Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Алексеев Анатолий Васильевич

Глава пятая. Защита мозга

Мы живем в очень непростое время, когда на нас ополчились многие недобрые силы. Основные из них – все убыстряющийся темп жизни; усиливающееся шумовое и электромагнитное воздействие; неблагополучный радиационный фон; ухудшение качества продуктов питания; неуклонно возрастающий поток всевозможной информации, хронически перегружающей наш мозг; падение морально-нравственных устоев и как следствие этого – рост наркомании и преступности. Даже, казалось бы, бесстрастная природа, после долгих лет издевательского отношения к ней, стала отвечать своим обидчикам различными экологическими вредностями – такими, как озоновая дыра, парниковый эффект, плохое очищение воды, которую мы пьем, и воздуха, которым мы дышим.

В силу всех этих причин здоровье людей во всем мире нельзя считать благополучным, а в ряде регионов оно, увы, явственно ухудшается. Ухудшается, несмотря на огромные достижения в области разных наук о человеке, которые (из-за множества социальных неурядиц) очень трудно внедрить в повседневную жизнь людей.

Несколько слов о стрессе. Это слово сегодня стало весьма распространенным, даже по-своему модным. То и дело слышишь: «Не доводи меня до стресса!», «Вот я тебе сейчас устрою такой стресс, что своих не узнаешь!» и т.п. Нетрудно заметить, что в подобных выражениях под стрессом понимается нечто нежелательное, способное причинить неприятности. И не ведают так говорящие, что автор теории стресса – канадский ученый Ганс Селье (1907 – 1982), опубликовавший первые работы на эту тему еще в конце 30-х годов прошлого столетия, на последнем этапе жизни во многих отношениях пересмотрел свои прежние взгляды. В1974 году он выпустил книгу «Стресс без дистресса». Уже в заглавии старое понятие «стресс» противопоставлено новому – «дистресс». В чем же их различие? «Стресс» – английское слово, которое широко используется в обиходной речи, когда говорят о таких процессах, как «напряжение, давление, нажим». А «дистресс» в переводе с английского означает «горе, несчастье, истощение, недомогание». Различие, как нетрудно заметить, существенное.

Так вот, согласно окончательным воззрениям Г.Селье, люди не должны, да и не в состоянии, избегать стресса, ибо многие факторы, вызывающие стресс (стрессоры), являются важнейшими активизаторами в жизни каждого человека. Поскольку стресс сопровождает почти любую деятельность, не подвергаться ему может лишь тот, кто ничего не делает. По мнению Г.Селье, и само безделье тоже является стрессом, а точнее – дистрессом. Вот несколько выдержек из названной книги Г.Селье: «Стресс – это аромат и вкус жизни». «Полная свобода от стресса приводит к смерти». «Даже к смерти?» – могут удивиться многие. Да, именно к смерти. Ведь организм, не получая стимулирующих стрессовых воздействий, перестает функционировать должным образом и постепенно начинает погибать.

Таким образом, сделаем принципиально новый вывод: стресс полезен. Но в тех случаях, когда стрессовые факторы приносят горе, несчастье, страдания, они становятся уже дистрессовыми. А с дистрессом, как явлением вредным, необходимо бороться. А еще лучше – не допускать его возникновения по мере возможности.

В противовес дистрессу шведский ученый Леннард Леви предложил еще один термин – «эвстресс» (греческая приставка «эв» означает «хороший, благоприятный»).

Итак, в настоящее время все расставлено по своим местам: любое воздействие на организм является стрессом: если оно причиняет вред, его называют дистрессом, а если приносит явную пользу – эвстрессом.

Естественно возникает вопрос: как защититься от различных дистрессовых воздействий, от всего, что вредит здоровью? Конечно же, очень многое зависит от духовного и материального оздоровления жизни общества, от его отношения к природе; во многих случаях могут оказать помощь различные лекарства и другие средства из арсенала медицины. Но все же самые большие возможности для самозащиты заложены в самом человеке – только многие не знают об этом. Не знают, что природа одарила наш организм могучими механизмами саморегуляции. Умение использовать возможности этих механизмов – великая сила в борьбе с дистрессовыми факторами, и это умение необходимо взять на вооружение каждому. Другими словами, каждый, кто не хочет стать жертвой различных негативных обстоятельств, порождаемых нашей непростой и напряженной жизнью и, несмотря ни на что, стремится сохранить и укрепить свое здоровье, просто обязан научиться управлять собой, своим психическим и физическим состоянием.

О том, как использовать возможности саморегуляции, подробно было рассказано во второй главе. Но кроме советов, изложенных там, хочу поделиться с читателями еще некоторыми соображениями, касающимися тех основных правил, соблюдение которых очень поможет защитить мозг. А вместе с ним – и весь организм. Защитить от воздействия различных дистрессовых факторов и всевозможных экстремальных ситуаций, столь нередких и в спорте.

...Жители Древней Греции поклонялись многим богам. Среди них был Асклепий – бог врачевания. Ему помогали две дочери. Одну звали Панакея, что означало «всеисцеляющая». Ей молились, когда просили вернуть здоровье заболевшим. По ее имени (которое позднее, из-за римского влияния, стало произноситься как Панацея), до сих пор называют средства, которые способны исцелять от всех болезней, избавлять от всех зол, решать все проблемы. Вторую дочь нарекли Гигиеей. У нее была другая обязанность – учить здоровых людей сохранять свое здоровье, оберегать его от всего, что может причинить вред.

