Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Белов Александр Константинович

«Иду на вы!»

Исторический облик руса. Каким он был? Каким его запомнили современники? Обратимся к источникам:


«…Волосы и борода были пострижены коротко, и в этом, казалось, художник сообразовывался с обыкновением руян.» (Саксон Грамматик «Деяния данов»)

«Некоторая часть русое бреет свою бороду, другие завивают ее наподобие гривы и красят шафраном.» (Ибн — Хаукаль)

«Русы носят широкие шаровары, на каждые из которых идет 100 локтей материи. Надевая такие шаровары, собирают их в сборку у кален, к которым затем и привязывают…»

«Они соблюдают чистоту своих одежд, их мужчины носят золотые браслеты.» (Ибн — Русте)

«Я не видел людей с более совершенными телами, чем они. Они подобны пальмам, белокуры, красивы лицом, чисты телом. Они не носят ни курток, ни кафтанов, но у них мужчина носит кису, которой он охватывает один бок, причем одна из рук выходит из нее наружу. И при каждом из них имеется топор, меч и нож. Причем со всем этим он никогда на расстается. И от края ногтей иного из них до его шеи имеется собрание деревьев, изображений картинок и тому подобного.» (Ибн — Фадлан)

«Они никогда не вступали в браки с чужеземными женщинами и благодаря этому несмешанному потомству сохранили в своей среде подлинную чистоту рода.» (Прокопий Кесарийский «Война с готами»)

«Честность же и товарищество среди них таковы, что они, совершенно не зная ни кражи, ни обмана, не запирают своих сундуков и ящиков. Мы там не видели ни замка, ни ключа, а сами жители были очень удивлены, заметив, что вьюченные ящики и сундуки епископа запирались на замок.» (Жизнеописания Оттона Бамберского)

«На острове том (Руяне) живали люди — идолопоклонники, люты, жестоки к боя, против христиан воевали жестоко за идолов своих стояли.» (Герард Меркатор «Космография»)

Итак, первые впечатления, выводы и рассуждения мы оставляем за чертой того круга, в который уже вошли. Это нужно всем, собирающимся идти дальше. По ту сторону черты мы оставляем также и суждения людей, не идущих с нами в одном направлении. Помните, учитель должен быть один. Нельзя «учиться чему-нибудь и как-нибудь», да еще и отовсюду. Круг наших интересов воплощен в славянском слове «дружина», происходящем от санскритского корня «дру» — следую в одном направлении. Мы провозгласили лозунг «Действие!», а значит. Слово покидает вас до тех пор, пока развитие вашего мастерства не станет зависимым от уровня развития вашего Слова. Помните, для того чтобы быть свободным, нужно досыта вкусить тяжесть пут. А если проще — то свобода вашего мастерства в будущем пропорциональна одурению от штудирования базовой техники сейчас. Считайте, что вы изучаете неизвестный вам язык. А в таком процессе изучение выборочное, ограниченное или теоретическое просто нелепо. Вы не научитесь говорить на этом языке. Но если вы и не стремитесь стать бойцом, то зачем тогда вообще браться за учебники?!

Первое, с чего мы начнем, — попробуем создать целостность вашего бытия и вашей идеологии. Любое, даже самое малое выпадающее звено будет подтачивать стабильность Целого.

Действие — что это такое? Постарайтесь регулировать свою жизнь принципами, приведенными ниже, и тогда ваш дух не только не познает смятений и метаний, но и обеспечит достойную опору вашему техническому мастерству.

* Во всем происходящем с тобой виноват только ты сам. Дорога от одного события к другому проходит всегда через тебя самого. (Здесь приводятся единые в смысловом отношении, но разные по сложности восприятия установки. Пусть каждый сам для себя определит, что ему доступнее и ближе.)

* Слово, данное тобой, значит ровно столько, сколько значишь ты сам. Степень твоего мастерства пропорциональна тому, что ты можешь реально показать.

* Нет безвыходных ситуаций, у сильного всегда остается выбор. Самое постыдное в жизни мужчины — пассивность.

* Не прячься за Бога, чем больше в тебе самостоятельной воли, тем ближе ты к нему. Не прячься за общепринятые штампы, даже громадное количество твоих оппонентов еще не означает, что ты ошибаешься.

