Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Сопов В. Ф.

Приложения

Психологический контроль за состоянием спортсмена в учебно-тренировочном процессе.

Исследования М. А. Годика (1988) об информативности критериев соревновательной деятельности в некоторых видах спорта показывают высокую информативность, прежде всего, психологических критериев во всех исследованных видах спорта и лишь в циклических — среднюю. Данный факт подчеркивает роль психологических знаний, навыков и умений в деятельности тренера (табл. 17).

Таблица 17. Информативность критериев соревновательной деятельности в некоторых видах спорта.

Виды спорта\Критерии 

Педагогические

Биохимические

Физиологические

Биомеханические

Психологические

Эстетические

1

Циклические

Х

ХХХ

ХХХ

ХХХ

ХХ

Х

2

Игровые

ХХХ

Х

ХХ

ХХ

ХХХ

ХХ

3

Единоборства

ХХ

Х

ХХ

ХХ

ХХХ

Х

4

Ациклические

ХХ

ХХХ

ХХХ

ХХ

ХХХ

Х

5

Упражнения на искусство движений

ХХ

ХХХ

ХХ

ХХ

ХХХ

ХХХ

ХХХ — очень высокая информативность

ХХ — высокая информативность

Х — средняя информативность

Отличительной особенностью спорта высших достижений является то, что повышенная социальная значимость делает максимальный спортивный результат практически единственной и необходимой целью соревнования. Кроме того, спортивная деятельность в спорте высших достижений непрерывна. Даже в незначительные промежутки между тренировками спортсмен занят анализом происшедшего. Не всегда эта нагрузка дается легко, что приводит к психическому перенапряжению, возникновению негативных и пограничных психических состояний.

Психологический контроль за психическим состоянием атлетов позволяет обнаружить появляющуюся дезадаптацию задолго до стойкого снижения спортивных результатов.

Психодиагностика, направленная в спорте на оценку спортивно значимых свойств психики, которые характеризуют индивида или группу, позволяет определять как стабильные особенности личности, так и психические состояния, демонстрирующие характер приспособительных реакций спортсмена к условиям тренировки и соревнований.

Формированию умений выполнять на практике некоторые из психодиагностических процедур, применяемых для психологического контроля в спорте высших достижений, и посвящено это методическое пособие.

ЦЕЛЬ: Формирование умений: а) психологического контроля за состоянием тренирующихся; б) разработки психолого-педагогических рекомендаций.

ТЕСТ 1. Измерение индивидуальных особенностей. Определение типа нервной системы спортсменов. МЕТОДИКА. Используется теппинг-тест (Е. П. Ильин).

ОБОРУДОВАНИЕ. Стандартные бланки, представляющие собой листы бумаги (203 х 283), разделенные на шесть расположенных по три в ряд равных прямоугольников, секундомер, карандаш.

ИНСТРУКЦИЯ. «По сигналу экспериментатора Вы должны начать проставлять точки в каждом квадрате бланка. В течение 5 сек необходимо поставить как можно больше точек. Переход из одного квадрата в другой осуществляется по команде экспериментатора, не прерывая работы и только по направлению часовой стрелки. Все время работайте в максимальном для себя темпе. Возьмите в правую (или левую руку) карандаш и поставьте его перед первым квадратом стандартного бланка».

Экспериментатор подает сигнал: «Начали», а затем через каждые 5 сек дает команду «Следующий квадрат». По истечении 5 сек работы в 6-м квадрате экспериментатор подает команду: «Стоп».

Обработка результатов включает следующие процедуры:

  1. подсчитать количество точек в каждом квадрате;
  2. построить график работоспособности, для чего отложить на оси абсцисс 5-секундные промежутки времени, а на оси ординат — количество точек в каждом квадрате.