Таким образом, еще за несколько тысяч лет до нашей эры люди догадались о том, что в медицине должно быть два основных направления. Служители первого призваны лечить больных людей, а представители второго – сохранять здоровье здоровым. Эту вторую отрасль медицины, которой в далекие времена занималась богиня Гигиея, в ее честь стали называть гигиеной. А ее раздел, задача которого – обеспечивать благополучие нервно-психической сферы (как уже говорилось в главе четвертой), называется психогигиеной. О ней и пойдет речь в дальнейшем.

Надо сказать, что пока у нас мало ценят врачей-гигиенистов. Многие рассуждают так: «Что это за врач?! Только дает советы, как правильно жить. Мы и сами это знаем. Настоящий врач тот, кто вылечит, когда мы заболеем». И почему-то забывают о том, что во всех отношениях гораздо лучше жить не болея, за счет соблюдения правил гигиены, чем, заболев, лечиться.

Жить, всегда оставаясь здоровым, – это идеал. Без неукоснительного выполнения предписаний врачей-гигиенистов достичь его просто невозможно. Отсюда следует вывод: гигиена должна считаться ведущим направлением в медицине сегодняшнего дня, а тем более – в медицине будущего. Того будущего, когда люди начнут ежедневно следовать советам гигиенистов и научатся, благодаря этому, жить не болея. Пока же познакомимся с тремя основными правилами, соблюдение которых поможет сохранить в оптимально хорошем состоянии нервно-психическую сферу.

Правило первое. Я формулирую его, возможно, несколько неожиданно и категорично, но считаю, что такая формулировка лучше запоминается, – «Не страдать!».

– Как же не страдать, – воспротивятся многие, – когда столько всевозможных причин для страданий?

– И все равно, – отвечаю я, – не страдать! Несмотря ни на что!

Дело в том, что немало людей, попав в беду, в дистрессовую ситуацию, начинают как бы «купаться» в своих страданиях: все время думают о них, делятся ими с окружающими, ищут сочувствия и обижаются, если не встречают его; ложась спать, перебирают в голове все детали произошедшего, а проснувшись, вновь начинают думать о том, какие они несчастные. И неведомо им, что, упиваясь страданиями, они страшно вредят самим себе, своему здоровью. Каким же образом?

Когда человек страдает, когда он оказывается в плену отрицательных эмоций (например, таких, как горе, тревога, страх, боль душевная или физическая), все системы его организма начинают функционировать намного хуже, чем обычно. И тем хуже, чем сильнее страдания. Страдающим труднее мыслить; решения, принимаемые ими в таком состоянии, очень часто вызывают у окружающих сожаление или недоумение, даже протест; у них нарушается сон и пропадает аппетит. Сердечно-сосудистая система обретает склонность к возникновению спазматических состояний – отсюда гипертонические кризы, инсульты, приступы стенокардии, инфаркты миокарда. Дыхание становится стесненным, затрудненным; нарушается деятельность желудочно-кишечного тракта, снижается физическая сила и т.д. Поэтому сделаем вывод: страдать вредно!

Те, кто не хочет бороться со своим страданием, уподобляются человеку, который, прищемив палец дверью, кричит о том, как ему больно, проливает слезы, просит помощи, но при этом не пытается освободить палец. Но ведь сначала надо выйти из травмирующей ситуации, а уж затем думать о том, что делать дальше: сунуть палец под струю холодной воды, бежать в травматологический пункт или переделать дверь, чтобы случившееся не повторялось.

Этот пример физического страдания, конечно, сознательно упрощен – освободить прищемленный палец не так уж трудно. Гораздо сложнее освободиться от душевных страданий. Ведь, они, образно говоря, впиваются в мозг и сердце! И вот, увидев знакомого со сгорбленной спиной, опущенной головой, потухшими глазами и узнав, что с ним случилась беда, мы, проявляя сочувствие, говорим ему примерно так: «Не думай об этом! Брось, забудь! Выкинь это из головы!».

Совет добрый, но, увы, не выполнимый. По той причине, что страдание не выкинешь из головы, как ненужную бумажку из кармана. Но есть другой путь, другой механизм самопомощи – страдание можно вытеснить. Чем? Мысленным образом, который способен улучшить настроение лично вам. Таким мысленным образом может быть дорогой вам человек, красивый пейзаж, прекрасная мелодия, любимое занятие и т.д.

Практически это делается так: попав в дистрессовую ситуацию, травмирующую мозг, надо сразу же, не теряя ни секунды, с помощью 1-й формулы ПМТ сбросить чрезмерное напряжение, возникшее в головном мозгу. Возможно, что эту формулу придется повторить несколько раз подряд – до тех пор, пока не наступит спокойное, «экранное» состояние. У человека, владеющего саморегуляцией, на такую процедуру уходит не более минуты. А затем, проверив экраном успокаивающего цвета степень спокойствия головного мозга, надо поместить в фокус спокойно сосредоточенного внимания тот мысленный образ, который всегда способен вызвать умиротворение, а еще лучше – хорошее настроение. Сосредоточившись на нужном мысленном образе, вы тем самым вытесните все мысли и чувства, которые были вызваны страданием. Вытесните, опираясь на силу психического механизма: когда внимание предельно сосредоточено на чем-то одном, то уже ничто постороннее не может «войти» в сознание.

Однако следует подчеркнуть, что вытесненные образы, порожденные страданием, как правило, не сдают легко свои позиции – они будут вновь и вновь стараться занять доминирующее положение в уме и в чувствах страдальца. Но в том-то и состоит искусство психической саморегуляции – средства самозащиты и самопомощи, – чтобы упорно удерживать в фокусе своего спокойно сосредоточенного внимания положительные мысленные образы, которые всегда способны успокоить и улучшить настроение.