* Устойчиво стоит тот, кто не наклонен в сторону. Не придерживайся крайностей, вдвойне сильней тот, чей натиск невидим.

* Лучше быстро идти, чем медленно ехать. Ценнее десять раненых врагов, чем один убитый. (Этот постулат часто вызывает протест у людей, воспитанных на восточных единоборствах, что продиктовано идейным различием славяно-горицкой борьбы и культуры Востока. Попробуем раскрыть идею постулата иначе: концентрируясь на каком-то одном противнике, ты теряешь из виду десять других.)

На этом, пожалуй, закончу. Об одном и том же говорить можно бесконечно, однако количество слов не влияет на доходчивость истины. Реальный бой — наивысшее приложение сил. Но в том-то и гвоздь… чтобы вы так не думали. Для бойца славяно-горицкой борьбы поединок есть норма поведения, а норма, как вы уже знаете из «Трибожия», не может соответствовать экстремальной категории. Норма есть норма. Она уравновешивает собой с одной стороны то, что до нее не дотягивает, а с другой — то, что ее превосходит. Экстремальная ситуация — всегда крайность. Стало быть, для профессионального воина бой — ситуация ординарная. И все-таки реальная схватка и повседневная умиротворенность не одно и то же. Так как же соединить бой с нормой поведения? Очень просто: все то время, что вы еще не деретесь — вы готовитесь к бою, а то время, что уже не деретесь — зализываете раны, или, другими словами, оцениваете приобретенный опыт. Это тоже схема, но сейчас ваша задача — построить модель поведения. Приведу такой пример: мне необходимо к определенному времени дня приехать к месту важной встречи. Я выбираю оптимальную схему действия, которая учитывает наилучший маршрут движения, возможность длительного ожидания транспорта, неожиданные изменения обстоятельств и т. п. Наконец, еду, то есть воплощаю расчет в жизнь. Это первая стадия, подготовительная. Вторая — всегда самая конкретная: успел — не успел, выиграл — проиграл, есть результат — нет результата и т.д. Третья стадия— следствие второй, ее итог. Быть может, он откроет упущенные ранее детали, или докажет несостоятельность попытки уложиться в определенный срок, или еще что-то в этом роде. Подобная схема применима ко всему: от победы на ринге до стирки белья и воспитания детей. В структуре занятий она выглядит как тренировка — поединок — итог. Каждое звено схемы зависит от степени подготовленности бойца. Например, у новичка тренировка, соответствующая по трибожию стации Явь, занимает максимальный объем времени. Поединок — Правь — может быть условным, по мере подготовленности. Итог — Навь у новичка играет весьма важную роль, поскольку позволяет конкретизировать технику славяно-горицкой борьбы для каждого конкретного занимающегося, обнаружить результат и положить его в основу последующих занятий. У мастера, напротив, предварительная тренировка почти сведена к нулю. Она зависит от результата боя (в том случае, если вскрываются слабые места), и вместе с тем она не более чем отработка отдельного штриха к портрету самого поединка. Поединок же — основное действие, причем поединок разной категории сложности. Итог создает надобность или ненадобность последующей тренировки уже в цикле повторения схемы.

Первый уровень бытия — подготовка к бою, или создание Действия. Это очень важная стадия повседневности. Важная потому, что именно она ломает человека, а вовсе не сам бой (или рекорд, подвиг, достижение, открытие…). Как раз ее-то и не осиливает большинство уходящих из спорта. Она как бы подпирает изнутри вашу будущую норму. Стадия эта длится от нескольких месяцев до нескольких лет, все зависит от способностей, задатков, умения адаптироваться.

Второй уровень — способность Действия, норма. Эта реализация, наивысший пик деятельности, ее смысл. Примерно то же самое, что парилка в бане. Здесь многое отличается от предыдущей стадии. Если при создании Действия потенциал его еще остается снаружи (например, потенциал славяно-горицкой борьбы, которую вы начинаете осваивать), то при способности Действия этот потенциал уходит в глубь вас, и борьба начинает раскрываться не через кого-то, а уже через вас самого. Вы верите в нее не потому, что она красиво смотрится на киноэкране, а потому, что сами способны что-то реальное показать. Чем меньше вы контролируете способность Действия сознанием, тем в большей степени вы подготовлены к бою. Контроль — это уровень тревоги, неуверенности, сознательной сверяемости с потенциалом борьбы, который находится еще вне вас.

