Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Рабинер Игорь

Глава VIII. Блеск и нищета «Зенита»

Чемпионское счастье схлынуло — и, чтобы не подпортить впечатление о сезоне, оставалось еще выйти из группы в Кубке УЕФА. Но в последнем туре все зависело уже не от «Зенита», а от матча голландского A3 и английского «Эвертона» Для британцев, которые обеспечили себе место в кубковой стадии заранее, матч не имел значения, A3 же в случае победы опережал «Зенит» и оставлял его за бортом.

В случаях, когда от российских клубов и сборных ничего не зависит, они проигрывали всегда и везде. Но волшебной осенью 2007-го что-то произошло. Наверное, сочетание российских команд и голландских тренеров дает фантастическую химическую реакцию. Дважды — и сборной Хиддинка, и «Зениту» Адвоката — когда сами они помочь себе уже не могли была оказана благотворительная помощь со стороны. Если бы не было той сборной Хорватии и того «Эвертона», национальная команда следующим летом не стала бы бронзовым призером Euro-2008, а «Зенит» не взял Кубок УЕФА…

Начало кубкового пути было труднейшим. После домашних 1:0 у испанского «Вильярреала» и гола Ломбертса в дебюте ответного поединка начал вовсю чудить малоизвестный австрийский судья Месснер. Назначение человека, ни разу не обслуживавшего матчи Лиги чемпионов, рассказывают, вызвало серьезное беспокойство Фурсенко — и чутье президента не подвело. Рефери «убивал» питерцев изощренно, по-европейски. То есть у каждого из его решений был хотя бы крохотный формальный повод. Но фокус был в том, что две команда судили по разным правилам. Одну — по супермягким, другую по сверхжестким. Одной позволяли все, другой — ничего.

Удаления с поля Ширла и дебютанта Широкова, изгнание Адвоката со скамейки запасных, плюс тяжелая травма Ломбертса — все это в конце концов привело к двум голам испанцев. В концовке все висело на волоске. Будь у Месснера хотя бы малейшая возможность назначить пенальти — он, не сомневаюсь, сделал бы это. И все же — выстояли. После матча даже не «Зенит», а РФС, несмотря на успешный исход, направил в УЕФА жалобу на арбитраж.

— В Вильярреале «отскочили», хотя шансов не «отскочить» было гораздо больше, — формулирует свои впечатления вице-премьер Сергей Иванов. В таком случае за несколько минут до конца следующего матча казалось, что теперь-то зенитовцы уж точно «свой закончили поход». Правда, не на Тихом океане, как в песне, а на Средиземном море. В Марселе, против команды, которая предыдущей осенью играла в Лиге чемпионов, на выезде побеждала «Ливерпуль», и лишь чуть-чуть не дотянула до кубковой стадии, у «Зенита» не было ни шанса. Хозяева забили три безответных мяча — а запросто могли и дважды по три. На поле царили мрак и безысходность.

И тут произошло чудо. Аршавин, получив на левом краю пас от Радимова, совершил умопомрачительный сольный проход, переиграв и защитников, и вратаря. Команда к тому моменту была деморализована, и забить можно было только так — личным подвигом. Это был росчерк гения, который болельщики со всего мира увидят еще не раз. Он произвел неизгладимое впечатление и на Гуса Хлддинка, и на форварда «Барселоны» француза Тьерри Анри, впервые наблюдавшего «Зенит» и Аршавина воочию.

Сам Аршавин прокомментировал мне то свое соло сдержанно: «Силы были, поэтому и побежал». У этого человека силы всегда находятся именно в решающий момент.

Голевой пас Радимова, вышедшего на замену при счете 0:3, окажется последним в его карьере. Но без него не было бы у «Зенита» Кубка УЕФА.

Радимов:

— Я потом, разговаривая с ребятами, шутил: «Не знаю, как вы, а я у "Марселя" два раза выиграл». А еще вспоминалось, как в 92-м году на этом же стадионе ЦСКА проиграл в Лиге чемпионов «Марселю» — 0:6, и одно издание (еженедельник «Футбол» — Прим. И. Р.) выдало заголовок: «И провезли их мордой по асфальту». После поездки «Зенита» на «Велодром» мы общались с игроком того ЦСКА Денисом Машкариным, и он сказал: «Могло быть повторение». Так и было.

После финального свистка нужно было видеть выражения лиц лидера атак французов Джибриля Сиссе и его партнеров. Только что, казалось, его команда обеими ногами уже стояла в четвертьфинале — а теперь в холодном Петербурге еще придется постараться.

Адвокат:

— Аршавин способен создать гол из ничего. Таким даром наделены считанные футболисты. Одно из его удивительных качеств заключается в том, что он способен забить, когда этого никто не ждет. Что ему в Марселе и удалось.

Мигицко:

— После его прорыва и гола в Марселе я написал ему сообщение в виде знаменитой фразы из трагедии Пушкина «Моцарт и Сальери»: «Ты, Моцарт, бог!» И подписался — Сальери.

Такой сюжет не мог не получить продолжения. В ответном поединке два гола Погребняка принесли питерцам победу с нужным им счетом — 2:0. Причем оба мяча были забиты после красивейших комбинаций с пижонскими пасами пяткой. «Зенит» уже ловил кайф от своего футбола!

Первый четвертьфинал в немецком Леверкузене против местного «Байера» принес «Зениту» сенсационную победу — 4:1. Потрясающий матч выдал Аршавин, у которого в тот день родилась дочь Яна. Когда Андрей в дебюте открыл счет, люльку с воображаемым ребенком качал он один. Когда он потрясающим проходом и пасом организовал Погребняку гол номер два — люльку качала уже вся команда.

Тут-то и наступил, казалось, предел возможностей питерцев. Потому что в полуфинале им противостоял фаворит Кубка УЕФА — могучая мюнхенская «Бавария». Адвокат пытался убедить себя и других, что «Зенит» не обречен. Верилось ему с трудом. Я спросил тренера:

— Как вы намереваетесь донести до сознания игроков, что в «Баварии» нет ничего страшного?

— «Бавария» относится к числу лучших команд в мире. Потратить от 70 до 80 миллионов евро прошлым летом на доукомплектование — немногие на такое способны. И конечно, они — фавориты.

Но у нас есть шанс. «Бавария» любит играть сама, но дает играть и сопернику. К тому же нам нечего терять — это от «Баварии» все ожидают победы!

То интервью для «СЭ» называлось красноречиво: «То, что мы сейчас делаем, — чудо».

— Осенью 2006 года вы сказали мне, что приехали в «Зенит», чтобы сделать его чемпионом. Ожидали, что доберетесь до полуфинала Кубка УЕФА? — спрашивал я Адвоката.

— Нет. Не ожидал и в этом году, когда мы начали зимнюю еврокубковую фазу без новичков высокого европейского уровня. Я говорил совету директоров: «Даже став чемпионом, "Зенит" должен усиливать состав. Конкуренция за место в нем должна расти. Если так не произойдет, это ударит по команде». Надеюсь, люди из «Газпрома» поймут, что пятнадцатью игроками невозможно выигрывать на нескольких фронтах.

Завесу над тем, чем был недоволен Адвокат, мне перед «Баварией» приоткрыл Сарсания:

— В межсезонье мы сделали все необходимое, чтобы купить бразильца Афонсу Алвеса, лучшего бомбардира чемпионата Голландии. Но совет директоров отказал клубу в этой покупке, цена которой была около 20 миллионов евро. Это и вызвало недовольство главного тренера. Он убежден, что «Зениту» нужны два-три игрока высшего уровня, которые выведут команду на новый виток. Помимо Алвеса, таким мог стать Вальбуэна из «Марселя», но он решил продлить контракт с прежним клубом.

В марте 2008-го в «Зените» сменился президент: Фурсенко принял предложение из Москвы возглавить крупный медиахолдинг. Подозреваю, что при нем такие пассажи Адвоката в адрес руководства клуба были бы невозможны. Хотя бы из-за более тесного контакта с главным тренером.

— Почему не отказались от предложения возглавить холдинг? — спрашиваю Фурсенко.

— Уходить всегда тяжело. Но великий менеджер Ликок, возглавлявший «Дженерал Моторс», говорил: «Менеджер высокого уровня должен находиться на одной должности не более пяти лет». Я рассудил так же. «Зенит» здесь ни при чем — как раз около пяти лет я руководил «Лентрансгазом». К сожалению, они с клубом шли, что называется, «в одном флаконе». Уйдя из системы «Газпрома», я был вынужден попрощаться и с «Зенитом».

Жалею ли? Не привык жалеть о том, чего больше нет. Не всегда стараюсь ходить на матчи команды, когда появляется такая возможность. Пропуск в VIP-ложу «Петровского» на 2009 год у меня есть.

— Допускаете, что однажды вернетесь в президентское кресло «Зенита»?

— Неисповедимы пути Господни!

Место Фурсенко во главе клуба занял глава компаний «Газпромнефть» и «Сибур» Александр Дюков. Перед полуфиналом Кубка УЕФА я с ним связался. И, в частности, спросил:

— Верите ли в победу «Зенита» в Кубке УЕФА вообще и над «Баварией» в частности?

— Верю! И в бизнес-плане клуба на 2008 год победа в Кубке УЕФА — одна из задач. Шансы же с «Баварией» оцениваю как 50 на 50.

Более пессимистичным было мнение Аршавина:

— Думаю, «Бавария» фаворит — где-то 70 на 30. Адвокат, наверное, скажет, как всегда: «Не важно, как играет соперник, главное, как играем мы». Но «Бавария» — суперклуб, где все футболисты очень высокого уровня. В нашей команде таких нет.

— А вы, а Тимощук?

— Считаю так, как ответил.

— То, что «Зенит» очень скромно поработал на трансферном рынке зимой, для вас стало сюрпризом?

— Я привык, что «Зенит» покупает нужных и ненужных игроков, а сейчас покупать не стал. Меня это удивило.

Человек, который хоть раз побывал на мюнхенской «Алльянц-Арене», не забудет испытанных там чувств никогда. Снаружи это — фантастическая летающая тарелка. Изнутри — кратер вулкана.

Выйти за центр поля, да что там — отдать пару точных пасов подряд «Зенит» не мог долго. А в защите порвалось там, где было тонко, — на правом фланге обороны, на котором травмированного Анюкова заменил давно не игравший Риксен. На 18-й минуте он зачем-то врезался в Зе Роберту. Пенальти. Гол.

Очень боялся, что в этот момент «Зенит» развалится. «Бавария», как мало кто другой, обладает «инстинктом убийцы», умеет ловить слабину. Несколько минут нашей команде пришлось очень тяжко. Но во главе с политруком Тимощуком, чья футболка превратилась в кроваво-черную, — из «окружения» выбрались. И к концу тайма наконец-то освоились. Распрямили плечи. Стряхнули оцепенение от «Алльянц-Арены».

Но в то, что «Зенит» забьет, все равно не верилось. Предательская мысль, что 0:1 в Мюнхене — недурно, не желала покидать. Однако не о том думала и вся команда, и самый молодой ее игрок — 22-летний Виктор Файзулин. Сыграв в «стенку» с Ширлом, он со всей силы прострелил вдоль ворот. И опытнейший Лусиу срезал мяч в свои ворота — 1:1! Пусть в автоголе всегда есть элемент нелепости, логике игры зенитовский успех соответствовал полностью. Как и итоговая ничья.

Но кое-что омрачало после матча настроение Адвоката. На ответный матч «Зениту» предстояло выйти без получивших «сверхлимитные» желтые карточки Ширла, Риксена и, главное, Аршавина.

Вместо Аршавина мог выйти Домингес. Вместо Риксена — восстановившийся Анюков. Но одну дыру в обороне залатать казалось, некем. А вот ее должен был закрыть «Петровский». При одной только мысли, что будет твориться в Санкт-Петербурге 1 мая, захватывало дух.

* * *

Рядом с «Петровским» немолодой человек с бородкой — «эспаньолкой» лихо наяривал на баяне. Из баяна торчал флажок «Зенита». Мимо валил народ, при виде музыканта не останавливаясь и лишь радостно улыбаясь.

И тут баянист сбросил с себя шутовскую маску и торжественно заиграл «Город над вольной Невой». Люди остановились. Сняли сине-бело-голубые шарфы. Подняли над головами — так же синхронно, как вскоре сделают это под звуки той же песни на стадионе.

Люди шли на праздник. Но даже не предполагали, ЧТО их там ждет.

Наутро, проснувшись в поезде Санкт-Петербург — Москва (который, как я заметил при выходе, оказался зенитовской раскраски), первым делом перепроверил: аккредитацию на вчерашний матч не «посеял»? А итоговый протокол?

Обидно было, что немного этого матча я все-таки «недоел». Потому что сразу же со стадиона вынужден был ехать на вокзал. На участие в празднествах на Дворцовой и Невском не оставалось ни минуты.

Но когда узнал, что в тот вечер происходило в городе на Неве, не поверил своим ушам.

У знакомой журналистки, которую угораздило припарковать машину недалеко от стадиона, выбили стекла, вскрыли багажник и украли сумку с ноутбуком.

Таксист, подвозивший меня на вокзал, рассказал, что его коллегу пьяные фанаты едва не избили и не выкинули из машины. А поездка по Невскому обернулась для его автомобиля десятками ударов ногами по корпусу. Так, развлечения ради.

А на самом «Петровском», направляясь вдоль периметра трибун к пресс-центру, я увидел сотни вырванных с мясом пластиковых кресел. И услышал ожесточенные вопли, которые не имели ничего общего с разгромом «Баварии».

Господи, что еще нужно людям, чтобы просто, по-доброму порадоваться великой победе?! И какими нужно быть животными, чтобы на радостях крушить родной город?!

Такая вот у нас сейчас жизнь. Такая страна.

Еще меня поразил знакомый питерский коллега. «Ну, как мы вам задницу надрали?!» — торжествующе сказал он мне после игры.

Я сначала ничего не понял. Кто — мы? Кому — вам? Потом дошло. Питер — Москве.

Бог ты мой, даже сейчас… Есть категория людей, для которых радость не может быть общей, которые не умеют и не хотят ею делиться. Они лягут сверху на этот мешок с радостью и не подпустят к нему окружающих. Они будут вспоминать, кто и что плохо говорил про сегодняшних героев пять, десять, двадцать лет назад. В жадной погоне за эксклюзивностью своего счастья они, сами того не замечая, потратят гораздо больше отрицательных эмоций, чем обретут положительных.

А ведь это так просто — уметь радоваться.

За всех тех, на чью долю выпало это счастье — увидеть, как в полуфинале еврокубка наши парни делают отбивную из самой «Баварии» — 4:0. 1 мая, заметьте, а не 1 апреля!

За футболистов, которые отныне поверили, что способны на нечто гораздо большее, чем они сами думали о себе раньше.

За город, который исступленной любовью вдохнул в «Зенит» веру в возможность невозможного.

За Адвоката, который вместе с Хиддинком расставил все точки над i в вопросе о необходимости классных иностранных тренеров нашему футболу. Двух лет голландскому дирижеру оказалось достаточно для создания изысканного футбольного оркестра — причем в большинстве своем из обычного материала.

За сборную России, наконец. Восемь россиян, выходивших в стартовом составе в Мюнхене и Питере, познали, что это такое — победа над суперклубом. Пусть без украинца Тимощука этот процесс наверняка и был бы более затруднительным.

Конечно, для закрепления пройденного еще оставалось выиграть финал Кубка УЕФА у «Рейнджерс». И не стоило питать иллюзий, что раз пройдена «Бавария», то шотландцы уступят дорогу по умолчанию. В финалах такого не бывает.

Но у этой команды появилось то, что пригодилось потов сборной на чемпионате Европы. У нее был снят порог страха который ранее не позволял российским футболистам даже думать, что они могут обыграть кого-то уровня «Баварии». А главное — играть в свой футбол, невзирая на имя и титулы соперника.

По этому поводу потрясающее признание сделал Аршавин когда мы беседовали с ним перед финалом. Я спросил:

— Наверняка разбирали, как справиться с тем же Лука Тони?

— У нас никто ничего не разбирает. Мы никогда не просматриваем соперников. Играем в свой футбол, и считаю это правильным. Можно десять раз посмотреть каждый из 30 голов Тони в этом сезоне, — а потом выйти и получить от него еще. А можно ничего не смотреть и справиться с ним. Законы современного футбола едины и понятны. Вопрос в том, хватает ли тебе скорости и ума реализовывать их во время игры.

«Мы никогда не просматриваем соперников», — такие слова за много лет не доводилось слышать ни от одного футболиста. И по логике вещей это плохо.

Но в игре логика порой бывает бессильна.

* * *

А вообще неописуемое это ощущение — когда на твоих глазах делается история.

Когда первый вопрос, который все задают друг другу и самим себе все, звучит так: «Что это было?» И ты вдруг понимаешь: российский футбол, которому ты посвятил всю свою сознательную жизнь, все-таки того стоит.

Когда великого и ужасного вратаря Оливера Кана, железное лицо которого вдруг стало абсолютно растерянным, ставят на колени простые российские парни Погребняк, Зырянов и Файзулин. И легендарный голкипер заканчивает международную карьеру, увенчанную множеством титулов, кошмарным разгромом в Питере.

Когда знаменитый тренер Оттмар Хитцфельд, услышав вопрос о фаворите Кубка УЕФА, с грустной улыбкой констатирует: «Кто бьет "Баварию" 4:0, тот всегда фаворит».

Когда Адвоката журналисты встречают натуральным ревом, а знаменитый телережиссер Эрнест Серебренников дарит ему раритетный значок с изображением флага Победы, который советские воины Егоров и Кантария в 45-м водрузили над рейхстагом.