ОБРАБОТКА РЕЗУЛЬТАТОВ. Сила нервных процессов является показателем работоспособности нервных клеток и нервной системы в целом. Сильная нервная система выдерживает большую по величине и длительности нагрузку, чем слабая. Полученные в результате варианты динамики максимального темпа могут быть условно разделены на пять типов:

— выпуклый тип: темп нарастает до максимального в первые 10-15 сек работы; в последующем, к 25-30 сек, он может снизиться ниже исходного уровня (т. е. наблюдавшегося в первые 5 сек работы). Этот тип кривой свидетельствует о наличии у испытуемого сильной нервной системы;

— ровный тип: максимальный темп удерживается примерно на одном уровне в течение всего времени работы. Этот тип кривой характеризует нервную систему испытуемого как нервную систему средней силы;

— нисходящий тип: максимальный темп снижается уже со второго 5-се-кундного отрезка и остается на сниженном уровне в течение всей работы. Этот тип кривой свидетельствует о слабости нервной системы испытуемого;

— промежуточный тип: темп работы снижается после первых 10-15 сек. Этот тип расценивается как промежуточный между средней и слабой силой нервной системы — средне-слабая нервная система;

— вогнутый тип: первоначальное снижение максимального темпа сменяется затем кратковременным возрастанием темпа до исходного уровня. Вследствие способности к кратковременной мобилизации такие испытуемые также относятся к группе лиц со средне-слабой нервной системой.

Графики: а - выпуклого типа; б - ровного типа; в -промежуточного и вогнутого типов; г - нисходящего типа. Горизонтальная линия - линия, отмечающая уровень начального темпа работы в первые 5 сек.

Рисунок 19. Типы динамики максимального темпа движений.

АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ. Представители слабого типа легче переносят длительную монотонную, средней интенсивности нагрузку. Однако в условиях соревновательного стресса истощаются быстрее.

Спортсмены с сильным типом нервной системы устойчивы и надежны в условиях соревновательного стресса. Проблемы возникают у них чаще в тренировочной работе, т. к. они быстро пресыщаются однообразием и монотонностью и начинают испытывать потребность в сильных раздражителях.

РЕКОМЕНДАЦИИ. Определить тип преобладающей нагрузки для спортсмена и дать рекомендации по управлению спортсменом в тренировке и соревнованиях.

ТЕСТ2. Измерение психических состояний. Определение особенностей предсоревновательного состояния на трех уровнях: психическом, вегетативном, психомоторном.

МЕТОДИКА. Используются: а) шкала ситуативной мотивации (В. Ф. Сопов); б) шкала реактивной тревоги (Ч. Д. Спилбергер); в) измерение ЧСС; г) дозированный теппинг-тест (Ю. Я. Киселев).

ОБОРУДОВАНИЕ. Вопросники шкал мотивации и тревоги, стандартный бланк с двумя квадратами в ряд (5 х 5 см), карандаш.

ОБРАБОТКА И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ШКАЛ: ШКАЛА САМООЦЕНКИ — ШМС — 1

(В. Ф. Сопов, 1983)

Фамилия ____________________ дата __________

Инструкция. Прочитайте внимательно каждое предложение и зачеркните соответствующую цифру справа в зависимости от того, ЧТО ВЫ ПЕРЕЖИВАЕТЕ В ДАННЫЙ МОМЕНТ. Над вопросами долго не задумывайтесь, поскольку правильных или неправильных ответов нет.

 

Нет, это совсем не так

Пожалуй, так

Верно

Совершенно верно

1. Я доволен ходом тренировочного процесса.

1

2

3

4

2. В методике тренировки я хочу кое-что изменить.

1

2

3

4

3. Я надеюсь на успех в этом сезоне.

1

2

3

4

4. В тренировке я во всем активен.

1

2

3

4

5. Я думаю, что мои замечания вряд ли что изменят.

1

2

3

4

6. Я верю, что методика моей тренировки верна.

1

2

3

4

7. Меня мало волнует происходящее на тренировке.

1

2

3

4

МОТИВАЦИЯ. Общий итоговый показатель является суммой баллов, соответствующих зачеркнутой цифре в 4-мерной шкале оценки каждого суждения. При этом вопросы 1, 3, 4, 6 оцениваются в соответствии зачеркнутому номеру ответа (т. е. если зачеркнута цифра 1, оценивается в 1 балл, цифра 2 — 2 балла и т. д.), а вопросы 2, 5, 7 оцениваются наоборот: цифра 1 — 4 балла, цифры 2, 3, 4 — соответственно 3, 2, 1 балл.

Общий показатель в шкале может находиться в пределах от 7 (полное отсутствие побуждений к тренировочной деятельности) до 28 (чрезвычайно выраженный уровень мотивации).

