Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Алексеев Анатолий Васильевич

Глава шестая. Психагогика и спарт

Слово «психагогика» составлено из двух греческих слов: «психе» – «душа» и «аго» – «веду». Следовательно, психагоги – это те, кто «ведет души», кто руководит психикой. В Древней Греции, к примеру, психагогами были жрецы.

Ленинградский ученый В.Н.Мясищев (1883 – 1973) вложил в слово «психагогика» весьма продуктивное, на мой взгляд, содержание. Владимир Николаевич начинал трудовую деятельность врачом-психиатром, а закончил членом-корреспондентом Академии педагогических наук СССР, соединив опыт врача и педагога. Так вот, по его мнению, каждый педагог (а тренеры – это педагоги), чтобы быть Учителем с большой буквы, чтобы правильно «вести души» своих учеников, должен знать основы психогигиены – науки о том, как сохранять и укреплять психическое здоровье, а также психологии – науки, помогающей правильно организовать и осуществлять педагогический процесс. Использование педагогами возможностей обеих этих наук и было названо психагогикой.

По моему глубокому убеждению, в спорте должно начаться формирование принципиально новой категории специалистов – тренеров-психагогов, вооруженных знаниями психологии и психогигиены и умеющих реализовывать эти знания в повседневной практической работе. Тренеры-психагоги должны иметь более высокий материальный и социальный статус, ибо по своему уровню знаний они будут отличаться от обычных тренеров – в той же степени, как отличаются, например, профессора от ассистентов. Причина такого отличия – умение использовать в своем трудном деле богатства, заложенные в психическом аппарате, в головном мозгу.

А теперь проанализируем два довольно известных примера. Первый взят из американской специальной литературы. Во дворе фермерского хозяйства лежит на земле и чинит автомашину молодой человек – верхняя часть его туловища находится под машиной. На крыльце дома сидит его отец и курит трубку. Неподалеку мать развешивает выстиранное белье. Неожиданно домкрат срывается, и край кузова начинает раздавливать молодого человека. Отец, увидев это, бросился в дом за запасным домкратом, а мать подбежала к машине, приподняла ее за бампер и держала до тех пор, пока сын не был спасен.

Второй пример – из наших информационных источников. На далеком Севере полярный летчик, подходя к самолету, услышал за спиной какой-то шум. Обернувшись, он увидел недалеко от себя большого белого медведя – зверя очень сильного и беспощадного. И летчик, несмотря на тяжелые унты и зимнюю одежду, буквально взлетел на крыло самолета, где хищник уже не мог его достать.

Возникает вопрос: за счет чего обыкновенная женщина, отнюдь не штангистка, сумела приподнять тяжеленный автомобиль, а летчик, тоже не легкоатлет, взвился вверх почти на два метра? Ответ один: за счет огромной силы «психического взрыва», который произошел в головном мозгу в момент смертельной опасности. Только колоссальный взрыв психической энергии смог включить в работу скрытые физические возможности организма.

Следовательно, именно в психическом аппарате таятся те потенциально мощные энергетические резервы, которые мы пока еще плохо умеем сознательно использовать. В частности, в спорте высших достижений. На сегодняшний день считается, что спортсмены во время высочайшего напряжения (например, во время установления мировых рекордов) используют только 70 – 80% своих физических возможностей и лишь 4 – 6% психических. Получается, что основные, пока еще не включаемые в спортивные результаты, запасы энергии (94 – 96%) скрыты в глубинах психики, в недрах ее сознательного и бессознательного начала.

Следовательно, главная задача, которую предстоит решать (и обязательно нужно решить) тренерам-психагогам совместно с учеными самых разных специальностей, состоит в следующем: научиться целенаправленно использовать именно человеческие (то есть педагогические и медицинские) методы коррекции, оптимизации и мобилизации психофизических сил организма. И окончательно похоронить «химию», которая в силу своей доступности (прием препаратов-допингов особого ума не требует) затормозила утверждение в спорте чисто «человеческого фактора» более чем на четверть века! И до сих пор является соблазном для некоторых спортсменов.

Тренеры-психагоги должны помочь спортсменам стать качественно иными. В каком плане? В первую очередь, в плане укрепления нервно-психического, а через него – физического здоровья. Что значит «через него»? Уже давно доказано: не только «в здоровом теле – здоровый дух», но и «при здоровом духе и тело здоровее». Поэтому спорт, который вредит здоровью, не должен иметь право на существование. А ведь современный спорт высших достижений, по признанию многих выдающихся спортсменов, нередко становится источником травматизации – физической и психической.