Третий уровень — воплощение Действия. Потенциал снова снаружи, только на этот раз он выходит из мастера, а не входит в новичка. Мастер обогащает школу. Это житейский или профессиональный опыт, работающий больше на саму борьбу, чем на личность. Личность уже создана.

ТРЕНИРОВОЧНЫЙ РЕЖИМ. Мы рассмотрим в этой книге тренировочный режим стадии «создание Действия», о которой говорилось выше. В славяно-горицкой борьбе, как, вероятно, и в любом другом виде спорта, тренировочный режим имеет различные стадии интенсивности. Именно по этому признаку он разделяется на адаптационный, соревновательный и режим приспособленности, который можно считать уже переходом к стадии развитого бойца, или «способности Действия». Границы уровней весьма размыты, да и сам их статус может быть весьма условен. Данная триада вызвана, главным образом, интенсивностью адаптационных реакций, использованием физиологических резервов организма у занимающихся, глубиной внутренних перестроечных процессов и т. п. Вместе с тем даже для наиболее тренированных и физически подготовленных людей период втягивания, как правило, является достаточно сложным. Остановлюсь на некоторых принципах обеспечения прогрессирования молодого бойца в начальный период занятий славяно-горицкой борьбой.

Национальным клубом сейчас широко используется разработанная мной методика поточной тренировки. Методика сориентирована на охотницкий бой, являющийся на данный период основным стратегическим направлением славяно-горицкой борьбы. Поточная тренировка характеризуется развитием у занимающихся объемности движения, слиянием всех разминочных компонентов с самой технической базой борьбы (то есть отсутствием физических упражнений, не связанных с конкретным приемом), дозировкой нагрузки посредством смены аэробных и анаэробных режимов воздействия на организм спортсмена, прохождением максимального объема технической базы во время тренировки, исключающего заучивание отдельно взятого элемента борьбы. Основной принцип поточной разминки: не концентрируйся на отдельно взятом приеме. Любой координированный человек с нормальными двигательными возможностями способен в данном режиме через три-четыре месяца выйти на состязательный уровень. Освоение отдельно взятого технического элемента происходит здесь не в отрыве от общей формулы Действия, а именно в ее структуре. Правда, данный метод требует опытного инструктора и практически нереализуем в самостоятельных тренировка в отрыве от Национального клуба.

Поточный метод обязывает занимающегося вовлекаться в механический повтор движений не реже трех раз в день, по 15 минут в каждом повторении. Это правило, безусловно, не относится к тренировочным дням, число которых в неделю может быть сокращено до двух. Череда пятнадцатиминутных разминок позволяет не только усваивать технику, но и поддерживать хороший физический тонус на протяжении всего рабочего дня.

Говоря о методе поточной тренировки (разминки), специально подчеркну обязательность всех его компонентов. Каждое звено здесь составляет свою незаменимую часть в общей картине успеха. Читателям же, строящим свою подготовку только на освоении приемов, будет полезно знать, что этот путь часто проходит мимо самой цели занятий, то есть достижения активного соревновательного уровня.

Правило первое: взаимопонимание со своим организмом.

Следует помнить, что здоровый организм, до тех пор пока не втянулся в нагрузки, — это капризное дитя, которое следует уговаривать и понукать, а в некоторых случаях и обманывать в целях вовлечения в тренировочный режим. Постоянство должно стать вашим основным девизом. Данный период у всех протекает по-разному, однако, как правило, не бывает профессионалов, хотя бы один раз не испытывавших полного отвращения к выбранному ими делу. Побочные реакции. В эти моменты все решает воля. Впрочем, самому себе следует помогать не только волевыми понуканиями Занимающиеся, как правило, не осознают, что вместе с тренировкой рук, ног, кулаков или мышц у них тренируется и каждый отдельно взятый орган. Более того, изменения внешние — только следствие изменений внутренних. Поэтому вам придется обратить внимание на легкие, печень, желудок и другие части своей биофизической конструкции, так, как здесь это сделано на примере сердца.