Когда питерские репортеры вальяжно обмениваются мнениями о предстоящем летнем доукомплектовании: «Рибери из "Баварии" надо брать. Что ему в этой помойке делать?» — «А подойдет?»

Когда специально на игру, не имея билетов, приезжает молодая пара из Ростова-на-Дону, и женщина, находящаяся на восьмом месяце беременности, на все вопросы пожимает плечами: «Как мы могли упустить такой шанс?» Действительно — как?..

Когда 38-летний футбольный дедушка Горшков, заполнивший ту самую якобы невосполнимую дыру в защите, «съедает» 23-летнюю звезду сборной Германии Швайнштайгера, ни разу за матч не «поперхнувшись».

Когда фанаты вывешивают пусть не вполне корректный баннер на русском и немецком языках: «Мы не ждем 9 мая, капитуляция должна быть сегодня!» И «Зенит» с «Баварией» выполняют их распоряжение.

Когда до матча все рвут на себе волосы из-за отсутствия Аршавина, а после него никто не вспоминает, что самого талантливого футболиста страны не было на поле.

Когда в дуэли лучших снайперов Кубка УЕФА Погребняк делает дубль и обгоняет Тони, а при 4:0 получает за игру локтем желтую карточку, которая лишает его финала и становится единственной ложкой деггя в этот сюрреалистический день.

Когда Файзулин (рост 176 см) забивает головой из центральной зоны, где у «Баварии» играют Лусиу (188) и Демикелис (184). А Адвокат возмущенно вскакивает со скамейки после того, как при счете 4:0 его футболисты допускают брак в передачах.

Когда тренер юношеской сборной России Андрей Талалаев перед игрой говорил мне: «Если "Зенит" сегодня выиграет, что угодно может произойти и на чемпионате Европы». И потом его пророчество сбылось.

Когда очень трудно поверить, что финал Кубка УЕФА в Манчестере еще не сыгран. И главным теперь для Адвоката становилось то, чтобы в это поверили футболисты «Зенита».

Потому что после исторической победы над «Баварией» проигрывать в финале кому угодно — нонсенс. Которого Адвокат и его потрясающая команда 14 мая 2008 года не имел» права допустить.

Ведь у такой сказки попросту не могло быть плохого конца.

* * *

… Первый раз я осознал, что мне предстоит увидеть, за сутки до матча на предыгровой тренировке «Зенита». Поднял голову, обвел глазами синие трибуны красавца-стадиона «Сити оф Манчестер Стэдиум» — и душа затрепетала от мысли, что завтра наша команда сыграет в финале Кубка УЕФА, что она — фаворит, и мне выпало счастье здесь быть.

Тогда-то я и понял, что унижением «Баварии» жить больше нельзя. А спустя пару часов убедился в этом, поговорив в отеле с Аршавиным.

— Признайтесь, после 4:0 у «Баварии» в «Зените» не было ощущения, что главный матч уже сыгран?

— Если не выиграем финал, все, что было до этого, не будет иметь значения.

— Что, думаете, и «Бавария» тогда забудется?

— Матч, может, и не забудется — но в этом случае он будет просто как отдельно взятый поединок. Не более. А титул — они есть титул. ЦСКА — обладатель Кубка УЕФА. А мы пока никто.

Свое счастье «Зенит» выгрызал зубами. Впрочем, могло ли быть по-другому против скалоподобных шотландцев? Для них это было гораздо больше, чем очередной матч. Чтобы понять это, достаточно оказалось увидеть после финального свистка страшное от горя, с застывшими, казалось, навсегда глазами лицо капитана «рейнджеров» Фергюсона.

Битва началась еще до игры. В полночь накануне матча зенитовцев перебудили и заставили спуститься в холл дикие гудки пожарной тревоги. Естественно, ложной. Знаменитый английский журналист Кир Рэднедж, когда мы заговорили с ним об этом, хитро улыбнулся: «Это — финал». Файзулин скажет: «Сразу понял, что это устроили пьяные фанаты "Рейнджерс", которых мы видели. Так и оказалось».

«Это ваш шанс. Это ваше время. Станьте легендой». Такой баннер вывесили на своей трибуне фанаты «Рейнджерс». Шотландия до такой же степени не привыкла видеть своих кумиров в еврокубковых финалах, как и Россия. И, заполонив собою Манчестер, несла и несла на центральные площади к большим экранам сотни надувных Кубков УЕФА.

Легендой можно становиться по-разному. Горцы решили это сделать, встав вдевятером в своей штрафной. Каждый идет к большой победе своей дорогой, и та вязкая, неасфальтированная трасса, которую избрал «Рейнджерс», довела этот клуб до финала.

Эта тактика долго срабатывала. «Зенит» вяз в практицизм Уолтера Смита, как в болотах, на которых был построен Питер. И не было этому видно конца и края. А тут еще и судья не поставил на исходе первого тайма пенальти в ворота шотландцев после игры рукой.

После перерыва стало еще тяжелее: «Рейнджерс» вдруг стал опасно огрызаться. И тоже мог получить право на пенальти, когда мяч попал в предплечье Денисова. Вот как он поворачивается, судьба — сначала из-за человека могли на значить 11-метровый в наши ворота, а потом он же с фантастического паса Аршавина забил главный гол своей жизни.

А второй гол, забитый Зыряновым на последней добавленной минуте, был словно окончательной росписью футбольного бога на протоколе матча. Такой «Зенит» не мог выиграть финал с минимальным счетом!

* * *

Накануне финала Адвокат сделал важное признание самому близкому к нему российскому журналисту, моему коллеге по «СЭ» Максиму Ляпину: «Для меня это пик карьеры».

Такие люди, не склонные к пафосу, подобными признаниями не бросаются.

Тем более — до того, как матч начался.

— Трудно было игрокам убедить себя после «Баварии» что главный матч еще не сыгран? — спросил я Малафеева.

— Была такая опасность. Но мы ее преодолели. И я рад, что удалось перенести матчи чемпионата. Мы оказались свежее соперника, и это было видно. В концовке матча «Рейнджерс» не смог предпринять даже подобия штурма, потому что после сложных матчей в национальном чемпионате у них оставалось немного сил. Думаю, шотландская федерация футбола и премьер-лига — не знаю, кто ум принимал решение, — не были заинтересованы в победе своей команды.

Серия переносов матчей «Зенита», на которые в интересах нашего клуба пошла РФПЛ, перед матчем обсуждалась и у нас, и в Англии.

— Если бы решали вы, разрешили бы эти переносы? — спросил я Аршавина накануне финала. И услышал, как всегда, честный ответ:

— Я бы, наверное, оставил игру с «Локомотивом».

В «Рейнджерс», кстати, вовсе не восприняли как должное отказ шотландской премьер-лиги перенести их игру с «Данди Юнайтед». Руководство клуба из Глазго метало громы и молнии, называя поведение лиги национальным позором.

В ответ ее президент Леке Голд сделал пару занятных заявлений.

«Президент российской премьер-лиги сказал мне лично, что другие клубы в России и российская пресса возмутились переносами матчей" Зенита", хотя сезон у них находится на ранней стадии».

«За последние семь лет ни одна страна не разрешала клубам переносить матчи перед финалом Кубка УЕФА. Исключением оказалась… шотландская премьер-лига, которая в 2003 году позволила "Септику" перенести одну игру».

Возможность переносов была предусмотрена в регламенте чемпионата России. И было бы полным маразмом перед финалом Кубка УЕФА лететь во Владивосток на матч с «Лучом». Другое дело, что домашний поединок с «Локомотивом» четко вписывался для «Зенита» в недельный цикл, оказавшись посередине между встречами с «Баварией» и «Рейнджерс».

«Зенит» избрал другой путь, который устроил далеко не всех.

Но цель футбольной команды — быть не «дамой, приятной во всех отношениях», а побеждать.

«Зенит» — победил. И это окупило все — даже неудачную вторую половину сезона, когда «Зениту» пришлось играть каждые три дня, и он такого графика не выдержал. Кто о ней, этой половине, вспомнит спустя годы? А о Кубке УЕФА помнить будут.

Шац:

— Конечно, перебор в тех переносах был, С «Локомотивом» за неделю до финала можно было сыграть. Но победителей не судят. Кто знает, как бы все повернулось — вдруг в этой игре кто-то из ведущих игроков получил бы травму. Любой результат — в какой-то степени стечение обстоятельств. И тут «Зенит» себя от плохих обстоятельств обезопасил.

Осенью 2008-го я спросил Дюкова:

— Как теперь считаете, насколько оправданны были ее весенние переносы?

— О поражениях от «Шинника» и Нальчика через какое то время все забудут, а Кубок УЕФА вошел в историю. Поэтому мы считаем, что переносы оправданны.

Спорить трудно. Тем более что «Зенит» после этого действительно стал известен всем.

Мигицко:

— У меня в Нью-Йорке живет близкий товарищ, одноклассник, одессит. Он фанатеет от футбола и смотрит все игры «Зенита». Восторженно обсуждает все его матчи. Только подумайте: где бывший одессит и ныне нью-йоркский таксист, а где — «Зенит»! Вот чего команда этим Кубком УЕФА добилась.

На решающие матчи я настраивал своих знакомых игроков особенным образом. Заключил пари с Аршавиным, что, если «Зенит» выиграет Кубок УЕФА, я избавлюсь от своей длинной шевелюры и подстригусь под ежик. Я сделал это и даже приезжал к нему в Москву, когда национальная команда сидела на сборе, чтобы показать новый вариант прически.

На спор о стрижке он, правда, сам меня спровоцировал. Когда у меня был день рождения, Андрей Сергеевич прислал мне в виде поздравления пять остроумных вопросов. И последний был такой: «Готов ли ты состричь свои патлы, если мы выиграем Кубок УЕФА?» Я верил в свою команду, но не настолько. Это было еще до «Баварии». И сказал: готов!

Спрашиваю Аршавина:

— Как бы вы расставили три зенитовских титула (Суперкубок России — не в счет) по степени счастья, которые испытали?

— На первом месте — Кубок УЕФА. На втором — чемпионат. На третьем — Суперкубок. Кубок УЕФА считаю более значимым достижением, чем победу в российском первенстве. Суперкубок же, во-первых, состоит из одного матча, а во-вторых, я играл в нем всего тайм.

А еще один фрагмент из нашего разговора с Аршавиным за день до финала объясняет, почему этот человек может добиться в футболе всего.

— Если «Зенит» выиграет, и вы станете обладателем Кубка УЕФА, сможете сказать, что карьера уже удалась?

— Я просто играю в футбол. Мне нравится выходить каждый день на тренировку, на игру. Поэтому не хочу делать такие выводы: «удалась», «не удалась»… Моя цель — как можно дольше получать удовольствие от футбола.

Совсем скоро выяснится: одна из целей футбольной Европы — как можно дольше получать удовольствие от искусства Аршавина. Что Старый Свет сейчас и делает.

* * *

«Я ждал этого дня тридцать лет!»

Ведущий популярной программы «Хорошие шутки» Михаил Шац, облаченный в футболку со вторым номером и фамилией «Радимов» (экс-капитан вручил ее своему другу после «золотой» игры-2007 в Раменском), на сей раз не шутил. Напротив, казалось, что прямо сейчас, в чемпионском холле гостиницы Marriott в манчестерском пригороде Уорсли, он вот-вот расплачется от счастья.

Шац, питерец, начал поклоняться «Зениту», когда команда из Ленинграда не была ни модной, ни богатой, ни обласканной первыми лицами страны. Как и его родные и друзья, прилетевшие в Манчестер, Михаил любил «Зенит» любым. Даже таким, как в первой половине 90-х, в первой российской лиге.

Здесь, на стадионе, переживал за свою команду и Александр Розенбаум, в 1984 году посвятивший золоту «Зенита» великолепную песню, которую по сей день крутят перед матчами на «Петровском».

Был и Михаил Боярский, перед игрой обедавший с женами футболистов в манчестерском ресторане… «Санкт-Петербург». В перерыве его трясло от переживаний так, что ходуном ходила вся ложа прессы, где сидел актер. В те минуты мы коротко пообщались. Клянусь дьяволом, такого Д'Артаньяна, напряженного, ушедшего в себя, вы не видели никогда.

Чувства этих людей, которых связывает с «Зенитом» не конъюнктура, а детская любовь, невозможно передать словами.

Но соль этой победы заключалась в том, что она была не только для самых избранных и преданных. Порой наш любитель футбола заставляет себя (а иногда даже и не заставляет) переживать в Европе за команды только по факту того, что они представляют Россию. За «Зенит» же, мне кажется, болелось легко и естественно. Потому что он — играл в футбол. Да, были и фантастическое терпение, и заоблачная самоотдача, и каторжный труд. И все же на первом месте было удовольствие, которое команда Адвоката получала от своей игры сама и дарила его трибунам.

— Наверное, никогда не забуду, как я кубок поцеловал во время награждения. Кайфанул!

Произнеся это не самое идеальное с точки зрения русского языка, зато такое передающее эмоции слово, молодой Файзулин счастливо засмеялся. Мы «кайфанули» не меньше вашего, Виктор!

И «кайфанули» не только от результата, но, убежден, в первую очередь от осознания одной невероятной еще недавно вещи. Адвокату надо поставить прижизненный памятник хотя бы за то, что он избавил не только «Зенит», но во многом и весь российский футбол от комплекса неполноценности. До весны 2008-го мы были твердо убеждены в том, что россияне нынешнего поколения в Европе не могут одновременно побеждать и играть вдохновенно. Отдельные люди вроде Аршавина — могут. Но чтобы целые команды!..

Все шесть голов «Зенита» в ответном полуфинале с «Баварией» и финале с «Рейнджерс» забили российские футболисты: по два раза — Погребняк и Зырянов, по одному — Файзулин и Денисов. А гениальный пас, решивший исход финала, отдал Аршавин.

Мы — можем! И месяц спустя на Euro это подтвердила сборная России.

* * *

Шац бережно, как бесценное сокровище, держал футбольный мяч. Он получил его на «Сити оф Манчестер Стэдиум», потому что оказался самым удачливым прогнозистом, который угадал не только счет финала, но и распределение голов по таймам.

Полгода спустя Шац рассказывал мне:

— Это был тот самый мяч, который Костя Зырянов забил на последней минуте, а потом засунул себе под футболку в честь своей беременной подруги. Сейчас этот мяч у меня дома.

Бывают дни, о которых потом вспоминаешь как о какой-то сплошной сказке. Вылетел в пять утра из Домодедова. В восемь в Лондоне на пересадке увидел Фабио Капелло, сфотографировался с ним и перебросился парой фраз. Нормальный такой мужик, стоял в общей очереди. И вел себя приветливо.

Потом — фантастические эмоции в самом Манчестере. Ощущение маленького питерского ручейка в огромном синем шотландском море. Забитые площади, горы битых бутылок, какая-то жуткая грязь. Везение с билетами — они у нас были в ложу УЕФА. Золотая майка, которую Радимов подарил мне в Раменском, и она стала для меня счастливой. Был в ней в Мюнхене на «Алльянц-Арене», в Москве на «Спартаке». Надеваю ее только на самые принципиальные матчи, по пустякам не размениваю. И она всегда приносит удачу!

А во время игры я чуть не выпал с трибуны! На полном серьезе! Сидел у самого края второго яруса, и в какой-то момент так подпрыгнул, что в конце прыжка понял: я был в сантиметрах от того, чтобы полететь вниз.

Шац:

— А «Город над вольной Невой» как пелся — со словами «Кубок УЕФА наш "Зенит" возьмет…» Когда мы в 80-е эту песню учили, она ассоциировалась с чем-то немножко запрещенным, поскольку была неофициальным гимном болельщиков. Под него формировался знаменитый 33-й фанатский сектор. А теперь он звучал из репродукторов по стадиону в Манчестере. И мы действительно выиграли Кубок УЕФА. Это казалось сказкой.

* * *

Передав спустя полчаса после матча комментарий в газету, я поспешил в смешанную зону. И увидел, что навстречу идет Адвокат.

Такой совершенно детской улыбки на лице Маленького Генерала я не видел никогда. В эти минуты он сбросил с себя к чертовой бабушке весь свой «генеральский» имидж, всю свою фирменную суровость, к которой мы так привыкли во время игр «Зенита».

Адвокат был по-мальчишески счастлив. Вдумайтесь: человек на седьмом десятке лет завоевал свой первый европейский трофей. Наверное, он сошел бы с ума, если бы лет 5-10 назад ему сказали, что он сделает это с командой из России.

Столкнувшись с тренером в коридоре стадиона, я не стал ни о чем его на ходу спрашивать. Просто сказал ему то, что чувствовал в тот момент: «Это было потрясающе!» Он подмигнул: а вы, мол, как хотели?

Уже ночью в отеле Marriott второй тренер «Зенита» Кор Пот рассказал мне, что вскоре после пресс-конференции с поздравлениями Адвокату позвонил Владимир Путин. На следующее утро сам Адвокат подтвердил этот факт моему коллеге Максиму Ляпину, тогда как в среду эта информация никому не была известна. Что лишний раз говорит о нелюбви Адвоката к саморекламе. Он никогда специально не гонялся за людской любовью.

Тренер остался верен себе. Когда бригада журналистов «СЭ» около двух часов ночи с неимоверными усилиями (дорожное движение в Манчестере было почти парализовано) все же добралась до отеля в Убрели, у игроков веселье было в самом разгаре, а Адвокат… ушел спать.

* * *

В спортивном костюме «Зенита» по отелю ходил другой, еще более важный человек из недавнего прошлого клуба. Фурсенко, в марте передавший бразды правления Дюкову, сиял. И фонтанировал эмоциями.

— Не обидно, что лавры достались другому президенту? — спросил я.