Оптимальным является уровень в 20-22 балла.

Низкие значения в 18-15 баллов наблюдаются у спортсменов, находящихся в глубоком конфликте с тренером, усомнившихся в методике своей тренировки, потерявших шансы на попадание в команду или на достижение целей, значения в 9-11 баллов отмечены у малоквалифицированных спортсменов. Максимальные значения наблюдались у высокотревожных, с пониженным самоконтролем спортсменов (особенно у женщин), находящихся в ситуации «последний шанс», а также у очень молодых и неопытных спортсменов, плохо оценивающих обстановку и себя в ней. Шкала используется, прежде всего, для изучения динамики мотивационного состояния спортсмена, на заключительном этапе подготовки. Анализ отдельных суждений шкалы в целом по команде или группе может являться ценным источником информации об отношении отдельных спортсменов (или команды) к организации учебно-тренировочного процесса, о слабых его звеньях.

ШКАЛА САМООЦЕНКИ - ТР - 3

(Ч. Д. Спилбергер, 1976)

Инструкция. Прочитайте внимательно каждое из приведенных ниже предложений и зачеркните соответствующую цифру справа в зависимости от того, КАК ВЫ СЕБЯ ЧУВСТВУЕТЕ В ДАННЫЙ МОМЕНТ. Над вопросами долго не задумывайтесь, поскольку правильных или неправильных ответов нет.

 

Нет, это совсем не так

Пожалуй, так

Верно

Совершенно верно

1. Я чувствую себя свободно

1

2

3

4

2. Я нервничаю

1

2

3

4

3. Я не чувствую скованности, напряженности

1

2

3

4

4. Я доволен

1

2

3

4

5. Я озабочен

1

2

3

4

ТРЕВОГА. Общий итоговый показатель является суммой баллов, соответствующих зачеркнутой цифре в четырехмерной шкале оценки каждого суждения. При этом вопросы 1, 3, 4 оцениваются в следующем соответствии: цифра 1 — 4 балла, 2 — 3 балла, 3 — 2 балла, 4 — 1 балл.

Вопросы 2 и 5 оцениваются прямо: 1-й — 1 балл, 2-й — 2 балла, 3-й — 3 балла, 4-й — 4 балла.

Общий показатель может находиться в пределах от 5 (низкая тревога) до 20 баллов (высокая тревога, стресс), оптимальным является показатель в 8—10 баллов.

Состояние тревоги как эмоциональная стресс-реакция может возникнуть в условиях тренировки или соревнования под влиянием реальных или ожидаемых воздействий со стороны той микросреды (партнеров, товарищей по команде, тренера, обслуживающего персонала, знакомых, соперников, семьи и др.), в которой постоянно формируется косвенная или непосредственная оценка игрока, его действия, поведения, отношения.

Результаты измерения мотивации и тревоги помещаются на оси координат аналитической системы предстартового состояния (В. Ф. Сопов,1993), в которой основным принципом анализа является принцип зоны оптимального реагирования ЗОР (В. Ф. Сопов).

Точки пересечения перпендикуляров от точек результатов мотивации и тревоги попадают в квадрат, соответствующий типу психического состояния спортсмена. В заштрихованной зоне находятся оптимальные состояния как для соревнований, так и для тренировки.

РЕКОМЕНДАЦИИ. Определить степень приближения к оптимальному состоянию на всех трех уровнях психического состояния и дать рекомендации по психологической подготовке и восстановлению.

ИНСТРУКЦИЯ 1

Измерения ЧСС. Пульс измеряется на шейной артерии самостоятельно или на запястье экспериментатором за 30 сек. и умножается на 2. Измерение производится в покое, лежа, через 1 минуту, затем стоя через 1 минуту.

Итоговый показатель психомоторного контроля является производным от деления результата 2-го квадрата на результат 1-го.

Итог равен: при оптимальном контроле 0,550-0,750; при переутомлении — менее 0,450; при возбуждении — более 0,760.

ОБРАБОТКА И АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ. Итоговый показатель вегетативного баланса есть производное от деления ЧСС лежа на ЧСС стоя. В оптимальном состоянии индекс близок к 1,0 (0,85-0,95). Снижение индекса происходит из-за резкого увеличения пульса стоя, что говорит о нарушении вегетативного баланса, вегетативной реактивности, наблюдающейся при перевозбуждении, стрессе.