Сердце обычно не сопротивляется нагрузкам. Оно либо выдерживает, либо нет. Не выдерживает по-разному, иногда это кончается плохо. Человек вдруг решает начать новую, здоровую жизнь и, бывает, бросается сразу в многокилометровые пробежки «за здоровьем», забывая при этом спросить у сердца, побежит ли оно вместе с ним. Тренировка сердца вписывается в идею «создания Действия», вписывается по-своему. Может быть, это не стоило бы выделять интересом на фоне разговора о тренировочном режиме. Мало ли вопросов, всего и не охватишь вниманием. И все-таки будем следовать идее книги. Изначалие — значит базис, основа, фундамент. А здесь мелочей не бывает, и если на каком-то этапе занятий ваше осознание Действия начинает рассыпаться на куски, как знать, от какой «несущественной мелочи» пошла трещина.

Рассредоточенность. Это очень важно, в том числе и для сердца. Провести порой четыре часа тренировки в мокром и холодном осеннем лесу, отторгая концентрацию, выраженную усталостью и примерзанием, бывает не проще, чем выдержать физическую нагрузку. Приучайте себя отторгать неосознанную концентрацию эмоций, как отрицательных так и интенсивно положительных. Оптимальная психомоторика, управляющая сердцем, — это стабильная уравновешенность. Эмоциональные концентрации, вызывающие трудноуправляемые психические возбуждения, не следует допускать вообще. Запас вашей нервно-психической прочности рассчитан всего на несколько мощных взрывов, нужных берсерку для вовлечения в действие потенциала физического резерва организма. Для того чтобы не допускать реакции раздражения, нужно отторгать сам раздражитель, а точнее, рефлексирование на него. Вспомните Иванушку-дурачка, он экранирован от внешнего мира ролью, которую играет. Данную норму можно рассматривать еще и как лечебно-профилактическую меру.

Собственная физическая тренировка — это планомерное и последовательное увеличение физической нагрузки на сердце. Наилучшим образом достигается оно с помощью традиционного бега. О том, что для увеличения физической выносливости сердца нужно бегать, знают, пожалуй, все. Я же упомяну здесь то, о чем знают в этой связи только специалисты. Во-первых, бегать нельзя по утрам сразу после ночного сна. Разница в объеме нагрузки, обрушивающаяся на сердце, здесь может быть сравнима, скажем, с испытанием прочности здания посредством землятресения. Сон есть состояние глубокой заторможенности всех физиологических процессов. Резкое переключение на функциональную противоположность — вызов законам Природы. Вспомните, день не наступает сразу после ночи, их разделяет утро, равновесие.

Во-вторых, бег следует сопровождать стимулирующими работу сердца факторами. Например, влиянием пахучих веществ. Для этой цели, а не только в связи с привлечением большого объема кислорода, для пробежек используют лесопарковые массивы. Влияние на человека летучих фитоорганических веществ вызывает сложный рефлекторный процесс, конечным пунктом которого являются угнетение или стимулирование организма человека через отдельно взятые системы его жизнеобеспечения. Воротами в организм служит здесь не столько нос, сколько головной мозг, подключающий действие тех или иных зон коры больших полушариев к подкорковому рефлекторному механизму. Таким образом, вдыхая запах, мы можем активно содействовать или, соответственно, препятствовать нормальной физиологии сердца в режиме интенсивной нагрузки. Чтобы в нервном волокне рецептора сработал импульс-сигнал, на него должно попасть всего около восьми молекул пахучего вещества. Безусловно, что на сердце влияют не сами они, а программа, подключаемая с их помощью мозгом. Нужно помнить, что угнетающее влияние на сердечно-сосудистую систему имеют запахи дуба, березы, душицы, полыни, валерианы, а зимой — сосны и ели. Стало быть, именно эти запахи способны «разгрузить» сердце, помочь ему справиться с последствиями изнурительной физической нагрузки. И наоборот, готовить себя к нагрузкам следует вблизи боярышника, сирени, тополя, а летом — в хвойном лесу.

В-третьих, осознанно и вдумчиво подходя к физической тренировке сердца, следует помнить, что весной лучше не начинать свои занятия. Мало того, что зима поглотила резерв вашего биологического ресурса, весной еще и изменяется физиология некоторых внутренних процессов. Например, частота дыхания выше, чем осенью примерно на одну треть.