Из всего сказанного логично вытекает правило второе – «Всегда быть в хорошем настроении!». Если не в приподнятом, то хотя бы в спокойном комфортном состоянии. О благоприятном влиянии хорошего настроения на спортивную деятельность уже говорилось в разделе об эмоциональном компоненте ОБС (глава первая). Здесь эта мысль будет развита более обстоятельно.

Что такое настроение? Конечный результат всех тех переживаний, которые мы испытываем в данный период времени. Оно является как бы средней величиной, выведенной из суммы всевозможных эмоций – отрицательных и положительных, проходящих через наш мозг. Следовательно, надо приучить себя так реагировать на различные превратности жизни, чтобы в конечном счете всегда сохранять хорошее, ровное настроение. Несмотря ни на что!

Почему это важно? Потому, что у человека, находящегося в хорошем настроении, все органы и системы функционируют, как сейчас нередко говорят, в «режиме наибольшего благоприятствования». То есть человек лучше мыслит, ровен в общении с окружающими, не раздражается даже тогда, когда для этого есть повод, хорошо спит, продуктивно трудится. Сердце у него активно перекачивает кровь, а сосуды беспрепятственно разносят ее по всем тканям организма. Легкие отлично забирают из воздуха кислород и отдают углекислый газ. Печень успешно обеззараживает продукты обмена веществ, поступающие из хорошо работающего желудочно-кишечного тракта; мышцы становятся сильными и выносливыми и т.д.

Даже когда человек болен, крайне полезно сохранять хорошее настроение, оптимистическое отношение к своему будущему. Ибо преобладание положительных эмоций, составляющих основу хорошего настроения, способствует нормализации различных функций организма. Об этом известно с незапамятных времен. Например, в средние века говорили, что приезд в город комедиантов намного полезнее для здоровья жителей, чем целый воз лекарств. Эту закономерность очень точно и лаконично сформулировал главный хирург наполеоновских армий Доминик Жан Ларрей: «У победителей раны заживают скорее». А в наши дни в одном из американских госпиталей, где лежали больные после тяжелых операций на легких и сердце, был проведен очень простой, но весьма впечатляющий эксперимент: в нескольких палатах оперированным стали регулярно показывать веселые мультики. И у этих больных процесс восстановления пошел значительно быстрее. Даже такая реакция, как СОЭ (скорость оседания эритроцитов), характеризующая степень воспалительных процессов, у них начала уменьшаться намного быстрее.

А вот о чем свидетельствует Олег Саленко, форвард киевского «Динамо» («Советский спорт», 1989, 7 октября): «Команда побеждает – и настроение другое, и даже травмы быстрее заживают» (выделено мной. – А.А.).

Приведу выдержку из книги В.Ф.Смирнова «Я – врач»: «Научными исследованиями много раз было доказано: чем чаще человек пребывает в радостном и приподнятом настроении, тем реже он болеет. А в случае заболевания оптимисты, как правило, быстрее справляются с недугами, чем пессимисты. Немецкие ученые нашли недавно убедительное подтверждение этому даже в отношении онкологических заболеваний. Проанализировав огромный объем статистического материала, они выявили четкую закономерность: мрачные, печальные, постоянно сомневающиеся, «отрицательно заряженные» на жизнь люди намного чаще (при прочих равных условиях) заболевают раком и труднее излечиваются, чем уравновешенные, радостные, позитивно мыслящие личности.

Установлено, что хорошее расположение духа мобилизует иммунную систему, активизирует кровоснабжение тканей и, что очень важно, способствует концентрации воли человека на борьбу с болезнью. Хотя этот феномен пока не изучен во всех деталях, бесспорно одно: уровень сопротивляемости и состояние защитных сил организма гораздо выше у людей с положительным восприятием окружающего мира, чем у тех, кто удручен делами своими скорбными... Так что улыбайтесь и смейтесь почаще!»[22].

Итак, сделаем жизненно важный вывод: когда человек в хорошем настроении, органы и системы у него функционируют согласно законам природы и хорошо адаптируются ко всем изменениям, происходящимкак во внешнем мире, так и во внутренней среде организма. То есть все, как принято говорить, в норме. А разве такая норма не идеал? Не одно из главнейших условий счастливой жизни?

Оба правила психогигиены – «Не страдать!» и «Всегда быть в хорошем настроении!» очень удачно объединил в строках своего стихотворения «Глубокий тыл» поэт С.В.Смирнов:

Да здравствует уменье быть веселым,

Когда тебя ничто не веселит!

Очень ценный совет! И психическая саморегуляция – лучший способ его реализации на практике.

Правило третье«Не допускать переутомления!». Или (что одно и то же) – «Своевременно восстанавливать силы». Совет, конечно, очень общего характера и требует конкретизации в каждом отдельном случае. Продолжительность и характер отдыха могут быть весьма различными – от глубокого ночного сна, длящегося непрерывно 7 – 8 часов, до 2 – 3-минутного особого, самовнушенного сна-отдыха, скорее похожего на кратковременное отключение сознания от всего, что происходит вокруг. Как, сколько и когда отдыхать – это должно определяться спецификой деятельности, которой занимается человек, особенностями его нервно-психической и физической сферы, возрастом, условиями жизни, питания и т.д.

Нередко в процессе деятельности появляется чувство усталости. Так вот, надо знать: утомление полезно. Преодолевая его, организм задействует свои резервные силы, что способствует развитию многих полезных качеств – в частности, укрепляется воля, повышается выносливость.

Однако утомление может накапливаться. И в один далеко не прекрасный момент лишняя капля усталости переполняет чашу накопившегося утомления, и оно переходит уже в новое, отрицательное качество – в переутомление. Так вот, переутомление вредно, ибо это уже болезненное состояние, при котором в организме возникают всевозможные отклонения от нормы.