— Такую обиду могут испытывать только слабые люди. Ну и что, что мне на шею медаль не повесили? Да мне в тысячу раз важнее, что сделано большое дело. Какой коллектив замечательный! Какой капитан! Игра, отношения в команде — все это огромная заслуга Адвоката. Вроде он ничего ребятам и не запрещает — а они его слушают беспрекословно.

Счастлив еще и потому, что победа в Европе — это абсолютная истина. И заметьте, как изменилось сейчас отношение к «Зениту». Никто больше не говорит о его деньгах. Все говорят о его игре. И, между прочим, этой победой начали выполнять наше обещание!

— Да, помню ваше интервью в 2006-м: три еврокубка за десять лет. Многие тогда от души повеселились.

— Хорошо смеется тот, кто смеется последним. Как меня «долбали» за Петржелу! Когда проиграли ЦСКА — 0:3, трибуны «Петровского» демонстративно повернулись к VIP-ложе и с издевкой аплодировали мне. Но меня это абсолютно не расстраивало, поскольку я был убежден, что все делаю правильно. А теперь надо думать уже о Лиге чемпионов! Постаравшись сначала выиграть Суперкубок.

— Победа в Лиге чемпионов сойдет за два Кубка УЕФА, — заметил кто-то из коллег.

— Нет. Раз сказано — три, значит, будет три!

В день финала «Фурсенко и Розенбаум направились в один из манчестерских магазинов.

Фурсенко:

— Приехав в Манчестер вместе с Сашей, мы узнали, что болельщики призвали всех, кто болеет за «Зенит», прийти не «Сити оф Манчестер Стэдиум» в белом. А сидеть нам предстояло в VIP-зоне УЕФА, где все одеваются строго и в темное. И вдруг мне пришла в голову идея: а не купить ли нам не игру белые смокинги? Розенбаум поддержал. Когда мы пришли на стадион, в зоне УЕФА все на нас смотрели как на полных идиотов. Зато потом!..

Спустившись в раздевалку, увидел, как ребята подписывают футболки. Тогда я подошел к Радимову и говорю: «Влад, распишись на смокинге!» Влад за голову схватился: «Вы что, обалдели, Сергей Александрович, он же дорогой!» Я ему ответил: «Подписывай!» И за ним начали расписываться все. И команда, и политики — Валентина Матвиенко, Виктор Зубков. А Виталий Мутко написал: «Фурсенко — герой!» Сейчас этот исторический смокинг висит у меня дома, в спортивной комнате, где я занимаюсь на тренажерах.

Розенбаум:

— Помимо белых смокингов, у нас еще и галстуки были бело-синие. Чтобы все соответствовало цветам «Зенита». Как на нас смотрели в VIPe! А когда мы выиграли — это был невообразимый кайф!

Когда спрашивают, какая победа для меня дороже — чемпионство 84-го года или золото 2007-го и еврокубки 2008-го, отвечаю: «И та, и эти!» Романтика и ностальгия, которую можно выразить песней: «Когда мы были молодыми и чушь прекрасную несли», ничуть не затмевает замечательное настоящее. Яркое и красивое.

К «Зениту» 84-го года я был по-настоящему близок. Последнее мое сближение с командой произошло при Андреиче, Юрии Морозове, когда администратором команды работал ее бывший защитник и мой друг, покойный ныне Леша Степанов. Сейчас я уже не буду сидеть на скамейке запасных, встречаться с игроками в неформальной обстановке. Мне уже 57, а не 32, я стал другим, и футбол стал другим. Но разве это мешает восторгаться великолепным победам нынешнего «Зенита»?!

В самолете на обратном пути из Манчестера я очень быстро написал новую редакцию песни «"Зенит" — чемпион!». Для меня это было счастье. Всегда, когда меня что-то ломает, по голове бьет, я реагирую быстро. И, более того, очень хочу написать для команды и о команде еще пару произведений…

Когда мальчишки по двору гоняли мяч футбольный,
Когда за стекла битые им ставили «на вид»,
Они в мечтах в атаку шли на настоящем поле
В футболках синих с надписью «Зенит».

И мамы, зашивая им разорванные брюки,
Не знали, что однажды в весенний звездный час
Родные их мальчишки победно вскинут руки
И искры счастья брызнут из сотен тысяч глаз. «"Зенит" — чемпион!» — ревут трибуны,
И флаг бело-синий в небо взмыл.
«Зенит» — ты не баловень фортуны,
Ты честно и по праву победил. В Марселе скромно начали, испанцев задушили
«Аптеку» покрошили на выезде в салат,
А мюнхенской машине мы прокололи шины,
И гвоздь последний вколотил шотландцам Адвокат. У них там везде играют гранды,
Но всех их оставил позади
«Зенит» — наша славная команда,
«Зенит» — ты у Питера один. Газетные рецензии — не главное, ребята,
Нужней любовь народная, она всегда при вас.
Фанаты — ваши цензоры, они важней зарплаты,
Трибуну ты не купишь, и трибуна не продаст. На улице манчестерской однажды светлым маем
Вам памятник поставят — большой футбольный мяч.
Чтоб помнили и знали, как вы в него играли,
И чтоб не забывали победный этот матч! «"Зенит"'- чемпион!» — ревут трибуны,
И флаг бело-синий в небо взмыл.
«Зенит» — ты не баловень фортуны,
Ты честно и по праву победил.

 

* * *

Татьяна Буланова:

— На финал Кубка УЕФА мы поехали со старшим сыном и родителями Влада. Это был специальный чартерный рейс для родственников игроков «Зенита». Первый раз я отправилась на футбольный выезд!

Перед матчем все жены игроков собрались в русском ресторане в Манчестере. Но мы туда так и не попали — поскольку решили навестить Влада в гостинице. И в какой-то момент поняли, что до стадиона придется ехать не вместе со всеми, а своим ходом. Добраться до наших уже не было никакой возможности.

Тут-то и стало страшновато. Людское море из Шотландии — и среди них несчастные единицы наших! Когда мы в это море попали, я сказала своим, чтобы они сняли зенитовские шарфы, кто их знает, этих шотландцев? Но в итоге шарфы сняли только женщины — мама Влада и я. Его отец и сын отреагировали на мою просьбу с мужской гордостью: пусть даже нас убьют, но шарфы не снимем.

Народу было столько, что ни одна машина не могла проехать. Как добраться до стадиона, мы долго понять не могли. Слава богу, увидели двухэтажные автобусы, которые как раз туда болельщиков и везли. Вошли — и вдруг весь автобус наполнился абсолютно пьяными и безумными болельщиками «Рейнджерс». Я старалась смотреть в окошко и не встречаться с ними взглядом. Особенно когда они стали все вместе прыгать в автобусе, лупить по стеклам. Нас, русских, в автобусе было всего четверо, но по отношению к нам шотландцы неожиданно оказались доброжелательными…

Где только ни переживали за исход финала! Двукратный олимпийский чемпион по хоккею, знаменитый защитник ЦСКА, питерец Алексей Касатонов, находившийся в Нью-Йорке, рассказывал мне:

— Я смотрел финал в одном из нью-йоркских ресторанов и могу сказать: все русские районы Бруклина в те часы словно вымерли. Все болели за «Зенит»! Тогда же мне из Санкт-Петербурга позвонила мама, которой 72 года. Она — далекий от футбола человек, и тем не менее оказалась в курсе событий.

О Суперкубке Европы, в котором обладатель Кубка УЕФА «Зенит» одолеет победителя Лиги чемпионов «Манчестер Юнайтед», будет знать еще больше народу. Новичок питерцев португалец Данни расскажет, что в Венесуэле (там он провел детство и начал играть в футбол) три тысячи человек наблюдали за игрой на большом экране, установленном в центре Каракаса. На другом конце света столько народу, до того не слыхавшего о такой команде, болели за своего земляка и его клуб!

В 2008 году слово «Зенит» узнали (не буду говорить, что полюбили, — для этого нужно добиться гораздо большего) все, кто неравнодушен к футболу.

* * *

29 августа в Монако наблюдалась совсем иная картина, чел в Манчестере. На финале Кубка УЕФА весь английский город заполонили шотландцы — теперь же на Лазурный берег пожаловали в основном наши соотечественники. Пресыщенные титулами болельщики «МЮ» особого рвения не проявили: Суперкубок для них не шел в сравнение с финалом Лиги чемпионов.

Припаркованная около отеля «Зенита» алая «Феррари» с питерскими номерами и зенитовским флажком, шикарная яхта в гавани Монте-Карло с российским триколором и полотнищем с надписью «Газпром» — таким был необычный антураж этой встречи.

Радимов:

— Мне запомнилось, что диктор по стадиону «Луи II» объявил: первыми выходят болельщики «Манчестера». И из 25 тысяч ушло три или четыре. Остальные остались и запели «Город над вольной Невой». И было полное ощущение, что мы на «Петровском» — тем более стадионы чем-то похожи. И что выйдем сейчас за пределы арены — и увидим не знаменитое казино Монте-Карло, а Дворцовую площадь.

В победу «Зенита» над «МЮ» верили единицы. Одно дело — «Рейнджерс», и другое — суперклуб, который знает, как играть в больших финалах. А то, что перспектива взять Суперкубок никого из великих не трогает, опровергается одним фактом: в XXI веке до «Зенита» этот трофей выигрывали только представители трех футбольных супердержав — Англии, Испании и Италии. Вот список: «Ливерпуль» (дважды), «Реал», «Милан» (дважды), «Валенсия», «Севилья».

Мнения по поводу мотивированности «МЮ» есть разные Сергей Дмитриев считает:

— «Зенит», конечно, молодцы, переиграли соперника по всем статьям. Но «Манчестер» только начинал сезон и специально к этой игре не готовился. С ее помощью он набирал форму. Это у нас столько шумихи по поводу Суперкубка. А для каждого клуба из сильнейших европейских чемпионатов выиграть первенство своей страны намного почетнее, чем этот трофей.

Сарсания:

— Недооценки со стороны «Манчестера», думаю, не было. Просто чемпионат Англии только начинался и, соответственно, он был не в лучшем состоянии. «Зенит» на тот момент был объективно сильнее.

Радимов в нашем разговоре произносит поразительную фразу. Она исчерпывающе говорит о том, какое чувство куража испытывали футболисты после успехов клуба и сборной в предыдущие месяцы:

— А никто и не сомневался в том, что мы выиграем. Была какая-то уверенность.

Если бы кто-то из россиян перед матчем с «МЮ» произнес такое еще года три-четыре назад, его тут же отправили бы в психбольницу.

В январе 2009-го я спросил президента УЕФА, а в прошлом — великолепного футболиста Мишеля Платини:

— Не считаете, что в матче за Суперкубок «МЮ» не воспринял «Зенит» всерьез — либо сам поединок не имел для английского клуба сверхзначения?

— Не считаю. Уверен, что «МЮ» воспринял «Зенит» всерьез и по-настоящему хотел выиграть. Как бывший игрок, могу утверждать: всегда, выходя на поле, ты стремишься победить. Тем более когда на кону — зримый европейский трофей, который в случае победы пополнит коллекцию в клубном музее.

Розенбаум:

— Да не верю я, что «Манчестеру» было все равно! В свое время всерьез занимался боксом, и знаю, что спортсмену, будь то на ринге или на поле, важно выиграть любой поединок — прежде всего для себя самого. А тут это происходило на глазах у всей Европы, и матч был отнюдь не товарищеский. Иногда слушаю наши радиостанции, читаю газеты, где принижают этот успех, — и диву даюсь. Если выиграли — так сразу же повезло или сопернику матч был не нужен. Почему мы не умеем радоваться своим достижениям?! С другой стороны, это говорит о том, что «Зенит» не является государственной командой. Если бы он был таковой, комментарии оказались бы совсем другими: парадности было бы больше.

Согласен с Розенбаумом: утверждать, что «Манчестеру был безразличен результат — глупость. Тем более что в декабре английская команда докажет обратное, уверенно выиграв чемпионат мира среди клубов — турнир, в котором встречаются победители главных клубных соревнований каждого континента. При громком названии суть не сильно отличается о Суперкубка Европы. Но, приехав в Японию, «МЮ» был заряжен на успех и добился его.

Хиддинк в начале сентября говорил мне:

— Когда стало известно, что «Зениту» предстоит играть матч за Суперкубок против «МЮ», я сравнивал составы, достижения, стабильность показателей в течение многих лет и думал, что питерский клуб ждут большие проблемы Но «Зенит», преподнеся сюрприз не только мне, но, думаю большинству людей, показал себя взрослой по всем меркам командой.

Главный тренер сборной России не произнес ни слова о недооценке или непринципиальности Суперкубка для «МЮ» А уж кому, как не одному из лучших специалистов в мире, об этом судить.

Кержаков:

— Я очень радовался, когда «Зенит» выиграл Кубок УЕФА и Суперкубок. Ничего себе — «Манчестер» обыграть! Хотя и говорят, что «МЮ» прилетел за три часа до игры, и к матчу у него не было такого серьезного отношения, как у «Зенита» все равно это — трофей. Не самый значимый для европейских суперклубов, но для России — очень весомый.

Указанный Кержаковым факт прилета «Манчестера» в Монако за три часа до матча подтвердить или опровергнуть, к сожалению, не могу. Даже в Манчестере во время моего посещения стадиона «Олд Траффорд» работники клуба вспомнить это не смогли. Зато на трибуне во время поединка с «Челси» я увидел баннер, на котором были изображены все трофеи, завоеванные клубом в 2008 году. Кубок, вручаемый чемпиону Англии, Кубок Англии, Кубок Лиги чемпионов, Кубок чемпионата мира среди клубов… Суперкубок в этом списке, без сомнения, тоже был бы. Вот только «МЮ» его не завоевал.

Голкипер ван дер Сар, защитники Видич, Фердинанд и Эвра, форвард Руни — все эти стержневые игроки были на поле. Если бы сэр Алекс Фергюсон смотрел на Суперкубок как на ничего не значащее шоу, дал бы шанс резервистам — благо таких у него хватает.

Разница в мотивации у двух команд в то же время, безусловно, была. «МЮ» приехал просто играть, «Зенит» — выворачиваться наизнанку. Питерцы понимали, что в следующий раз по такому случаю выйдут на поле, скорее всего, еще нескоро. Помогло им и то, что из-за травмы не смог играть лидер соперников Криштиану Роналду.

Радимов:

— Мы перед игрой смеялись, Анюкову говорили: «Сейчас против тебя Криштиану Роналду выйдет!» Подходим к нашей раздевалке — а он, травмированный, там стоит и ждет своего соотечественника Данни, чтобы поболтать.

Переход Данни, состоявшийся за несколько дней до Суперкубка, наделал в России, да и в Европе немало шума. Неудивительно: если Тимощук обошелся «Зениту» в 20 миллионов долларов, и его трансфер вызвал острые дискуссии, то 30 миллионов евро, уплаченные московскому «Динамо» за талантливого, но далеко не великого португальца, — это было вообще нечто.

Гигантская сумма объяснялась пунктом в контракте Данни с «Динамо»: уплатив бело-голубым отступные именно в таком размере, любой клуб (естественно, при согласии самого игрока) получал право забрать его себе. Что «Зенит», точнее — «Газпром» и сделал. А сверкающая на запястье Данни динамовская татуировка, свести которую не представлялось возможным, лишний раз подчеркивала роль денег в сегодняшней жизни…

Утверждение подобных трансферных сумм в «Газпроме», как мы уже знаем, легким не бывает. Но полностью окупившееся приобретение Тимощука облегчило задачу новых боссов «Зенита». И личную ответственность за приобретение Данни Миллер на Дюкова, в отличие от Фурсенко, не возлагал.

Мнение общественности этот трансфер вызвал крайне неоднозначное. Во-первых, к началу осени многие уже говорили о неизбежном финансовом кризисе, и покупка футболиста за 30 миллионов евро расценивалась как пир во время чумы. Во-вторых, Тимощука хотя бы купили из «Шахтера», не ослабив другие российские клубы. А приобретения Данни и Семшова, по сути, развалили московское «Динамо», которому летом предстоят квалификационные матчи Лиги чемпионов. Сопротивляться бешеным зенитовским деньгам у динамовского клуба не было никакой возможности, и чудо-треугольник Данни — Семшов — Хохлов, на творчестве которого строилась вся игра «Динамо», на две трети оказался разрушен.

Дюков:

— «Динамо» получило материальную компенсацию, а «Зенит» — футболистов, способных решать амбициозные задачи, которые он перед собой ставит.

Шац:

— К таким покупкам, как Данни, отношусь отрицательно. Лучше бы из этих 30 миллионов половину «Зенит» вложил в детскую школу, построил поля — и для детей, и для себя же, на базу. Можно долго и муторно выбирать нужный товар, ездить по магазинам — и в итоге по разумной цене купить то, что тебе нужно. А можно прийти в бутик — и, чтобы не терять времени, взять по огромной цене первое, что попадется на глаза. У «Зенита» в данном случае, на мой взгляд, сработал именно второй вариант.

На ту же тему рассуждал (правда, применительно не к «Зениту», а к мировому финансовому кризису) президент ФИФА швейцарец Йозеф Блаттер, которого я спросил:

— Не опасаетесь, что с резким падением цен на нефть сойдут на нет и футбольные успехи России?

— Не стал бы выделять Россию; нынешняя ситуация затронула весь мир. Поэтому особое внимание нужно уделить юным футболистам, и клубы должны вкладывать больше денег в развитие своих детско-юношеских школ, нежели покупать за огромные средства футболистов на рынке. На мой взгляд, кризис приведет к изменениям в менталитете, благодаря которым люди поймут: деньги в футболе решают не все.