Так, четырехкратный олимпийский чемпион по плаванию В.Сальников признался: «...после ухода из спорта несколько лет (!) даже видеть воду в бассейне не мог без содрогания» («Советский спорт», 1991, 24 апреля). А вот мнение победителя Сеульской Олимпиады В.Артемова: «Если честно, здоровье в большом спорте мы подрываем сильно» («Советский спорт», 1989, 28 сентября). По этому же поводу давно бьет тревогу известный немецкий специалист Эрих Дойзер – автор нашумевшей в свое время книги «Здоровье спортсмена».

И все же... Хотя можно привести немало примеров неблагоприятного воздействия на организм человека занятий большим спортом, думаю, что многих неприятностей можно было бы избежать, если организовать учебно-тренировочный процесс, по-настоящему грамотно. Смог же известный американский тренер по плаванию Д.Каунсилмен, будучи профессором-физиологом, не допустить «поломок» у своих воспитанников, хотя использовал, можно сказать, адский метод проведения тренировок, доводя спортсменов до атонального состояния. Однако, он считал, что только после таких – на грани жизни – перегрузок можно включить в работу все резервные возможности организма. И победил: среди его воспитанников – семикратный (!) олимпийский чемпион 1972 года Марк Спитц. Ибо умел не только крайне перегружать своих учеников, но и своевременно восстанавливать их психический и физический потенциал. Все тренировки проводились под строжайшим контролем врачей, физиологов, биохимиков, биомехаников, психологов, что исключало возможность навредить организму спортсмена.

Когда же многое делается «на глазок», возникает почва для различных ошибок в учебно-тренировочном процессе. В каких-то случаях допускаются нагрузки, превышающие возможности данного спортсмена на данном этапе подготовки к соревнованиям; не принимаются срочные меры для восстановления сил, что приводит к постепенному накоплению усталости, грозящей перейти в переутомление, в перетренированность; не сразу ликвидируются, казалось бы, незначительные травмы, и они приобретают хронический характер; игнорируются механизмы идеомоторики, значительно облегчающие достижение технического мастерства, но зато с завидным упорством используется метод «проб и ошибок», которому давно уже место «на свалке» спортивной педагогики.

Большинство спортсменов и тренеров не владеют возможностями психической саморегуляции (аутотренинга), с помощью которой можно успешно мобилизовывать себя на нужные усилия, а также своевременно выключаться из них. На тренировках преобладает атмосфера тяжкого труда и почти полностью отсутствует столь необходимое чувство радости. Тренеры иногда делают замечания в такой форме, которая травмирует учеников. «Углубленные медицинские обследования» (УМО) проводятся во многих отношениях формально, для «галочки», зачастую – без последующей ликвидации выявленных нарушений в здоровье спортсменов. К врачам обращаются лишь тогда, когда уже иного выхода нет, а не при проявлении начальных признаков того или иного заболевания.

Возникает вполне резонный вопрос: можно ли при всех перечисленных недостатках учебно-тренировочного процесса сохранить, а тем более укрепить здоровье спортсменов? Конечно же, нет! А вот тренер-психагог никогда не допустит подобных «прегрешений» – ему не позволит это сделать его квалификация. И в результате спорт станет совсем другим – гармонизирующим тело и душу, укрепляющим, а не разрушающим здоровье.

У людей, не знающих спорта, не занимающихся им, не чувствующих его «душу», может возникнуть вопрос: зачем же нужен спорт, если он чуть ли не калечит спортсменов? Во-первых (как уже было сказано), «уровень страданий» в спорте зависит от уровня мастерства тренеров: там, где он высок, нет места страданиям. А во-вторых, спорт уже давно стал частью жизни современного общества, причем необходимой частью. Он выполняет такую же социальную функцию, как, например, искусство, влияя (прямо или косвенно) на психическое и физическое состояние зрителей. В частности, было установлено, что у работников автозавода им. Лихачева после побед футболистов «Торпедо» отчетливо повышается производительность труда, а после поражений любимой команды – снижается.

В спорте, как в зеркале, отражаются процессы, происходящие в жизни общества. А поскольку многое в современной общественной жизни пока еще не может служить примером благополучия и гармонии, то и в спорте эти столь желаемые факторы пока не являются доминирующими. Хотя в нем, как и вообще в жизни, есть хорошее, благородное, даже возвышенное.

