Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Лукьяненко В. П.

Глава 1

Проблема определения понятий привлекает внимание ученых самых разных направлений науки. И это, естественно, не случайно. В системе понятий, отражающих специфику объекта и содержания предметной об­ласти любой науки, заключена одна из основных форм систематизации научных знаний, их доказательного, всесторонне обоснованного, систе­матического изложения. Иметь понятие о каком-либо предмете - зна­чит владеть общим способом его построения, знанием его происхож­дения [59].

Указывая на исключительное значение понятий как для теоретической, так и для практической деятельности людей, В.И. Ленин отмечал, что они «...представляют собой высший продукт мозга, высшего продукта ма­терии» [94, с. 149].

Польза от применения тех или иных понятий зависит, в конечном сче­те, от того, насколько корректно в научном отношении ассимилируются концепции, лежащие в основе наиболее общих категорий, насколько ак­куратно и творчески они «состыковываются» с конкретным содержанием специальных отраслей знаний [133, с. 2].

Для любой области научного знания важно прежде всего решение вопроса о ведущих понятиях. Разработка базового понятийного аппарата является важнейшим условием обеспечения необходимого уровня коррект­ности исследований, так как позволяет точнее определиться в концепту­альных ориентирах, необходимых для содержательных теоретических построений.

С формальной точки зрения, система основных понятий представля­ет собой своеобразный терминологический глоссарий, характеризующий внешнюю (формальную) сторону теории, тогда как внутренняя ее струк­тура определяется строением объекта и предметной областью познания [145].

Тем не менее, в реальной научной практике удачное определение ос­новных понятий является весьма позитивным результатом подлинно сис­темного мышления, когда каждое из них выступает не просто как удачно составленная дефиниция, а как лаконично сформулированное точное зна­ние, органично вписанное в целостную научную концепцию.

Таким образом, выработка категорий и определение понятий являются важнейшими инструментами науки. В отличие от повседневной практики, мало заботящейся о дефинициях, наука с особой скрупулезностью должна обращать внимание на определение понятий, стремясь таким путем при­дать как можно больше точности своим формулировкам [120].
Насущная необходимость более точного определения понятий обу­словлена также тем, что только этим путем возможно достижение консен­суса по дискутируемым вопросам.

В сфере физической культуры терминологической проблематике также уделяется серьезное внимание [48; 67; 131, 134; 153; 169; 196, 197; 201; 205; 211; 252; 254; 256].

Тем не менее, объективная реальность свидетельствует о том, что мы еще далеки от удовлетворительной оценки состояния этой проблемы. Од­ним из наиболее ярких свидетельств этому является отсутствие устояв­шихся и общепризнанных представлений о содержании ряда ключевых понятий теории физической культуры. При этом отсутствие однозначно­сти толкования того или иного понятия еще очень часто возмещается интуитивным пониманием его сути на уровне представлений о здравом смысле, что не может считаться методологически корректным и концепту­ально конструктивным [231].

Такое положение особенно характерно для сферы практической де­ятельности в области физической культуры. И здесь дело усугубляется явным недопониманием всей важности данной проблемы для повышения целенаправленности и эффективности повседневной практической де­ятельности теми, кто и является ее главными организаторами и исполни­телями - учителями, тренерами и др.

При этом совершенно определенно утверждается, что специалисты-практики, например учителя физической культуры в школе, прекрасно разбираются в сущности проблем физической культуры. Высказывается мнение, что попытки ученых разъяснить их суть, уточнить содержание ос­новных понятий выглядят как обвинение в невежестве, что учителя и без того прекрасно понимают их в широком и узком смысле [187].

Вместе с тем, уже само содержание подобных высказываний, мнений, а также журнальных статей, в которых звучат подобные высказывания, за­ставляет в этом усомниться.

Дело здесь, скорее, не в невежестве, а в исключительной сложности, многогранности и проблем и понятий, в которых до конца не могут ра­зобраться и сами ученые. Представления же о том, что в них хорошо раз­бираются практики, излишне самонадеянны и являются ничем иным, как следствием совершенно ничем не оправданного, слишком упрощенного отношения к этим проблемам и понятиям, одним из следствий чего и явля­ется недопустимо широкий плюрализм в представлениях об их сути.

