Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Дрэгер Донн

Глава девятая. Ниппон Сёриндзи Кэмпо

Теория Сёриндзи Кэмпо
Цели Сёриндзи Кэмпо
Техника и методы занятий
Сёриндзи Кэмпо в настоящее время

И не рубите сгоряча руками воздух,

Проявляйте во всем учтивость.

Шекспир

Ниппон Сёриндзи Кэмпо, как говорит Со Досин, блестящий зачинатель этого вида воинского искусства в Японии, это «кэмпо, пересмотренное и систематизированное с новой точки зрения… усиленное связанной с ним религиозной философией». Выражение «Сёриндзи Кэмпо» есть японское прочтение китайских иероглифов, которые на языке оригинала звучат как «шаолиньсы цюань-фа», что в переводе на русский означает «методы кулачного [боя] шаолиньского монастыря», т.е. это название охватывает лишь часть всех идей, которые составляют традицию шаолиньских воинских искусств Китая.

Поскольку ныне повсеместно считают, что Сёриндзи Кэмпо произрос из пересаженной на японскую почву китайской шаолиньской традиции, необходимо для проверки сравнить новую, японскую форму с исходной, древнекитайской.

Со Досин – это имя, которое взял себе Накано Митиоми (род.1911), основатель и религиозный вождь наиболее известной секты Сёриндзи Кэмпо в Японии. Накано родился в префектуре Окаяма и был старшим ребенком в семье таможенного чиновника. После смерти отца молодого Накано отправили жить к дедушке в Маньчжурию, националистически настроенному служащему Южно-Маньчжурской железнодорожной компании. Это было время, когда японская военщина вынашивала планы территориальных захватов на Азиатском континенте. И отец и дедушка Накано были дружны с Тоямой Мицуру, создателем крайне националистического Общества Черного Дракона, и участвовали в его вылазках. После смерти дедушки молодого Накано отозвали в Японию, где он оказался под непосредственным началом у Тоямы и других фанатиков Общества.

Прошедшего обучение как члена Общества Накано в 1928 году опять отправили в Маньчжурию для шпионской деятельности. Чтобы замаскировать цель поездки, был пущен слух, что Накано стал послушником у даосского монаха, который сам был агентом тайных китайских обществ и активно участвовал в религиозных и политических акциях. Вероятно, что Накано своим первым знакомством с китайским цюань-фа был обязан этому монаху, который, по мнению Накано, был связан с северной ветвью шаолиньской традиции. Накано «усердно принялся изучать цюань-фа».

Накано утверждает, что его первые занятия цюань-фа были поддержаны Обществом Белого Лотоса. Это тайное общество вышло из буддийской школы Тяньтай (Тэндай по-японски), и создано, как полагают, в 1133 году; но его генеалогия по побочной линии восходит в IV веку. Общество Белого Лотоса проповедует смирение, подавление страстей, вегетарианство, воздержание от алкоголя; к тому же здесь запрещено покушаться на человеческую жизнь. Его влияние среди крестьянских общин Китая было огромным. Обязательно было обучение членов общества ушу (будзюцу по-японски); в программу обучения входили как вооруженные, так и безоружные методы ведения боя. Члены Общества очень умело могли обращаться с цян, иначе пикой с граненым наконечником. Рост воинственных настроений среди членов общества объяснялся тем, что подобный дух необходим для отпора вторгшихся в пределы Китая варваров-чжурчжэней и защиты династии Сун (960-1279); равным образом Общество боролось против монгольских завоевателей из династии Юань (1270-1368) и за установление династии Мин, а также против маньчжурских поработителей в период династии Цин (1644-1911).

Общество Белого Лотоса действовало через сеть различных отделений, таких, как Общество Красных Повязок, Общество Восьми Триграмм, Общество Желтых, так называемые шаньдунские «боксеры», и Общество Белых Роз. Видным отделением было Общество Цайли (абсолютного принципа), которое следовало буддистским идеям и даосской этикой. Другим значительным отделением Общества Белого Лотоса было Игуаньдао (путь вездесущего единства); это отделение активно действовало с период Второй мировой войны, когда Накано работал на Общество Черного Дракона. Члены этого отделения были воинственными «боксерами», полагавшими, что Дао, выступающее как Единство, является корнем всего сущего и тем принципом, который пронизывает все существование. Согласно философии Игуаньдао, вселенная вырастает из ли, иначе принципа, который бесконечен и предшествует ци, иначе материальной силе; вселенная живет взаимодействием инь и ян, негативного и позитивного проявления космических сил. Игуаньдао активно действовало в японских областях Северного Китая и Маньчжурии, когда там находился Накано.