Как видим, президент ФИФА и российский шоумен мыслят в унисон.

В Монако Данни впервые вышел на поле в форме «Зенита». А Аршавин, о чьей эпопее разговор еще впереди, остался в запасе. Более того, его поездка на Суперкубок до последнего момента была под вопросом, и лишь когда стало ясно, что до закрытия трансферного «окна» никуда из «Зенита» он уже не уйдет, Адвокат принял решение: в Монако Андрей поедет.

— Не были обижены на тренера, когда он не выставил вас в стартовом составе? — спросил я Аршавина в беседе для этой книги.

— Нет. Перед поездкой в Монако я пять дней не тренировался, поэтому такое решение было вполне естественным.

Аршавин вышел на замену после перерыва при счете 1:0, и ближе к концу игры после его прекрасного паса едва не был забит третий гол.

Данни же сыграл с таким блеском, какого мы не видели у него в «Зените» больше ни разу. Его роскошный сольный проход с левого края, по ходу которого он финтом убрал с дороги защитника Фердинанда, ворвался в штрафную и не оставил никаких шансов ван дер Сару, привел ко второму голу питерцев. До того, перед самым перерывом, счет ударом головой после подачи углового Домингесом и скидки Денисова открыл Погребняк.

Дюков:

— Решение о покупке Данни за такую сумму далось тяжело. Ответственность за него взяло на себя руководство клуба. Считаю, какую-то часть этих денег он уже отработал в том числе и забив прекрасный победный гол в матче за Суперкубок. И тем самым увеличив число поклонников «Зенита» в Европе.

После часа игры «Зенит» вел — 2:0. И вновь, как и с «Баварией», повеяло сюрреализмом.

«Голодные и жадные обыграли сытых и довольных», — напишет наутро в «СЭ» коллега Борис Богданов. Но не могло все для питерцев закончиться так просто. У нас так не бывает.

Один за другим травмы получили два центральных защитника — купленный у «Нанси» француз Пюигренье и хорват Крижанац. В запасе был лишь один человек, способный сыграть в центре обороны, — Широков. Вторым стал сдвинутый из полузащиты Тимощук. А на позицию опорника из резерва на 71-й минуте вышел давным-давно не имевший игровой практики Радимов!

Матч за Суперкубок станет последним в его карьере. Более яркого восклицательного знака невозможно себе и представить.

Шац:

— Влад очень гордится тем, что в своем последнем матче за «Зенит» выиграл Суперкубок Европы. Но вы не представляете, как я в тот момент испугался! Выйти на поле в такой важнейший момент, без игровой практики и с травмой… Думал: не дай бог, мой друг ошибется, и «Зенит» не выиграет.

Не ошибся — несмотря на то, что при стандартных положениях ему поручили опекать мастера игры головой Фердинанда. Радимов не позволил ему сделать ничего. Правда, перекроенная впопыхах оборона дала о себе знать, и один гол англичане отыграли. Экс-капитан там был ни при чем. Но «МЮ стал наконец-то похож на себя и приступил к штурму.

Зимой, когда у «МЮ» в разгаре будет рекордная серия без единого пропущенного мяча, Радимов скажет мне:

— Сейчас смеюсь: ушел из футбола, обыграв «МЮ», который уже бог знает сколько времени голов не пропускает. По-моему, очень достойное завершение карьеры. Немного таких футболистов найдется.

— То, что именно Суперкубок стал вашим заключительным матчем, вышло случайно? Или сознательно не хотели больше играть?

— Случайно. Были еще моменты, когда Адвокат посылал меня разминаться, но на поле так и не выпускал.

— То, что вы вышли на поле в том матче, — стечение обстоятельств?

— Конечно. Не было бы травм двух центральных защитников, Тимощука не пришлось бы отодвигать в защиту — и никуда бы я точно не вышел. Но выпускать больше было некого.

— А многие подумали, что это был вам прощальный подарок от Адвоката.

— Абсолютно нет.

На 88-й минуте «Манчестер» все же забил. Вот только сделал это Пол Скоулз рукой — как Марадона в ворота сборной Англии на чемпионате мира 1986 года. К счастью, на сей раз бдительность проявил лайнсмен. Вместо гола арбитр Ларсен из Дании показал ветерану «МЮ» желтую карточку, оказавшуюся второй. Скоулз был удален с поля. Тогда-то и стало понятно: Суперкубок от «Зенита», скорее всего, никуда не уйдет.

Аршавин в интервью «СЭ» скажет:

— В момент, когда Скоулз забил этот свой гол рукой, мне показалось, что главный судья хотел показать на центр. Он ослеп, что ли? Хорошо, что теперь линейные арбитры имеют полномочия вмешиваться в подобные эпизоды. Если бы не реакция бокового, он бы засчитал гол.

А по поводу значимости трофея Андрей высказался коротко и ясно:

— Теперь в 2018 году нам придется собираться дважды — в мае и в августе.

В 2018 году будет десятилетие зенитовских европобед. Когда прозвучал финальный свисток Ларсена, почти весь стадион запел «Город над вольной Невой». Запела и русскоязычная часть команды. В эти секунды надо было видеть лицо Аршавина. Он пел с таким же самозабвением, с каким играет в своих лучших матчах. Поверить в то, что считанные дни назад он испытал глубочайшее разочарование, так и не будучи отпущенным «Зенитом» в зарубежный клуб, было невозможно…

И вновь «Зенит» в Питере ждали тысячи людей. Радимов рассказывает:

— Кто-то из ребят остался в Монако, потому что нам дали пару выходных. А человек шесть-семь прилетели обратно. Нам заказали автобус с открытым верхом, чтобы по Питеру ехать. Так Шаве из-за этого чуть башку не снесло! Выезжаем из аэропорта — а там невысокий мостик. Аршавин стоит, и все ему уже в последний момент кричат: «Пригнись!» Он еле успел. Травма на самом деле могла быть очень серьезная. А потом, когда ехали по городу, уже боялись вставать — везде же провода. Народу вновь было полно, но говорят, что многие уже успели разойтись. Потому что мы прилетели с задержкой, и люди ждали в течение четырех часов.

Осенью я беседовал с форвардом «Барселоны» и сборной Франции Тьерри Анри. И спросил:

— Как бывший игрок «Арсенала» вы были довольны поражением «МЮ» в матче за Суперкубок?

— Нет. Я просто был рад за команду из Санкт-Петербурга. Это замечательная история, когда клуб, который никогда не играл в Лиге чемпионов, выигрывает Суперкубок Европы у такого титулованного соперника, как «МЮ». И играет при этом прекрасно!

* * *

1 октября 2008 года в испанской прессе взорвалась «бомба». В политическом издании ABC был опубликован материал под заголовком «Главы русской мафии хвастались тем, что купили для "Зенита" финал Кубка УЕФА». Параллельно на сайте ежедневной газеты El Pais появилась статья под названием: «"Зенит" — "Бавария" — под подозрением».

По сообщению ABC, в июне на территории Испании были арестованы члены тамбовской преступной группировки. Издание писало: «В двух перехваченных телефонных переговорах между шефом "тамбовцев" Геннадием Петровым и одним из наиболее доверенных его людей Леонидом Христофоровым оба хвастались друг другу, что купили полуфинал и финал Кубка УЕФА ради победы "Зенита". В переговорах назывались суммы от 20 до 40 миллионов (валюта не уточняется), по-видимому, предназначенные на оплату указанных матчей с участием "Зенита"». Еще более детально высказалась El Pais: «Христофоров хвастался, что заблаговременно знал результат ответного матча (с "Баварией") — 4:0. В последствии Петров в разговоре с другим собеседником утверждал, что "Баварии" заплатили 50 миллионов». Факт существования этих телефонных переговоров подтвердили и ежедневные газеты Магса и As.

С немецкой стороны вечером 1 октября вышла статья на портале sueddeutche.de. Вот выдержки из нее:

«Пресс-секретарь национального суда Испании публично признал, что по делу о возможной коррупции в матче Кубка УЕФА "Зенит" — "Бавария" начато расследование…

Следователь Бальтасар Гарсон отправил в немецкую прокуратуру уведомление о начавшемся расследовании. В прокуратуре мюнхенской, однако, об этом ничего не знают».

Журналисты «Коммерсанта» в тот же день позвонили в пресс-службу УЕФА, где им заявили: «Мы уже в курсе публикаций в испанских СМИ. Дисциплинарный комитет займется этим делом».

Виталий Мутко заявил:

— Купить «Баварию» — это просто нереально. Там такие люди играли против «Зенита»: Кон, Лусиу, Клозе — всех не перечислишь! Как вы себе представляете, что их можно было купить?!

Обратился «Коммерсант» и в петербургский угрозыск. Там, рассказав журналистам всю «родословную» арестованных бандитов, заявили, что в их причастность к якобы подкупу соперников «Зенита» не верят. «Думаю, испанцы просто не поняли нашего юмора и приняли за чистую монету обычный "пацанский" треп», — сказал изданию один из офицеров угрозыска, лично знавший обоих «авторитетов».

Даже оппозиционная российским властям «Новая газета» в комментарии отдела расследований не оставляет сомнений в том, как относится к этому «делу»:

«Мало кто из россиян прямо болтает по телефону о том, кого и за сколько купил. Потому что знает — завтра это будет в Интернете. Так что подобные разговоры по телефону либо не ведут вовсе, либо ведут, но очень иносказательно, так, что постороннее ухо мало что поймет. Обвинение на основании одной такой прослушки вряд ли возможно.

Имеют место и культурологические барьеры. К примеру, российский бизнесмен может в сердцах по телефону сказать такое, что будет воспринято испанским полицейским как "приказ на устранение человека с особой жестокостью". А звучать это могло так: "Руки и голову нужно оторвать тому, кто это придумал".

Примерно тоже могло произойти и с фразой о покупке матча. В России только ленивый не обсуждает, как и за сколько мог быть куплен результат не важно чего. Якобы упомянутые в разговоре 20–40 миллионов — как раз подходящий разброс для кухонного трепа (если действительно купил, не станешь так путать).

Выдернутый из контекста смысл разговора, хотя и наделал много шума, но за отсутствием точной цитаты никакого значения не имеет, поскольку может быть пустышкой. Полицейская проверка покажет, предпринимали арестованные реальные шаги или просто фантазировали на досуге. Пока в обвинительном заключении ни Христофорову, ни Петрову не вменили в вину попытку подкупа игроков или судей».

Знаменитый немецкий обозреватель, издатель журнала «Киккер» Карл-Хайнц Хайманн сказал:

— Я беседовал со многими футбольными специалистами, и все едины во мнении — это обычная «утка», каких немало в испанской прессе. Официальную реакцию «Баварии» вы знаете: ни в клубе, ни в мюнхенской прокуратуре нет никакой информации.

Шум, вызванный «сенсацией», быстро стих.

В январе 2009-го я взял интервью для «СЭ» у президентов ФИФА и УЕФА — Йозефа Блаттера и Мишеля Платини. Естественно, нельзя было не спросить об их отношении к публикациям в испанской прессе.

Блаттер:

— Если мы будем расследовать каждую публикацию в каждой газете мира, касающуюся подкупа в футболе, нам нужно открыть офис минимум из 200 юристов. Футбол — это страсть. В этой страсти всегда возникают очаги огня, из которых рождаются подобные статьи. Поэтому реакции со стороны ФИФА не было.

Платини:

— УЕФА проводил много расследований. Но для того чтобы их начать, нужны веские доказательства. В газетах много чего пишут.

Газета «Наша версия» резюмировала:

«Зачем не имеющий отношения к спортивному бизнесу "авторитет" понадобился руководителям "Зенита", если они прекрасно знакомы с менеджерами "Баварии"? Очевидно, что лишнее звено в виде нескольких одиозных личностей, проходящих по всем европейским криминальным картотекам, значительно увеличивало риск провала. Не секрет, что уроженец Ленинграда Геннадий Петров все минувшие 10 лет находился под колпаком у испанской полиции, отслеживавшей каждый его шаг. Первое подробное сообщение с развернутыми справками на членов ОПГ Малышева испанская полиция переслала в российский ГУБОП еще в далеком 1997 году…

"Разоблачение" El Pais обернулось пшиком. Полиция Испании официально заявила, что не располагает никакими сведениями о покупке победы "Зенита" над "Баварией". По данным же прокуратуры Мюнхена, в Германии не ведется расследования дела о возможном подкупе. Мало того, туда пока даже не поступил запрос о проведении такого расследования».

Об отношении к этому скандалу и его возможных причинах я спросил своих собеседников по этой книге.

Аршавин:

— Я на подобные вещи реагирую спокойно. Кто занимает второе или более низкие места, тот что-то и говорит. Все эти разговоры после матчей или турниров — в пользу бедных. Кто занял первое место, никогда ничего не говорит, а просто получает удовольствие. Это делаю и я, когда выигрываю.

Дюков:

— Мы проводили юридическую экспертизу о целесообразности и эффективности наших дальнейших действий — как в отношении испанских, так и российских изданий, опубликовавших необоснованные материалы на эту тему. Пресса во всех странах работает по одинаковым законам. Предположений, зачем это было сделано, несколько. По нашей информации, прежде всего это было направлено на подрыв авторитета «Баварии».

Юридическая экспертиза признала, что публикация непосредственно в испанской газете не содержала упоминаний о «Зените» в том контексте, который позволял бы, например подавать судебный иск. Это уже интерпретация российски изданий, которые так процитировали испанскую газету, что создавалось ощущение, будто «Зенит» выступал как заказчик. На самом деле об этом не было и речи. Там упоминались какие-то лица, которые в своих телефонных разговорах обсуждали «Зенит», но впрямую ни о каком подкупе сказано не было.

Если бы у «Зенита» было достаточно юридических оснований, мы бы скоординировали с «Баварией» свои действия и подали в суд. Но когда заключение экспертизы гласило, что у немецкого клуба есть юридические основания подать в суд а у нас — нет, о какой координации может идти речь? В то же время с некоторыми российскими изданиями и порталами мы эту тему обсуждали, и они нам принесли официальные извинения.

Иванов:

— Вся эта история — бред сивой кобылы. Тем более что там задействован судья Гарсон. Есть такое английское слово — notorious. Что означает — «скандально известный». В каких только делах он ни участвовал, все, насколько помню, оказывались мыльным пузырем. Это — чистой воды самопиар. Сказав такое, он прекрасно понимал, что это произведет эффект разорвавшейся бомбы. И резонанса Гарсон добился. А то, что дальше из этого получился пшик, его не волнует.

Судиться с газетами не нужно и бесполезно. Когда речь идет о клубе или человеке, которые хорошо известны, они должны быть готовы к тому, что против них будут использоваться и такие приемы. Нормальному человеку это кажется диким. Но, к сожалению, на Земле есть не только нормальные и порядочные люди.

Такие заявления — дискредитация не только «Зенита», но и «Баварии». Но не думаю, что это чей-то заказ. Мне кажется, это просто глупость. И самопиар.

Розенбаум:

— Убежден, что все эти обвинения — чушь. И не потому что «Газпром» не способен предложить 50 миллионов долларов. В это-то я как раз мог бы поверить. Но никогда не поверю, что «Бавария» могла сдать матч. Это другой масштаб, интеллект, уровень, традиции. Абсолютно уверен, что такое исключено.

Сарсания:

— В службе безопасности «Газпрома» нам сказали, что все это было вброшено в прессу из-за встречи на высшем уровне в Петербурге с участием Дмитрия Медведева, Ангелы Меркель и главы правительства Испании. Саммит должен был состояться едва ли не на следующий день после публикации. И определенным испанским политическим кругам было выгодно в его канун вбить клин между участниками, подбросить негатив. Прослушки «авторитетов» были в июне, а информация появилась в прессе аккурат перед встречей глав государств.

Фурсенко:

— Думаю, это было направлено не конкретно против «Зенита», а против России. Не надо забывать о геополитических процессах. В 2008 году Россия добилась серьезных достижений в футболе. «Зенит» завоевал Кубок УЕФА и Суперкубок, сборная стала бронзовым призером Euro. Это произвело впечатление на многих — как и прекрасная работа выдающихся западных специалистов Адвоката и Хиддинка. Кому-то нужно было, попросту говоря, сыграть на понижение. Дискредитировать все эти достижения, а заодно обрушить моральный пресс на футболистов, чтобы они потеряли уже найденную нить развития.

* * *

После победоносного возвращения «Зенита» в Россию команду принял в Кремле новый президент страны Дмитрий Медведев.

Аршавин:

— Из разговора я почувствовал, что Медведев любит футбол. И с чувством юмора у него все нормально. Помню, после окончания встречи он собирался уезжать на «мерседесе», а у меня как раз ключи от своего «мерседеса» были. Я достал их и говорю: «Ладно, Дмитрий Анатольевич, сегодня вы за рулем!»

Интересна цитата из французской газеты Le Point, в своей публикации осенью 2008 года пытавшейся разобраться в хитросплетениях российской власти. По мнению издания, Медведева раздражает руководитель пресс-службы Кремля Алексей Громов, «конфликты с которым становятся все более частыми». Le Point приводит пример:

«Я говорю с кем хочу и когда хочу!», — разъяренно бросил он (Медведев) Громову в мае этого года, когда тот пытался сократить разговор между президентом и игроками футбольной команды «Зенит».

О том, что эта встреча была для Медведева чем-то большим, чем обычное протокольное мероприятие, эта цитата свидетельствует безоговорочно.

Не остался в стороне от европейского триумфа «Зенита» и экс-президент страны, действующий премьер-министр Владимир Путин. Сразу же после матча, как я уже рассказывал, он позвонил с поздравлениями Адвокату.

