Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Буланов Юрий Борисович

Прекращение приема стероидов

Профессиональные бодибилдеры обычно «сидят» на стероидах больше нескольких лет без перерыва.

Инсулин > анаболические стероиды > андрогены > соматотропин Полное вранье. Опять мы сталкиваемся с завуалированным призывом принимать стероиды (а под ними автор подразумевает в основном андрогены) круглый год. Стероиды (АС, не говоря уже об андрогенах) — это давно и безнадежно устаревший класс анаболизирующих средств. Если мы расположим в порядке убывания самые сильные анаболики, имеющиеся в мире на сегодняшний момент, то получится следующая схема:

Соматотропин > анаболические стероиды > андрогены > инсулинРечь идет пока лишь о влиянии на мышечную ткань. Если стоит задание укрепить суставно-связочный аппарат, то картина будет несколько иной.

Как видим, даже АС не является на сегодняшний день самым сильным классом соединений, влияющих на мышечную ткань, а также на связки и хрящи.

Андрогены можно вообще было бы совершенно безболезненно для спорта (но не для продавцов) изъять из оборота. Слишком уж велик причиняемый ими вред. Но как врач я должен с грустью констатировать, что очень небольшому проценту спортсменов андрогены нужны. Среди мужчин-спортсменов есть небольшой процент людей с недоразвитием наружных половых органов либо с наличием врожденных дефектов яичек. Таким лицам андрогены показаны в небольших дозах по интермиттирующим схемам. Интермиттирующие схемы описаны мною в большой статье «Андрогены», которая помещена в сборник Анаболические стероиды и андрогены II (см. рекл. на посл. стр. обложки).

Некоторые спортсменки, имеющие «раковую конституцию», т. е. предрасположенность к раку, с молодых лет склонны к мастопатии. Образование доброкачественных узлов в молочных железах раньше лечили лишь антиэстрогенами и андрогенами в очень маленьких, чуть ли не микроскопических дозах. Если женщина активно тренируется, то с этой целью можно применять и анаболические стероиды, ведь какой-никакой, а андрогенный компонент все равно в них присутствует. Необязательно брать высокоандрогенные АС. Даже низкоандрогенные сделают свое дело. Любой препарат, обладающий даже небольшим андрогенным эффектом, — это «лютый враг» всех видов рака молочной железы, а также некоторых форм мастопатий. Если у 16–18 летней спортсменки появляется мастопатия, то с помощью небольших (!) доз АС иногда можно убить сразу 2-х зайцев: ликвидировать мастопатию и повысить спортивные достижения. Все дело в том, что они постоянно должны быть готовы к различным чемпионатам, быть в форме для всевозможных выступлений и фотосъемок. Многочисленные бодибилдеры-любители, атлеты из других видов спорта находятся в аналогичной ситуации. Вся их программа слишком насыщена, чтобы позволить себе перерыв для отдыха. Т. к. их успех зависит от «топ-формы», стероиды должны безоговорочно приниматься круглый год. Чистейшей воды дезинформация. Даже знакомые мне чемпионы мира так не делают. Максимум, что может позволить здравомыслящий человек — это 2 курса лечения АС в год с последующей реабилитацией. На фоне реабилитации уже используются другие анаболизирующие факторы. На стероидах свет клином не сошелся. Тем не менее, случается и так, что атлет хочет прекратить прием стероидов.

Причины этого — самые разные.…Одна из главных, конечно же, различные проблемы со здоровьем. Некоторые прекращают по привычке, т. к. слышали, что по истечении 12 недель должен быть некий перерыв в употреблении стероидов. Другие — по причине ограниченных финансовых возможностей или перед допинг-контролем. И почти все атлеты в этом случае находятся в панике, последующие за «отменой» недели ощущаются со смешанным чувством, т. к. атлеты часто не знают, что их ожидает, ну а те, кто уже имел какой-то опыт «воздержания» (порой негативный), слишком хорошо знают, что опять будет то же самое. И опасения эти оправданы, т. к. при отказе от стероидов большинство атлетов получают классические симптомы прерывания стероидного «курса», такие, как потеря веса, снижение силы, усиленное накопление жира и т. д. У некоторых это приводит к депрессии, нежеланию тренироваться. Почему? Да это просто — атлет вступает в катаболическую фазу.