Первый свой опыт знакомства с цюань-фа Накано, возможно, приобрел посредством Общества Белого Лотоса. Накано утверждает, что полученные им знания носили сумбурный характер. Но поскольку китайское угу отличалось своей хорошей организацией и систематической формой обучения, при котором занимающиеся образуют «внутреннюю группу», т.е. находятся в непосредственном общении с наставником, утверждение Накано фактически означает, что он сам неглубоко вдавался в изучение цюань-фа. Но, как заявляет сам Накано, будучи членом Общества Черного Дракона, он много разъезжал по всему Северному Китаю, что, без сомнения, представляло для него немало возможностей общаться со многими знатоками цюань-фа и тем самым набираться опыта в различных воинских премудростях. В Пекине Накано якобы общался с неким Вэнь Лао-ши, «двадцатым патриархом северного шаолиньского стиля ивамонкэн» (японское произношение), и был его учеником. Китайские источники подтверждают, что Вэнь Дайцун был бесспорным мастером северного шаолиньского стиля, называемого Ихэцюань, иначе «кулак, поднятый во имя справедливости и согласия». Его последователи составили основной костяк среди «боксеров», поднявших восстание в 1898-1901 годах.

Если заявление Накано о том, что он был учеником у Вэня, звучит правдоподобно, учитывая условия того беспокойного времени, то его утверждения о том, что в 1936 году престарелый Вэнь удостоил его чести стать двадцать первым патриархом шаолиньской школы, и поэтому он «является единственно истинным наследником традиции Сёриндзи [Шаолиньсы]», несостоятельны. Это неправомерное притязание заставляет сомневаться в его честности, ибо никто из китайских историков либо авторитетных лиц ушу никогда не слышал о нем в подобной роли. Так что следует предположить, что заявление Накано – всего лишь слух, пущенный для того, чтобы придать его имени вес и усилить положение, занимаемое его системой Сёриндзи в Японии. Поверить Накано, что он, чужеземец, может наследовать роль лидера в одной из традиционных школ китайских воинских искусств, – значит сознательно отмахиваться от китайских традиций и недооценивать осведомленность тех, кого он хотел убедить в своих притязаниях.

В Японии никогда не существовало легитимной секты китайской шаолиньской традиции воинских искусств. Тем не менее шаолиньское цюань-фа («кэмпо» по-японски) всегда восхищало японцев, и слово «кэмпо» использовалось ими достаточно широко еще с древних времен, обозначая всякую и все в совокупности формы тактики ведения безоружного свободного боя, на технике которых сказывается китайское влияние, как бы мало оно ни было. На основе понравившихся им методов ведения свободного боя японцы создали целую сеть различных видов кэмпо по всей стране, приспосабливая новые стили и направления к собственному, а не китайскому вкусу. Что касается китайского влияния на японское кэмпо, японский вариант шаолиньской тактики уже вполне оформился к тому времени, когда Накано, по его словам, стал изучать цюань-фа в Китае. Самую старую школу японского Сёриндзи Кэмпо основал Такэмори Тайдзэн, чье додзё в префектуре тояма начал работу в 1930 году; нынешний верховный наставник школы – Такура Тэрамаса.

Когда в 1945 году СССР захватил Маньчжурию, Накано с помощью различных тайных обществ удалось бежать. На следующий год он был репатриирован. Оккупированная союзными войсками Япония произвела на Накано гнетущее впечатление. Он со всей решимостью стал искать возможности вернуть японцам национальную гордость и моральный дух. Первым делом он поступил в Хакко-рю, которую основал в 1938 году Окуяма Ёсидзи (Ёсихару). Окума, ученик Мацуды Хосаку из Дайто-рю, обучал Накано дзюдзюцу, основанному на идеях стиля Такэда айкидзюдзюцу. Накано приобрел достаточный навык в этой современной форме дзюдзюцу, но вскоре он покидает Хакко-рю, чтобы создать свою собственную школу. Когда он уже носил имя Со Досин (Досин является китайским прочтением иероглифов, составляющих его собственное имя – Митиоми), Накано решил объединить свои знания о дзюдзюцу с теми знаниями о многих разновидностях цюань-фа, которые он, возможно, получил в Китае и Маньчжурии. После тщательного пересмотра, расширения и систематизации имеющихся у него сведений об этих искусствах в 1947 году Накано выступил со своей новой системой, названной Ниппон Дэн Сэй То Сёриндзи Кэмпо.

