Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Маринов Игорь Абрамович

Глава 6

Анклав «бледнолицых» на международной арене
Расисты аплодировали, но недолго
Острые углы корта

АНКЛАВ «БЛЕДНОЛИЦЫХ» НА МЕЖДУНАРОДНОЙ АРЕНЕ

Бернд Харингтон, американский профессор, несколько лет назад получил специальную премию в ЮАР. За что? За «научный» труд, в котором он с энтузиазмом развивает идею о якобы предрешенной самой биологической природой неспособности к плаванию людей, которых антропология относит к негроидному типу. Каких только теорий не выдвигал апартеид, чтобы узаконить и даже научно обосновать превосходство белого человека, южноафриканского, так сказать, арийца, срисованного с гитлеровской «Майн кампф», превосходства над любым «цветным»: черным, желтым, метисом, мулатом. Так что Берндт Харингтон старался не зря перед благодарной аудиторией южноафриканских доктринеров политики расслаивания рас.

Эта, с позволения сказать, философия «водоплавающего расизма» дополнила многолетнюю практику Международной федерации плавания (ФИНА), где до сравнительно недавнего времени союзники ЮАР поддерживали расистские ассоциации водных видов спорта, делившие голубые дорожки бассейнов в стране апартеида на «черные» и «белые». Потребовались постоянные и энергичные усилия представителей демократических прогрессивных сил в ФИНА, чтобы потопить «водоплавающий расизм», который, заметим, все еще не теряет надежды всплыть на поверхность этой международной федерации.

В августе 1973 года в Белграде, где открылся первый в истории плавания чемпионат мира, бюро Международной федерации плавания после многолетних проволочек наконец приняло важное решение: под влиянием общественного мнения большинством голосов были исключены из рядов ФИНА федерации плавания Южно-Африканской Республики и Южной Родезии.

ФИНА установила, что в ЮАР для белых пловцов создаются привилегированные условия, что к обучению плаванию в большинстве бассейнов допускаются только белые, что межрасовые соревнования не проводятся, а национальные сборные этих стран комплектуются, как правило, только из белых спортсменов. В ЮАР существуют сепаратные организации по плаванию: союз пловцов, представляющий незначительное число белых спортсменов, и федерация плавания, объединяющая все коренное население страны.

На ряде заседаний бюро ФИНА представители ЮАР в последние годы пытались соблюсти хорошую мину при плохой игре: после целой серии активных шагов (и нескрываемого желания принять участие даже в Олимпиаде-80) они вновь пытались добиться восстановления в правах членов ФИНА. Но, поскольку ситуация не изменилась к лучшему, на бюро ФИНА было решено, что ЮАР не может рассчитывать на восстановление в числе членов федерации.

Что же касается расистских теорий, то заметим: уже во время II Африканских игр в Лагосе в 1973 году впервые в спортивной истории континента состоялись массовые соревнования пловцов. Среди призеров - спортсмены Нигерии, Замбии, Ганы, Алжира, Туниса. Их результаты отстают от международного уровня. Но вспомним: колонизаторы не строили бассейнов для африканцев. Культура этого вида спорта начала развиваться только с появлением на континенте молодых независимых государств.

РАСИСТЫ АПЛОДИРОВАЛИ, НО НЕДОЛГО

Возник момент, когда на поводу у расистов пошла было и такая популярная международная федерация, как ФИФА, деятельность которой вызывает живой интерес миллионов любителей футбола во всем мире. Затем ее бывшему руководству пришлось играть отбой. Началось с того, что исполком ФИФА охотно пошел сначала на флирт, а потом и на открытое сотрудничество с интригующими на международной спортивной арене южноафриканскими политиканами, к тому времени прочно пребывавшими в положении «вне игры» на футбольных полях мира. Была предпринята попытка втянуть ФИФА в авантюру с очередным спортивным фарсом.

«Решение исполкома Международной федерации футбола, санкционирующее участие команд Англии, Бразилии и ФРГ в так называемых южноафриканских играх, которые намерен организовать расистский режим Претории в марте - апреле 1973 года, не может считаться действительным, ибо оно принято в нарушение Устава ФИФА, закрепляющего право на вынесение подобных резолюций исключительно за конгрессом федерации. Тем более что решение было принято после письменного опроса, прежде не практиковавшегося при обсуждении такой важной проблемы, как борьба против расовой дискриминации на футбольных полях», - подчеркнула тогда в своем заявлении Федерация футбола СССР, выразив категорический протест против участия ФИФА в расистском фестивале. Можно вспомнить в этой связи, что за практику апартеида в спорте ЮАР была отстранена от соревнований под эгидой ФИФА еще в 1964 году. С тех пор не было, как нет и сейчас, сколько-нибудь достоверных данных о так называемом ослаблении расовой дискриминации в спорте Южной Африки вообще и в футболе в частности. А потому не могло существовать оснований для принятия решения санкционировать участие стран-членов ФИФА в «южноафриканских играх».