К большому сожалению, нет точных критериев, четко определяющих границу между утомлением и переутомлением. А вернее, такой границы и быть не может – она столь же подвижна и изменчива день ото дня, как и сама наша жизнь. Правда, существуют психологические, физиологические и биохимические тесты, с помощью которых можно предсказать приближение переутомления. Но для их проведения требуется использование специальных методик, которые пока применяются лишь в тех случаях, когда есть большая необходимость в таком предсказании – например, при занятиях циклическими видами спорта.

В обычной же жизни критерий один: если после даже самого тяжелого труда человек засыпает, как убитый, спит без перерыва до утра и просыпается со свежей головой, то накануне он просто основательно устал – и не более. Но если после больших нагрузок сон никак не наступает, ночь проходит в метаниях по постели, а утром нет желаемого ощущения отдыха, это уже явные признаки наступившего переутомления. И тогда необходимо принимать самые срочные меры для быстрейшего восстановления организма. В каждом конкретном случае такие меры должны иметь специфическую направленность, но есть и нечто общее, объединяющее все восстановительные мероприятия. Это организация правильного отдыха, рационального питания и использование соответствующих медицинских методов – физиотерапевтического и фармакологического.

Как же использовать основные правила психогигиены в спортивной практике? Рассмотрим сначала правило третье – «Своевременно восстановливать силы». В связи с этим напомню вывод, сделанный в начале XX века И.М.Сеченовым: при физическом утомлении в первую очередь и главным образом устают нервные клетки головного мозга, посылавшие активизирующие импульсы к работавшим мышцам. Следовательно, восстановительный процесс надо начинать с возвращения работоспособности головному мозгу.

Для этой цели существуют два способа. Первый – правильное питание. Дело в том, что нервные клетки питаются главным образом глюкозой. Но для того, чтобы глюкоза усваивалась ими, в организме должно быть достаточное количество витамина В1 (тиамина). В противном случае глюкоза (образно говоря) будет проходить через клетки мозга не задерживаясь – как вода сквозь сито. Какова же суточная потребность в глюкозе и витамине В1 в сутки для спортсменов? В среднем около 50 – 60 граммов глюкозы и 50 – 60 миллиграммов тиамина. Хотя, конечно, возможны отклонения в ту или другую сторону, определяемые спецификой вида спорта, возрастом спортсмена, его весом, продолжительностью тренировочного процесса, сроками предстоящих соревнований и т.д. В решении этого вопроса главные действующие лица – врач команды и биохимик, располагающие на сегодняшний день большим арсеналом рецептов рационального питания для спортсменов.

Второй способ – отдых. Лучше всего – в виде сна той максимальной продолжительности, которая допустима в данной ситуации. Например, борец-классик, олимпийский чемпион 1976 года А.Быков мог погружаться в восстановительный отдых на протяжении всего лишь 30 – 40 секунд, заимствованных из минутного перерыва между схватками. Стрелки-стендовики имеют возможность для отдыха-сна между сериями по меньшей мере в течение 10 – 15 минут. Игровики могут отдыхать между таймами, периодами по 3 – 5 минут и т.д. Причем не требуется каких-либо особых условий – опытные в этом отношении спортсмены могут хорошо отдохнуть даже сидя на шведской скамейке «в позе кучера». А если появится возможность лечь – скажем, на мат или на ковер, – то лучшего и желать не надо. Что же касается доказательств большой пользы такого самовнушенного отдыха-сна, то оно было изложено в главе второй (в разделе «Восстановление сил»). Умение выключать головной мозг из напряжения и погружаться в отдых-сон, хотя бы кратковременный – очень важное умение, обеспечивающее возникновение чувства «нервно-психической свежести».

Конечно, устаюти мышцы, но способы восстановления их работоспособности хорошо известны и применяются повсеместно: это различные тепловые и электропроцедуры, бани, массаж, барокамеры и т.п. Так что с уставшими мышцами на сегодняшний день можно справляться достаточно успешно. Что же касается восстановления потенциала нервных клеток головного мозга, то этот процесс пока не получил должного внедрения в отечественную спортивную практику. Поэтому и приходится наблюдать все учащающиеся случаи перетренировок, особенно у юных спортсменов – ведь нагрузки неуклонно растут, а правильное восстановление сил организовано далеко не лучшим образом.

Перейдем ко второму правилу психогигиены – «Всегда быть в хорошем настроении!». Не перестает огорчать то упорство, с каким наши тренеры и спортсмены его игнорируют. Взять хотя бы фигурное катание на коньках, где так тесно переплетаются спорт и искусство. Тут и прекрасная музыка, и красивые костюмы, и богатейшие возможности для использования мимики и пантомимики, которые должны выражать тонкости душевных переживаний спортсменов. Ведь как справедливо заметил великий Ф.И.Шаляпин, «жест есть движение души, а не тела».

Но часто ли мы видим счастливых, улыбающихся фигуристов в минуты соревнований? Правда, есть такие, которые умеют в нужный момент изобразить на лице некое подобие улыбки, а некоторые всю программу катают с этакими застывшими, «приклеенными» улыбками, изображающими их несгибаемую радость. А во время показательных выступлений, когда уже не довлеют судейские оценки, спортсмены обретают естественное хорошее настроение, что сразу же делает их катание свободным, элегантным, выразительным, подлинно артистичным. Почему же такой же естественной артистичности, предусмотренной самой спецификой фигурного катания, нет в минуты соревнований?

