми­рования физической культуры личности очень важным является не толь­ко реализация комплексного подхода, предполагающего взаимодействие всех форм и средств физического воспитания, но и тесное взаимодействие с другими процессами, явлениями, социальными институтами, без кото­рых формирование культуры вообще и физической культуры в частности принципиально невозможно.

На схеме (рис. 1), в частности, видно, что далеко не все элементы фи­зической культуры личности находятся в пределах «досягаемости» учеб­ного процесса и педагогических технологий. Наиболее диагностируемы­ми и поддающимися непосредственному управлению являются элементы учебного процесса: специальные знания, инструктивные умения, двига­тельные навыки, физические качества. Значительно менее управляемыми являются внеклассные и внешкольные формы и виды физкультурно-спор-тивной деятельности и процесс самосовершенствования.

Еще менее диагностируемыми и управляемыми являются физкультур­ные интересы, потребности, мотивы, а следовательно, и один из важней­ших элементов в структуре физической культуры личности - достижение физического совершенства. Уже это ставит под сомнение возможность подлинно технологического управления процессом ее формирования.

Однако на этом трудности не заканчиваются. Следующий качественно новый этап достижения необходимого уровня физической культуры лич­ности обусловлен не только целенаправленными действиями в этом на­правлении, но и деятельностью, интересами, мотивами, потребностями, не связанными с физической культурой. Это обусловлено необходимо­стью сочетания физкультурных интересов с другими, не менее важными сферами жизнедеятельности: профессиональными, общественными, му­зыкальными, искусствоведческими и др. Необходимо осознавать, что их влияние на процесс формирования физической культуры личности явля­ется весьма существенным и самым непосредственным. Оно проявля­ется уже в том, что увлечение другими видами деятельности может су­щественно усилить, или ослабить, или вовсе свести на нет формирование физкультурных интересов и потребностей.

С другой стороны, проблема состоит в необходимости исключения вероятности гипертрофированного развития физкультурных по­требностей в ущерб гармоническому развитию личности. К сожале­нию, при рассмотрении вопросов, связанных с разработкой концепций и педагогических технологий формирования физической культуры лично­сти, а тем более в практической деятельности по ее формированию, этот важнейший аспект в большинстве случаев просто опускается, а связанные с ним вопросы не только не рассматриваются, но даже и не ставятся.

Выходом из такого весьма затруднительного положения могла бы явиться разработка системы учета внешних влияний. Однако их спектр столь широк, а возможные сочетания могут быть столь многообразны, су­губо индивидуальны, интимно окрашены, что практически не оставляет надежд на возможность разработки не декларативной, а действительно практически применимой и эффективной методики их учета.

Как уже отмечалось выше, применение педагогических технологий предполагает необходимость сличения величины и знака несоответствия между задаваемыми и фактически получаемыми значениями регулируе­мых параметров. Но каков этот сличающий механизм, когда речь идет о ценностях, мотивах, потребностях в сфере физической культуры, а тем более каковы эталонные величины соотношений их с ценностями, мо­тивами и потребностями в других сферах жизнедеятельности, пока еще не известно и только еще предстоит выяснять.

В таких случаях управление системой носит стохастический характер, то есть результат управляющего воздействия не может быть предсказан однозначно. Это касается даже уровня кондиционных возможностей, ко­торые являются наиболее предсказуемыми, не говоря уже о мотивацион-но-ценностных ориентациях и уровне физической культуры в целом.

Нельзя не отметить, что, помимо уровня общей культуры, уровня физкультурной образованности, умения реализовать их в практической деятельности и т.п., физическая культура личности в определенной мере обусловлена и врожденными биологическими факторами, определяю­щими уровень развития задатков интеллектуальных и двигательных спо­собностей, а также, как уже было отмечено выше, фактом наличия или отсутствия интересов и склонностей к каким-либо другим сферам челове­ческой жизнедеятельности.