Теория Сёриндзи Кэмпо

Философия Конго Дзэн является духовной основой Сёриндзи Кэмпо, созданного Со. Конго означает алмаз, Дзэн указывает на медитацию и учение китайского чань-буддизма. Конго Дзэн, говорит Со Досин, это «новая философия, которая сколь обращена вовнутрь, столь и направлена вовне, сочетающая мягкость с твердостью и сострадание с силой». Здесь можно найти влияние буддийской секты Тяньтай, или Лотоса (называемой так потому, что ее учение основывается на сутре Лотоса, что проявляется в построении собственных доктрин на строгой философской основе, отождествлении относительного с абсолютным, и опоре на концентрацию и внутреннее озарение, через которые постигается конечная истина).

Конго Дзэн сосредоточивает все внимание на человеке, который является выражением и участником «бесконечного круга реальности». И как таковой человек наделен широкими возможностями. «Истинная реальность» – вовсе не то, что человек составляет для себя [на основе опыта], а скорее ее неизведанная суть. Конго Дзэн рассматривает реальность как нечто, лежащее за пределами человеческого понимания, поэтому она не сводится в человеческим категориям разума либо бытия, как это всегда можно решить в случае с любого рода проявлениями человеческой фантазии.

Конго Дзэн является к тому же философией без бога. Здесь не признается никакой высшей силы над человеком. «Единственной силой, к которой человек может обратиться для наставления в жизни, является знание, знание мира и рода человеческого такими, каквы они есть в действительности». Человек должен пытаться выразить свой потенциал через мудрость, силу, отвагу и любовь и тем самым прожить свою жизнь с наибольшей пользой. Мудрость равняется смирению и уважению к знанию, это состояние самосознания, когда процесс познания направляется моралью; сила означает крепкое тело; отвага – это инициатива, уверенность к себе, непреклонный дух; а любовь означает уважение к жизни и человечеству, а также бескорыстие и постоянство личности.

Принцип инь-ян проявляется в теории Сёриндзи Кэмпо в монистическом плане, как взаимодействие земли и неба – положительного, «мужского» принципа разума и силы совместно с отрицательным, «женским» принципом сострадания и любви. В соответствии с инь-ян Конго Дзэн утверждает, что истина находится лишь на «срединном пути согласия», где материя и дух неразрывно связаны. При изучении Сёриндзи Кэмпо каждый адепт должен произвести переоценку своего прежнего образа жизни, а затем стремиться к гармоническому балансу между физическими и умственными потребностями. Такое культивирование собственного "я" не требует, чтобы личность лишалась своей самобытности, а скорее толкает ее к развитию своей самобытности, не забывая при этом, что все человеческие существа должны сохранять зависимость друг от друга, если они хотят улучшения собственной жизни. Поэтому Конго Дзэн предписывает «функциональную совместность».

Конго Дзэн настаивает на том, что мораль и этические ценности должны опираться на истинную природу вещей, а не на искусственные законы. Истинная реальность заключена в срединном пути, и это единственный верный критерий для руководства в жизни. Этот срединный путь является сразу и средством и целью в человеческой жизни.

Поскольку Конго Дзэн отрицает конфуцианский дуализм, он отвергает всякую попытку дать оценку состояниям жизни и смерти, а вместе с этим его не волнует проблема сэйси-о тёэцу, иначе преодоление мыслей о жизни и смерти, что составляет краеугольный камень классических форм будзюцу и будо. В представлении Конго Дзэн человеческая жизнь проходит через многочисленные состояния. Человек – не что иное, как воплощение ряда непрерывных изменений, происходящих время от времени и никогда не повторяющихся. Поэтому адепт Сёриндзи Кэмпо учится рассматривать жизнь с точки зрения срединного пути, и жизнь для него предстает как «становление», а не то, что «есть» и «было». Каждый момент жизни наполнен собственным временем, отличным от времени других моментов. Но поскольку все изменения или состояния жизни взаимозависимы и связаны между собой, ценность каждого отдельного момента непреходяща. Человек должен всеми силами пытаться сделать каждый момент своей жизни полновесным.