Полисемия в представлениях о сути ведущих понятий в значительной мере обусловлена многоаспектностью как самой физической культуры (как общественного явления), так и ее базовых компонентов: физическо­го воспитания, спорта, рекреации, профессионально-прикладной физиче­ской подготовки (ППФП) и др.

В таких случаях оказывается крайне необходимым этимологический, семантический и общенаучный категориальный анализ системы основ­ных понятий, опирающийся на детализированное историко-логическое исследование.

Полномасштабная реализация такого подхода в рамках данной рабо­ты не представляется возможной. Реализация наших намерений в данном направлении предполагается лишь в той мере, которая бы позволила по возможности более четко обозначить некоторые, на наш взгляд, наиболее конструктивные позиции и взгляды на сущность употребляемых понятий с целью снижения вероятности их произвольного толкования.

Терминологическая двусмысленность особенно вредна, когда речь идет о понятиях, тесно связанных друг с другом, но отображающих су­щественно различные по своей природе явления. Примером таких поня­тий могут, в частности, служить: «физическое воспитание школьников», «общее физкультурное образование», «учебный предмет "Физическая культура", «школьная физическая культура» и др.

Во многих случаях такие понятия употребляются как синонимы, когда не только отсутствуют тонкие критерии отличий, но и сами понятия не получают сколько-нибудь удовлетворительных объяснений и дефиниций. Надо подчеркнуть, что подобное пренебрежение или невнимание к глу­бокому семантическому и специально-научному анализу в сложившейся к настоящему времени ситуации в деле реформирования и дальнейшего развития физической культуры оказываются особенно губительными.
Несмотря на это, еще очень часто можно наблюдать отсутствие серьез­ной озабоченности проблемой терминологической корректности, что ве­дет к неадекватным формам выражения мыслей многими авторами (в том числе и весьма маститыми) и является главной причиной часто встречаю­щейся подмены понятий.

Даже в самой современной научной и учебной литературе непозволи­тельно часто можно встретить нарушение одного из самых основных тре­бований к определению понятий - однозначности терминологического значения определяемого понятия [48; 137; 245], недопустимости опре­деления одного понятия через другое. Например, «физическое качество "сила" - это способность...», где понятие «физическое качество» опреде­ляется через понятие «способность».

Казалось бы, совершенно очевидно то, что подобное бывает неприем­лемым даже в повседневной, обыденной жизненной практике. Например, смешно и даже дико представить себе определение типа: «морковь - это хрен или редька. только сладкая». В науке это тем более должно быть совершенно недопустимым. На самом же деле положение таково, что при­ходится встречаться с подобным сплошь и рядом. Как говорится, было бы очень смешно, если бы не было так грустно.

О том, насколько беззаботно до сих пор относятся у нас к данной про­блеме, наиболее ярко свидетельствует терминологическая неразбериха по отношению к самому главному, наиболее широкому, собирательному по­нятию - «Физическая культура».
Наиболее часто встречающимся примером подмены понятий может служить использование термина «физическая культура» для обозначения тех форм двигательной активности, которые следует обозначать термином «физические упражнения». В соответствии с такой подменой вместо вы­ражения «занятия физическими упражнениями» употребляют выражение «занятия физической культурой» [33].

По мнению В.И. Столярова, «особенно широко распространено смеше­ние понимания физической культуры как определенной формы двигатель­ной активности с таким ее истолкованием, при котором она рассматри­вается как деятельность, направленная на физическое совершенствование человека. Такая ошибка свойственна даже тем работам и диссертациям, которые специально посвящены анализу физической культуры как особо­го объекта научной теории и написаны ведущими специалистами по дан­ному вопросу» [197, с. 40].

Весьма часто понятие «физическая культура» отождествляется с дру­гими ведущими понятиями этой сферы, такими как «физическое воспита­ние», «спорт», «физическая рекреация» и др.