При самом общем подходе можно утверждать, что физически куль­турный человек должен удовлетворять физкультурную потреб­ность в оптимальном соотношении с всесторонним и гармоничным развитием и не в коем случае не в ущерб ему, чтобы достигалась польза для всей жизнедеятельности и в физкультурной активности преобладало разумное естественное начало. Это соотношение определяет и одну из важнейших сущностных сторон социального заказа в области физиче­ской культуры, главный смысл которого сводится к необходимости раз­работки таких способов воздействия на физическую природу человека, чтобы он мог оптимально совершенствоваться физически, затрачивая на это лишь минимально необходимое, общественно оправданное время [213].

Особенная важность данного положения, на наш взгляд, связана с тем, что в нем подчеркивается глубокая ошибочность широко распространен­ного среди физкультурной общественности мнения, в соответствии с ко­торым, чем больше времени люди тратят на двигательную активность, тем лучше.

В этой связи вряд ли следует считать оправданным превращение за­нятий физическими упражнениями в самоцель, придавать им самодов­леющий характер, как это нередко имеет место в занятиях спортом [166; 229].

Физически культурный человек не может оставаться бескультурным, то есть находиться вне творческого отношения к иным сферам человечес­кой деятельности. Отсутствие интереса к другим сферам культуры -очевидный признак отсутствия и культуры физической.

Следовательно, физическая культура человека есть объективная пред­посылка и неотделимый компонент становления культурной, гармоничес­ки развитой личности [166].

В этой связи необходимо обратить внимание на бытующее в настоя­щее время мнение, в соответствии с которым представления о ВРЛ (всесторонне развитой личности) как конечной цели образовательно-воспитательных воздействий в обществе не оправдали себя и являются устаревшими. При этом одним из главных аргументов выдвигается пос­тулат о практической недостижимости этой цели, а значит, и ее нереаль­ности.

Вместе с тем, очевидно, что приближение к ВРЛ в жизненной практи­ке является значительно более вероятным, чем, например, познание исти­ны. Мы все принимаем как должное тот факт, что хотя окружающий нас мир познаваем, но его полное познание, т.е. постижение истины в пос­ледней инстанции, невозможно. Однако из-за этого мы не отказываемся от самого стремления к познанию тайны. Но тогда почему же мы должны отказываться от стремления к ВРЛ?!

На мой взгляд, рассмотрение проблемы с этих позиций позволяет отнестись к попыткам обоснования «несовременности» такого подхода как к одному из примеров проявления поверхностности и своеобразной конъюнктурности мышления, к сожалению, весьма характерного для современной педагогики из-за неуемного стремления к инновационно-сти, которая очень часто выступает как некая самоцель (инновации ради инноваций), а не одно из условий реального повышения эффективности педагогической деятельности. При этом создается ощущение, что сама инновационность начинает приобретать черты некоей современной прихоти в педагогике, которую якобы можно реализовать когда угодно и сколько угодно.

Вместе с тем, инновация не может быть прихотью или рождаться на основе некоего волевого начала: приказов, распоряжений и т.п. Полезное новое в педагогике, в образовании - это нечто счастливо найденное, неор­динарное, довольно редкое событие, явление.

Массовая же инновация в педагогике, образовании - это неизбежно халтура и обман, псевдоинноватика, которые, достигнув своей «критиче­ской» массы, способны оказывать разрушительное воздействие на систе­му образования.

Это обстоятельство вызвало ряд принципиальных возражений со сто­роны научной общественности нашей страны. В них отмечается опас­ность «приоритета коммуникативных технологий и тестового контроля знаний за счёт "разгрузки общеобразовательного ядра", "отказа от сциен-тического и предметно-центрического подхода", и даже от "обязательного минимума содержания образования". Беспредметное и бессодержатель­ное образование! Шутить изволите, господа?» (Г.Г. Наталов. С чего начать модернизацию образования? // Теория и практика физической культуры, 2003. - № 12, с. 2).