Цели Сёриндзи Кэмпо

Собственные слова основателя лучше всего выражают цели и задачи Сёриндзи Кэмпо: «Сёриндзи Кэмпо дает новую надежду к установлению истинного мира, прогресса и процветания и для самореализации и счастья каждого человека на земле». Поэтому учеников призывают к деятельным занятиям, чтобы, проявляя самостоятельность, смиренно стремиться к объективному знанию и тем самым приближаться к конечной истине.

Ввиду своей высокой и благородной цели Сёриндзи Кэмпо представляет собой образ жизни и систему дисциплин, которые должны побудить людей в такого рода самовоспитанию, чтобы они могли жить в согласии друг с другом. Каждый ученик Сёриндзи Кэмпо учится смотреть на свой жизненный путь как на неустанное путешествие по срединному пути, единственно возможному для достижения праведной жизни. Поскольку духовная сторона учения Сёриндзи Кэмпо позволяет человеку не беспокоить себя мыслью о существовании абсолютного Бога, который судит его, наказывает, вознаграждает и в общем-то указывает ему, что есть добро, а что зло, человек учится не полагаться на провидение, а решать все по собственному усмотрению. Человек – сам себе хозяин, он ответственен за все зло и добро, что есть в обществе. Однако для торжества добра над злом человек должен опираться на свои внутренние ресурсы, чтобы обрести мораль, коренящуюся в истинной природе вещей, а затем активно стремиться в построению осмысленной жизни, представляющей «рай на земле», где люди смогут жить в согласии и счастье.

Со Досин со своим Сёриндзи Кэмпо стремится избавить мир от людских страданий и предлагает для этого буддийскую практику самоотречения, но не посредством переделки или переустройства природы в соответствии с людскими желаниями, что характерно для даосского религиозного учения и христианской практики, и не через их сочетание. Сёриндзи Кэмпо усматривает необходимость как в улучшении внешнего социального порядка, так и в удовлетворении физических потребностей человека, необходимых ему для совершенствования внутренних собственных умственных и моральных качеств. Три фактора считаются важными для достижения такой цели:

Единство кэн, иначе тела, в действии, и дзэн, спокойного, созерцательного ума.

Единство силы и любви, что позволяет использовать силу правильным образом.

Жизнь для себя и для других.

Что касается первого условия, то занятия исключительно ради тела либо ума не в состоянии подготовить зрелую и развитую личность. Во втором условии силой навязываемые истина и справедливость противопоставляются пассивному подчинению силе. А в третьем условии, где делается упор на взаимозависимость всех людей, каждый человек должен пытаться подавить свое эго, добиться собственной свободы, упражняясь в дисциплине, и через дисциплину достигнуть конечной цели – заботы о других, не забывая в то же время о своих делах. Здесь вполне явственно проступает конфуцианская идея о расширении собственной сферы деятельности так, чтобы включить в нее и [заботу о] других.

Согласно своим декларируемым целям и задачам Сёриндзи Кэмпо, очевидно, является формой будо, воинского принципа (пути), а не будзюцу, воинского искусства. Хотя Со Досин и использует по случаю выражение «воинское искусство», при своем определении системы Сёриндзи Кэмпо, его акцент на пассивные качества самой системы делает ее будо. Он особо настаивает на том, что Сёриндзи Кэмпо не предназначено для провоцирования насилия или причинения вреда другим. Со Досин рассматривает Сёриндзи Кэмпо не как орудие наступления и не как метод достижения победы в состязании; он также утверждает, что это не метод достижения физической крепости, развития грубой силы либо необычных способностей, чтобы удовлетворить самолюбие демонстрацией собственного умения, развлекая зевак. Сёриндзи Кэмпо, замечает Со, направлено на воспитание «общественно сознательных граждан, наделенных силой, способной избавить общество от зла и покончить с раздорами».