Ишь, как пугает «д-р» Любер новичков. Прямо кулаком по столу стучит. Покупайте у нас стероиды (чистые андрогены) круглый год! А то вам будет очень плохо! Уговоры кончились, начались угрозы. Ну что тут скажешь? Будет плохо, «спросим» с того, кто продавал, и еще больше «спросим» с того, кто рекламировал всякую дрянь, которой в развитых странах только скотину лечат. И здесь ему приходится бороться с несколькими проблемами, которые он должен решить в последующие недели, иначе в кратчайшие сроки вновь будет вынужден начать прием стероидов. Это и понятно: собственная выработка тестостерона снижена, и масштаб процесса зависит от продолжительности приема стероидов и особенно от дозы. Чем андрогеннее стероид, тем сильнее тормозящий эффект на собственную выработку тестостерона. На первом месте среди «тормозящих» стероидов все варианты Тестостерона, Дианабол, Анаполон. При более умеренных препаратах (Дека, Примоболан, Винстрол и т. д.) масштаб снижения выработки тестостерона не только меньше, но и само оно (снижение) наступает медленнее и более постепенно. При употреблении Дианабола, например, исследования показали, что даже при консервативной дозировке в 20 мг в день уже через 10 дней выработка собственных гормонов снижается на 30–40 %. Т. к. организм не может за день вновь поднять уровень выработки собственных гормонов, атлет вступает в критическую фазу перехода. Уже нет воздействия экзогенных гормонов, а собственный уровень тестостерона мало содействует улучшению ситуации. Поэтому следует как можно быстрее вновь повысить выработку тестостерона. Насколько это возможно, будет описано дальше.

Вторая проблема — это значительная потеря достигнутого атлетом при приеме стероидов. Как уже говорилось выше, стероиды оказывают сильный антикатаболический эффект. Во время приема препаратов стероидные молекулы блокируют рецепторы кортизола, Благодаря чему вырабатываемый надпочечниками кортизол не может связаться с ними и большей частью остается в неактивном состоянии.

Рецепторов к кортизолу нет. Подобно стероидам, он проникает внутрь клетки, а затем сквозь мембрану клеточного ядра, воздействуя непосредственно на хромосомный аппарат. Хотя лечебное действие кортизола может быть использовано для лечения патологии клеточных мембран, но это опять же благодаря тому, что он с легкостью входит в мембрану и с такой же легкостью входит из нее. Организм реагирует на это выработкой большего количества рецепторов кортизола, чтоб находящиеся в крови в большом количестве молекулы кортизола могли, наконец, выполнить свою задачу. И это не так уж страшно, если атлет принимает стероиды постоянно. Но как только прием стероидов приостанавливается, рецепторы вновь становятся свободными для молекул кортизола. Они молниеносно «бросаются» к рецепторам, образуя комплекс «молекула-рецептор».

Кортизол не образует комплекса молекула-рецептор прежде всего потому, что никаких рецепторов к нему нет.

И несут мышечной клетке атлета совсем не радующую информацию: распад аминокислот. Они (аминокислоты) покидают мышечную клетку, попадают в кровяное русло, где используются как энергетический субстрат.

Ни разу за всю свою жизнь не встречал повышения секреции кортизола после отмены стероидов. Наоборот, секреция кортизола так и оставалась пониженной. Одной из причин того, что атлеты высокого класса очень тяжело переносят острые воспалительные заболевания[18], является как раз пониженная секреция кортизола, который обладает противовоспалительным действием. Многие мастера спорта не болеют ничем годами и даже десятилетиями. Но если уж заболеют воспалением легких, гепатитом либо каким-либо другим серьезным, остро протекающим воспалительным заболеванием, то болезнь их протекает намного тяжелее, чем у обычных людей, никогда никаким спортом не занимавшимся. Частенько дело доходит и до реанимации. Преимущество у спортсменов все-таки есть. Хоть и болеют они более «бурно», после выздоровления болезнь крайне редко по сравнению с обычными людьми переходит в хроническую форму и так же крайне редко оставляет после себя осложнения. Что происходит в дальнейшем, перечислено в других пунктах.