В этом смысле не мешает вспомнить некоторые факты из истории исключения ЮАР Международной федерацией футбола.

В 1963 году для расследования положения в футбольных организациях ЮАР была учреждена специальная комиссия, в которую вошли президент ФИФА Роуз (Англия), Макгайр (США) и представитель Судана Халем. Однако по непонятным причинам в Южную Африку выехали только Роуз и Макгайр без представителя африканского футбола. По возвращении Роуз на заседании исполкома заявил, что не обнаружил следов расовой дискриминации в футболе этой страны. И, несмотря на это, конгресс ФИФА в Токио постановил исключить южноафриканские футбольные организации: слишком многочисленны и красноречивы были доказательства как раз обратного - наличия жесткой сегрегации в футболе ЮАР. Расисты, однако, при поддержке все тех же защитников и «полузащитников», готовых идти на уступки и компромиссы с режимом Претории, продолжали настырно атаковать ФИФА, как говорится, по всему полю. Решенный как будто вопрос об отношениях с ЮАР почему-то вновь был поднят и рассматривался на заседании исполкома ФИФА перед Олимпиадой в Мюнхене, где южноафриканские футбольные союзы в очередной раз попытались добиться разрешения встречаться с командами стран, входящих в ФИФА. Однако исполком отклонил их просьбу.

Новый демарш ЮАР год спустя вылился в неприкрытые нападки на Устав ФИФА, на законы спортивной этики и морали, нападки, которые, как это ни прискорбно, поддержали и некоторые члены исполкома. Ближайшая цель расистского руководства ЮАР в том случае, если на мгновение допустить, что нелепое решение об участии команд Англии, Бразилии и ФРГ в «южноафриканских играх» осталось бы в силе, была предельно ясна: добиться в ближайшее же время снятия санкций Со своих футбольных ассоциаций.

Представители советского футбола, разумеется, решительно выступили с категорическим требованием отменить разрешение английским, западногерманским и бразильским футболистам играть в Претории, что означало бы не только попустительство апартеиду, но и поощрение его преступной бесчеловечной политики.

О том, насколько справедливо было это суждение, свидетельствовала реакция на решение исполкома ФИФА в самой Южной Африке. Швейцарская газета «Шпорт», например, отмечала, что президент НОК ЮАР Рудольф Опперман охарактеризовал его как «большой день южноафриканского спорта».

…Расисты аплодировали ФИФА не щадя ладоней. Дэйв Мараис, президент южноафриканского футбольного союза только для белых, не скрывая «глубокого удовлетворения», заявил, что, по его мнению, «ЮАР теперь успешно продолжит борьбу за свое утверждение на международной арене».

Снятие санкций с южноафриканских футбольных организаций означало бы факт непростительного легковерия по отношению к политиканам из Претории и Йоханнесбурга, стремящимся убедить мировое спортивное мнение в ослаблении тисков апартеида в спорте. Создалось впечатление, что часть руководства ФИФА сознательно пошла на то, чтобы позволить обмануть себя.

Как бы там ни было, главный аргумент, позволяющий снять санкции с ЮАР, - «многорасовая команда» - отпал, не выдержав «искреннего признания» южноафриканского футбольного деятеля, возглавляющего сегрегационную спортивную организацию.

…Расисты аплодировали, но не долго.

Вместе с представителями Советского Союза недвусмысленно выразили свой энергичный протест представители футбола социалистических государств. Генеральный секретарь Высшего совета африканского спорта Жан-Клод Ганга от имени спортивных организации независимой Африки выразил категорическое неприятие ошибочного решения исполкома ФИФА, решения, которое явилось прямым выпадом против африканских государств.

Расизму был дан отпор на широком фронте, что не могло не возыметь действия. Еще до официальной отмены решения ФИФА руководители Федерации футбола ФРГ, очевидно чувствуя, в какое неловкое положение они могут попасть, отказались от участия в южноафриканском турнире. Затем их примеру последовала и Бразильская спортивная конфедерация.