Сергей Иванов:

— Насколько знаю, ни Владимир Владимирович, ни Дмитрий Анатольевич такими уж большими поклонниками какого-либо футбольного клуба не являются.

— Как Путин вообще относится к футболу?

— Это, конечно, надо спрашивать у него. Думаю, он понимает, что футбол — явление далеко не только спортивное, но и социальное, обладающее большим психологическим воздействием. Более наглядно, сборная России на Euro-2008, когда после победы над голландцами вся страна вышла праздновать на улицы, аргументировать это уже невозможно.

Ключевые матчи российских команд — и на уровне сборной, и финалы Кубка УЕФА — Владимир Владимирович смотрит. Это я вам могу точно сказать. Потому что… знаю.

— Вместе смотрели?

— Не хочу конкретизировать. Но знаю, что он смотрел и финал 2005 года «Спортинг» — ЦСКА, и «Зенит» — «Рейнджерс».

Звонок Адвокату, раздавшийся после матча, то есть когда в Москве уже была глубокая ночь, слова Иванова подтверждает.

Но гораздо больший сюрприз поджидал Адвоката осенью. В день матча «Локомотив» — «Зенит» тренеру питерцев исполнялся 61 год, и прямо с завтрака в отеле его пригласили в машину, на которой повезли в загородную резиденцию Путина в Ново-Огарево.

Первым делом ошарашенный Адвокат извинился, что прибыл на встречу без галстука. Премьер же подарил тренеру огромный альбом с видами Петербурга. Затем между ними состоялся диалог, в конце которого Путин попросил голландца рассказать о его дальнейших планах. Вопрос был явно продиктован тем, что парой недель ранее тренер сообщил о своем намерении в конце сезона-2008 уехать домой.

Адвокат:

— Это сложный вопрос. Я должен принять серьезное решение, поскольку мои родные хотят, чтобы я вернулся домой. Конечно, я еще преисполнен планов и амбиций, но, к сожалению, уже немолод. Мне приходится думать над тем, как больше времени посвящать своему дому и семье.

Путин:

— Но если вы будете жить и работать в Голландии, все равно будете редко видеть родных (в этот момент журналист Андрей Колесников, по собственному признанию в «Коммерсанте», «понял: не видать пока голландцу Голландии. Не отпустит». — Прим. И. Р.).

Адвокат:

— Да, наши профессии предполагают одиночество.

Спустя несколько часов «Зенит» сделал тренеру подарок, разгромив «Локомотив» — 3:0. А питерские болельщики по случаю его дня рождения запустили в небо сотни воздушных шариков оранжевого, голландского, цвета — чем очень его растрогали.

На пресс-конференции после той игры Адвоката спрашивали о Путине. Он отвечал:

— Мистер Путин неплохо разбирается в футболе, но при этом сохраняет нейтралитет как болельщик. Для него все клубы равны. Для меня же огромная честь познакомиться с ним лично. Нам надо чаще встречаться, ведь это принесло нам удачу.

Спустя пару месяцев, когда Адвокат объявит о решении остаться в «Зените» еще на год, он не станет скрывать: приглашение к Путину сыграло в этом едва ли не решающую роль. В интервью журналисту «Советского спорта» Антону Лисину голландец скажет:

— Господин Путин спросил каковы мои ближайшие планы. Я ответил, что мне очень жаль это делать, но, по всей видимости, я покину клуб. Объяснил, что на то есть воля моей семьи. Потом разговор поменял тему, но в конце премьер сказал: «Какое бы решение вы ни приняли, знайте, что я его уважаю». И тогда во мне что-то щелкнуло — если человек такого калибра говорит вам подобные вещи, это что-то да значит!

Вот так — ненавязчиво, не оказывая прямого давления, — Путин убедил Адвоката остаться.

Спрашиваю Сергея Иванова:

— Стало ли приглашение Адвоката к Путину для вас неожиданностью?

— Нет, не стало. Он же приглашал до этого к себе Газзаева!

— В день рождения — нет.

— Но, насколько помню, Владимир Владимирович не принимал «Зенит» после победы в Кубке УЕФА, а ЦСКА — принимал. Так?

— Так.

— Вот, наверное, и решил уравновесить, подравнять, отразить объективность. Видимо, премьер-министру сказали, что Адвокат сейчас в Москве и у него день рождения. И он воспользовался случаем.

Мнения о том, как относиться к приглашению тренера одного футбольного клуба к главе правительства, среди моих собеседников разделились.

Аршавин:

— Не вижу в этом ничего плохого.

Илья Черкасов:

— Меня это удивило. И не меньше поразило, что Адвоката в нарушение всех и всяческих законов сделали почетным гражданином Санкт-Петербурга.

Считаю, что ничего выдающегося Адвокат не сделал. Вернее, так: если бы он этого не добился, его, извините, надо было бы бить палками. При том ресурсе — и административном, и управленческом, и бытовом, и, естественно, трансферном, который ему был дан, — он просто нормально отработал.

Вот скажите: что Адвокат сделал такого, чего не сделал Газзаев? Но Газзаев — не почетный гражданин Москвы, Путин его на день рождения не приглашает. А для нашего футбола в целом и для отдельного клуба в частности, Валерий Георгиевич добился куда большего при значительно более скудном ресурсе. Нисколько не пытаюсь умалять заслуг Адвоката и не являюсь поклонником Газзаева. Гинера — да, а Газзаева — нет. Но ведь так и было!

Может, Владимиру Владимировичу рассказали, какой Адвокат замечательный. Все-таки, при всем уважении к личностным качествам председателя правительства, закон всех времен един: короля играет свита. Адвокат к этой свите как бы имеет отношение, а Газзаев — нет.

Радимов:

— Думаю, Путину стало интересно, что за человек такой — Адвокат. Считаю, это совершенно нормально. Тем более учитывая, из какого города сам премьер-министр.

Фурсенко:

— Победа «Зенита» в Кубке УЕФА всколыхнула всю страну, поэтому такое решение Владимира Владимировича (который, кстати, информирован о футболе очень хорошо) меня не удивило. Страна в каком-то направлении стала первой, и для главы правительства поощрить этот факт — мне кажется, нормальная и позитивная практика. В бытность президентом Путин принимал ЦСКА после победы в Кубке УЕФА. А теперь пригласил Адвоката, для которого такая встреча стала большой честью.

Мигицко:

— Считаю, Адвокат достоин приглашения к Путину. Жаль, кстати, что Владимир Владимирович, еще будучи президентом, не слышал, как мы с Боярским пели куплеты про футбольных судей. Там были такие шуточные строки:

И еще сегодня говорить мы будем:
Судят нас порой, друзья, плохие судьи.
Ну а если будут еще прецеденты —
Мы напишем прямо в Кремль президенту!

Шац:

— В мировой практике ни с чем подобным я не встречался. Представить себе, что немца Бернда Шустера в пору его работы в «Реале» в день рождения пригласил бы к себе премьер-министр Испании, тяжело. Но такова примета времени.

Как и то, к примеру, что в Монако на матч за Суперкубок с «Манчестером» поехала куча людей, не имеющих никакого отношения к футболу и представления о нем. Они туда отправились, потому что поехали все, и, значит, надо там быть. Статусная поездка! Но все это, думаю, пройдет.

Как я отношусь к таким приглашениям, какого удостоился Адвокат? Не скажу, чтобы мне это нравилось. Думаю, что при любом удобном случае болельщики других команд нам это припомнят. При этом не сомневаюсь, что на решение Адвоката остаться в «Зените» приглашение к Путину повлияло. Подумайте, что бы вы сами испытали на его месте.

Розенбаум в своих рассуждениях затронул целый пласт проблем:

— Футболу и успехам в нем сейчас уделяется гораздо больше направленного сверху внимания, чем раньше. И это, считаю, плохо. Потому что надо понимать, что это спорт, а не политика. Сегодня же спорт превращают в инструмент политики еще больше, чем при коммунистах. Я обеими руками за то, чтобы «шарить» спорт, чтобы люди его любили и им занимались.

Но лучше бы мощные усилия власти были направлены на то, чтобы делать нормальные поля. Потому что когда мы говорим, что наш футбол выходит на мировой уровень, я вижу совсем другое: как играют те же ЦСКА и «Зенит» во Владивостоке в котловане с водой, и никто это не останавливает.

Лучше бы власть стремилась сделать так, чтобы команды нашей лиги мирового уровня играли на приличных полях.

И чтобы на стадионе не было фашистов с их баннерами и выкриками. Их же можно выявить! Узнать и опубликовать фамилии этих людей! Если бы это было сделано, если бы очистили наши стадионы от скверны, я бы сказал: да, все делается правильно.

* * *

Тема поведения болельщиков — одна из самых болезненных в российском футболе вообще и в Санкт-Петербурге в частности. Даже на пресс-конференции в Манчестере за день до финала Кубка УЕФА Адвокату пришлось отбиваться от английских журналистов, педалировавших, в частности, тему расизма на «Петровском». Мол, чернокожих игроков команд-соперниц «Зенита» местные фанаты всегда встречают обезьяньим уханьем — и отнюдь не случайно в Питере никогда еще не играли футболисты с темным цветом кожи. Да и Малафеев в одном из интервью признал: «Пока в нашем фанатском движении есть люди с правыми взглядами, иметь в команде темнокожего легионера нереально».

Фурсенко:

— В 2006 году мы едва не изменили эту ситуацию. Еще даже до прихода в «Зенит» Адвоката начали вести активные переговоры о переходе известного бразильского полузащитника Зе Роберту. Ездили в Германию, чтобы поговорить с ним, в том числе и во время чемпионата мира. С самим игроком уже согласовали все условия, он готов был ехать в Питер. Но возникло препятствие в лице его жены. Вначале она поставила несколько условий — найти священника, говорящего на португальском языке, португальскую либо испанскую школы для их троих детей. Мы все это сделали. Но в какой-то момент она прочитала какие-то публикации на тему расизма в России — и после этого отказалась окончательно. Хотя мы очень хотели видеть Зе Роберту в команде.

Вели переговоры также с перуанцем Фарфаном. Словом, не может быть и речи о том, что дело в политике «Зенита». Просто пока не было игрока, который, с одной стороны, подходил бы Адвокату по своему уровню, а с другой, мы смогли бы его купить.

Что же касается болельщиков, то самым действенным и долгосрочным методом борьбы с негативом всегда является не наказание, а просвещение. К примеру, я читал о том, что Аршавин в «Арсенале» сдружился с Эммануэлем Адебайором из Того. Что они общаются, вместе куда-то ходят. Вот о чем надо говорить! Для молодежи, даже самой отсталой, такие вещи очень важны. Они начнут думать: если Аршавин, который является сегодня всеобщим кумиром, дружит с африканцем — значит, и для нас это не будет чем-то зазорным. И отношение начнет меняться.

Пока же ситуация на трибунах «Петровского» неутешительна. И не только по части расизма. Безусловно, касается это не одного Питера — но город на Неве демонстрирует какие-то пугающие крайности. Баннер на домашнем матче предпоследнего тура чемпионата-2008 против «Динамо», оскорбивший память Льва Яшина, — из их числа. Как рассказывал мне Рапопорт, когда-то во время предматчевого объявления, что ворота бело-голубых защищает Яшин, трибуны в Ленинграде разражались аплодисментами. А теперь питерская интеллигенция вынуждена извиняться на телевидении и в газетах за свой город.

Некоторые питерские фанаты утверждают, что их выпад стал ответом на не менее грязный баннер динамовских фанов (нигде, правда, документально не зафиксированный) с оскорблением ленинградских блокадников. Наверняка это можно было бы утверждать, лишь увидев изображение этого баннера. Но гадостью в адрес самого великого футболиста в истории страны недоумки в любом случае перешли все грани. История получила резонанс, и первый матч первенства-2009 против «Сатурна» зенитовцев обязали провести без зрителей.

Правда, в других схожих случаях клубы отделывались штрафами. И причина тут — не в «руке Москвы», как полагают в Питере, а в неписаных законах жизни современной России.

Один из них таков: суровость наказания зависит не от установленных правил, а от чьей-то реакции на происшествие. В футбольных кругах не скрывают, что баннер про Яшина вызвал возмущение на очень высоком уровне. В том числе со стороны структур, которые стоят за «Динамо».

Спору нет: правильная реакция! Но она должна быть единой. Системной. Зависящей не от того, кого оскорбили, а от того, каким было оскорбление.

Дюков:

— Людей, которые изготовили баннер о Яшине, нашли. Мы знаем их поименно, и они лишены права доступа на домашние матчи «Зенита». Они попали в «черный список» как клуба, так и УЕФА, куда мы предоставили соответствующие документы.

Если такие меры приняты — хорошо. Хулиганов можно усмирить только персональным наказанием. Но поскольку их имена клуб упорно не обнародует, возникают вопросы. Аргумент «Зенита» — дескать, публикуя фамилии, можно спровоцировать самосуд, — кажется мне неубедительным. Люди совершили публичную хулиганскую акцию, прекрасно понимая, что делают. И значит, наказаны должны быть тоже публично. А поскольку они неизвестны, у скептиков вертится на языке вопрос: а было ли наказание вообще? Любая недоговоренность вызывает подозрения.

Говорят, что эти «писатели» получили по полной программе от авторитетных фанатов «Зенита», знавших о существовании баннера и запретивших его проносить. Кулак — способ в общении с одноклеточными существами, конечно, эффективный. Но недостаточный, потому что — кулуарный. А вот выставить на всеобщий позор, чтобы об их подвигах узнали там, где они работают и учатся, чтобы им в лицо плюнули родные и близкие, — было бы вдвойне полезно.

Есть и еще одно сомнение, что меры, принятые «Зенитом», окажутся действенными. Это в Англии на стадионы можно попасть, только имея клубную карту, в которой отражена вся твоя болельщицкая биография. В ведущих же российских клубах именными пока являются только абонементы. Ну, попадет хулиган в «черный список», не сможет их приобретать — так пойдет в кассу и купит обычный билет. Поэтому такие наказания, как пожизненное лишение права входа на стадион, в России сегодня вряд ли эффективны.

Орлов:

— Если имена этих людей клубу известны, предлагаю повесить на «Петровском» их фотографии — в духе «их разыскивает милиция». Одного только факта запрета на посещение стадиона недостаточно. Нужно, чтобы не только милиция и служба безопасности «Зенита», но и любой болельщик имел возможность их опознать и сообщить об их присутствии на стадионе тем, кто за этим обязан следить. Что же касается публикации имен, то пресс-атташе «Зенита» Алексей Петров сказал мне, что по этому поводу в клубе советовались с юристами. И те вроде как сказали, что если это будет сделано, а потом кого-то из авторов баннера вдруг убьют, то это может быть юридически расценено как подстрекательство к преступлению. Оттого клуб на это и не пошел.

Футбольные хулиганы не появились ниоткуда — они стали порождением страны в ее сегодняшнем состоянии.

Сергей Иванов:

— Очень неприятно, что сейчас на стадионы ходит огромное количество дебилов. Такая ситуация у любого нашего клуба — не только у «Зенита». Запад подобными болезнями давно переболел, а у нас философия ненависти, кажется, только набирает силу.

Она приводит к тому, что большинство нормальных людей, тем более с женами и детьми, на футбол сегодня не пойдут. Мат-перемат, мордобой и оскорбления — даже в адрес соседей по трибуне, которые болеют за эту же команду! Кто захочет, чтобы его семья находилась в такой атмосфере?

Конечно, за день ситуацию не изменишь. Выход вижу один — чтобы клубы сами обеспечивали безопасность на стадионах. Мне стыдно смотреть на то, что охрану на матчах осуществляют внутренние войска, солдаты срочной службы. Такого нигде в мире нет и быть не может. Матч nремьер-лиги — не государственное дело, а бизнес. Значит, клуб, как хозяин бизнеса, должен нанимать частных охранников, стюардов, детективов, которые будут выявлять дебилов и пожизненно запрещать им вход на стадион.

О том, насколько «эффективна» система «выявления дебилов» на «Петровском» (то же можно сказать о почти любой российской арене), я получил лишнее подтверждение в питерской школе-интернате для слепых и слабовидящих детей. Одного из учеников как-то взяли на матч. И в секторе, где от сидел, началась буза. Милиция по традиции забрала всех скопом — и в том числе завела дело на слепого подростка! Грустно и символично: слепого забирают в милицию, а хулиганье остаются безнаказанными.

Очевидно одно: обстановка на футболе в России такая же, какая у нас страна. Можно сделать верные шаги и до какой-то степени оздоровить ситуацию на аренах — но до конца здоровой ее сделать невозможно, пока многие люди живут по волчьим законам. Пока безнаказанно орудуют скинхеды и фашисты. Пока люди с другим цветом кожи и разрезом глаз не могут спокойно ходить по улицам.

Шац:

— Ситуация в Питере менялась на моих глазах. Когда у учился в институте, у меня в группе было два парня из Непала, в соседних группах учились индусы. И все они чувствовать себя в городе прекрасно, никакого страха у них не было! И не футбол они ходили, и там к ним нормально относились. A в последние 10–15 лет у футбола стал звериный лик. И не только у него.

Потенциал фанатской среды огромен, и то, что определенные люди и силы используют его в своих целях, — однозначно. Лично знаком с одним человеком, который, как выяснилось, манипулирует фанатскими группировками в Москве. Это чудовищно.

Уровень агрессии, с которым сталкиваешься на футболе в России и на Западе — несоизмерим. Там люди понимают, что это — игра, которая в определенный момент начинается и заканчивается. И с финальным свистком эмоциональный накал улетучивается. На наших стадионах — немотивированный и неконтролируемый выплеск отрицательных эмоций. Это и порождает такие вопиющие баннеры, как о Яшине.