Лейтмотив выступлений подобного рода нашел свое наиболее яркое отражение в аналитической записке академика В.И. Арнольда, где, в част­ности, сказано: «Подготавливается опасное преступление против тради­ционно высокого образовательного и культурного уровня России - ре­форма, осуществление которой нанесло бы долговременный и трудно поправимый вред могуществу нашей страны. Это торжество мракобе­сия - удивительная черта нового тысячелетия. А для России - убийствен­ная тенденция» (В.И. Арнольд. Образование, которое мы можем потерять. Сборник / Под ред. В.А. Садовничего. - М., 2002).

В этой связи уместно напомнить и о весьма жестком, но очень метком и справедливом высказывании, прозвучавшем еще в середине прошлого столетия, в котором с горечью отмечается: «Если бы инженеры строи­ли мосты, врачи лечили людей, а юристы судили обвиняемых с такой склонностью к поверхностным обобщениям и таким отсутствием убедительных оснований, какие мы встречаем порой в педагогике, то все мосты давно бы рухнули, пациенты умерли, а невиновные были бы повешены» (перевод с английского текста в публикации Л.Б. Ительсона: «Математические и кибернетические методы в педагогике». - М.: Педаго­гика, 1964, с. 21).

Своеобразным охранительным фактором против псевдоинновацион-ности, способствующим сохранению роли образования как важнейшего института, обеспечивающего жизнеспособность общества, служит за­кономерно обусловленный консерватизм его содержания. По аналогии его можно представить как механизм самосохранения, подобный тому, о создании которого позаботилась матушка Природа, оградив от произ­вольного вмешательства сознанием в деятельность важнейших систем жизнеобеспечения живого организма (перистальтика, механизмы обмена веществ, сердечного ритма и т.п.).

Однако опасность разрушительного воздействия от безудержного, не­уемного стремления к инновационности, от псевдоинноватики в настоя­щее время не только сохраняется, но и нарастает. Одним из ярких при­меров этого могут служить и лишенные сколько-нибудь убедительных оснований «инновационные» попытки доказательства несовременности и бесперспективности подхода, основанного на стремлении к ВРЛ.

На таком фоне представляется необходимым с полной определенно­стью заявить о том, что всестороннее гармоническое развитие человека и в современном обществе представляет собой не просто потребность, но и необходимое условие общественного прогресса. Решая специфические задачи физического воспитания, тренируя свой организм с целью достиже­ния спортивного или оздоровительного результата, необходимо постоянно помнить о единстве всех сторон воспитания. Естественной предпосыл­кой неразрывной взаимосвязи всех сторон воспитательных воздействий является объективно существующее единство физического и духовного развития человека, неотъемлемость духовной сферы от ее материальной основы - тела человека. При этом физическое воспитание выступает как базовое, интегрирующее звено, содержащее громадный потенциал фор­мирующего, воспитательного воздействия на личность. Такая его базовая роль обусловлена тем, что, в отличие от других видов воспитательных вли­яний, воздействие средствами физического воспитания реализуется пре­жде всего в материализованном виде. Результаты такого воздействия нахо­дят отражение в совершенствовании многих физиологических функций, в том числе и тех, которые обеспечивают функционирование психических процессов, эффективную интеллектуальную деятельность, нормальное душевное состояние человека, обеспечивая его физическое и духовное здоровье. Благодаря этому совершенствуется своеобразная материальная основа для всего многообразия форм воспитательных воздействий.

Таким образом, стремление к всестороннему, гармоническому раз­витию человека и в современном обществе продолжает представлять собой не только насущную потребность, но и непременное условие об­щественного прогресса. Содействуя этому средствами физической куль­туры, решая специфические задачи физического воспитания, тренируя свой организм с целью достижения оздоровительного или спортивного результата, необходимо постоянно помнить о единстве всех сторон вос­питания.

Соблюдение этого методологического положения является непремен­ным условием и важнейшим критерием качества процесса формирования физической культуры личности и общества.