Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Оглавление

Анализ зарубежного законодательства в области стандартизации

В странах Европы в настоящее время сложились две основные модели участия государства в правовом регулировании сферы физической культуры и спорта.
Ряд стран придерживается модели «вмешательства» государства в регулирование отношений в сфере физической культуры и спорта. Среди стран ЕС такой модели придерживается Франция, Италия, Испания, Португалия и Люксембург. Согласно этой модели сфера физической культуры и спорта имеет фундаментальное общественное значение для культурной и национальной идентичности, и государство обязано задавать основные критерии организации спортивного движения.

Наиболее ярким примером реализации подобной модели может служить опыт Франции, где законодательное регулирование организации национального спортивного движения имеет давнюю и устойчивую традицию.
Государственное финансирование спортивных организаций во Франции осуществляется на основе договоров между Министерством по делам молодежи и спорта и соответствующей федерацией на основе взаимной ответственности сторон. Система подобного рода договоров практикуется с начала 1970-х годов.

Законодательно определена функция Национального олимпийского комитета, которому отведена роль представителя Франции в международном олимпийском движении.
Генеральный Налоговый кодекс Франции содержит изъятия при налогообложении спортивных организаций, в первую очередь некоммерческих (ст. 261 и др.). Здесь освобождается как доход спортивных организаций, так происходит и частичное или полное освобождение от НДС.

Финансирование спорта во Франции имеет три примерно равновеликих источника:
  • государство, в лице центральных органов, обеспечивающих в первую очередь деятельность сборных страны и спортсменов высокого уровня, а также местных органов власти, обеспечивающих поддержку массового спорта;
  • спонсорские организации, финансовые средства которых идут на поддержку сборных, известных клубов и спортсменов;
  • доходы от национальных спортивных лотерей, которые составляют около 30% всех финансовых поступлений.
Ситуация со спортивными лотереями характерна для всех стран Европы. Средства из их дохода идут на социальные нужды, в том числе на финансирование спорта. Как правило, организацией лотерей занимается одна организация, деятельность которой законодательно регламентируется.

Другой вариант взаимодействия государства и национального спортивного движения применяется в таких странах Западной Европы, как Австрия, Бельгия, Дания, Финляндия, Германия, Швейцария и Великобритания. Модель «невмешательства» в этих странах основана на признании автономии сферы спорта, в том числе и нормативно-правовой, а регулирование деятельности субъектов спортивного движения осуществляется на основе норм спортивных организаций, в первую очередь международных, и обычаев, принятых в спортивной сфере.

Такое положение дел отражает своеобразный компромисс между государством и спортивным движением и влечет за собой признание большей свободы спортивных ассоциаций и организаций в формировании структуры спортивного движения.
В то же время использование модели невмешательства государства в сферу физической культуры и спорта не означает отсутствие механизмов правового регулирования спортивной деятельности.

Объем и содержание спортивно-физкультурного законодательства значительно варьируются в каждой стране. Квалификация законодательства в соответствии с определением модели (вмешательства или невмешательства) не отражает в полной мере фактической роли государства в регулировании отношений, складывающихся в сфере спорта. Разница между двумя моделями проявляется скорее в форме государственного регулирования.

Поэтому реализация той или иной модели взаимодействия государства и спортивного движения имеет различное отражение в конституционном и текущем законодательстве.
Конституции ряда стран Европы вообще не содержат положений, касающихся сферы физической культуры и спорта, например, Конституция Франции - страны, практикующей последовательную интервенционистскую модель в сфере спорта. Нормы конституций тех стран, в которых содержатся упоминания о физической культуре и спорте, различаются по форме и структуре.

В конституциях государств, практикующих модель невмешательства, такие положения носят, как правило, менее императивный характер и ограничивают роль государства оказанием поддержки и стимулированием занятий физической культурой и спортом. Примером может служить новая Конституция Швейцарии 1999 года, статья 68 которой гласит, что Союз поощряет спорт, особенно спортивную подготовку, управляет спортивными школами и может издавать предписания о молодежном спорте и объявлять обязательным обучение спорту в школах.

Интересно отметить, что физическое воспитание в практике европейских законодателей, как правило, от¬носится к компетенции региональных и местных властей, но в данном случае эта сфера оставлена в юрисдикции федеральных властей, что можно объяснить исторически сложившимся разделением компетенции между Швейцарской конфедерацией и кантонами, где в ведении федерального правительства находится руководство вооруженными силами и обороноспособностью страны и, следовательно, вопросы физического воспитания.

Примером конституционного регулирования сферы физической культуры и спорта в странах, применяющих модель вмешательства, может служить действующая Конституция Испании 1978 года, где в статье 43.3. указывается, что органы публичной (государственной) власти способствуют развитию физического воспитания и спорта и организации досуга людей. Подобным образом охватывается сразу три ключевые концепции осуществления физкультурно-спортивной деятельности: физическое воспитание, спорт и досуг (спорт для всех).

Несмотря на то, что Конституции ряда европейских стран включают в себя положения о спорте, причем вне зависимости от используемой модели государственного воздействия на сферу спорта, преждевременно утверждать о выделении специальных конституционных прав на занятие физической культурой и спортом ввиду неопределенности объема и природы таких прав.

В связи с этим обращает на себя внимание тот факт, что положения о физической культуре и спорте содержатся в конституциях стран Центральной, Восточной и Южной Европы (Румынии, Испании, Португалии, Греции, Венгрии и т.п.), где традиционно уделялось повышенное внимание правовому регулированию сферы спорта. Кроме того, следует учитывать, что уровень развития и доступности спорта в той или иной стране, степень вовлечения населения в занятия физической культурой и спортом в большей мере зависят от экономического положения страны, нежели от закрепленных конституционных гарантий в области физической культуры и спорта.

В ряде стран Европы вне зависимости от того, какую модель они используют, имеется основополагающий закон о физической культуре и спорте. Следует отметить, что наличие или отсутствие спортивного законодательства, конституционных положений о физической культуре и спорте скорее связано с историческими особенностями формирования политико-правовой культуры той или иной страны, нежели с моделью правового регулирования сферы спорта.

Каждая из моделей имеет свои преимущества и недостатки. Эффективность жесткой модели связана с возможностью создания управляемой организационной структуры спортивного движения, определения механизмов взаимодействия и взаимной ответственности государства и субъектов спортивного движения. Среди преимуществ менее жесткой модели можно выделить гибкость нормативно-правового регулирования в сфере физической культуры и спорта.

Примером может служить политика невмешательства государственных органов Германии, основанная на утверждении, что подобная гибкость дает возможность каждому приспособиться к возникновению новых направлений в области спорта, учесть следующие за этими изменения, в т.ч. в перераспределении денежных средств.

Довод о гибкости модели невмешательства государства в сферу физической культуры и спорта в целом представляется правомерным. Однако в настоящее время нормы национально¬го спортивного законодательства в странах Европы сформулированы так, что позволяют достаточно оперативно реагировать на подобного рода изменения.

Недостатком модели невмешательства является неопределенность компетенций в этой сфере. Еще одним недостатком этой модели, наглядно проявляющимся при ограниченных государственных ресурсах, является разрозненность спортивного движения. Поэтому установление четких императивных норм, в первую очередь в вопросах финансирования и налогообложения сферы спорта, могли бы устранить неудобства при использовании данной модели.