Однако следовало ли ФИФА проявлять столь легкомысленную поспешность, чтобы затем так оконфузиться? Ведь если бы ФИФА не прибегла к методу письменного опроса, ранее не практиковавшемуся, а заменило его широкой дискуссией, то более чем вероятно, что инцидент и не возник бы. И тогда не пришлось бы слать в ЮАР телеграмму, в которой не без некоторого простодушия сообщалось, что «специальное решение ФИФА основывается на недоразумении». Исполком полагал, дескать, что южноафриканская федерация футбола выставит многорасовые команды, в то время как на самом деле изучение программы соревнований показывает, что речь идет о командах, представляющих различные этнические группы. Для таких чисто «этнических» команд решение ФИФА не может быть действительным и должно быть аннулировано…

Таким образом, «недоразумение» было разрешено благодаря бдительности прогрессивных сил международного спорта. Есть, однако, основания полагать, что подобные «недоразумения» планируются теми, кто поддерживает ЮАР в ее стремлении преодолеть бойкот международных кругов, в данном случае с помощью кожаного мяча.

В январе 1977 года, в тот момент, когда Организация африканского единства призвала профсоюзы провести неделю бойкота ЮАР во всех областях экономики, в Лондоне сэр Гарольд Томпсон (тогда президент Английской федерации футбола) продемонстрировал «каскад финтов», призванных отвлечь внимание от растущих протестов против расизма. Именно в тот момент, когда в Яунде сессия исполкома Высшего совета спорта в Африке призвала всемерно усилить борьбу против апартеида, в Лондоне сэр Гарольд Томпсон заявил, что принятое в Монреале конгрессом ФИФА окончательное решение об исключении ЮАР является «крайне отвратительным». Затем, очевидно не желая прослыть оригиналом, президент английской федерации не стал прибегать к новым лозунгам, а вытащил все тот же затрепанный «Спорт вне политики!» и, потрясая им, обвинил ФИФА во всех смертных грехах. Он намеревался провести встречи с футбольными руководителями Дании, Швеции, Норвегии, Финляндии. Агентство Франс Пресс подчеркивало, что «планы, вынашиваемые президентом Английской федерации футбола, могут привести к расколу в Международной федерации футбола».

Как известно, ФИФА посылала в ЮАР еще одну комиссию в 1976 году, которая вновь пришла к выводу, что в футболе ЮАР существуют различные организации, а те, с которыми ФИФА имела дело последние десятилетия, являются расистскими. Как известно, ФИФА, повторим это, исключила ЮАР, что соответствует требованиям ООН и МОК, которые призывают искоренить расизм во всех его формах. Нет, «финты» деятелей, подобных президенту английский федерации, никого не обманывают. Однако они свидетельствуют о том, что попытки протащить ЮАР на международную арену будут возобновляться.

Перед Играми 1980 года нашу столицу посетил генеральный секретарь ФИФА Кайзер (Швейцария). Во время нашей беседы он заметил, что сейчас проблемы ЮАР в ФИФА не существует и вопрос о ее возвращении в ряды федерации не стоит. Но вместе с тем Кайзер не отрицал того факта, что некоторое время назад ответственный представитель ФИФА побывал в Южной Африке (он воздержался назвать его фамилию), с кем-то встречался, но официального доклада в исполкоме от него не потребовали. И все-таки подобные вояжи настораживают. Не исключено, что юаровские «стратеги» разрабатывают новые маневры перед чемпионатом мира по футболу 1982 года.

ОСТРЫЕ УГЛЫ КОРТА

Известно, что у корта четыре угла. Но, образно говоря, если под теннисной площадкой подразумевать арену деятельности Международной федерации тенниса, то можно сказать, что на ней появились еще два угла, и весьма острые. Эти острые углы образованы бизнесом и расизмом; в одном случае при попустительстве, в другом - при недвусмысленной поддержке как прежнего, так и нынешнего руководства Международной федерации тенниса (ИТФ).

Бизнес и расизм идут рядом в ИТФ, они не разделены сеткой, как соперники на корте.

Что же происходит в этой федерации, призванной руководить игрой, приобретающей все большую популярность в мире?