Механическое воздействие. Попросту говоря, массаж. О нем говорится и пишется много. Это, однако, вовсе не увеличивает числа пользующихся массажными кабинетами, главным образом из-за проблемы наличия свободного времени, а также и свободных средств. Другое депо самомассаж. Определенные его приемы по силе своего воздействия почти не уступают влиянию рук массажиста. Славяно-горицкая борьба, исходя из своего рационализма, не использует никаких искусственных приемов самомассажа, ибо некоторая форма ударов, влияющая на двигательные комбинации тела, полностью соответствует массажным приемам. Разница — в скоростном режиме, в создании специальной нагрузки на массируемый участок. Впрочем, подходят и упражнения из других видов спортивной деятельности. Например, из культуризма. Прекрасное механическое, массирующее воздействие на сердце оказывают такие упражнения, как «разводка рук», «транквист», «пуловер», и другие. Следует помнить, что идеальная схема массажа, исходя из законов трибожия, — это последовательная обработка органа в его расширенном, естественном и сокращенном состоянии.

Питание. Безусловно, питание вещь немаловажная, ибо оно влияет на биохимические факторы обеспечения нормальной деятельности сердечно-сосудистой системы, и не только на них. С помощью рациона питания занимающемуся необходимо вводить в организм компоненты, «строящие» сердечную ткань, плазму крови и так далее. В первую очередь это металлы: кальций, калий, натрий, литий, магний, железо. Кроме того, без железа в крови нет гемоглобина, снабжающего ткани кислородом. Не случайно гемоглобин называют дыхательным пигментом крови, без него ткань как бы задыхается, сердечный насос перегружен. Поэтому рекомендуется включать в рацион питания: творог, вареную рыбу, лимонник, боярышник, черную смородину, гречневую кашу, ржаной хлеб. От себя лично могу порекомендовать отвар молодых побегов крапивы, а также сок «заячьей капусты», имеющий, по поверьям, чудотворную силу. Кроме того, следует пить настоянную мяту, активизирующую дыхательные и сосудисто-двигательные центры.

Дыхание. Это последнее контролируемое нами правило при втягивании сердца в активный тренировочный режим. Регуляцию дыхания человека взяла на себя сама Природа. Человек, конечно, может изменять естественную схему, ритм и частоту этого процесса, однако все это искусственно созданные системы. Помню, Галина Шаталова, один из специалистов в области оздоровления и омоложения, сказала, что знает несколько десятков способов дыхания. На мой взгляд, моделирование систем дыхания также уродливо, как создание искусственных конечностей при существующих живых или замена живого органа механизмом. Природа предусмотрела все сама. Ей только не нужно мешать, когда она включает в действие ту или иную свою программу. Если вы обратите внимание, то увидите, что естественным дыханием является режим: вдох — выдох — задержка дыхания. Может сложиться впечатление, что триглав здесь перекошенный. Правь, соединяющая собой различные полюса, находится сбоку. Как же так? Давайте проследим процесс дальше. Вдох — выдох — задержка — вдох — выдох — задержка — вдох — выдох — задержка… С учетом того, что Правь — выдох, триглав здесь выглядит так: выдох — задержка — вдох. Парадокс? На месте Яви — выдох. Такое впечатление, что мы создали структуру антимира. Оставим это «на совести» самой Природы. Быть может, соединяя так явление мира Сущего с антимиром, мы создаем гармонию? Впрочем, если нарушить частоту задержек дыхания, получается совершенно иная картина: вдох — задержка — выдох — задержка. Здесь как будто бы все гармонично. Однако в естестве человек так не дышит. Так может дышать ныряльщик перед погружением, для того чтобы удержать в легких воздух. Единство воздушной среды и среды обитания человека исключает необходимость промежуточной задержки дыхания.