ИНСТРУКЦИЯ 2

Измерения психомоторного контроля. В максимальном темпе ставить точки карандашом в 1-м квадрате в течение 5 сек. Затем во 2-м квадрате ставить точки в темпе в половину от максимального.

ОБРАБОТКА И АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ. Подсчитывается количество точек в каждом.

Отклонение психомоторного контроля от оптимума свидетельствует о плохой переносимости нагрузки, недостаточном восстановлении.

Измерение тревоги, мотивации, вегетативного индекса и психомоторного контроля проводится 3-5 раз за период практики с целью изучения динамики состояния спортсмена.

Желательно последнее измерение состояния сделать за 1-2 дня до соревнований и сравнить со спортивными результатами

ОФОРМЛЕНИЕ ОТЧЕТА О ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ ОБСЛЕДОВАНИИ

Отчет включает три части: табличную, графическую и содержательную.

В первой части составляется таблица результатов обследования с оценкой оптимальности в графе «Итог» по трем градациям: оптимальный тонус, гипото-нус, гипертонус и расчитывается средняя арифметическая ('Х) по группе.

Таблица 18. Результаты психологического обследования спортсменов.

Ф. И. О.

Тип нервной системы

Мотивация

Тревога

Вегетативный баланс

Психомоторный контроль

ИТОГ

1

Иванов И.И.

сильный

24

8

0.92

0.600

Оптимально

2

Петров П. П.

слабый

17

6

0.71

0.410

Гипотонус

3

Сидоров С.С.

средний

26

16

0.64

0.890

Гипертонус

Х

Группа

-

24,8

7,2

0,78

0,642

Состояние группы:оптимально

Во второй части строится график кривых тревоги, мотивации, вегетативного баланса и психомоторного контроля для каждого спортсмена.

Рисунок 20. Динамика психического состояния спортсмена.

В третьей части составляются психологические характеристики на каждого из обследованных и формулируются конкретные психолого-педагогические рекомендации по схеме:

а) тип нервной системы, особенности поведения на тренировке и в соревнованиях;

б) особенности динамики состояния как реакция на нагрузку на трех уровнях реагирования: психическом, вегетативном и психомоторном;

в) вид предстартового состояния и прогноз поведения;

г) рекомендации по предстартовому секундированию.

В заключении необходимо дать анализ уровня психологической подготовленности группы тренирующихся в целом, с выделением основных психологических проблем.

Психография вратарской карьеры.

Спортсмен размышляет. Статья из журнала «Спортивный психолог», № 3, 2006.

В. Еремеев, мастер спорта по хоккею, чемпион России-2005, «Динамо» (Москва)

Когда человек достигает хорошего результата в спорте, он задумывается — в чем же все-таки причины его удачного выступления? Тем более, что коллеги по цеху — вратари команд соперников после игр плей-офф 2004-2005 настойчиво задавали один и тот же вопрос: каким образом удавалось сохранить в этих играх полную сосредоточенность и мобилизацию?

Не открою ничего нового, если скажу, что в спорте вообще, а в игре хоккейного вратаря в частности немалую роль играет, помимо физического состояния и кондиций, психическое состояние. Хоккеист, имея хорошие физические и технические данные, не всегда добирается до той цели, которую он себе поставил. Причем это происходит в самый ответственный момент. Есть очевидная для всех спортсменов проблема, на которую мало кто серьезно обращает внимание — его индивидуальная психология.

Мои наблюдения хоккея изнутри, «от рамки» ворот, однозначно выделяют тех, кто имеет преимущество в своих амплуа, — это те, у кого крепче психология.

Свой первый взгляд в сторону психологии я обратил достаточно давно. Когда играешь сам или смотришь игры других и игра идет на равных, видно, как включается психологический фактор каждого спортсмена. Начинаешь группировать хоккеистов по их реакциям на стандартные ситуации или на совершенно неожиданные действия соперника. Это необходимо, так как я должен найти компенсацию на ошибочные действия своих защитников, распределить усилия, если у нас удаление. И главное — учесть свое состояние.