Вторая важнейшая задача, которая стоит перед тренерами-психагогами, заключается в следующем: в силу своей особо высокой квалификации они могут (и должны!) помочь спорту стать таким, каким видел его в своих мечтах барон Пьер де Кубертен, возродивший в наше нелегкое время традиции древних Олимпийских игр. Об этом он поведал в своей знаменитой «Оде спорту», выдержки из которой не могу не процитировать:

«О спорт! Ты – наслаждение! Ты бессмертен. Ты здравствуешь и сегодня, после крушения затерянных в веках Олимпиад. Ты торжествующий вестник весны человечества!

О спорт! Ты – зодчий! Ты мастер гармонии. Ты особенный, необычный зодчий. Твой строительный материал – человек в движении. Вечное движение – это спорт.

О спорт! Ты – справедливость! Ты беспристрастен. Ты учишь, что правила соревнований – закон. Нет судьи взыскательнее и строже, чем ты сам.

О спорт! Ты – благородство! Ты безупречен. Трижды сладостна победа, одержанная в благородной, честной борьбе.

О спорт! Ты – радость! Ты ликование. Ты раздвигаешь горизонты. Проясняешь дали. Ты врачуешь душевные раны. Доставляй же радость, удовольствие, веселость, ликование людям, спорт!

О спорт! Ты – плодотворность! Ты преградой встаешь на пути пагубных недугов, извечно уфожающих людям. Ты рекомендуешь страждущим, немощным, хворым лучшее из лекарств. Себя. Ты примером своих сильных, здоровых, статных, мускулистых, закаленных, не поддающихся болезням приверженцев врачуешь отчаявшихся. Ты горячишь кровь. Исцеляешь от недугов. Ты утверждаешь: «В здоровом теле – здоровый дух!».

О спорт! Ты – прогресс! Ты способствуешь совершенству человека – самого прекрасного творения природы. Ты устремленность. Ты предписываешь следовать правилам и требованиям гигиены. Сдерживаешь от излишеств. Ты учишь человека добровольно, сознательно, убежденно поступать так, чтобы никакие высшие достижения, никакие рекорды не были итогом сверхусилий, не отразились на здоровье. Никаких стимуляторов, кроме жажды победы и мудрой тренировки, не признаешь ты. Ты убеждаешь, что прогресс физический и прогресс нравственный – два пути к одной цели.

О спорт! Ты – мир! Ты устанавливаешь хорошие, добрые, дружественные отношения между народами. Ты согласие. Ты сближаешь людей, жаждущих единства. Ты учишь разноязыкую, разноплеменную молодежь уважать друг друга. Ты источник благородного, мирного, дружеского соревнования. Ты собираешь молодость – наше будущее, нашу надежду – под свои мирные знамена. О спорт! Ты – мир!».

А теперь посмотрим: многие ли из этих замечательных, возвышенных заповедей соблюдаются в практике современного спорта? К большому сожалению, отступлений не так уж мало. Взять хотя бы такие слова: «Никаких стимуляторов, кроме жажды победы и мудрой тренировки». Долгие годы этот призыв начисто игнорировался. В разных странах были созданы мощные химические лаборатории по производству всевозможных стимуляторов физической и психической деятельности в спорте. Правда, в последние годы началась весьма активная борьба с допинговыми воздействиями, но пока еще они не побеждены.

Нередки случаи и нечестного ведения спортивной борьбы. Так, например, во время марафонского пробега один бегун из Алжира на 15-м километре дистанции решил произвести замену: они с товарищем внешне были очень похожи. Его «двойник», которому удалось пробежать всего 27 километров из 42-х, естественно, выиграл забег, надеясь получить немалый денежный приз. Однако, обман был раскрыт, и теперь этим «спортсменам» навсегда закрыт доступ к участию в каких-либо серьезных соревнованиях. Но они, увы, не одиноки. В 1979 году во время Нью-Йоркского марафона американская бегунья Рози Руис ухитрилась часть пути проехать в метро, а год спустя вместо 42 километров 195 метров попыталась пробежать лишь последнюю милю («Советский спорт, 1991, 18 сентября).

А разве изжиты так называемые «договорные» матчи? Или исправления в документах, касающиеся фамилий и дат рождения спортсменов – особенно юных?

Так что, к большому сожалению, пока не приходится говорить о честном соблюдении заповедей Пьера де Кубертена. Очевидно, он и сам понимал, что достижение в спортивной среде идеалов высокой духовности – процесс непростой и долгий. И в связи с этим выдвинул замечательную идею – объединить все лучшее, что есть в спорте и в искусстве. Сознательно упрощая положение дел, он связал спорт с «телом», а искусство – с «разумом».