Техника и методы занятий

Попытка Со Досина связать свою систему Сёриндзи Кэмпо с традиционным шаолиньским искусством Китая искажает историческую действительность, что в свою очередь отражается на самой природе техник Сёриндзи Кэмпо.

Со Досин считает Бодхидхарму, знаменитого индийского монаха, которого традиционно рассматривают как основателя учения чань в Китае, первым, кто познакомил китайских монахов с созданным им шаолиньским стилем единоборства. Но это всего лишь легенда, которую вряд ли поддерживает всякий уважающий себя ученый. Исследования показали, что единственную форму физических занятий, которую можно было бы приписать ему, мы находим в книге Бодхидхармы «Ицзиньцзин» («Трактат об изменениях в мышцах»). Другой труд, упомянутый во введении этой книги, – «Сисуйцзин» («Трактат об омовении костного мозга»), изложенный Хуэйкэ, преемником Бодхидхармы, не сохранился. «Ицзиньцзин» дает описание упражнений, которые ввиду отсутствия в них движений ног нельзя технически классифицировать как принадлежащие цюань-фа; основная их цель – регуляция дыхания.

Есть и другие явные просчеты в попытке Со представить свое Сёриндзи кэмпо как наследника шаолиньской традиции. К примеру, династия Цин не запрещала цюань-фа, как утверждает Со, и полностью этот вид единоборства не исчез в Китае при коммунистах. Также Со Досин не прав, когда говорит, что цюань-фа обучались только буддисты; любой мог учиться ему, а распространение цюань-фа в среде неграмотных простолюдинов из крестьянства и купечества Китая превратило его в мощную социальную силу.

Утверждение Со о том, что его система Сёриндзи Кэмпо не допускает применения оружия, также идет вразрез с китайской традицией. Использование оружия является составной частью всех видов китайского ушу, включая шаолиньский вариант. И религиозное общество, членом которого якобы состоял Со Досин во время своего пребывания в Китае, требовало от своих последователей умения обращаться с оружием, особенно с пикой. То, что Со Досин не имел такого навыка, выглядит довольно странно для человека, который считает себя настоящим последователем китайской шаолиньской традиции. Любопытно, однако, отметить, что в своих первых шагах по пропаганде идей Сёриндзи Кэмпо Со брал на вооружение обучение владению нёи (особым видом короткой палки) и сякудзё (посохом священнослужителя).

Шестьсот десять техник составляют арсенал Сёриндзи Кэмпо согласно Со, и в целом они мало соответствуют китайской шаолиньской традиции. К примеру, работа ног здесь поставлена совершенно неверно. В любом из основных шаолиньских стилей пятка, а не возвышение стопы при движении вперед первой опускается на землю. Техники захватов, практикуемые в Сёриндзи Кэмпо, приводят к чрезмерно напыщенным и неэффективным методам броска по сравнению с более целесообразной, но менее зрелищной шаолиньской техникой или даже японской техникой нагэ-вадза в дзюдо. Хотя специалисты Сёриндзи Кэмпо и не одобряют высокие удары ногой, многие ответные действия на отражение атаки, использующие тактику ударов ногой, нацелены на поражение высоко расположенных участков тела. Удары ногой в Сёриндзи Кэмпо, как преподносит их Со Досин, напоминают удары, практикуемые общим стилем нанесения ударов ногой, который преобладает во всех школах японского каратэ, и не соответствует шаолиньской традиции. Так называемая гассё-камаэ, основная в Сёриндзи Кэмпо поза для приветствия, принимаемая до и после каждого занятия, не имела места в шаолиньской традиции, т.е. ни одна из школ не применяет ее в таком виде, как того требует Со; в его технике руки расположены слишком высоко, чтобы скрыть от противника свои глаза и направление собственного взгляда, а это приводит к слабостям в обороне.

Годзютай-но вадза, техника единения, иначе «твердости и мягкости», лежит в основе техник Сёриндзи Кэмпо, как учит Со Досин. Поскольку дзю, иначе «мягкость», не является единственно необходимым условием боя, она требует дополнения в виде го, иначе «жестких» техник блокировки, удара рукой и ногой. Существенно совпадает сфера применения «жесткой» и «мягкой» манер поведения в атакующих и контратакующих действиях.