У каждого спортсмена в его карьере бывает хороший период, но бывает и не очень хороший, и я не исключение. В один из таких периодов я стал понимать, что в моей психологии происходит что-то не совсем то, на что я надеялся перед каждой игрой. Тренируюсь хорошо и много, тренеры доверяют, а выхожу на игру и... ничего не получается.

Я стал работать с психологом. И к этому нужно прийти самому. Если человек этого не желает, то результата может и не быть. Печальный опыт моих товарищей, начавших психотренинг со мной, но усомнившихся в своем выборе, только убедил меня в этом. Есть здесь, правда, одна сложность: в нужное время, в нужном месте должен оказаться настоящий спортивный психолог, да еще понимающий хоккей. Такой день нечасто бывает.

В сезоне-2002/2003 наш тренер З. Х. Билялетдинов пригласил в команду профессора Владимира Федоровича Сопова. И это он с невозмутимым видом прогуливался в тот день возле клубного автобуса и как бы случайно задал мне несколько простых вопросов, после которых стало ясно, что ответы есть не только на них, но и на те, которые досаждали мне весь начальный период чемпионата РХЛ. В его кабинете психологической разгрузки на динамовской базе мы начали выстраивать мою «Программу психологического обеспечения игры хоккейного вратаря».

Она включала в себя очень подробную и крайне интересную для меня психодиагностику, различные психотехники и усвоение актуальной для меня информации. Книги по психологии, брошюры для спортсменов, листки с информацией о моем психическом состоянии и особенно плакатики с изречениями и аксиомами появлялись неожиданно и всегда вовремя: «Потом» ведет в «никуда» — с этого мы начали нашу работу.

После хороших нагрузочных тренировок целенаправленное восстановление просто необходимо, это один из важнейших этапов профессиональной жизни хоккеиста. Психология уточняет: восстанавливаться необходимо непосредственно после нагрузок и с психологическим анализом произошедшего на тренировке.

После тренировок я выбирал тихое и спокойное место на базе, усаживался поудобнее, так, чтобы тело было полностью расслаблено, и представлял себя в уютном и безопасном месте, что мое тело расслабляется и восстанавливается. И так каждый день, после каждой тренировки. И у меня начало получаться. Случилось так, что я однажды чуть-чуть не упал со стула (все тренировки я провожу на жестком стуле, как в раздевалке), настолько хорошим было расслабление. Наладился сон, появилась спокойная уверенность и ясность в понимании происходящего.

Вторым этапом тренинга было быстрое включение (мобилизация) после восстановления, это связано с тем, что в игре часто бывают ситуации, когда нужно «включиться» в игру за считанные доли секунды. Стимулом для мгновенного включения стала шайба, подвешенная профессором на веревочке, которую я, открыв глаза, неожиданно обнаруживал сантиметров за 50 от себя.

Когда аппаратура подтвердила стабильность моего расслабления и мобилизации, настал этап настроя на игру. Именно настроя. Я вспоминал свои хорошие игры до этого периода и прокручивал в голове те ситуации, которые могут произойти в игре. Представлял, как будут работать мышцы моих рук и ног, как будет работать моя голова, на что нужно обратить внимание.

Каждая игра развивается совсем по другому сценарию, каждую игру твое состояние разное, и, исходя из этого, я настраивался по-разному в зависимости от сильных и слабых сторон своего психофизического состояния на каждую конкретную игру.

Если я чувствовал себя не очень хорошо физически (и это подтверждал листок от психолога с «секретными графиками моих биоритмов»), настрой был на ощущение в более хорошем состоянии и движении моих мышц.

Если же мое эмоциональное состояние было не очень, я старался не обращать внимания на всякие «хоккейные мелочи», которые меня могут раздражать, а представлял это как должное и даже позитивное.

Если интеллектуальная составляющая моего состояния была не такой, какой хотелось бы, представлял, какие ситуации в игре могут возникнуть. Это только на первый взгляд кажется мелочью, а ведь из этих мелочей складывается и игра, и мое поведение в ней. Иногда было обидно наблюдать, как крайне необходимый в игре хоккеист, не справившийся с этими мелочами, покидал игру до конца, сокрушая по пути инвентарь и мебель спортивной арены.