Считаю, что главная причина – в изначально неправильном воспитании юных спортсменов. Их, что называется, с младых ногтей начинают держать в «ежовых рукавицах», пытаясь подчас придать этим жестким «рукавицам» мягкость кошачьих лапок без когтей. Но когти то и дело выпускаются, прочно закрепляя в душах будущих звезд чувство страха. И дети, вместо того чтобы, играя, постепенно подниматься к доступным им вершинам в спорте, с малых лет непосильно трудятся, все время опасаясь какого-то неодобрения со стороны уставших, плохо оплачиваемых и раздраженных тренеров, а также родителей, многие из которых пытаются сделать из своих талантливых детей нечто вроде живой сберегательной книжки для обеспечения материального благополучия.

Однажды мне пришлось наблюдать за тем, как маленькие фигуристки, разминаясь, выполняли прыжок «двойной аксель», причем выполняли его вполне прилично. Но вот раздался властный голос председателя судейской комиссии: «Разминка окончена. На лед приглашается такая-то...» – и малышки, которые еще несколько минут назад прекрасно выполняли этот прыжок, под суровыми взглядами судей начали падать одна за другой, как подкошенные.

Да что там маленькие девочки! Взрослые стрелки, выходя на линию огня (кто с ружьем, кто с пистолетом, а кто с луком), тоже нередко начинают дрожать. Смешно и досадно смотреть на них – ведь логичнее опасаться именно их, способных в любой момент выстрелить куда угодно. А вооруженные спортсмены (вот предел нелепости!) сами боятся. Чего? Собственного ре-зуль-та-та! Почему? Так, увы, воспитаны. Не знают (или не хотят понять) многие тренеры и спортсмены того, что только при хорошем настроении, когда организм функционирует особенно слаженно и продуктивно, создаются условия для оптимальной реализации на практике имеющегося опыта.

Приведу альтернативный пример. Одним из первых моих тренеров по легкой атлетике был Ф.Г.Маркузе – человек очень трудной и мужественной судьбы. Высшее физкультурное образование он начал в Берлине. Но после захвата власти гитлеровцами, будучи активным антифашистом, был вынужден под видом монаха уйти в Данию и завершил учебу в Копенгагене. Затем работал в буржуазной Литве, где подготовил чемпиона и рекордсмена страны в спринтерском беге Михаила Прейса. В годы Великой Отечественной войны, сражаясь с фашистами, потерял правую руку. После госпиталя успешно окончил Алма-Атинский медицинский институт, учась в котором, одновременно работал тренером и приучал нас, студентов-медиков, играть во время тренировок, ссылаясь при этом на положительный опыт европейских и американских легкоатлетов. В то время он еще плохо говорил по-русски, но смысл его советов сводился к следующему: «Что ви всье врьемя рабьетаете? Как льешади? Играть надо, играть! Шпилен! Шпилен!». И строил, в частности, разминку так, что мы, сохраняя серьезное отношение к ней, тем не менее обретали очень хорошее настроение. Нам было весело и интересно на тренировках – несмотря на то, что шел последний год войны и нам во всех отношениях жилось, ох, как нелегко!

Думаю, недаром именно команда медицинского института, сплоченная в дружный, оптимистически настроенный коллектив, выиграла в мае 1946 года традиционную городскую эстафету имени Амангельды Иманова, опередив всех остальных соперников – в том числе таких сильных, как команды ЦС «Динамо» и института физкультуры.

Став врачом, Фритц Германович несколько лет возглавлял Республиканский врачебно-физкультурный диспансер в Эстонии – на родине его милой и мудрой супруги, с которой он вместе учился медицине в Алма-Ата. А после объединения Германии вернулся вместе с женой и детьми в родной Берлин, где занимался вопросами использования возможностей спорта для активизации и оздоровления инвалидов.

Всегда в хорошем настроении, любитель шуток и анекдотов, сохраняющий (несмотря ни на что!) высокий жизненный тонус, этот замечательный человек в октябре 2000 года отметил свое 90-летие! Однако в ноябре (о чем я с большим прискорбием узнал из письма его супруги) неожиданно покинул этот мир, оставив у всех, кто его знал, добрую и светлую память о себе.

Таков был мой первый опыт общения с тренером, твердо верившим в то, что хорошее настроение всегда помогает в достижении успехов. К сожалению, последующие наблюдения за эмоциональной атмосферой даже в сборных командах страны показали: лишь в редких случаях на тренировках, а тем более на соревнованиях, у спортсменов специально создается хорошее, приподнятое, праздничное настроение. Когда же я сам пытался привнести элементы психической раскованности и радости в тренировочный процесс той или иной команды, мои попытки встречались в лучшем случае с недоумением, а чаще – как «ненужные психологические выдумки».

Лишь однажды мне все же удалось достичь поставленной цели – благодаря содействию незабвенной Е.М.Богдановской, которая полностью доверила мне психическую подготовку своей ученицы О.Дмитриевой, прыгавшей в воду с трехметрового трамплина (об этом вы уже читали в разделе «Аутогипноидеомоторика», глава четвертая). Правда, для того, чтобы приучить спортсменку совершать каждый прыжок с улыбкой, потребовалось около двух лет. Но именно улыбка – символ хорошего, праздничного настроения – способствовала тому, что ее прыжки стали обретать раскованность и элегантность.

Поразительно, что даже те тренеры, которые объехали, пожалуй, весь мир и повидали, казалось бы, все, что возможно увидеть в зарубежном спорте, все еще чему-то удивляются. Например, тому, что американские баскетболисты, проливая на тренировках пот ручьями, делают это с постоянными улыбками, перебрасываясь шутками – в общем, ведут себя так, что про них можно с полным основанием сказать: они весело играют. Чему же здесь удивляться? Так и должно быть. Ведь подобная манера поведения выгодна во всех отношениях – спортсмены меньше устают и точнее действуют. И надо только сожалеть, что в нашем спорте, как правило, все еще тяжко и малорадостно трудятся.