В 1906 году, выступая в Париже на специальной конференции, посвященной этой проблеме, Кубертен сказал: «Мы должны заново объединить узами законного брака давно разведенную пару – Тело и Разум. Их взаимоотношение длилось долго и было плодотворным (на Олимпиадах в древности. – А.А.). Но неблагоприятные обстоятельства разлучили их. Наша задача – снова соединить их. Искусство должно участвовать в современных Олимпиадах. Искусство должно быть связано с практикой спорта, чтобы из этого получилась взаимная выгода... Какой же это праздник без музыки, стихов, живописно украшенных стадионов!» (Между прочим, в своей «Оде» Кубертен называл стадионы «театрами без занавесей». – А.А.).

Надо признать, что идея объединения Тела и Разума оказалась весьма плодотворной. Каждый, кто наблюдал за современными Олимпиадами, наверняка запомнил замечательные по своей красоте парады, предваряющие начало Игр, а также праздничные шоу после их завершения. В нашей стране эта идея Кубертена получила самостоятельное и оригинальное развитие – благодаря инициативе и усилиям доктора философских наук, профессора В.И.Столярова.

Хорошо зная и спорт высших достижений, и массовый спорт, Владислав Иванович не мог не увидеть, что в этой среде духовность и культура находятся, так сказать, на заднем плане. Вот пример, подтверждающий это. Тренер привез молодых спортсменов посмотреть афинский Акрополь. «Ну, походили они среди развалин, потрогали камни. Потом он их спрашивает: «Понравилось?». И слышит в ответ: «Не-а. Что тут делать, если ни одного магазина нет?» («Советский спорт», 1988, 24 июля).

В своей программной статье «Тело и разум – в разводе» («Советский спорт», 1990, 1 декабря) В.И.Столяров пишет: «Мало кто думает о том, что наряду с мышцами надо крепить и душу человека. Практически отсутствует пропаганда гуманистических идей олимпизма, принципов честной и справедливой игры. Почти совершенно не уделяется внимание развитию у детей и молодежи способностей к художественному отображению спорта, его гуманистическому осмыслению средствами искусства (музыки, живописи, кино, фотографии и т.п.), к техническому творчеству в области спорта. Все реже используются народные игры и национальные виды спорта. Совершенно не развиваются такие виды и формы спортивных соревнований, подвижных игр, активного отдыха, как «новые игры», «спорт в духе сотрудничества» и другие, которые обладают особенно высоким социально-культурным, духовным потенциалом и потому получили широкое распространение во многих странах мира».

По инициативе В.И.Столярова был создан и функционирует творческий координационный Центр спортивно-гуманистического движения, где разработан проект под названием «СпАрт», представляющий собой синтез спорта и искусства. Этот проект получил поддержку предыдущего президента Международного олимпийского комитета Х.А. Самаранча, который в своем ответе его авторам написал: «Я с большим интересом ознакомился с проектом вашего Центра. Воспитание молодежи посредством синтеза спорта и культуры является одной из важнейших задач олимпийского движения. МОК готов оказать моральную поддержку и дать патронаж всем инициативам, содействующим союзу спорта, искусства и культуры и реализации фундаментальных принципов олимпийского движения».

При Центре создан специальный Фонд для реализации проекта «СпАрт». Его первоочередной задачей является выявление и объединение спортсменов, которые интересуются и занимаются живописью, скульптурой, поэзией, изобретательством, коллекционированием или какими-то другими видами творческой деятельности.

«Мы хотим, – пишет в той же статье В.И.Столяров, – опровергнуть широко распространенное в общественном мнении представление о несовместимости занятий спортом с гармоничным развитием личности, достижений в спорте с высокими результатами в других видах деятельности (в том числе в области искусства)... Фонд стремится установить контакты и со всеми деятелями искусства (художниками, писателями, актерами, музыкантами ит.п.), представителями других творческих профессий, которые интересуются спортом, занимаются им, избрали его предметом своего творчества, желают участвовать в пропаганде здорового образа жизни и физической культуры...»

Очень хотелось бы, чтобы проект «СпАрт» развивался и набирал силы из года в год и привел к тем высоким результатам физического и духовного роста, которые намечены в его программе. Чтобы он ощутимо помог спортсменам и тренерам в их столь трудном и столь же прекрасном деле.