После игры — обязательно упражнения на расслабление и восстановление, независимо от результата. В книге Владимира Федоровича «Психологическая подготовка к максимальному спортивному результату» особо подчеркивается роль послесоревновательного отрезка в учебно-тренировочном процессе, здесь не должно быть суеты, и надо найти позитив. Во всем. С этой целью можно применить телефонную консультацию с психологом. Кстати, телефонную консультацию мы часто применяли до игры и из других городов — очень удобно и эффективно.

Перед тем, как перенести полученные навыки психической саморегуляции в игру, я моделировал это перед жесткими тренировками, стараясь при этом делать все в более быстром темпе по времени, включая упражнения на мгновенное восприятие ситуации и мгновенное включение в игру. Затем совместно с психологом была разработана циклограмма применения психотехник в день игры — от момента выезда с базы или гостиницы до прибытия на арену, до начала игры, которая строго соблюдается. И весь следующий сезон я очень успешно самостоятельно выполнял нашу программу.

Сезон-2004/2005 сложился для меня непросто. Команда поставила высокую цель: выиграть чемпионат РХЛ. Нагрузки резко возросли, появились травмы. После тяжелой травмы в разгар сезона было особенно тяжело восстанавливаться и набирать форму. По срокам можно было просто не успеть к плей-офф. И я вновь обратился к психологу.

В этот раз наиболее безопасным и уютным местом для моего психотренинга Владимир Федорович избрал... дно бассейна!

Была составлена программа по моему экстренному восстановлению с применением «гидрокосмических» упражнений. Помимо тренировок на льду, сеансов саморегуляции, она включала в себя тренировки в бассейне под водой, чтобы мой мозг в условиях отсутствия гравитации включил все свои резервы по восстановлению двигательных навыков, а мышцы в воде делали бы все с большим сопротивлением.

Под водой я делал те движения, которые я делаю на льду. Кувыркаясь под водой в разные стороны и делая любые движения, я старался смотреть в одну и ту же точку. Эффект был быстрым и мощным — я вновь на льду, и это помогло мне добиться очень хороших результатов в играх за право выхода в финал, а затем в плей-офф.

Анализ своей игры и своего психического состояния на протяжении трех сезонов показывает главный итог: психологическая подготовка — это долгий и упорный труд, прежде всего самого спортсмена. И его консультанта-психолога, сразу объявившего: «Чудес не бывает, главное — вера в свои силы».

Сезон закончился — мы чемпионы! Сезон начинается — что там впереди?

Передо мной на столе листочек от профессора, на нем слова Ромена Роллана: «Нельзя победить раз и навсегда. Побеждать нужно ежедневно!!!».

Этический кодекс психолога

Психолог, психотерапевт несет этическую ответственность и имеет обязательства перед клиентом и профессиональным сообществом.

В США и европейских странах юридически утвержден «Этический кодекс психотерапевта», регламентирующий профессиональную деятельность психотерапевта и психолога-консультанта. Существует большое количество вариантов Кодекса.

В целом «Этический кодекс психолога, психотерапевта» предписывает:

— соблюдать условия конфиденциальности;

— не наносить вреда клиенту;

— не эксплуатировать отношений зависимости, возникающих в ходе терапии;

— действовать лишь в пределах профессиональной компетенции;

— опираться на согласие клиента, понимающего суть происходящего и осведомленного о возможных последствиях.

В России, к сожалению, этический кодекс находится только в стадии разработки, и на сегодняшний день правила этики, принятые в среде профессионалов, не имеют юридической силы. Если зарубежный психолог за несоблюдение правил этики лишается лицензии (и работы соответственно), то отечественного психолога в худшем случае ожидает испорченная репутация.

Однако для профессионала этический кодекс выступает, прежде всего, не как ответственность перед карающей силой внешних инстанций, а как внутренний регулятор собственной профессиональной деятельности, как внутренний критерий профессионализма. Конкретные положения этического кодекса возникли изнутри консультационной и терапевтической практики предшествующих поколений психологов и психотерапевтов, поэтому эти правила, внутренне осмысленные и включенные в ткань консультационного и психотерапевтического процесса, разделяются и соблюдаются психологами и психотерапевтами самых разных направлений.