Непонимание того огромного значения, которое имеет хорошее настроение в спортивной деятельности, позволяет многим нашим командам (в частности, футболистам) играть подчас так, как будто бы они вышли на поле выполнять давно опостылевшую работу. И создается впечатление, что если бы игрокам сказали: «Ребята, бросайте это дело и дуйте кто куда хочет – зарплата сохраняется», – то они с удовольствием разошлись бы по своим делам, забыв мячи на поле. Правда, в последнее время (особенно после чемпионата мира по футболу 2002 года) наметились определенные положительные сдвиги в плане создания хорошего настроения во время игры. Очень хочется надеяться, что этот процесс будет продолжаться.

За рубежом, повторяю, к этой стороне спортивной деятельности давно относятся совсем по-другому. Даже такой рекордсмен по удалениям с поля за грубую игру, как знаменитый канадский хоккеист Фил Эспозито, и тот говорил так: «Во всех наших житейских делах, и не в последнюю очередь в спорте, в жестком, а порой и жестоком хоккее нам всегда чуть-чуть недостает улыбки. Очень неприятно видеть насупившегося, как индюк, до неприличия мрачного в течение целого матча игрока, для которого на поле ничего не существует, кроме шайбы и чужих ворот. Я любил подурачиться на льду, а порой этим самым и немного усыплял бдительность соперника. Перед вбрасыванием, пока судья прицеливался шайбой в «пятачок», я неожиданно спрашивал стоящего передо мной в боевой позе и отрешенного в этот миг от всего на свете игрока: «Что нового, дорогой? С каким счетом жена разрешила тебе сегодня проиграть?». После этого всегда выигрывал вбрасывание» («Известия», 1989,17 августа).

Еще пример. Волейболистки сборной США, прибывшие на международный турнир памяти А.Чинилина, несмотря на ряд неприятностей (в том числе пропажа части багажа в Челябинске), по свидетельству очевидца, «...провели мощную тренировку, причем каждая из спортсменок, как говорится, не жалела себя ни в физических упражнениях, ни в работе с мячом. Я наблюдал эту тренировку, и мне подумалось, глядя на «американскую работу»: да это же настоящее самоистязание! Но самоистязание это происходило с неизменными улыбками» (подчеркнуто мной – А.А.) («Советский спорт», 1990, 22 июня).

Давно пора четко уяснить: хорошее настроение – основная психическая база, обеспечивающая успех в любом деле! А несоблюдение данного правила психогигиены – всегда, несмотря ни на что, быть в хорошем настроении! – обязательно будет мстить его нарушителям теми или иными осложнениями и неприятностями. Как в сфере профессиональной деятельности, так и в плане личного здоровья.

Что же касается самого первого правила – «Не страдать!», – то здесь положение достаточно благополучное. Спортсмены в подавляющем большинстве – люди мужественные, приученные в силу специфики своей деятельности к всевозможным трудностям, неудачам, травмам, невзгодам. Поэтому страдания в спортивной среде не в чести. На активно страдающих смотрят не с сочувствием, а скорее, с осуждением: чего, мол, зря мучаешься? К умеющим же преодолевать страдания относятся с большим уважением.

Конечно, бывают такие тяжелые травмы и такие обидные поражения, после которых оставаться не только в хорошем настроении, но даже просто спокойным было бы противоестественно. В таких случаях следует как можно скорее обратиться за помощью (если не удается справиться с ними самому) к соответствующим специалистам, среди которых психотерапевты отнюдь не на последнем месте. И, уж, конечно, не стоит самостоятельно злоупотреблять различными химическими средствами самоуспокоения – от транквилизаторов до сигарет, а тем более, алкоголя. Ведь любое химическое воздействие на страдающий мозг всегда в конечном счете ведет к отравлению. А психотерапевты умеют освобождать от страданий, не прибегая к химии.

Относительно правила «Не страдать!» в особом положении оказываются тренеры, которые, как показывает практика, намного уязвимее своих учеников. Непосредственное наблюдение за тренерами во время соревнований, показ их лиц по телевидению позволяет сделать вывод: среди переживаемых ими чувств отрицательные эмоции явно стоят на первом месте. Как тут не вспомнить еще раз уже цитированные слова журналиста М.Блатина: «И если во время борьбы за мяч получают ссадины и синяки спортсмены, то у тренеров шрамы больнее – они остаются на сердце».

В сущности это же утверждает наш знаменитый волейболист и тренер В.Г.Кондра: «тренерская профессия, как ни парадоксально, более вредна для здоровья, чем профессия игрока» («Советский спорт, 1998, 31 января). А старший тренер «Спартака» и тренер (уже бывший) сборной России по футболу О.И.Романцев говорил следующее: «Года четыре назад в одном журнале я прочел, что по количеству инфарктов профессия тренера находится на первом месте» («Советский спорт», 1999, 26 июня). Вот почему крайне важно – можно даже сказать, жизненно необходимо – всем тренерам владеть аутотренингом. И в первую очередь – той его возможностью, которая получила название «Разделяй и властвуй!» (см. главу вторую, с. 165).

Страдания тренерам приносят не только неудачи их воспитанников, но еще и многие организационные неувязки, которых в нашем спорте, мягко говоря, более чем достаточно – из-за косности мышления многочисленного управленческого аппарата. Так что тренерам – специально подчеркиваю! – жизненно необходимо овладеть умением руководить своей мыслительной и эмоциональной сферами.