Когда я заканчивал эту книгу, в Казани во время матча «Рубин» — «Спартак» произошло событие, после которого, надеюсь, власть поймет степень серьезности проблемы. В гостевом секторе появился баннер, поздравляющий Гитлера со 120-летием со дня рождения.

За две недели до 9 мая это выглядело как наглый вызов обществу. От того, как общество поведет себя в ответ, зависит, возможно, будущее нашей страны. Когда-то в Германии так и дошло до 1933 года.

* * *

Вернемся к футболу. И перенесемся в начало лета 2008-го, когда «Зенит» уже выиграл Кубок УЕФА, а сборная России готовилась к Euro. При том, что она к тому времени 20 лет не выходила из группы на мировых и европейских первенствах, мои тогдашние авторитетные собеседники были уверены: на сей раз групповой барьер будет преодолен. Во многом — благодаря успеху «Зенита».

Юрий Семин:

— Плюс для сборной — победа «Зенита» в Кубке УЕФА. На сегодняшний день у национальной команды появился базовый клуб европейского уровня.

Андрей Тихонов:

— Радует, что сборная едет в Австрию и Швейцарию на фоне победы «Зенита» в Кубке УЕФА. Прошлой осенью, да и зимой никто от питерцев таких достижений и такой игры не ожидал. А теперь все убедились: футболисты у нас есть. И все зависит от того, как они готовы и настроены.

Вячеслав Колосков:

— Полагаю, из группы мы выйдем с вероятностью в 70 процентов. Дать такую оценку в первую очередь мне позволяет победа «Зенита».

Известные люди из мира искусства были едины в этом мнении с футбольными спецами. Но вряд ли кто-то из тех и других ожидал, что сборная не просто выйдет в плей-офф, а в четвертьфинале положит на обе лопатки великолепных голландцев — 3:1.

Этот матч стал звездным часом Аршавина. Сумасшедший голевой пас Торбинскому, а потом собственный гол в овертайме — об этом говорил весь изумленный мир — ведь россиянина еще годом ранее почти никто в Европе не знал.

А я не мог не позвонить его другу Мигицко. Он был на седьмом небе от счастья.

— Это какая-то сказка. В моей душе расцвел вишневый сад. Созваниваемся с Аршавиным через день. И все время обмениваемся шутками. Звоню ему позавчера: «Здравствуйте, Андрей Сергеевич. Это я, ваша звездная болезнь!» Он тут же парировал: «Не-ет, моя звездная болезнь всегда со мной!»

Всегда знал, что он способен на все то, что вытворяет на Euro. Ну не видели его раньше Зидан, Беккенбауэр, Сколари. А я — видел. И не сомневался, что это талантище однажды признают все. Открою вам секрет: в ближайшие дни сделаю на груди татуировку со словом «Шава».

Когда мы беседовали с Мигицко в конце 2008-го, он признался, что до татуировки дело пока так и не дошло. Но твердо заявил, что свое слово сдержит. После четырех аршавинских голов за «Арсенал» в ворота «Ливерпуля» на ливерпульском стадионе «Энфилд Роуд» у народного артиста России нет другого выбора…

История европейского взлета Аршавина слишком художественна и драматична, чтобы быть правдой. Но, оказывается так бывает и в жизни.

На последних минутах заключительного отборочного матча Euro против Андорры Аршавин грубо ответил спровоцировавшему его сопернику и был удален с поля. Дисциплинарный комитет УЕФА дисквалифицировал его на два первых матча финальной части Euro. Изгнал бы на три — никакого Аршавина на чемпионате Европы мы бы, скорее всего, не увидели. А значит, и в «Арсенале» — тоже.

Хиддинк до последнего момента не объявлял, возьмет ли зенитовца на Euro. И уже думалось о том, что не судьба Аршавину, как и Федору Черенкову, сыграть за сборную на больших турнирах. В 2002-м Андрея в последний момент «прокатил» мимо чемпионата мира Олег Романцев, в 2004-м на первенство Европы не взял Георгий Ярцев. В 2006-м на чемпионат планеты в Германию сборная России не попала. Неужели и теперь?..

За день до финала Кубка УЕФА я спросил Аршавина:

— В день финала Хиддинк объявит расширенный состав команды на Euro-2008. Есть ли по этому поводу какая-то нервозность?

— Может, и есть. Но сейчас я готовлюсь к финалу Кубка УЕФА. А вообще рад, что все решает только Хиддинк. Если бы был российский тренер, у него было бы много советчиков. И, более того, я бы наверняка уже знал, поеду или нет. А сейчас — не знаю.

После победы над Голландией я спрошу Хиддинка:

— У вас были мысли не брать Аршавина на Euro?

— Нет. Я сразу сказал своим помощникам, что Аршавин на Еиго поедет. Потому что к третьему матчу, со Швецией, мы должны были остаться в гонке за выход из группы. В отборочном турнире он был героем сразу нескольких ключевых эпизодов. Например, после сольного прохода забил важнейший гол Македонии. Тем самым доказав, что может внести в игру изюминку и решить исход матча. Поэтому не испытывал ни секунды сомнений, брать ли Аршавина на Euro.

Мы говорили ему: «Ты способен делать больше». И он доказал это, подтвердил, что способен брать на себя ответственность и держать удар. И делать больше, чем думали другие люди и, возможно, он сам.

— Аршавина нахваливает даже Зидан. По-вашему, Андрей способен стать суперзвездой мирового масштаба, заиграть в ведущих клубах мира?

— Чтобы быть суперзвездой, надо играть в одной из лучших лиг мира — английской или испанской. И у Андрея есть для этого все качества.

Пройдет время — и Аршавин полностью подтвердит эти комплименты.

Но тогда на Euro был еще полуфинал с Испанией, в котором Аршавина наглухо закрыли. Это не помешало ему попасть в символическую сборную чемпионата. Но главный тренер «Арсенала» Арсен Венгер заметил:

— В том, что Аршавин — талант высшего уровня, сомневаться не приходится. Единственный вопрос связан с тем, что в ведущих лигах мира необходимо быть на высочайшем уровне физической готовности на протяжении всего сезона. Сможет ли он демонстрировать весь свой потенциал каждые три дня? Полуфинальная встреча с испанцами, в которой Аршавин выглядел измотанным, заставила над этим вопросом задуматься.

Судьба сложится так, что семь месяцев спустя Аршавин попадет в команду Венгера. И развеет все сомнения француза.

После матча с Грецией, в котором Аршавин не участвовал из-за дисквалификации, он неожиданно согласился на просьбу шведского журналиста дать интервью по-английски. И ответы получились хоть и лаконичными, но живыми и содержательными.

— Что вы знаете о сборной Швеции?

— Знаю нескольких игроков. У вас есть лучший форвард Европы, а может, и мира — Златан (Ибрагимович. — Прим. И. Р.).

— Он, по-вашему, лучший форвард или вообще лучший игрок?

— Форвард. А лучший игрок — Криштиану Роналду.

— Себя на третье место поставили бы?

— Нет. Я не люблю быть третьим, я люблю быть первым.

— У вас хороший английский.

— Нет, я только учусь. Если бы мой учитель сейчас меня услышал, ему не понравилось бы. Он думает, что мой английский лучше.

— Вы хотите переехать в английскую премьер-лигу летом?

Тут Аршавин столь выразительно закатил глаза, что засмеялись все, кто видел этот диалог. А швед, которому перепал такой материал, был просто наверху блаженства. Хотя в тот момент наверняка еще до конца не понимал, кто он, этот 170-сантиметровый парень с озорным мальчишеским лицом.

Под знаком Аршавина и его тяжбы с «Зенитом» о переезде за рубеж прошла вся вторая половина 2008-го и начало 2009 года.

* * *

Первый раз о своем желании уехать за границу Аршавин заявил после чемпионского сезона. А в апреле 2008-го, перед полуфиналами Кубка УЕФА против «Баварии», я спросил его:

— Ваше острое желание уехать не изменилось?

— Нет. В европейских чемпионатах сильнее футбол и футболисты. Да, сейчас получаю удовольствие от игры за «Зенит», но на моем желании выступать в Европе это не сказывается. Еще в начале карьеры, когда только пришел в «Зенит», сказал, что не хочу играть в нем долго и стремлюсь уехать в Европу.

— Насколько реально, что летом это произойдет?

— До меня доносятся слухи в пользу того, что все-таки уеду. Меня это радует.

— Готовы на снижение зарплаты, как Кержаков в «Севилье»?

— Все зависит от клуба, в который перейду.

— То есть в суперклуб согласитесь пойти и на меньший контракт, а в не столь титулованный — нет?

— Скорее всего.

— Перечень стран ограничен?

— В идеале — Испания, но можно и в Англию. Итальянский же футбол мне по стилю никогда не нравился.

— Не жалко пропустить первую Лигу чемпионов, которая предстоит «Зениту»?

— Меня это вообще не трогает.

— Не боитесь, что без вас «Зенит» может «посыпаться»?

— Не нужно бояться терять сильных футболистов. Тем более у «Газпрома» столько денег, что он может купить десять Аршавиных.

— Не все, однако, в ваших силах.

— В моей ситуации трудно, даже невозможно получить статус свободного агента. Поэтому уйти могу, только если руководство клуба пойдет мне навстречу.

Накануне финала Кубка УЕФА в нашем разговоре с футболистом промелькнула малозаметная реплика, за которой стояло многое.

— В контексте вашего желания уехать за рубеж не думаете о том, что это, возможно, ваш последний матч за «Зенит»?

— Может, и так. Но я об этом не думаю. Да и от агента пока тишина.

Слово «пока» оказалось дипломатической завесой. Вскоре Аршавин в одностороннем порядке прекратил сотрудничество со своим многолетним и весьма влиятельным агентом Павлом Андреевым и начал сотрудничество с Деннисом Лахтером: объяснив это в «СЭ» так:

— В какой-то момент я понял — для того, чтобы уйти, нужно иметь агента, который сам этого хочет.

Расшифровка этого тезиса, как утверждало пол-Питера, такова: «Зенит» предложил Аршавину новый контракт, согласно которому он может получать неслыханные для России 7 миллионов долларов в год. И якобы из-за огромных комиссионных Андрееву было крайне невыгодно, чтобы игрок это соглашение не подписал и уехал за рубеж.

Одной из главнейших загадок остается вопрос — кто порекомендовал Аршавину Лахтера, до того в агентских кругах малоизвестного? Среди людей, имеющих отношение к «Зениту», многие убеждены: это директор школы «Зенит» Евгений Шейнин. Но и Аршавин, и Шейнин такую версию категорически опровергают.

— Правда ли, что с Лихтером вам посоветовал работать Шейнин? — спросил я Аршавина.

В ответ услышал слова, от которых мороз пошел по коже.

— Слава богу, что это тайна. Иначе этого человека, думаю, уже не было бы на свете.

Конечно, тут можно было бы вспомнить тезис Черкасова, что Андрею для поддержания образа необходимы «трескучие фразы». Но, вспоминая судьбу его первого агента — Юрия Тишкова, — понимаешь, что на такие слова Аршавин право имеет, и именно из его уст гиперболой они не выглядят.

Шейнин:

— Андреев мне так и заявил: мол, это ты познакомил Аршавина с Лахтером. Я рассказал об этом Андрею. Он сначала посмеялся. А потом посерьезнел и сказал: «Евгений Наумович, я могу на любом уровне заявить, что это неправда. И еще. Я мог бы вам, как своему другу, сказать, кто познакомил меня с Лахтером. Но для того, чтобы у вас потом не было неприятностей, давайте лучше я вам этого говорить не буду». Настаивать я не стал.

Лахтера я никогда в жизни не видел. Даже не знаю, как он выглядит. Конечно, все эти слухи идут от Андреева, с которым у нас конфликт. Хотя когда-то, как ни странно, мы познакомились с Аршавиным именно через Андреева.

Но надо же понимать, что Аршавин ушел к другому агенту только после того, как у него появились очень серьезные проблемы с прежним! Агент не должен быть тебе другом или врагом. Агент — просто нанятый тобою человек. Не футболист нанят агентом, а агент — футболистом. А когда он приходит и говорит: «Ты будешь играть в "Зените", потому что я так хочу» — как после этого не развиться антагонизму? Андрей к нему очень хорошо относился, пока все в их отношениях было честно.

У Сарсания — иная точка зрения:

— Я этот поступок Аршавина осуждаю, поскольку считаю его действия абсолютно неправильными. По крайней мере, по форме. Паша работал с Андреем долгие годы, многое для него сделал. И если Аршавин решил, что его делами будет заниматься кто-то другой, то по крайней мере должен был сказать это Андрееву в лицо. Но разговора не было вообще, Паша узнал об этом через третьи руки. Так нельзя. Пусть мы с Андреевым и были в свое время конкурентами, но я ставлю себя на его место и понимаю, что тоже отнесся бы к такому поведению игрока, мягко говоря, негативно.

Рапопорт:

— У Аршавина был повод для недовольства. С последним контрактом, в котором не была прописана сумма omcmyпных, его подвели. Насколько мне известно, он хотел включит туда этот пункт, но в итоге ему дали устное слово. Вот только к тому моменту, когда вопрос о продаже встал ребром, одного из тех, кто договаривался — Фурсенко — в «Зените» уже не было, а Андреев по какой-то причине занял другую позицию. Я с ним не разговаривал, но, возможно, он не был заинтересован в том, чтобы Аршавин уходил из «Зенита» и нашел в этом плане общий язык с новым руководством клуба.

Будь в контракте Аршавина пункт об отступных, он бы наверняка ушел из «Зенита» гораздо легче. У того же Данни такое условие было — и «Динамо» ничего не смогло сделать, когда «Зенит» захотел видеть португальца в Питере и оказался готов раскошелиться.

Спрашиваю Аршавина:

— Когда вы подписали новый контракт в 2006-м, то в прессе не стали скрывать, что не очень им довольны: мол, пришлось идти с клубом на серьезные компромиссы. Что вы тогда имели в виду — отсутствие суммы отступных или четырехлетний срок?

— Нет, срок меня тогда не беспокоил. А об отступных думал.

— То, что они не были указаны, — чья ошибка? Ваша или агента Павла Андреева?

— Общая.

— О том, как вы подписывали то соглашение, ходит масса легенд. Одна из них: якобы вам уже в лифте, идущем наверх, сказали, что сумма будет не в евро, а в долларах, и вы поехали вниз.

— Конечно, это полный бред.

После истории с Аршавиным, думаю, вряд ли найдется хотя бы один более или менее заметный российский игрок, который не внесет пункт об отступных в свои новые контракты.

Став к июлю, по сути, национальным достоянием, Аршавин получил возможность сам выбирать себе агента. Но «Газпром» оставался «Газпромом», и с ним сладить было гораздо сложнее.

Тем более что управляли «Зенитом» теперь не те люди, с которыми Аршавин договаривался «на берегу».

В апреле Сарсания говорил:

— Во время зимней трансферной кампании Аршавину было обещано: если будет достойное предложение, летом отпустим.

— Пообещал-то Фурсенко, а теперь президент — Дюков!

— Я изложил ситуацию Александру Валерьевичу. Он ничего не сказал, но по крайней мере находится в курсе событий. Думаю, если Андрею поступит предложение от достойного клуба, то будет преступлением его не отпустить. У нас с Аршавиным во взаимоотношениях случалось разное, но он молодец, что пытается доказать, что сильнее сегодня, а не вчера или позавчера.

— Насколько верна информация, что клуб требует за Аршавина 20 миллионов долларов?

— Думаю, столько игрок и стоит.

* * *

Предложение от «достойного клуба», о котором говорил Сарсания, не заставило себя ждать. Еще до четвертьфинала с Голландией официальный запрос в «Зенит» прислала «Барселона». Это было невероятно. Потому что во всех своих интервью, начиная с 18-летнего возраста, игрок твердил, что грезит именно «Барсой». И вот она предложила «Зениту» за него 15 миллионов евро.

Вот отрывок из беседы с 20-летним футболистом в «СЭ» за 6 марта 2002 года, которой мой коллега Юрий Бутнев предпослал заголовок «Мечтаю попасть в "Барселону"»:

— Бронзовая медаль за 2001 год — пока самый дорогой трофей?

— Бронза — не золото. Вот если выиграю чемпионат России — это будет действительно большой успех.

— Это ваша футбольная мечта?

— Нет, я мечтаю играть в «Барселоне».

— С кем из каталонцев при встрече поменялись бы футболками?

— Подошел бы к Ривалдо, но не уверен, что обмен состоялся бы.

Нынче Ривалдо, закатывающаяся бразильская звезда, играет в узбекском «Бунедкоре». И сам бы, думаю, был не прочь заполучить футболку Аршавина. Так меняется жизнь.

Радимов:

— «Барса» Аршавину действительно нравится всю жизнь.

— Он ведь в холодную погоду даже тренировался в шапочке «Барселоны»?

— Да. При Адвокате это уже нельзя было, а при Петржеле — можно. И все знали, что Андрей болеет за «Барсу». Уверен: от его игры с такими людьми, как Месси и Анри, выиграла бы и «Барселона», и сам Аршавин. К тому же слежу за испанским чемпионатом, в котором когда-то играл. И понимаю, что там ему было бы легче, чем в Англии. Он стал бы кумиром болельщиков.

Естественно, наш разговор с Радимовым проходил еще до того, как Аршавин покорил сердца поклонников «канониров».

После полуфинала Euro с Испанией я писал в «СЭ»:

«Аршавин очень хочет уехать. Ему уже 27 Нынешний шанс — по большому счету последний. И наше общее футбольное благо требует, чтобы и руководство "Зенита", и его агент осуществили сделку уже нынешним летом. Вспоминаю историю семилетней давности, когда "Спартак" отказался продавать в "Баварию" и "Милан" Егора Титова, проведшего блестящую Лигу чемпионов и находившегося на пике своего таланта. Прежняя мотивация у лидера красно-белых исчезла, а потом началась черная полоса — тяжелые травмы, дисквалификация. А реализуй Титов свою мечту поиграть в сильном заграничном клубе — мы бы, возможно, получили суперзвезду.