Пренебрежение или недостаточное внимание к терминологической строгости нередко приводит к казусам, когда желание подчеркнуть исклю­чительно высокую роль физической культуры соседствует с низведением ее до уровня средства реализации одного из ее компонентов. Примером этому может служить фраза: «Важнейшее значение в обществе приобре­тает физическая культура как средство. физического воспитания подрас­тающего поколения...» [128, с. 6].

Подобные терминологические казусы столь многочисленны, что на них уже стараются вовсе не обращать внимания. На наш взгляд, напротив, их следует считать совершенно недопустимыми, поскольку они влекут за собой не только формально дефинитивные, но и понятийно содержатель­ные недоразумения, «.что, безусловно, должно быть исключено из тео­рии и практики физкультурно-спортивного движения» [48, с. 24].

Такие примеры свидетельствуют не только об отсутствии озабочен­ности проблемами терминологической корректности, но и подталкивают авторов к неадекватным формам выражения мнений, придают рассужде­ниям зыбкость, в которой тонет сама мысль [133]. Широкая неоднознач­ная интерпретация термина является отражением прежде всего незавер­шенности представлений о предмете, который его характеризует.

Казалось бы, совершенно очевидным является тот факт, что сопостав­ление понятий «физическая культура» и «физкультурно-спортивная деятельность» неизбежно должно привести к заключению о том, что первое является более широким, а второе выступает в роли одного из эле­ментов - деятельной стороны физической культуры. Благодаря физкуль-турно-спортивной деятельности ценности физической культуры стано­вятся достоянием личности, общества. Эта деятельность осуществляется в рамках процессов физического воспитания, спортивной тренировки, физической рекреации, ППФП и др., которые, в свою очередь, являются элементами, основными направлениями физической культуры [209; 132]. Физкультурная деятельность является тем основанием, которое определя­ет процесс формирования физической культуры человека, объединяя ее различные формы и виды [151].

Тем не менее, все более широкое распространение получает пред­ставление, в соответствии с которым «...сфера физкультурно-спортивной деятельности... включает физическую культуру, физическое воспитание и спорт как основные направления развития и освоения культуры дви­гательной деятельности» [144, с. 42]. В таком понимании «физическая культура» предстает уже не только не в качестве самого собирательного понятия, но и опускается до уровня составляющих ее компонентов и даже низводится до роли составного элемента одного из них (физкультурно-спортивной деятельности).

Приведенные примеры свидетельствуют, что различия в интерпрета­ции основных понятий в сфере физической культуры порой столь сущест­венны, что выходят далеко за рамки здорового плюрализма мнений, и способны парализовать любые попытки движения к истинному знанию по многим направлениям. В этих условиях в высшей мере актуальное звучание приобретает афоризм «прежде чем спорить - договоритесь о терминах». Существует настоятельная необходимость дальнейшей раз­работки и конкретизации как отдельных понятий, так и понятийного ап­парата в области физической культуры в целом.

Изложению концептуальных позиций должно предшествовать уточ­нение хотя бы самых основных понятий, необходимость употребления которых обусловлена спецификой проблематики данного исследова­ния.

Такое намерение можно осуществлять, в основном, тремя путями:

  • выбором наиболее приемлемых формулировок понятий из числа имеющихся;
  • внесением корректив, уточнений в уже имеющиеся понятия;
  • формулирование «своих» определений.

При этом формирование доказательной базы целесообразнее всего осуществлять на основе системы определяющих соотношений, исполь­зуя подход, применяемый в точных науках - исходя из аксиом, понятных и признанных всеми.

В настоящее время широкое распространение получает мнение о том, что в основе кризисной терминологической ситуации в сфере физиче­ской культуры лежит противоречие между современной теорией и тра­диционным набором основных понятий [100; 127; 195]. Поэтому выход из сложившегося положения многим видится в использовании, главным образом, третьего из обозначенных выше подходов - разработки нового, более современного и совершенного понятийного аппарата. В частности, примером его реализации может служить введение таких понятий, как «физкультурное воспитание» [100], «физически культурное обучение», «физически культурное образование» [127], которые рассматриваются в качестве альтернативных понятию «физическое воспитание» и пред­ставляются как более широкие и емкие по сравнению с ним.