Страдания, если рассматривать их с позиций трех медицин, трех состояний организма, всегда сбрасывают спортсменов с «уровня нормы» и погружают их (на большую или меньшую глубину) в «область болезней», в область психических дисгармоний. Возникающие при этом патологические отклонения могут проявляться в самых различных вариантах – от легкого психофизического недомогания до выраженных невротических состояний. Но, думается, все многообразие страданий целесообразно разделить на три основные группы.

Первая группа – различные страхи, тревоги, опасения. Эти фобии (от греческого «фобос» – «страх») и другие отрицательные эмоции лишают спортсменов уверенности в своих силах и возможностях. А в спорте без постоянного ощущения высокой уверенности в себе, особенно на соревнованиях, делать нечего. Помощь, направленную на ликвидацию страданий этой группы, а также на защиту мозга от них, могут оказать педагоги-тренеры, психологи, психотерапевты. И, конечно же, сами спортсмены, если серьезно овладеют навыками психической саморегуляции – в частности, ролевым поведением (о его сути подробно рассказано в главе второй). Очень важно уметь защищать свой мозг от вредного воздействия различных отрицательных эмоций!

Вторая группа – различные двигательные нарушения. От неспособности, к примеру, плавно нажимать указательным пальцем на спусковой крючок пистолета или всегда попадать мячом в кольцо при выполнении штрафных бросков в баскетболе до полной потери способности выполнить то или иное действие. К большому сожалению, неточности в исполнении различных движений не считаются в спортивной среде большим огрехом, и отношение к ним, по меньшей мере, снисходительное. Вот и бьют, скажем, футболисты на глазах тысяч зрителей мимо ворот на несколько метров. Хотя для профессионалов, на мой взгляд, это столь же неприлично, как певцу на концерте взять вместо ноты «до» ноту «ре» или «си». Более того, раздаются голоса, пытающиеся как бы оправдать и узаконить подобную неточность.

Так, после XIV чемпионата мира по футболу, состоявшегося в 1990 году, появилось следующее сообщение: «Международная федерация футбола (ФИФА), похоже, всерьез озабочена удручающе низкой результативностью, которую лучшие сборные планеты показали на последнем чемпионате мира в Италии. Самой простой и радикальной мерой руководство ФИФА не без оснований считает предложение увеличить размеры ворот» («Советский спорт», 1990, 3 октября). Не удары, конечно же, станут точнее – просто уменьшатся шансы промахнуться. Однако, если пойти по такому пути, то можно впоследствии предложить уменьшить размеры мяча, увеличить размеры бьющей поверхности бутс или разрешить вратарям играть только одной рукой. Хотя, думается, гораздо правильнее научить и приучить футболистов бить по воротам более точно. Ведь на сегодняшний день даже лучшие из них весьма грешат в этом отношении. Вспомним, например, Марадону, не сумевшего на чемпионате мира забить 11-метровый штрафной удар.

А вот мнение по этому поводу знаменитого Пеле: «Многие считают, что одной из мер, которые могут помочь повысить результативность, является увеличение размеров ворот. В качестве обоснования подобного шага приводится довод, что современные вратари значительно выше ростом и крупнее своих предшественников и поэтому «пробить» их стало значительно сложнее. Я думаю, что проблема не столько в «фактуре» сегодняшних стражей ворот, сколько в квалификации бьющих. Статистика свидетельствует, что на чемпионате мира в Италии из 1162 ударов по воротам 53 процента прошли мимо цели. В некоторых случаях, правда, на их точность повлияло то обстоятельство, что футболисты наносили удары в условиях жесткого единоборства с соперником. Но это сравнительно небольшой процент. В большинстве же случаев (до 90 процентов) удручающая «кучность» попаданий в створ ворот объяснялась исключительно слабой технической подготовкой нападающих» («Советский спорт», 1991, 22 июня).

Очень рад, что мое мнение на этот счет, высказанное гораздо раньше, полностью совпало с точной зрения великого футболиста. Тренеры и спортсмены почему-то не учитывают то обстоятельство, что любое неверное движение оставляет в памяти такой же неверный «след». И когда неточные движения допускаются часто, головной мозг, образно говоря, «засоряется следами» плохо выполненных действий. В таком «загрязненном» мозгу очень трудно создать затем мысленный образ точного движения. Вот почему крайне важно, особенно с первых шагов в спорте, приучаться как можно тщательнее и аккуратнее выполнять разучиваемые элементы спортивной техники. Такое бережное отношение к движениям – лучшая защита мозга от всевозможных «засорений», а следовательно, и от последующих нежелательных переживаний.

Третья группа – страдания, порождаемые характером взаимоотношений в спортивной среде. Широко известны слова французского летчика и писателя Антуана де Сент-Экзюпери: «Единственная настоящая роскошь – это роскошь человеческого общения». Однако с этой «роскошью» в среде спортсменов и тренеров далеко не все благополучно. Возможно, что определенную роль здесь играет то обстоятельство, что спортсмены и тренеры, постепенно привыкая к всевозможным трудностям и страданиям, не осознают их вредного воздействия на организм. И поэтому очень легко (подчас даже в виде шуток) обижают друг друга, конфликтуют между собой. Но ведь шутка шутке рознь. И если один смеется, а другому хочется плакать, то это уже не шутка, а плохо завуалированное хамство. Шутить следует так, чтобы весело было и тому, кто шутит, и тому, над кем решили подшутить.

Встречаются, к сожалению, такие отклонения от нормы, когда люди испытывают своеобразное удовольствие от того, что сделали другим плохо, причинили неприятность. Такие люди постоянно противопоставляют свое «я» всем остальным. А ведь нездоровый, можно сказать, патологический эгоизм в любых его проявлениях всегда ведет к нарушению нормальных отношений в спортивном коллективе, создает почву для возникновения конфликтных ситуаций. Главная причина здесь – низкая нравственная культура, непонимание того, что для общей пользы необходимо поступаться личным ради благополучия всех. Ведь главной силой, цементирующей здоровые, гармоничные человеческие отношения, является добро!