Не хочется, чтобы нечто подобное произошло с Аршавиным, который жаждал отъезда еще зимой. Теперь же, когда цена на него взлетела, оставаться в России для самого большого ее таланта просто губительно».

За девять лет Аршавин сделал для «Зенита» столько, что заслужил уважения со стороны клуба. Тем более что 15 миллионов евро — не мешок с картошкой. Но мечта о «Барселоне» так и осталась для Аршавина мечтой. Сумма «Зениту» показалась недостаточной, и 7 июля переговоры с каталонцами были прекращены.

Цинизм руководства «Зенита» заключается даже не в том, что оно не дало осуществиться детской мечте игрока, к исполнению которой он подошел на расстояние вытянутой руки. Тут уж, как говорится, бизнес есть бизнес. Ничего личного.

Цинизм в том, что оно, руководство, свалило все на самого Андрея.

В ноябре 2008-го, на следующий день после матча Лиги чемпионов «Зенит» — «Ювентус», Дюков и Адвокат давали пресс-конференцию по итогам сезона. И президент клуба, в частности, заявил:

— В июле Андрей попросил возможность сменить клуб. Была выпущена авторизация, то есть доверенность на право ведения переговоров, его новому агенту Денису Лахтеру. Откликнулся один клуб — «Барселона». Но ее предложение, не устроило в том числе и самого Андрея.

То же самое в интервью «Советскому спорту» в номере з 28 января 2009 года сказал генеральный директор «Зенита: Максим Митрофанов:

«Формально 15 миллионов евро предлагала только "Барселона". Но каталонцы требовали немедленного ответа и уж были готовы примерно за те же деньги купить другого футболиста. При этом вовсе не обещали Аршавину места в основном составе. Говорили: да, это хороший игрок, он получит шанс, будет выходить на замену, но мы можем гарантировать только" роль второго плана". Я не думаю, что Андрея устраивал такой вариант, и он сам, по-моему, в интервью это говорил».

Известный демагогический прием, безотказно воздействующий на аудиторию: приписывать человеку слова, которых он никогда не произносил. Есть, правда, оговорка — «по-моему». Но и она не делает ложь — правдой.

Во время беседы для этой книги, состоявшейся в конце декабря, Аршавин сказал:

— Больше всего меня раздражает, когда говорят, что я сам отказался от предложения «Барселоны». Нет, даже не раздражает: слышать подобные вещи мне откровенно смешно.

— То есть слова Дюкова: «Предложение "Барселоны" не устроило в том числе и самого Андрея» — неправда?

— Конечно.

— Какие чувства вы испытали, когда вам лично позвонил президент «Барсы» Лапорта?

— Удивление, что у меня есть возможность разговаривать с президентом «Барселоны». Диалог был короткий. Лапорт спросил, хочу ли я играть в «Барселоне». Я ответил: «Да». Он спросил, сколько я хочу денег. Я назвал сумму. Он сказал: «Heт проблем. Завтра высылаем факс в клуб, готовы предложить "Зениту" 15 миллионов евро». На следующий день факс был в «Зените».

— Сейчас, глядя на шикарную игру команды Хосепа Гвардьолы, не ловите себя на мысли, что могли бы сейчас быть там?

— Может, мне бы этого и хотелось. Но раз Бог не дал мне возможности быть в «Барселоне», значит, так суждено. Я особо не убиваюсь и не плачу в подушку, а смотрю матчи «Барселоны» и наслаждаюсь.

— По-прежнему болеете за нее?

— Конечно.

— А надеетесь, что все-таки еще получите шанс там оказаться?

— Если Бог даст, то — да.

— Доводилось ли вам лично общаться с Алексеем Миллером?

— Когда он заходил к нам в раздевалку, перебрасывались парой фраз.

— Не было желания летом поговорить с ним один на один?

— Было. Но я не понимал, как это можно сделать. Просил об этом Дюкова, он ответил: «Да-да». Но до сих пор ничего для этого так и не было сделано.

Что в действительности говорил Аршавин в июле, после срыва сделки? Цитирую «Спорт-Экспресс» — единственное издание, которому он регулярно дает интервью:

«Прекрасно понимаю позицию "Зенита": предложенная сумма, пожалуй, действительно слишком мала. Значит, мечта таки останется мечтой. Или осуществится в другое время. Странно как-то вышло: хорошая игра на Euro, получается, пошла мне во вред. Цена-то моя возросла. По-прежнему хочу уйти, как говорил еще до чемпионата Европы».

Где здесь признание, что предложение «Барсы» не устроило и самого Андрея? Зато вижу слова Адвоката голландским журналистам, что в «Зените» решили: покупателям Аршавина придется раскошелиться на 25–30 миллионов евро. То есть на огромную даже по докризисным временам сумму.

А по поводу «Барсы» Аршавин в интервью журналисту «СЭ» Борису Левину в номере за 8 августа рассказал:

— Уже во время Euro позвонил Дмитрий Селюк, известный по работе в донецком «Металлурге», и сообщил, что интерес ко мне проявляет «Барселона». Он поинтересовался, сколько «Зенит» за меня хочет. На эту тему у нас был разговор еще с Фурсенко, и речь там шла о сумме 12–15 миллионов евро. Поскольку Дюков объявил после прихода, что все обязательства предыдущего президента будут выполняться, я и назвал Селюку 15 миллионов. Он сказал, что это приемлемая цена, и если мои личные условия устроят президента «Барселоны» Лапорту, который свяжется со мной, то каталонский клуб отправит «Зениту» официальное предложение.

…Факс из «Барселоны» был отправлен или перед игрой со шведами, или сразу после нее. С ответом «Зенит» тянул около двух недель, но в итоге отправил официальный отказ — уже после Euro. В переговоры по сумме «Барселона» вступать не стала — она просто за те же деньги купила у «Арсенала» белоруса Александра Глеба. В принципе Селюк сказал мне сразу — если «Зенит» не согласится, то каталонский клуб сделает предложение Глебу.

— Если бы вы назвали Селюку сумму, условно говоря, 20 миллионов и каталонцы на нее пошли, сделка тоже не состоялась бы?

— Думаю, нет. Да и не факт, что «Барселона» согласилась бы на более высокую цену — она явно хотела, что называется, подсуетиться и приобрести неплохой товар по приемлемой цене. Я это понимал, поэтому согласился с решением «Зенита» и не стал вступать в полемику с клубом. Хотя дальнейшее развитие событий на трансферном рынке показало, что цена была не такой уж и маленькой. Если Роналдинью (перешедший из «Барселоны» в «Милан». — Прим. И. Р.) стоит 18 миллионов евро, то о чем можно говорить?

И в этой беседе ни намека на то, что Аршавина не устроили условия «Барселоны», я опять же не нашел.

В сентябре я взял интервью у форварда «Барселоны», а в прошлом — капитана «Арсенала» Тьерри Анри.

— Летом «Барселона» приглашала в свои ряды Аршавина. Знали ли вы об этом, были ли разговоры в команде на эту тему?

— Некоторые мои знакомые из футбольного мира говорили о возможности его прихода в «Барселону» — и им я верю. Знаю, что это очень хороший игрок. Впервые увидел его в матчах «Зенита» с «Марселем» и запомнил, как на «Велодроме» сольный проход этого парня переломил все в противостоянии клубов. На чемпионате Европы убедился в его классе. Куда бы Аршавин ни перешел, он станет для своей новой команды отличным приобретением. По крайней мере, если будет показывать тот же уровень, который демонстрировал на Euro.

— Аршавин очень хотел уехать из России, но руководство «Зенита» не позволило. Вы когда-нибудь оказывались в такой ситуации?

— Нет. С теми клубами, в которых я выступал, при интересовавших меня предложениях мы всегда приходили к полюбовным соглашениям. Поэтому мне трудно представить себя на его месте.

За Аршавина в тот момент, думаю, оскорбились все российские футболисты. Так, Панов был очень эмоционален:

— Не отпустить Андрея в «Барселону», тем более когда есть неплохое официальное предложение, — кощунство. Видно ведь, что он перерос российский чемпионат, ему здесь неинтересно больше играть, он выиграл все, что можно. Да и кто в «Барсе» не хотел бы играть!

Но и для клуба тоже было бы здорово, если бы его игрок ушел не куда-нибудь, а в «Барселону»! И болельщики «Зенита» это только с гордостью бы восприняли, и в мире бы к «Зениту» стали по-другому относиться! Его не отпустили, потому что якобы мало денег предложили. А я понимаю, почему мало, — потому что за 30 миллионов евро купили Данни и хотели компенсировать эту сумму продажей Аршавина.

Это неправильный подход! В контракте можно подвинуться по деньгам, но прописать другие вещи — допустим, два товарищеских матча «Зенита» с «Барселоной» в обоих городах, какую-то помощь каталонцев в подъеме нашей детско-юношеской школы. Все это в долгосрочной перспективе сработало бы на «Зенит». А у нас люди мыслят только категориями голых денег, словно это нефть, а не футбол.

Фурсенко:

— Я с самого начала был сторонником того, чтобы отпустить Аршавина в «Барселону». Во-первых, такой переход был бы пропагандой российского футбола во всем мире. Во-вторых, он стал бы очень хорошим примером для других наших мальчишек — можно, оказывается, нам играть в лучших клубах мира, и наши стандарты мастерства ничем не ниже, чем, допустим, английские! Он достаточно сил и времени потратил на то, чтобы принести славу питерскому футболу.

Что же касается конкретных сумм… Поскольку к тому моменту, как я ушел из клуба, реальных предложений по покупке Аршавина не было, то и обсуждать было нечего. По ему самому я говорил: в твоих интересах, чтобы тебя купили за максимальное количество денег. Потому что тогда тебя будут больше ценить в клубе.

Клубом этим в итоге окажется не «Барселона», а «Арсенал». Но летом до этого было еще очень далеко.

Во время пекинской Олимпиады я брал у вице-премьера правительства России Сергея Иванова интервью для «СЭ». И, в частности, спросил об Аршавине:

— По-вашему, нормально, когда человека, столько сделавшего для команды, не отпускают за хорошие деньги за границу?

— Мое личное мнение — не как вице-премьера, а как гражданина, — таково: это ненормально. Считаю, Аршавин сделал для «Зенита» столько, что, раз он хочет, нужно отпустить его по разумной цене. Насколько я понимаю трансферный рынок, иена, в категорической форме запрошенная «Зенитом» за Аршавина, чрезмерна.

Это интервью вышло в свет 21 августа, то есть за 10 дней до закрытия трансферного «окна». Говорят, слова влиятельного политика на какое-то время качнули маятник в сторону отъезда. Но затем все вернулось на круги своя.

Последним летним вариантом был лондонский «Тоттенхэм». Аршавину позвонил лично тогдашний тренер «шпор» испанец Хуанде Рамос, выигравший с «Севильей» два Кубка УЕФА подряд. К россиянам он явно неравнодушен: в свое время пригласил в «Севилью» Кержакова, а в «Тоттенхэм», уже после неудачи с Аршавиным, — Павлюченко.

Аршавин в интервью «СЭ» говорил:

— Когда в тебе заинтересован тренер, тем более такой известный и сильный, это уже половина успеха будущего перехода. Поэтому я дал предварительное согласие. Да только моя трансферная цена к тому времени выросла. Не знаю, откуда взялась озвученная мне президентом «Зенита» сумма, но она очень велика. Мне было сказано о 27 миллионах евро. Эта цена сразу всех отпугнула. Но надеюсь на то, что в одно прекрасное утро руководители «Газпрома» встанут с правильной ноги и скажут: «Аршавин надоел уже нам своим нытьем — давайте отпустим его».

Аршавин, дававший это интервью 7 августа, поторопился с выводами. Перед самым закрытием трансферного «окна» «Тоттенхэм» сделал свое последнее предложение. И оно составляло те самые 25 миллионов евро, которых к тому моменту требовал «Зенит». Но в Питере отказались вновь. Под предлогом, который объяснил на ноябрьской итоговой пресс-конференции Дюков:

— Нас не устроили условия платежа, выдвинутые «Тоттенхэмом». Полностью рассчитались бы за трансфер с «Зенитом» только через четыре года.

Шейнин:

— Мне не совсем понятно, с чего это вдруг «Зенит» начал так думать о деньгах. Если он, не задумываясь, купил Данни за 30 миллионов евро, значит, деньги для клуба не главное. Но когда надо было продавать Аршавина, о них вдруг вспомнили.

Теперь легко размышлять: дескать, для Андрея к лучшему, что в тот момент трансфер сорвался. Поскольку в итоге он попал в более сильную и стильную (именно для Аршавина!) команду.

Но до того полгода ему еще предстояло провести в неизвестности.

* * *

— В глубине души надеялись, что к вам отнесутся со всем иначе? — спросил я Аршавина в конце декабря.

— Конечно. Люблю этот город, эту команду. Благодарен ей за то, что мне дали возможность здесь играть — и неплохо, думаю, играть. Хотел, чтобы клуб оценил все те годы которые я провел в «Зените», и пошел мне навстречу. И думал, что будет так. Но…

13 июля он вышел на замену в выездной игре с «Химками: и на второй добавленной минуте забил последний гол матча — 4:1. После чего — как отрезало. С того момента член символической сборной Euro-2008 не забивал более тысячи минут. Вплоть до закрытия трансферного окна. Причину люди прекрасно знали. И в большинстве своем, уверен, Аршавину со чувствовали. Невозможно было в «золотой клетке» не поддаться унынию. Раскачать его были способны только международные матчи — Лига чемпионов и сборная.

В сентябре, перед домашним поединком сборной с Уэльсом, я спросил Хиддинка:

— Ваше мнение о несостоявшемся трансфере Аршавина?

— Скажу лишь о том, как Аршавин ведет себя в сборной. У меня нет ни малейших оснований для жалоб и опасений. Когда игрок разочарован и подавлен, он обычно уходит автобус сразу после окончания тренировки. Но первая тренировка команды на этом сборе официально закончилась, а Аршавин еще 15–20 минут работал дополнительно. Это говорит о том, что с ним все в порядке. Да, он был бы рад уехать. Но у него сильный характер, который мне очень нравится.

Нельзя забывать, что «Зенит» в целом и Аршавин в частности, впервые будут выступать в Лиге чемпионов. Игроку 27 лет, но это будет первый такой опыт в его карьере. Встречаться с «Ювентусом» и «Реалом» — тоже топ-уровень, новый стимул для того, чтобы показать миру свое мастерство. Андрей — умный человек и прекрасно это понимает. Думаю, есть основания надеяться, что Лига чемпионов развеет его разочарование.

Так и вышло. Потрясенный игрой Аршавина против «Реала», звезда мадридцев Арьен Роббен заявил:

— Это великолепный игрок! Смотреть на его действия — одно удовольствие. На мой взгляд, сейчас он один из лучших атакующих игроков Европы.

Блистал Андрей и в сборной. В домашней встрече с финнами счет был 2:0 — но по игре казался недостаточным. Это был торт без вишенки. И ее торжественно возложил Аршавин. Перед тем как проскользнуть между двумя защитниками, обвести вратаря и отправить мяч в ворота, он выдержал дьявольскую паузу. Стало ясно, что сейчас мы увидим нечто. И мы увидели. Ради таких моментов люди и заболевают футболом.

За воротами, где происходило это действо, в манишке фотографа стоял пианист-виртуоз Денис Мацуев. После матча он говорил мне:

— Очень рад за Аршавина, которого не сломила болезненная для него ситуация с несостоявшимся отъездом в «Барселону» и вообще за границу. Он смог преодолеть разочарование и продолжает демонстрировать нам свой талант. А может быть, даже гений.

Все ждали: что будет с ним после окончания трансферного периода? Аршавин был под двойным прицелом. Но вы видите, что творится?! Красота, романтизм, импровизация! А какую паузу он выдержал перед своим соло? Все их знают, эти паузы и финты, но никто ничего не может с ними сделать. Это фантастика.

Трудно вообразить, какими усилиями далось это преодоление Аршавину. После закрытия трансферного «окна» он долго молчал. Прорвало его 7 ноября, после ответного поединка Лиги чемпионов с белорусским БАТЭ. В Минске он дал «программное» интервью журналисту «СЭ» Борису Левину под заголовком «Если зимой не отпустят, в «Зените» останусь только на бумаге».

«— Все сводится к одному — выставит ли "Зенит" реальную цену. Если это произойдет, конечно, уйду. Если нет — буду числиться в "Зените", но только на бумаге. Играть здесь в следующем году не хочу и не буду. Это не ультиматум, а естественная реакция на происходящее. Я всегда верил, что можно договориться по-хорошему и уйти нормально. И вел себя соответствующим образом. Но чем дальше, тем веры меньше. Получается, что без конфликта не обойтись, хотя, видит Бог, я хотел его меньше всего.

— Когда у вас был пик настроения в этом году?

— На Euro, конечно.

— А низшая точка?

— 2 сентября, когда окончательно захлопнулось трансферное" окно".

— Если нарисовать диаграмму между этими двумя значениями, где будет находиться нынешнее расположение духа?

— Я бы без всяких графиков сказал, что оно где-то в заднице».

Ультиматум? Крик души? Называйте как хотите, суть от этого не изменится: Андрей пошел ва-банк.