Таким образом, второй задачей атлета, наряду с повышением выработки уровня тестостерона, является снижение уровня кортизола до переносимого. И это при соответствующих знаниях возможно. Как? Ниже будет описан осмысленный поэтапный переход к прекращению приема стероидов. Однако хотелось бы подчеркнуть, что эта информация не может служить гарантией того, что атлет не потеряет ничего из достигнутого.

1. Важно, чтобы атлет заранее определил для себя, когда он сделает перерыв в приеме препаратов, чтобы осмысленно к этому подготовиться. Это означает своевременное приобретение необходимых поддерживающих препаратов, а также поиски правильной психологической установки на возможное падение объемов и силы.

2. Работайте на день «Х» медленно и планомерно. Приблизительно за 4 недели атлет должен снизить прием сильноандрогенных стероидов. Если принимаются таблетки, например, Дианабола или Анаполона, их количество медленно и планомерно сокращают в течение 14 дней, так, чтобы прием таблеток, преимущественно андрогенных стероидов, был прекращен точно за 2 недели до дня «Х». Принимающие инъекционные андрогенные стероиды типа Тестостерона или Параболана сокращают дозы инъекций до нуля в течение 4 недель, так, чтобы их прием заканчивался лишь в день «Х». Мягкие оральне стероиды типа Примоболана, Винстрола, Оксандролона и т. д., медленно и планомерно начинают сокращать за 14 дней до дня «Х», пока через 2 недели их прием будет сведен до нуля. Два более «мягких» инъекционных стероидов типа Дека-дураболина, Примоболана, Винстрола достаточно, если доза за неделю до окончания приема стероидов снижается вдвое.

3. Избегайте внезапного прекращения употребления всех стероидов одновременно. Из-за этого организм резко вступает в катаболическую фазу. Рецепторы кортизола высвобождаются, и в сочетании с низким уровнем тестостерона Это приводит к значительным потерям силы и «массы», накоплению жира и воды и часто встречающейся гинекомастии.

Вот уж чего не бывает после отмены АС и А, так это гинекомастии. Гинекомастия формируется исключительно на фоне приема больших доз андрогенов. Даже анаболические стероиды гинекомастию вызвать не способны. Во всей мировой медицинской литературе ни одного такого случая не описано. Я на практике тоже не видел ни разу.

А, по сути, мы опять встречаемся с угрозой отказа от андрогенов. Так и слышится в контексте голос автора: «Ну нельзя отказываться сразу, ну поколись еще хоть немного, мне же заплатили за эту дурацкую книгу». Т. к. внезапно сниженный уровень андрогенов смещает соотношение в пользу эстрогенов, вследствие чего последние становятся доминирующими в мужском организме. Особенно бросаются при этом в глаза нежелание тренироваться отсутствие сексуального интереса, а также ужасное душевное состояние многих атлетов. Если вы вынуждены отказаться от стероидов по состоянию здоровья, то никогда не прекращайте прием всех препаратов внезапно и сразу.

4. Если атлет еще не принимает антиэстрогены, он должен приступить к их приему в последнюю неделю постепенного прекращения приема стероидов и применять их в течение трех последующих недель ежедневно. Атлеты, принимающие их уже в течение недель до дня «Х», продолжают их прием в течение указанного времени (три последующие недели). Ежедневной комбинации из 20–40 мг Нолвадекса и 25–50 мг Провирона достаточно. Провирон — чистейшей воды андроген. Даже если бы он и обладал антиароматазным действием (которым на самом деле не обладает вовсе), он все равно тормозит выработку собственного тестостерона, как и любой другой андроген, принимаемый извне. Ежедневный прием андрогена «д-р» Любер называет полным отказом от андрогенов. Если в его понимании это полный отказ от андрогенов, то надо бы показать парня хорошему психиатру. Даже Филлипс, который в своей книге называл макароны и белый хлеб «высокоценной, питательной» пищей, так далеко в своем слабоумии не заходил. При этом у атлета не наблюдается переизбытка эстрогенов, важного фактора, на который следует обратить внимание при заключительном приеме стимуляторов типа ХГГ, т. к. ХГГ часто и сам повышает уровень эстрогенов в крови.