Гохо, «жесткая» или позитивная система занятий, определяется уровнем владения стойками у учащихся. Стойки считаются основой всех техник и составляют начальный этап обучения. Стойки являются чем-то большим, чем просто физические позиции; они выражают настроение ума и сердца. Правильная стойка связана с верно выбранной дистанцией между обороняющимся и нападающим; глаза должны находиться в положении хаппомоку, т.е. не должны сосредоточиваться на одной точке. Техники блокировки являются основой основ в защитном варианте Сёриндзи Кэмпо. Они предшествуют всякому другому противодействию. Обороняющийся может поставить блок под прямым углом либо посредством кругового движения, встречая атаку противника; или же он может согласовывать свои действия с самой атакой, не мешая направлению ее развития. Удары, иначе рубящие действия, производятся кистями и руками, движущимися вверх; рука расслаблена до момента удара, а при соприкосновении с целью плечо должно находиться на одной линии с участком руки или кисти, наносящим удар.

Удары направляются только в анатомически слабые места, что не является обязательным для шаолиньской традиции. В технике Сёриндзи Кэмпо предпочитают короткие тычковые удары, что резко отличается от северной шаолиньской практики, где предпочитают длинные тычковые удары. При ударах ногой в Сёриндзи Кэмпо, проповедуемом Со, мало внимания обращают на защиту паховой области, тогда как в шаолиньской тактике ведения боя ее постоянно прикрывают кистью либо рукой при проведении удара ногой. Северные шаолиньские стили под влиянием поз, позиций и тактики лоханьцюань с особой тщательностью следили за защитой паха при совершении ударов ногой.

Дзюхо, «мягкая» или пассивная система занятий в Сёриндзи Кэмпо, ведомого Со, вызвана необходимостью защиты от нападающего, который захватывает одежду либо тело обороняющегося. Подобная тактика ведения боя позволяет сковать тело нападающего таким образом, что тот оказывается не в состоянии воспользоваться своим преимуществом. Этот метод прежде всего зависит от умения поддаваться силе атакующего с последующим применением против него принципа рычага, что свидетельствует о влиянии на систему Со методов ведения боя в системе айкидзюцу (дзюдзюцу). Как только противник нейтрализован, могут быть использованы техники освобождения от захвата. Они основываются на принципе рычага, призванном помочь вырваться из захвата нападающего; удар по нападающему может быть нанесен до или после того, как обороняющийся приступает к освобождающим действиям. Основные техники высвобождения от захвата дополняются техниками выкручивания (замкового типа) и бросковыми техниками. Последний вид техник отличается от нагэ-вадза из дзюдо тем, что не требуется предварительно произвести действие бедром; также не требуется захват одежды атакующего.

Система защиты Сёриндзи Кэмпо, предлагаемая Со, зависит не от большой физической силы, а от приложения [к своим действиям] научного знания. Важной стадией дальнейшего обучения является кэй мяку-ихо (сосудисто-нервная терапия). Это обучение знакомит с существованием в теле человека 708 «отверстий», называемых кэйраку-хику, иначе «тайные отверстия нервных соединений», но используются всего 142 основных «отверстия». Только самых верных учеников отбирают для этой секретной стадии обучения. Метод обучения основан на устном сообщении, чтобы не ставить под угрозу разглашение тайны. Использование «отверстий» позволяет обороняющемуся парализовать или лишить сознания атакующего.

Все занятия в Сёриндзи Кэмпо проводятся имеющими лицензию и признанными наставниками, которые активно участвуют в занятиях со своими учащимися. Интуитивный метод ёмэйгаку характерен для большинства занятий. Ученики упражняются посредством манабу, т.е. копируя действия наставника, что при правильной постановке процесса обучения позволяет привить учащимся нужные навыки. Затем обогащенный опытом учащийся оставляет зубрежку и начинает поиск самобытности в собственных движениях, создавая из различных техник свойственный его характеру собственный стиль. Успех обучения зависит от накапливаемого опыта, собственных усилий, дисциплины, терпения и несгибаемой воли.