ВНИМАНИЕ: осведомленность о содержании этического кодекса психолога поможет тренеру и спортсмену (далее — клиенту) обезопасить себя от общения с непрофессионалом и предупредить опасность столкновения с «профессиональным злоупотреблением».

Вот основные принципы, непререкаемое соблюдение которых со стороны психолога и психотерапевта обеспечивает клиенту безопасность и получение квалифицированных услуг

Границы компетентности

Спортивные психологи-консультанты занимаются профессиональной деятельностью только в границах своей компетентности, которая определяется образованием, формами повышения квалификации и соответствующим профессиональным и спортивным опытом.

Психологи-консультанты осуществляют профессиональную деятельность в новых областях или используют новые методики только после их соответствующего изучения, прохождения обучения, супервизорства и/или консультирования у компетентных в этих областях или методиках специалистов.

В областях деятельности, в которых еще не выработаны приемлемые стандарты подготовки, психологи-консультанты делают все возможное для повышения компетентности своей работы и защиты клиентов от возможного вреда и т. п.

Психолог-консультант, принимая решение, связанное с профессиональной деятельностью, должен учитывать свою квалификацию и опыт работы с клиентами, обладающими определенными индивидуальными отличиями (спортивная квалификация и амплуа вида спорта, возраст, пол, национальность, вероисповедание, сексуальная ориентация, разновидность психологической проблемы, физические расстройства, язык или социо-экономический статус и т. п.)

Психологи-консультанты наделяют своих помощников или подчиненных, супер-визируемых и ассистентов только той ответственностью, с которой те могут справиться на основе их компетенции (образования, опыта, подготовки и т. п.), независимо от того, будут ли они действовать самостоятельно или под наблюдением. Попытки сознательно расширить границы своей компетентности (например, попытка взять на себя функции тренера, родителей, спонсора) должны насторожить и пресекаться.

Правило конфиденциальности — одно из важнейших условий в списке этических нормативов. Конфиденциальность подразумевает защиту частной жизни клиента и информации, сообщаемой им психологу и психотерапевту. Обязанность каждого психолога — использовать информацию о клиенте только в интересах самого клиента. Это означает, что любая сообщаемая клиентом информация не может стать достоянием третьего лица. Однако необходимо отметить, что правило конфиденциальности нельзя возвести в абсолютный принцип. Этическая дилемма состоит в том, что, с одной стороны, терапевт принимает условия конфиденциальности, но, с другой стороны, допускается нарушение конфиденциальности в случае предупреждения потенциальной угрозы (когда клиент представляет серьезную угрозу для себя самого или для другого человека).

Запрет на двойные отношения. Двойными отношениями называются такие отношения, в которых психолог или психотерапевт, кроме профессиональной, выступает еще в какой-либо роли по отношению к клиенту. Это правило, во-первых, предостерегает от консультирования родственников, друзей, знакомых. Во-вторых, запрещает такие злоупотребления психотерапией, как размывание границ терапевтических отношений в сторону личных (принятие подарков от клиентов, личное общение с клиентом за пределами «места и времени» психотерапии), а также интимные отношения психолога или психотерапевта с клиентом. Подобное ограничение необходимо, так как защищает клиента от прямого злоупотребления ролью консультанта. Специфическая атмосфера психотерапии, предполагающая (для своего положительного исхода) глубокое понимание клиента, принятие, внимание, тесный эмоциональный контакт между клиентом и терапевтом, может пробуждать в клиенте желание развития еще более близких отношений. Соответственно любой психотерапевт должен знать, что опасность возрастания интенсивности отношений с клиентом может привести к развитию зависимости со стороны клиента и потере объективности со стороны терапевта. Умение распознавать подобные ситуации и выводить их в продуктивное для клиента русло — обязательное требование к психологу и психотерапевту.

Правило «Не навреди». Психолог и психотерапевт должен действовать в интересах клиента и учитывать их в первую очередь. Если запрос клиента находится вне компетенции психолога или психотерапевта, то он должен перенаправить клиента к другому, компетентному в этой области специалисту.

Этические аспекты оплаты психотерапевтических услуг. Цена и условия оплаты консультации должны быть установлены психологом или психотерапевтом во время первого разговора с клиентом. Плата за консультацию не может заменяться какой-либо работой или услугой со стороны клиента.