Имеющееся у Провирона также дополнительно содействует восстановлению уровня андрогенов, так, чтобы соотношение «андрогены-эстрогены» сместилось в сторону первых.

Ну, что я говорил? Не буду прибегать к таким бытовым терминам, как «дурак» или «ненормальный», выражусь более тактично: у человека нарушено логическое мышление и нарушено оно, похоже, необратимо. Надежды на излечение нет абсолютно никакой. Возможность обратной ситуации по мере прекращения использования антиэстрогенной комбинации значительно снижается, если в нее включен Провирон.

5. Для повышения выработки эндогенного тестостерона атлет принимает, с одной стороны, ХГТ, который прямым и быстрым воздействием стимулирует половые клетки яичек, а также Кломид, который оказывает более полное воздействие на дугу «гипоталамус-гипофиз-яички», приводя ее вновь в действие, но за более длительный промежуток времени. Прием ХГТ начинается в последние недели прекращения приема стероидов. При этом атлет вводит себе 3 инъекции по 5000 ЕД каждые три дня. В заключение — еще 3 инъекции по 5000 ЕД каждые 5 дней. После 3 инъекций ХГТ начинается прием Кломида, т. к. его гонадостимулирующее действие лучше проявляется при заранее активированном усиленном действии яичек.

Кломид применяют две недели ежедневно по 2 таблетки по 50 мг в первую неделю и по 1 таблетке по 50 мг в день в течение второй недели его приема.

Кломид (кломифенцитрат, клостильбегит) изначально нельзя принимать в дозах более 50 мг ежедневно, т. е. более 1 таблетки. Не будем забывать, что препарат имеет химическую формулу эстрогена. В малых дозах он просто блокирует действие эндогенных эстрогенов, т. к. перекрывает им доступ внутрь клетки, занимая белки-каналы клеточных мембран. В больших дозах он уже начинает действовать как эстроген. Лично я рекомендую атлету любого веса начать с приема 1 т. в день и через 2 недели перейти на прием ? т. в день, т. к. чувствительность организма к препарату повышается. Старые профессора, у которых я учился, не спешили каждый день менять больным лекарства. Если какое-то лекарство не помогало, они сначала пробовали понизить дозировку, иногда даже несколько раз подряд. И только тогда, когда снижение дозировки не давало никакого эффекта, использовали повышение дозировок либо совсем отменяли лекарство, заменяя его другим. В результате таких наблюдений я получил бесценный опыт подбора дозировок, которым и пользуюсь всю жизнь. К женщинам пункт 5, естественно, не относится.

6. Эта информация полезна в случае, если атлету не удалось избежать повышенного уровня кортизола.

Препарат, несущий в себе вырженное антикатаболическое действие, — это Кленбутерол. Он успешно блокирует рецепторы кортизола.

Ни один ?2-адреностимулятор не обладает способностью блокировать эффекты кортизола, а уж тем более не мифические «рецепторы». Кленбутерол не первый и не последний препарат из группы ?2-адреномиметиков. Есть препараты уже намного более сильные, нежели кленбутерол.

Дезинформацию об антикатаболическом действии кленбутерола может безропотно «проглотить» практикующий колхозник, но никак не практикующий врач. Дело в том, что кленбутерол был создан для лечения бронхиальной астмы, и он, действительно, обладает некоторым бронхорасширяющим действием. Нюанс данной ситуации заключается в том, что у большинства астматиков в организме существует скрытый или явный дефицит глюкокортикоидных гормонов. Глюкокортикоиды снимают воспаление и аллергию, а любая астма имеет либо воспалительный, либо аллергический характер. Иногда и то, и другое вместе. Больным с легкой и средней степенью тяжести заболевания назначают глюкокортикоиды в форме карманных ингаляторов. При тяжелой степени заболевания глюкокортикоиды назначают внутрь в таблетках. Постепенно развиваются привыкание, зависимость и еще больший недостаток собственных глюкокортикоидов, как это чаще всего и бывает при приеме гормонов извне.