В этой связи считаем необходимым подчеркнуть, что совершенство­вание теоретической базы физической культуры, безусловно, предполага­ет необходимость введения некоторых новых терминов. Однако, на наш взгляд, формулирование новых понятий нецелесообразно рассматри­вать в качестве основного пути решения проблемы. В условиях сущест­вования неоправданной полифонии представлений о содержании тради­ционно сложившихся понятий, введение новых не столько способствует разрешению проблемы, сколько усугубляет ее.

В этой связи уместно привести высказывание A. Schutz [253, с. 270], который, формируя базисный методологический императив социальной феноменологии, писал: «Выбирай схему референции, адекватную иссле­дуемой проблеме, оцени ее пределы и возможности, сделай термины сов­местимыми и сравнимыми друг с другом и, раз приняв, придерживайся
ее» [253, с. 19].

В настоящее время вряд ли следует спешить, отказываясь от сущест­вующего терминологического глоссария, и пытаться заменить его новым. Более конструктивным представляется путь, основанный прежде всего на попытках устранения разночтений в понимании сути уже давно и прочно вошедших в научный обиход, но до сих пор дискутируемых поня­тий. Нововведения, так же как и отказ от устаревших понятий, безусловно, должны иметь место, но только при условии всесторонней обоснован­ности и очевидной целесообразности.

«Нужно учитывать, что, когда исследователь при разработке ТФК вво­дит новые понятия, это не всегда свидетельствует о привлечении к теоре­тическому анализу новых явлений. Речь может идти просто о том, что для обозначения уже известных явлений используется новая терминология. которая к тому же может оказаться гораздо менее целесообразной и эф­фективной по сравнению с традиционной» [197, с. 40].

На наш взгляд, в отношении системы основных понятий теории фи­зической культуры (ТФК) сейчас особенно показаны попытки, позволя­ющие прояснить, а не еще более запутать и без того тяжелейшую пробле­му. Поэтому очень важно осознавать всю глубину возможных негативных следствий от поспешности в ее решении.

Важно принятие всех необходимых мер для того, чтобы деятельность по совершенствованию терминологического аппарата не свелась к прос­той замене одних терминов другими, не усугубляла тем самым термино­логический хаос, «...не превратилась в пустопорожнюю "игру в понятия", чтобы она не привела к созданию такой надуманной научной дисциплины, которая по существу не дает ничего теории и практике физкультурного движения» [197, с. 39].

Исключительная важность семантической проблемы проявляется в контексте многих проблем. И все же на всем этом многообразном фоне особое место занимает проблематика, связанная с дальнейшим развитием системы образования в области физической культуры. Это обусловлено прежде всего тем, что без ее конструктивного обсуждения и решения ока­зывается крайне затруднительным осуществление продуктивных попыток решения многих других важнейших проблем данной сферы. В частно­сти - проблемы достижения необходимого уровня физической культуры личности и общества.

Дело в том, что решение этой проблемы невозможно без научно обос­нованного определения содержания общего физкультурного образова­ния, которое представляет собой базовую основу в деле ее (физической культуры) формирования.

Для этого, в свою очередь, необходимо предварительное решение как минимум двух стратегически важных задач:

  • формирование более четкого, чем это имеет место в настоящее время, представления о сущности понятия «общее образование в области физи­ческой культуры»;
  • уточнение цели реализации этого процесса.

Однако решение этих задач не представляется возможным без уяснения и уточнения сути наиболее общих понятий. Прежде всего к числу таковых следует отнести понятие «физическая культура», а также комплекс по­нятий, которыми описывается процесс передачи и усвоения социального опыта в данной сфере.

Автор надеется, что предпринятое им исследование понятийно-тер­минологических аспектов проблемы в контексте дальнейшего развития физической культуры в современном обществе будет содействовать фор­мированию единых семантических представлений о сути используемой терминологии и созданию на этой основе условий для более корректного и конструктивного ее рассмотрения.