Несмотря на то что теннис издавна считался спортом для аристократов, расширение социальной базы тенниса происходит сейчас во многих странах. Больших успехов добился Вьетнам, немало сделано для демократизации тенниса в Нигерии, Алжире, Ливии. Что же касается такой мощной теннисной державы, как США, то хотелось бы привести рассуждения американского журналиста Кэри Гудмэна. На страницах газеты «Дейли уорлд» Гудмэн пишет, что теннис был и остается игрой, в первую очередь доступной представителям высшего и среднего класса. «Чтобы играть в теннис, - отмечает журналист, - нужно прежде всего иметь достаточно денег на приобретение ракеток, мячей, а во многих городах также и на входной билет, дающий право ступить на корт. Речь идет о 100 долларах. Минимум… Теннис - игра для элиты, поскольку необходимо либо платить взносы в частные клубы, либо покупать за 25 долларов право выходить на частные корты». Обучение игре также находится в руках предпринимателей, услуги тренеров требуют солидной финансовой компенсации. Помимо того, теннис в США, по мнению К. Гудмэна, имеет резко выраженную расовую окраску. Доступ к нему в большинстве случаев исключен для негритянского населения, не только в силу материальных причин, но и благодаря негласно действующему закону «не играть с неграми». Напомним, что за всю историю тенниса в Соединенных Штатах Америки Артур Эш - единственный представитель чернокожих американцев, выступающий на высшем международном уровне.

Артур Эш во многих отношениях считается фигурой примечательной. Не только как теннисист универсального стиля, но и как гражданин. Он отлично сознает, что в аристократической среде большинства его партнеров по корту в США ему отведена роль экзотического гостя. Вот почему он избрал корт ареной борьбы за равные права для негров.

Правда, в своих выступлениях против апартеида и расовой дискриминации он придерживается умеренных методов, полагая, что барьеры расизма в ЮАР можно сломать путем убеждения. Так, в течение ряда лет он добивался визы у властей Претории, чтобы доказать: чернокожий может и должен выступать на одних и тех же кортах, в одних и тех же соревнованиях, что и белый. Наконец добился. И что же? По окончании своего турне он не без горечи вынужден был признать, что не увидел в ЮАР ничего такого, чего раньше бы не слышал об этом заповеднике расизма. Он отказался принимать приглашения на турниры в ЮАР.

На протяжении многих лет на международном корте идет борьба противников и сторонников расовой дискриминации. Она особенно обострилась после призывов ООН прекратить любые спортивные контакты с ЮАР. Федерации Советского Союза, братских социалистических стран, ряда других государств ставят перед ИТФ вопрос об исключении расистов из Международной федерации тенниса. Однако до сих пор такое решение не принято. Это объясняется сопротивлением группы западных стран, которые обладают в федерации большинством голосов.

Как известно, в 1970 и 1971 годах руководящий комитет Кубка Дэвиса отстранял от этих популярнейших соревнований команду Южной Африки, составленную по расовому принципу. Тогда возобладала здравая точка зрения на участие ЮАР: присутствие представителей режима апартеида в списках участников отравляет моральную атмосферу соревнований, вызывает - и справедливо! - протесты во множестве стран мира. Более того, участие ЮАР искажает чисто спортивный аспект розыгрыша Кубка Дэвиса. Ведь в 1974 году, вспомните, сильнейшая в то время команда Индии отказалась в знак протеста против расизма играть с ЮАР в финале, и «Серебряная салатница» - главный приз Кубка Дэвиса - оказалась у представителей расистской федерации Южной Африки.

И все же ИТФ не может вовсе не считаться с мнением общественности. Свидетельство тому - ее решение отстранить ЮАР от участия в соревнованиях на Кубок Дэвиса начиная с 1979 года. Это позитивная перемена, однако окончательной победой над расизмом в этом виде спорта можно будет считать только исключение из ИТФ поборников апартеида.

Отказываясь последовать решениям ООН, примеру Международного олимпийского комитета, большинства спортивных федераций, изгнавших расистов из своих рядов, ИТФ фактически играет роль редута расизма в спорте. Новый президент ИТФ француз Филипп Шатрие, судя по всему, не намерен сбросить груз политической предвзятости, унаследованный от предшественников. Во всяком случае, после поездки в Йоханнесбург он выступил в пользу сохранения этой страны в качестве члена ИТФ, поскольку в спорте там якобы происходят перемены. На деле эти «перемены» ограничиваются лицемерными заявлениями южноафриканских политических и спортивных деятелей. Не замечает эту фальшь лишь тот, кто не желает ее заметить.

Между тем федерация стучится в двери МОК, добиваясь включения тенниса в олимпийскую программу.

Популярность в мире, масштаб международных связей дают теннису основания претендовать на участие в олимпийских играх в будущем. Но только при условии, что расизм в спорте не сможет использовать корт как лазейку для выхода на олимпийскую арену. Горизонты «белого спорта» - так называют теннис за явное предпочтение белого цвета другим в экипировке спортсменов, окраске ракеток, мячей - небезоблачны. И чем скорее они очистятся от таких явлений, как попытки использовать корт для насаждения расовой, социальной или политической предвзятости, тем стремительнее будет развиваться популярный вид спорта.