Астма — вещь очень тяжелая. Несмотря на гормональную терапию, ни один астматик не выходит из дома без бронхорасширяющего ингалятора. Все бронхорасширяющие ингаляторы стимулируют В-адренорецепторы. Использование таких ингаляторов помогает снизить дозу принимаемых гормонов, и чем сильнее действующее вещество ингалятора, тем лучше. Все ?2-адреностимуляторы выпускаются как в виде ингаляторов, так и в виде таблеток. Если бы прием ?2-адреностимуляторов тормозил активность глюкокортикоидных гормонов на любом системном уровне, то после каждого вдоха такого ингалятора либо после каждого приема ?2-адреностимулятора в таблетках у больного возникал бы резкий приступ удушья. Однако все происходит наоборот. Дыхание облегчается. И все это потому, что и В-адреностимуляторы, и глюкокортикоиды действуют как синергисты, т. е. усиливают действие друг друга. Это написано во всех учебниках. И это я наблюдал каждый день во время учебы в аспирантуре по специальности «Пульмонология». Тема моей кандидатской диссертации была сформулирована следующим орбразом: «Лечение бронхиальной астмы». Поэтому информация об антагонизме между кленбутеролом и глюкокортикоидами вначале вызвала у меня шок. Я понимаю, что людям говоря общепринятым языком, «нужно продать». Но завираться до такой степени только лишь для увеличения сбыта кленбутерола неясного происхождения — это уже слишком явный перебор. Так что атлет сохраняет большую часть построенной на стероидах силы и мышечной массы. Т. к. прием Кленбутерола обычно начинается непосредственно по мере окончания стероидного курса, он продолжается еще 8-10 недель (см. Кленбутерол).

Еще один препарат, который также обладает антикатаболическим действием, но менее сильным, чем Кленбутерол, — это Эфедрин.

Эфедрин никогда никаким антикатаболическим действием не обладал. В отличие от кленбутерола, он стимулирует ?-адренорецепторы, но он, так же, как и стимуляторы В-адренорецепторов, не только не проявляет никакого антагонизма к глюкокортикоидам, но, наоборот, работает с ними в синергизме. До появления в медицинской практике В-адреностимуляторов бронхиальную астму лечили эфедрином, комбинируя его с глюкокортикоидами. К слову сказать, эфедрин действовал сильнее нынешних ?-адреностимуляторов. Дозы гормонов у гормонально зависимых больных можно было понизить в гораздо большей степени. Также подходящий в этой ситуации препарат — это медикамент, применяемый в обычной медицине для лечения синдрома Кушинга (гиперфункции коры надпочечников), при котором организм вырабатывает слишком много кортизола — Цитадрен. Т. к. он сильно понижает уровень кортизола, атлеты применяют его по мере окончания стероидного курса (см. Цитадрен).

Некоторые атлеты употребляют в этой фазе гормоны щитовидной железы, т. к. они обладают в незначительных дозах при непродолжительном их применении анаболическим действием.

Небольшие дозы гормонов щитовидной железы, действительно, способны усилить процессы анаболизма в мышечной ткани, но это только в том случае, если функция щитовидной железы исходно понижена. При нормальной либо повышенной функции щитовидной железы любые дозы тиреоидов могут вызвать «обвальное» падение мышечной массы. Только после тщательного радиоизотопного исследования функции шитовидной железы и ее грамотного анализа врачом-эндокринологом можно решить вопрос о применении тиреоидов, которые «д-р» Любер, в силу своей безграмотности, везде называет «тероидами». Никакая отсебятина здесь просто неуместна, иначе кроме выпученных глаз и уменьшения мышечной массы вы ничего не получите.

Видно, сильно склады затоварены кленбутеролом, если его постоянно упоминают совершенно не к месту. Придется еще раз повторить, что никаким антикатаболическим действием кленбутерол не обладает. Действие гормонов щитовидной железы вы, действительно, способны усилить, но точно так же его действие способно усилить любое другое вещество, возбуждающее нервную систему. Если доза тиреоидов подобрана точно, то потенцирование их действия будет равно передозировке с развитием катаболического эффекта. Если вернуться к сочетанию тиреоидов с кленбутеролом, то его абсолютно никто не применяет. Это фантазия «д-ра» Любера, направленная на продвижение залежавшегося товара.

Введение Гормона роста или медикаментов, стимулирующих его выброс типа Клофелина или L-Dopa, имеет мало смысла, т. к. эти средства не обладают сильным антикатаболическим действием.