Подчас сами тренеры становятся причиной возникающих конфликтов. Некоторые из них чересчур заласкивают своих учеников и те, как говорится, начинают «садиться на голову» своим воспитателям. Сколько раз приходилось видеть, как совсем еще юное существо, возомнившее себя «звездой», фыркает на замечания своего учителя и, повернувшись к нему спиной, уходит, а тот что-то кричит вдогонку. Будь моя воля, я бы категорически запретил в целях воспитания разговаривать с учениками, если они поворачиваются к учителю спиной. Во-первых, это просто неприлично; во-вторых, мешает работе, так как не позволяет учителю, тренеру судить по выражению лица спортсмена, насколько хорошо он понял сказанное. С первых шагов необходимо воспитывать у них чувство уважения к учителю, тренеру – в противном случае дальнейший процесс обучения всегда будет чреват различными осложнениями.

Вот пример, демонстрирующий пренебрежение к уважению там, где оно могло бы очень украсить взаимоотношения между спортсменом и тренером. Научились мы у японцев борьбе дзюдо. И с легкостью, достойной лучшего применения, отказались от обязательного правила поведения, принятого у родоначальников этого вида борьбы. Правило это, именуемое «рэй», заключается в том, что ученик после каждого замечания тренера, кладет ладони на бедра и с полупоклоном тихо говорит: «Спасибо, учитель». У нас это правило почему-то было расценено как проявление чуть ли не низкопоклонства и беззаботно ликвидировано. На тренировочных сборах ритуал «рэй», совершаемый одновременно членами всей команды и взаимно тренером, можно наблюдать лишь на построениях – перед общей тренировкой и после ее завершения.

Но ведь какое большое воспитательное и дисциплинирующее воздействие заложено в постоянном и неукоснительном соблюдении столь простого внешне, но наполненного глубоким смыслом ритуала! Благодарить за добро (а совет тренера, как правило, несет добро!) – вот что следует прочно внедрять в практику отношений спортсменов и тренеров в любом виде спорта. Такая привычка способствует повышению душевного настроя, делает эти отношения взаимно уважительными и поэтому максимально продуктивными, а также служит защите мозга. И не только ученику полагается благодарить учителя. Тренер тоже поступит очень правильно, если поблагодарит своего воспитанника за старательное отношение к их общему делу.

Есть категория тренеров, которых называют «диктаторами», подчас весьма жестокими. Спортсмены таких не любят. Они их внешне боятся, а в глубине души, как правило, ненавидят и презирают. И терпят до поры до времени – в силу печальной необходимости, материальной и социальной зависимости. Таким образом, тренеры-диктаторы порождают в спортивном коллективе множество отрицательных эмоций, нарушая одно из основных правил психогигиены. В командах, возглавляемых подобными руководителями, постоянно существует возможность для возникновения конфликтов, для вспышек активного протеста. Это мы и наблюдаем в последние годы, когда демократия и гласность позволили многим распрямиться и в полный голос говорить о том, «что такое хорошо и что такое плохо» в нашей спортивной действительности.

Справедливости ради должен сказать, что и среди спортсменов встречаются (и не так уж редко!) такие, которые способны довести «до белого каления» даже самого доброго и терпеливого тренера. Тут уж тренеру следует как можно скорее обратиться за помощью к психологам или психотерапевтам, не затягивая конфликт и не стесняясь того неумения, которое он, возможно, допустил по отношению к своему подопечному. Ведь воспитание спортсменов, а тем более с трудным характером – дело очень непростое, но этому в институтах физкультуры будущих педагогов учат недостаточно. И так грустно бывает видеть талантливого тренера и не менее одаренного спортсмена, которые днями не разговаривают друг с другом, а то и вовсе расходятся навсегда.

Меня могут спросить: а где найти психологов или психотерапевтов, тонко разбирающихся в специфике спортивной деятельности? К большому сожалению, таких специалистов – считанные единицы. Даже в сборных командах страны пока еще не предусмотрен штатный специалист, именуемый спортивным психологом. Вся практика психологической, психогигиенической и психотерапевтической помощи у нас осуществляется силами отдельных энтузиастов, работающих в спорте на свой страх и риск под масками самых различных специалистов. Но хочется верить, что эта проблема будет в конце концов разрешена, что такая простая и очевидная мысль, как «спортсмен начинается с головы», прочно укоренится в сознании спортивных руководителей, и они приложат необходимые усилия для эффективного разрешения этой важнейшей проблемы.

Конечно, перестройка в деле психологической и психотерапевтической оснащенности отечественного спорта потребует немало времени, средств и организационных усилий. К сожалению, все плохое внедряется в жизнь и закрепляется в ней гораздо легче и прочнее, чем хорошее и полезное – по той простой причине, что делать плохо намного легче, чем хорошо.

А пока, не дожидаясь перемен к лучшему, очень рекомендую каждому вооружиться знаниями основных правил психогигиены и с помощью ежедневных занятий аутотренингом (несколько раз в день по несколько минут!) перевести эти знания в прочные умения, которые помогут надежно защитить мозг, нервно-психическое и физическое здоровье.

Однако необходимо подчеркнуть, что аутотренингом нет смысла заниматься, что называется, «вообще» – он должен быть всегда направлен на достижение конкретных целей. Помимо психической подготовки к соревнованиям, очень важно (если говорить о современном этапе в развитии спорта) овладеть возможностями, заложенными в таких новых понятиях, как психагогика и СпАрт. Об этом я расскажу вам в заключительной, шестой, главе.