Наиболее вредоносен режим с ограниченным выдохом. Такой режим может соответствовать состоянию покоя. Вдох всегда физиологичен, ибо соответствует реальной потребности здорового организма в объеме кислородной массы. А вот выдох, как результат сокращения дыхательных мышц, явление здесь побочное. Выполняя интенсивную физическую работу, например, поднимая тяжесть, человек может блокировать эти мышцы, что часто выражается в затрудненном выдохе. В этом случае в легких остается большой процент продуктов окисления и кровь не обогащается кислородом. Вместе с тем в легочных капиллярах находится примерно 33 процента всей крови организма, а потребность в кислороде у бойца, например, в шесть раз больше, чем у отдыхающего человека. Наступает кислородное голодание, к которому очень чувствительны мышца сердца, нервная ткань и прочее. Стало быть, режим вдоха следует контролировать сознательно. Кроме того, следует помнить, что активность дыхания с увеличением теплопотери, то есть в условиях холодного окружения, увеличивается в два раза. Стало быть, нельзя заниматься зимой в местах дефицита чистого воздуха.

Если бы я на этом закончил разговор о дыхании, то, вероятно, вызвал бы недоверие у многих читателей. Действительно, стабильная боевая система, создающая нормы физической работы, а стало быть, и регулирующая адекватные физиологические процессы, не может не рассматривать оптимальный для себя режим дыхания. Почему? Например, потому, что естественный режим, о котором я говорил выше, не может быть приложим к неестественной форме движения. Форма — действительно неестественная, ибо в повседневном объеме физических действий человек не выполняет, например, 6 — 8 ударов кулаками в секунду или каскад из резких перемещений, отскоков, кувырканий и ударов. Все это специфическая работа. А стало быть, требует и специфического режима обеспечения, при всем нашем желании мы не можем наложить скоростные сокращательно-расширительные эволюции мышц конечностей и торса на соразмерно спокойные движения дыхательных мышц. Одно не стыкуется с другим. Однако ускорить процедуру дыхания тоже невозможно. И все-таки славяно-горицкая борьба имеет вариант регулирования.

ВДОХ. Соответствует фазе контроля противника (обстановки, ситуации), а также является фактором контроля состояния рассеивания. Как вы уже знаете, это состояние лежит в основе действий наших бойцов. На этой фазе дыхания стараются бой не вести. Вспомните выражение «перевести дыхание».

ВЫДОХ. Соответствует скоростным и неожиданным атакам и вообще всем техническим действиям. Поэтому у наших бойцов выдох часто затянутый, хотя в этом нет никакой необходимости, ибо 8-10 секунд физиологического выхода хватает на две-три комбинации минимум с десятком ударов. Что, в свою очередь, дает полную возможность продемонстрировать техническое преимущество. В том случае, если оно, конечно, есть.

ЗАДЕРЖКА ДЫХАНИЯ. Соответствует обязательной смене позиции на площадке. Это сигнал, нет, не к отступлению, а к оценке результата своих действий со стороны, то есть с расстояния. На задержке выходят из боя, обеспечивая тем самым последующий вдох, соответственно и соблюдение режима дыхания в целом.

Тренировка сердца, которой я уделил особое внимание, всего лишь часть осознанной программы подготовки будущих бойцов. Сказать по правде, мало кто уделяет подобной тренировке внимание, а жаль. Поверьте, лучше десять раз перестраховаться, чем один раз подбить себя микроинфарктом. Особенно это касается тех начинающих кому за тридцать.

Итак, мы подошли вплотную к созданию, действия. Наступает этап, именуемый разминкой.

В отличие от физкультурно-развивающего уклада традиционных разминок мы вовлекаем бойца в Действие с порога его тренировки, чем и объясняется использование в качестве разминочных упражнений боевых, базовых элементов. Правда, выполняются они в ином двигательном режиме. Вместо порывистой резкости удара — тягучая, растягивающая пластика; вместо оборонительных перемещений Свили — динамические проходы со сложной программой координации движения.

В отечественной традиции лучшей формой разминки являлся специфический пляс, демонстрирующий щадящий вид аэробных нагрузок. Человек труда, вовлеченный в постоянную физическую деятельность, вряд ли испытывал потребность в дополнительных изнуряющих физкультурных комплексах. Чаще, напротив, технические элементы самого боя зависели от профессионального двигательного навыка человека. Так, ломовой биндюжник, ежедневно перекидывающий через свои плечи до сотни многопудовых мешков, в борьбе был склонен к объемным, силовым броскам противника через спину, кожемяка — к цепким заломам на руках, плотогон-лесосплавщик — к ведению поединка в устойчивой, малоподвижной стойке и так далее. Кулакастые бойцы русских стенок прекрасно подготавливались в среде заводских мастеровых, где основным орудием труда была кувалда.