Как раз гормон роста обладает сильным антикатаболическим действием. Причем антикатаболическое действие СТГ преобладает над анаболиическим. Самое первое, что замечают потребители гормона роста (если он не поддельный, конечно) — значительное снижение аппетита. У многиих это вызывает недоумение. Людям не верится, что мышечная масса может расти при снижении пищевого рациона. Однако, так оно и происходит. Дети в период наиболее бурного роста очень мало едят, т. к. количество гормона роста в крови у них намного выше, чем у взрослых, да и чувствительность клеток к СТГ в несколько раз выше. Введение СТГ помогает избежать «синдрома отдачи» после отмены АС.

Клофелин блокирует выброс СТГ, вызывает импотенцию и гинекомастию. Этот препарат даже при лечении гипертонии стараются назначать только женщинам.

L-Dopha (L-диоксифенилаланин) никогда и не обладал ни анаболическим, ни катаболическим эффектом. Единственный его эффект, который используется в спортивной практике, — это увеличение тренировочного и посттренировочного вброса соматотропина. И то при условии, что гипофиз обладает хорошими резервными возможностями (т. е. может обеспечить большой выброс СТГ в ответ на адекватную стимуляцию).

Вам не следует обольщаться идеей о приеме орнитина и аргинина, т. к. они абсолютно не действенны.

Что касается аргинина, то он очень даже действует, вот только применяемые дозы должны быть большими. Для увеличения содержания СТГ в плазме крови в 3 раза, необходимо внутривенно капельно ввести аргинин из расчета 0,5 г на 1 кг веса тела. Это слишком большие дозы, которые чаще используются в экспериментальной, чем в спортивной практике. При внутреннем приеме аргинин тоже эффективен, но только тогда, когда его применяют внутрь натощак в дозе не менее 30 г (из расчета на сухое вещество). Помните, что лекарственно построенные мышцы можно сохранить. А никто, собственно, этого и не забывал. Непонятно только, к чему здесь эта фраза.

7. Приспособьте питание к изменившимся обстоятельствам. При окончании приема стероидов обмен веществ вновь нормализуется. Это означает, что атлет должен сократить ежедневное количество калорий в течение нескольких дней.

Но поступление белка сохраняется на высоком уровне — минимум 3 гр на 1 кг собственного веса в день.

Поддержка нормального азотистого баланса возможна уже при потреблении 1,7 г белка на 1 кг веса тела. Все остальное будет просто превращаться в глюкозу.

8. Сократите объем тренировок. Избегайте той же программы, что и при приеме стероидов, иначе катаболическое состояние усугубится. Атлет ни в коем случае не должен прийти к идее сохранить мышцы с помощью усиления тренировок в отношении их объема и интенсивности, т. к. подобный подход оказывает исключительно негативное воздействие. Ограничьтесь использованием базовых упражнений, тренируйте каждую мышцу 1 раз в неделю и попытайтесь сохранить силу. Тренируйтесь не чаще 3–4 раз в неделю с лимитом тренировок 60–75 минут. Практика не раз показывала, что можно сохранить накопленные силу и массу при наличии воли и дисциплины.

Ай да Пушкин! Ай да сукин сын! Так и хочется воскликнуть по аналогии: «Ай да Любер!» Оказывается, воля и дисциплина заключается в том, чтобы сократить общий объем тренировок и их интенсивность. Только тогда мышечная масса, набранная медикаментозно, сохранится. Хороший совет. Дорогого стоит. Но, думаю, «д-р» Любер поскромничал. 1 тренировка в неделю за 30 минут! Такой совет был бы намного круче.

Помимо применения стероидов удавшийся переход между «курсами» — единственная возможность постоянных улучшений. Часто нужно сделать шаг назад, чтобы потом суметь сделать 2 шага вперед. Это вполне нормально, и поэтому от этого никуда не денешься. Нарастить мышцы с помощью стероидов может большинство, но сохранить результаты в состоянии лишь немногие. Правильно проведенная «фаза прекращения» в сочетании с осмысленным временем перехода помогают сохранить достигнутое и создать базу для дальнейшего успешного приема стероидов.

18

Особенно легких.

(обратно)