Обучение в Сёриндзи Кэмпо строится вокруг метода эмбу, иначе занятий с партнером. В этой форме занятий учащиеся разбиваются на пары, один играет роль обороняющегося, другой – атакующего; затем роли меняются. Этот метод наставления развивает у учащихся бойцовские качества, которые позволят им не растеряться в условиях реального боя. В таких занятиях не ставится вопрос о «победителе» или «проигравшем», скорее здесь заботятся о том, чтобы партнеры добивались взаимопонимания и способствовали этому прогрессу. Такой метод эмбу воспитывает у учащихся чувство локтя, и они реально осознают существенную взаимозависимость между людьми. Это метод динамической схватки, который учит динамической гармонии.

Метод эмбу осуществляется посредством гивакэн (ихэцюань по-китайски), иначе комплексов формальных упражнений. Это соответствует китайскому термину таолу и японскому ката, обозначающим те действия, которые заранее известны тому, кто их выполняет, и известен результат их применения. Но традиционные шаолиньские китайские формы обучения не требуют партнера, как это имеет место в Сёриндзи Кэмпо; действительно, там требуется лянь тао, самостоятельное занятие, которое длится до тех пор, пока уровень мастерства учащегося станет достаточным, чтобы позволить ему выступить с партнером в роли либо атакующего, либо обороняющегося.

Укрепляющие методы используются всеми адептами шаолиньской китайской традиции для того, чтобы повысить невосприимчивость различных частей тела к боли и сопротивляемость к травмам. Отсутствие такого рода обучения в Сёриндзи Кэмпо системы Со оправдывается на том основании, что данная система опирается на техники, используемые исключительно против анатомически уязвимых мест; здесь для силового воздействия требуется обычный уровень физической и силовой подготовки. Китайские шаолиньские системы требуют от всех укрепляющих занятий, поскольку нет гарантии, что в рукопашной схватке можно будет избежать удара в какую-либо часть тела. Такие шаолиньские системы также требуют приема лекарственных средств после каждого занятия; используются как наружные средства, чтобы способствовать заживлению травмированных мест и снять боль, так и принимаемые вовнутрь в виде травяного чая, чтобы восстановить деятельность травмированных тканей.

Дзадзэн, практика медитации Тянь-тай-буддизма, японского дзэн и даосизма, используется адептами Сёриндзи Кэмпо системы Со, дополняя физические занятия. Статические положения, при которых занимаются медитацией, уравновешивают динамические действия кэмпо и, как полагают, развивают ритм дыхания, необходимый для оживления тела, что связано с восстановлением нормальной циркуляции крови и успокоением ума.

Другая практика, называемая сэйхо, используется для поддержания крепости костей и нервов и способствует циркуляции крови. Данная практика использует приемы воздействия на жизненно важные точки организма после изматывающих занятий; она позволяет расслабиться мышцам и снимает усталость, вызванную мышечным напряжением.

Сёриндзи Кэмпо в настоящее время

Сёриндзи Кэмпо, которое основал Со Досин, является всего лишь одной из по крайней мере двенадцати систем Японии, которые заявляют, что своими корнями уходят к китайской шаолиньской традиции. Из почти полумиллионной армии тех, кто занят обучением кэмпо в Японии, система Со нашла поддержку среди трехсот тысяч приверженцев кэмпо.

Несмотря на нелепые заявления Со Досина о том, что он обучает традиционной шаолиньской форме, созданная им система занимает довольно важное место. И следует понять, за что ратует японская версия китайской шаолиньской традиции, явившаяся основой новой социальной философии. Решение, вынесенное японским судом в 1972 году против использования системой Со названия Сёриндзи Кэмпо, было принято под давлением влиятельных китайских групп, которые не соглашались с заявлением Со о том, что его система связана узами с китайской традицией. И как следствие, ныне свою систему Со Досин именует «Ниппон Сёриндзи Кэмпо», что означает «Японский вариант шаолиньских методов кулачного боя». Духовные и этические ценности этой системы вызывают восхищение, и они социально приемлемы в своей нынешней форме не только для японцев, но в равной мере и для народов других стран. Ниппон Сёриндзи Кэмпо, если освободить его от эгоцентричной спортивной направленности, может продолжать оказывать благотворное и существенное влияние на современное общество. И есть надежда, что, говоря словами его основателя, Ниппон Сёриндзи Кэмпо станет «катализатором» для преобразования нашего мира в единое и мирное международное сообщество.