Необходимость специальных разминочных упражнений отпадает и по мере профессиональной тренированности бойца. Не случайно этап постоянной практики славяно-горицкой борьбы так и называется — готовность к Действию. Готовность подразумевает то, что тело бойца способно рефлексировать действие внезапно, в любой момент. Вместе с тем физическое старение со временем заставляет любого, даже прекрасно тренированного спортсмена, что называется, поддерживать форму. Внезапная интенсивность нагрузки с возрастом может стать разрушающей для сочленения мышечных волокон. Поэтому всем нашим читателям, разменявшим четвертый десяток лет, я рекомендую предварительную разогревающую разминку.

Славяно-горицкая борьба строго разделяет все виды разминочной деятельности по степеням нагрузки. Таких степеней четыре:

* растормаживающая нагрузка, призванная возбудить кору больших полушариев головного мозга и таким образом обеспечить физиологичность последующей активной физической деятельности;

* пластическая нагрузка, призванная увеличить объем движения в крупных суставах тела;

* силовая, мышечная нагрузка, призванная оказывать физически развивающее действие на бойца;

* динамическая нагрузка, призванная повысить потенциал выносливости бойца.

В соответствии с этой схемой мы имеем и специальные комплексы упражнений, превратившиеся уже в самостоятельный вид физической деятельности.

Тренировочную программу следует начинать с обливания холодной водой (зимой — умывание снегом). Не давая возможности телу остыть, переключить возбуждение на резкие и порывистые перемещения по площадке. Основная задача не в том, чтобы набегаться, а не задевать хаотично перемещающихся товарищей. Если вы тренируетесь в одиночестве, роль препятствий играют деревья.

Итак, первая часть вполне соответствует схеме Мирового Закона, а точнее, мифологической традиции. Здесь и Бездна с ее вечным холодом, и Светожары с энергичным выбросом энергии, и Энергия, перемещаемая во вселенском хаосе. Однако далее движение следует упорядочить, и здесь мы предпочитаем Радогору или охотницкий бой. Остановлюсь на охотницком бою, ибо у начинающих Радогора не создает Движение, а поглощает.

Чем выше подготовленность бойца в охотницком бою, тем сложнее и разнообразнее его движения. Потому охотницкий бой можно считать искусством передвижения, где броски выполняются за счет порывистого перемещения в сторону центра тяжести, а удары— за счет выбора такого положения, при котором противнику крайне неудобно сопротивляться.

Бросок в охотницком бою зависит от резкости и объемности перемещения. Оттого и говорят, что «оходчие» бойцы бросают ногами. Движения мастеров сложны и разнообразны, а наиболее действенным типом сопротивления является увертливая подвижность, сочетающая такие же неожиданные перемещения по площадке с дополнительными уклонами и увертками. Малоподвижный, упирающийся силач —довольно легкая добыча для оходчего бойца.

В охотницком бою различают три типа технических движений:

1. простой, при котором направление движения бойца, начатое перед противником и обнаруженное им, тем не менее не изменяется до полного выполнения элемента;

2. сложный, при котором направление движения, заданное в начале атаки, изменяется в целях запутывания противника и ликвидации тем самым результативного сопротивления. Как правило, в сложном типе движения атакующий не выполняет более 3-4 шагов по площадке и выходит на поражение достаточно быстро;

3. комбинированный. Он построен с учетом профессионального сопротивления противника и призван, что называется, поймать его на движении. Это — уровень свободного боя в схватке оходчих бойцов.

Охотницкий бой широко использует техническую базу других видов состязательного боя. Например, Свили, сечи (в славяно-горицкой борьбе — Радогоры), линейного боя, щипка. Поэтому, обозначив в процессе предварительного действия образы этих систем, используя для того охотницкий бой, целесообразно перейти к ним более основательно.

Свиля. Это искусство движения вообще. Мы же используем лишь ту ее часть, которая имеет прямое отношение к бою. Например, оборонительное движение. Идя по лесу и машинально уклоняясь от сухой, остроконечной ветки, вы в конечном счете выполняете тот же элемент, что и при направленном в вас ударе. Подобные движения рациональны, результативны и, как следствие, проходят на рефлекторном уровне. Так, поскользнувшийся, но удержавшийся на ногах человек; путник, идущий по ледяному накату; ребенок, перемещающийся по болоту; всадник, наклоняющий голову от веток придорожных деревьев, — неосознанно выполняют те же движения, которые профессиональное воинство осознанно упорядочило и модифицировало.

Освоение Свили принято начинать с умения использовать замкнутую точку пространства, то есть с положения, называемого Уключным Уставом. При всей неизбежности опоры боя на точку пространства, иными словами — на стойку, культивирование стойки ведет к пассивному ведению боя, а соответственно, к подспудному развитию идеи у-вэй.

Начало Движения подчиняется двум идеям: наступательной и оборонительной. Как и следует, исходя из формулы Мирового Закона, каждое из четырех фундаментальных направлений славяно-горицкой борьбы имеет помимо «чистой» формы еще и по наступательной и оборонительной. Свиля здесь не исключение. На рисунках показана оборонительная форма, которую мы применяем в большей степени как учебный материал.

На основе этой схемы построена вся сеча. Стоит сказать, что скорости движения здесь очень высоки. Противник буквально обстреливается ударами, причем отовсюду. Школа сечи, созданная мной и моими ближайшими сподвижниками — Радогора. Ее основная идея — заполнить все пространство вокруг бойца ударами. В данном случае удары сосредоточены только на фронтальной плоскости, поскольку здесь подразумевается наличие только одного противника, тогда как реальное заполнение пространства ударами у мастеров по мере необходимости ложится одновременно на четыре плоскости: вперед — назад — вправо — влево. Другой особенностью сечи является то, что данные действия просто забиваются на этапе развития. Отсюда и полное отсутствие блоков в традиции русского кулачного боя. Помните, я обещал вернуться к цитате из воспоминаний Фридриха-Вильгельма Берхгольца? Вот откуда «… они наносили друг другу жестокие удары, не обращая внимания, куда били их огромные кулаки…». Бойцы просто по петушиному забивали друг друга. Следует сказать также и то, что при обоюдном мастерстве бойцов удары одного четко «вписываются» в удары другого, не причиняя при этом последнему существенного вреда. В том случае, конечно, если нет установки на поражение. Это может напомнить ритуальный бой молодых оленей, чьи рога притираются друг к другу, не причиняя особого вреда их хозяевам.

Три четверти славяно-горицкой борьбы, в том виде в каком она существует сейчас на состязательных площадках, составляет Радогора. Радогора мной создана на основе соединения двух взаимодополняющих систем отечественного кулачного боя: сечи и стеношного схода. Стеношный бой долгое время существовал у нас как некий довесок кулачного действия, неоправданно и незаслуженно принижаемый доминирующей идеей сечи. Однако практика боя все расставила на свои места. Необходимость не только засыпать противника ударами, но и «выбить из него мозги» открыла тяжелому кулаку стеношника широкую дорогу в славяно-горицкую борьбу. В «Изначалии» представлены наиболее типичные удары московских, питерских, смоленских и других российских школ.

Пусть не покажется почитателям славяно-горицкой борьбы, что я незаслуженно забыл некоторые ее составные направления. Это не так. На страницах «Изначалия» читатель не встретил технической базы Влесовой боротьбы и другой старейшей нашей техники — линейного боя. Тому есть свои причины. Так, обе эти техники переживают сейчас новый виток своего развития. Прошедший год показал, что доля Влесовой боротьбы в практике свободного поединка ничтожна. Вместе с тем эта техника в тренировочном процессе наиболее трудоемка и объемна по времени. Думаю, что у наших читателей уже создалось мнение о сугубой утилитарности славяно-горицкой борьбы. Мы не будем тратить напрасно ни время, ни силы. Однако не в нашей власти переступить и через идею Мирового Закона, которая отражена в схеме борьбы. Значит? Значит, снова искать. Что же касается линейного боя, то его заметно потеснил в чем-то аналогичный ему охотницкий бой. Мы вполне допускаем слияние систем, однако обязаны оставить в неприкосновенности исходный материал. И потому, думается, для изначального уровня ознакомления со славяно-горицкой борьбой любопытство читателя по поводу динамической формы борьбы удовлетворено.