Шац в декабре рассуждал:

— Мне кажется, он высказался так жестко, потому что почувствовал: настал момент, когда нужно расставить все точки над i. И, думаю, правильно сделал. Я в этой ситуации абсолютно на стороне Аршавина. В команде должны играть те, кто этого хочет. И я буду очень горд, если, поиграв несколько лет в Англии, Испании или Италии, он вернется и окончит свою карьеру в «Зените».

Не могу сказать, что общение с ним подобно ухоженной тропинке в парке. Эта «дорожка» может быть весьма кривой и вывести куда угодно. Он действительно непростой человек, но при этом адекватный. А главное, в нем есть самоирония. И абсолютно отсутствует лжепафосность, которая вполне могла возникнуть при том уровне обожания, которое он испытывает в Питере.

К ультиматуму — крику души Аршавина отнеслись по-разному. Адвокат, например, и глазом не моргнул:

— Мы живем в свободном мире, где каждый волен говорить все, что считает нужным. Пока человек по полной программе выкладывается в работе, я не буду его осуждать за слова.

Сарсания:

— Мы с Диком никак не отреагировали, понимая, что для Андрея это крик души. То, чем человек живет. Поэтому наша позиция была однозначная: отпустите его!

А вот Панов, поддержавший Андрея в истории с переходом в «Барсу», тут высказывает противоположное мнение:

— Считаю, что тут Андрей не прав. Так вопросы решать нельзя. У тебя есть контракт, в нем должен быть пункт о сумме отступных, если кто-то захочет тебя купить. Раз такого пункта нет — обижаться можешь только на себя. Или на своего агента, который на нем не настоял. Аршавину не следует забывать, что игроком такого класса он стал именно в «Зените». Не будь Морозова, он со своим рискованным стилем игры и физическими данными мог бы и шанса нигде больше не получить.

Аршавин уйдет, а болельщики «Зенита» останутся. У них нет выбора, за кого болеть. А когда лидер перед важными матчами открыто говорит, что не хочет и не будет играть «Зените», это бьет по команде. Хорошо, что она все-таки заняла пятое место и попала в Кубок УЕФА. А если бы вообще осталась без еврокубков? Думаю, часть вины лежала бы на Аршавине.

Схоже с Пановым мыслит и Дмитриев, рассуждавший в ноябре еще более жестко:

— При всем уважении к Аршавину, в последнее время он стал слишком много говорить. Что это значит — «не хочу», «не буду»? У тебя контракт, тебя «сделал» город, тебя просят остаться. Как я слышал, ему предлагают неимоверные условия, в том числе и после окончания карьеры. А если уж захотел уйти, то не надо об этом на каждом углу трубить — тихонько обсуди с руководством клуба. Теперь ведь вся страна об этом говорит! Это и для молодежи в команде плохо — для них же Аршавин кумир, и они думают: дай-ка я тоже подпишу на один годик, а то вдруг меня «Бавария» захочет, а меня не отпустят, и я буду здесь загнивать. Во что тогда превратится «Зенит»?

Дмитриев много сделал для «Зенита» и имеет право на любое мнение. Но когда человек, первым публично заявивший о продаже своим партнером матча «Спартаку» в 96-м, бросает о ком-то фразу: «Он стал слишком много говорить» — это вызывает улыбку.

Мнение Радимова — где-то посередине:

— Каждый человек вправе говорить все, что посчитает нужным. Все, кто знает Шаву, этим словам не удивились и не увидели в них ничего страшного. Лично я считаю, что они были лишними, можно было бы обойтись и без них. Но уверен в другом, более важном: если бы Аршавину пришлось остаться в «Зените» еще на полгода, он играл бы — и выкладывался на сто процентов.

— Правду говорит Сарсания, что у Кержакова в момент обиды на клуб был другой подход?

— Керж на тренировках стал проявлять слабость. Видно было, что тренироваться и играть он не хочет, а хочет только уехать. Думаю, по отношению к партнерам это было не совсем верное поведение. Шава же до конца выкладывался и на всех тренировках, и в матчах.

Продать Аршавина призывала творческая интеллигенция Питера. Розенбаум:

— Формально, если контракт подписан, клуб имеет право привязать игрока к себе вплоть до его окончания. Но держать намертво человека, который выходит на поле и ненавидит все вокруг, — бред.

Мигицко:

— С одной стороны, не могу себе представить, что приду на игру «Зенита», и там не будет Андрея — моей гордости и футбольного идеала. Сам очень не люблю насилие над личностью, но думаю, что попытки клуба его удержать — это как желание не отпустить любимого к другой. Не из вредности, из большой любви. По крайней мере, надеюсь, что это так. Но, с другой стороны, не хочу мешать своими фантазиями его судьбе. Он сам себе хозяин. Его талант еще далеко не исчерпан. Пусть все будет так, как захочет сам Андрей.

Чем ближе было зимнее трансферное «окно», тем больше отношения Аршавина и руководства «Зенита» перерастали из холодной войны в открытую. Ответ на жесткое высказывание игрока Дюков на пресс-конференции по итогам сезона начал такого пассажа:

— Что будет, если Аршавин откажется играть за «Зенит»? Речь о том, что он, по сути, прекратит карьеру футболиста.

Смягчающие слова о его стопроцентной самоотдаче, которые прозвучали потом, были запоздалыми. Главное президент туба уже сказал.

Война приведет к тому, что в сезоне-2009, по имеющейся у меня информации, клуб откажется выдавать сезонный абонемент на матчи «Зенита» матери Андрея. Сопроводив этот постыдный акт, по словам близких к семье Аршавина людей, словами: «Андрей сейчас игрок другого клуба».

В решение аршавинского вопроса были вовлечены и высокие политические круги. Так, по крайней мере, считает Шейнин:

— «Зенит» не хотел отпускать Аршавина. За любые деньги. Но потом ситуация стала политической, когда Валентина Матвиенко сказала: «Что же мы парня держим, он столько сделал для нашего города!» Тогда что-то и начало меняться.

Ближе к Новому году стало известно, что интерес к Аршавину проявляет «Арсенал». Но взаимопонимание пришло не сразу. «Зенит» требовал 20 миллионов фунтов, «канониры» были готовы раскошелиться на 12. Время шло, ситуация не менялась, стороны обменивались выпадами в прессе, причем «Зенит» в лице Митрофанова пытался Андрея очернить и представить рвачом. Все, казалось, идет по августовскому сценарию. Как и тогда, переговорная машина заработала в последние дни и даже часы «окна». Успеют ли на сей раз?

«Они еще не представляют себе, КОГО покупают», — изрек Адвокат, когда переговоры шли полным ходом. И это было истинной правдой. Даже нам, почитателям его таланта, было еще невдомек, что у этого футболиста нет «потолка» возможностей. Просто нет.

В день, когда «окно» должно было захлопнуться, на Лондон обрушился жуткий снегопад, парализовавший столицу. Это был знак свыше. А «Арсенал» воспользовался им на земле, инициировав продление трансферного периода ввиду форс-мажора. Лигой оно было утверждено. К счастью для «канониров» и их будущей звезды.

* * *

Вечером 2 февраля 2009 года редакция «СЭ» словно смотрела виртуальный матч. Нет, на стадионах не происходило ничего, но журналисты, устремив взгляды в мониторы, то и дело вскрикивали так, будто кто-то на экране забил гол или, напротив, упустил верный момент. И сам я, признаюсь, входил в число людей, занимавшихся этим странным делом. Говорят, в этот вечер спортивные разделы российского Интернета побили все рекорды посещаемости, а официальный сайт «Зенита» в решающие минуты попросту рухнул.

Хоть я и родился больше чем на полвека позже окончания гражданской войны, обстановка в редакции вплоть до полуночи, полагаю, напоминала именно ее. Вот пришли «красные», спустя полчаса — «белые», потом опять «красные». Только теперь одни называются «Арсеналом», а другие — «Зенитом». И делят они не Россию, а ее самого талантливого футболиста.

Когда до официального закрытия «окна» оставались минуты, Аршавин, по данным сайта телеканала Sky Sports, уже был продан в «Арсенал». А когда оно уже захлопнулось, судя по сообщению пресс-атташе «Зенита» Алексея Петрова по российским федеральным каналам, сделка не состоялась (позже выяснилось, что его подставил некий высокопоставленный сотрудник клуба, что говорит об одном — даже в этот момент в совете директоров «Зенита» у продажи Аршавина были как сторонники, так и противники). Но прошло еще несколько минут — и появилась информация, что еще не все потеряно. И тебя бросало то в жар, то в холод, и надежда восставала из пепла, и невозможно было уехать домой, пока не узнал развязки.

Я очень рад, что находился тем вечером в редакции и лично пережил всю эту бурю эмоций, — тем более что история все-таки завершилась хеппи-эндом. Радость эта — от осознания того, до какой степени мы способны пропускать события нашей профессиональной жизни через собственные души.

Поэтому после заявления пресс-атташе мы в редакции и пережили ощущение полного, безысходного траура. Да, умом понимали, что у «Зенита» — свои бизнес-резоны, которые клуб вправе отстаивать. И напоминали себе, что сам Аршавин совсем не прост. И пытались заставить себя отстраненно воспринимать его битву за отъезд в Лондон как сугубо деловой спор физического и юридического лиц, в котором у каждого — своя правда.

Но не получалось — хоть ты тресни. По той самой причине, по которой к трансферной саге Аршавина я категорически не приемлю модной идиомы «мыльная опера». Ибо термин этот стал символом бессмысленной многосерийной жвачки, где годами тянется одно и то же, а миллионы домохозяек компенсируют отсутствие настоящей собственной жизни переживаниями за судьбу всех этих бесчисленных донов педро.

В случае с Аршавиным не было мыльной оперы. Потому что решалась судьба живого человека из плоти и крови. На наших глазах могла быть стерта в порошок, морально раздавлена незаурядная личность, после чудес которой вся страна в 2008 году вышла на улицы. И, возможно, мы больше никогда не увидели бы его фирменный знак — палец, приложенный к губам, и эти лукавые гримасы крайнего удивления после очередного собственного шедевра.

Можно сколько угодно говорить о том, что в 2006 году нужно было прописать четкую сумму отступных в контракте. Можно видеть определенную логику в требовании «Зенита» вернуть часть подписного бонуса — хотя, по имеющейся информации, сам Аршавин не получил из него ни цента. Можно предполагать, что Андрей своими резкими интервью настроил против себя многих в клубе.

Но, помилуйте, какое все это имеет значение?

А имеет — что насильно мил не будешь. Как бы логичны с точки зрения бизнеса ни были позиции клуба, человеческое по большому счету всегда выше делового. Оно, человеческое, — в том, что Аршавин с 2000 года играл в основном составе «Зенита» и выиграл с ним даже больше того, что возможно. До него питерский клуб более чем за 60 лет по одному разу брал золото и бронзу чемпионата Союза и также по разу — Кубки СССР и России. С Аршавиным за 9 лет были завоеваны все комплекты медалей, Суперкубок России и, наконец, выиграны Кубок УЕФА и Суперкубок Европы.

Чего еще нужно добиться, чтобы заслужить право на собственный выбор?

Когда «Зенит» ответил отказом «Барселоне» — любимому с детства клубу Аршавина, — в его душе были задеты струны, которые вообще не имеют отношения к бизнесу. Удар оказался нанесен по чему-то святому. После этого уже было понятно, что в «Зените» он не останется. Тем более что со стороны клуба прозвучали измышления о том, что предложение «Барсы» не устроило и самого игрока.

Семь миллионов евро в год — так оценивал «Газпром» лояльность Аршавина на несколько следующих лет. Но разве могла даже такая щедрость быть стимулом для человека, который отдал победный чудо-пас в финале Кубка УЕФА, а потом поставил на колени Голландию в четвертьфинале Euro? Почему человек, способный играть на высшем мировом уровне, должен ломать себя и заниматься самовнушением, что чемпионат России — не хуже английской премьер-лиги, и быть первым парнем на деревне — большая честь? С какой стати он должен жертвовать собой и своими амбициями?

Со 2 февраля у Аршавина появился новый могучий стимул к совершенствованию. А не свершись сделка — и вне зависимости от того, осуществил ли бы игрок озвученную угрозу забастовки, проиграли бы все. И сам футболист, и «Зенит», и сборная России, и мы, ее болельщики. К счастью, обошлось — за что спасибо всем сторонам, у которых в шаге от пропасти возобладал здравый смысл.

На следующий день я написал:

«Поздравляю вас с праздником. С праздником спасения национального футбольного достояния, какие рождаются — по крайней мере в России — не каждый год и даже десять лет».

Аршавин стал самым дорогим приобретением в истории «Арсенала». До его 16,5 миллиона фунтов стерлингов наибольшей суммой были 13 миллионов за француза Вильторда, уплаченные «Бордо». «Зенит» выжал максимум возможного — особенно с учетом того, что одним из главных принципов политики «канониров» является скромность трансферных трат. Клуб Венгера предпочитает дешево покупать юных одаренных игроков и делать из них звезд уже в самой команде. Потратив кучу денег на Аршавина, «Арсенал» поступил не по-арсенальски. Но теперь вряд ли об этом жалеет.

Казалось бы, раз результат хорош, то зачем вспоминать о трудностях процесса? Скажем, Черкасов говорит:

— Здесь как раз «Газпром» — молодцы! Как менеджеры они победили. Додавили «Арсенал» до цифр, которые изначально казались нереальными, свое получили, а футболиста отпустили. Показав тем самым, что все плевки в их сторону были не более чем некомпетентным бубнежом. А то, что дотянули до последних секунд, и все было на грани срыва… Так ведь не сорвалось же! Здесь железно действует принцип: «Победителей не судят».

Логично рассуждает бывший гендиректор «Зенита»? Логично. Только исходит сугубо из бизнеса. Забывая при этом о человеческих издержках, которые в данном случае, убежден, вовсе не были неминуемыми. Журналисты и болельщики — не бизнесмены, нас больше интересуют не цифры, а люди. Поэтому и нельзя было оставить тяжелые и болезненные трансферные коллизии Аршавина за кадром.

Хотя не исключаю, что разочарования, которые подстерегали его последний год, лишь закалили Андрея — как это всегда происходит с сильными людьми. «Все, что не убивает, делает нас сильнее», — это изречение словно про него придумано.

Как следует подготовившись в феврале, Аршавин в марте выдавал спектакль за спектаклем и по результатам опроса на официальном сайте «Арсенала» был подавляющим большинством голосов признан лучшим игроком месяца в команде. А в матче с «Блэкберном», помимо красивейшего гола, он сделал вещь, которая вмиг покорила всю Англию. В начале матча мяч оказался в воротах соперника — от ноги то ли Андрея, то ли защитника гостей. И при том, что этот гол стал бы для Аршавина в Англии первым, он в ту же секунду жестом честно открестился от его авторства! Пианист Денис Мацуев потом восхищался:

— Что-то подобное было разве что на чемпионате мира 1962 года, когда капитан сборной Советского Союза Игорь Нетто в матче СССР — Уругвай признался судье, что мяч влетел в ворота через дырку в боковой сетке. Это вполне сравнимые эпизоды, которые говорят о джентльменстве и большой культуре. Как в жизни, так и на поле.

2 мая Андрей вновь потряс Англию своей честностью — на сей раз в выездном матче с «Портсмутом». Заработав пенальти, Аршавин вдруг принялся показывать судье, что защитник сыграл против него в рамках правил! Такого мировой футбол не знал уже давно. Рефери своего решения не изменил — но кадры с жестикуляцией россиянина английские режиссеры показывали во время трансляции еще раз десять.

А 21 апреля Аршавин поставил не только Англию, но и весь мир на уши четырьмя голами «Ливерпулю» в его собственном логове, на «Энфилд Роуд». На стадионе, где последнее такое достижение покорялось игроку приезжей команды в 1946 году.

Когда Андрей забивал первые три мяча, я, по крайней мере, верил своим глазам. Но когда он на последней минуте совершил 70-метровый рывок, получил пас от Уолкотта и забил четвертый — верить отказался. Так не бывает!

На следующий вечер в юмористической телепрограмме, где все главные события воплощаются в песнях, Михаил Шац пропел на мотив «Хава Нагилы»: «Шава забил им, Шава!..» Все четыре мяча Аршавина весь день крутили в новостных программах федеральных каналов. В этот момент страна окончательно помешалась на Андрее Сергеевиче.

То же сумасшествие накрыло с головой и меня.

При первых двух его голах «Ливерпулю» я с невероятным трудом сдерживал крики, чтобы не разбудить жену и соседей. После третьего — негромко крякнул. А после четвертого — заорал во весь голос и грохнулся на колени. Наплевать! На все и на всех! Ведь на моих глазах происходит чудо!

Глядя на него, гордость распирала всех российских болельщиков, не говоря уже о зенитовских. Четыре гола в одном матче за суперклуб наши футболисты не забивали никогда. Тем более — другому суперклубу.

За эти 90 минут Аршавин сделал для рекламы России много больше, чем все политики и бизнесмены, вместе взятые. Ведь английскую премьер-лигу смотрят 203 страны. Недельная аудитория — 75 миллионов человек, сезонная — 2,7 миллиарда. И если кому-то невдомек, почему Аршавин так рвался туда, повторите про себя эти цифры, взгляните на телекартинку, послушайте пение публики. И все поймете.

Еще до первого матча Аршавина за «Арсенал» на страницах Guardian Арсен Венгер в ответ на вопрос о 170-сантиметровом росте россиянина изумился: «Интересно, почему люди, рассуждая о футболе, всегда беспокоятся по поводу роста игрока, в то время как у двух самых великих футболистов — Пеле и Марадона — он был соответственно 167 и 168 сантиметров?!»

Заголовок той публикации говорил сам за себя: «Почему Аршавин может стать арсенальским Марадоной».

Шейнин:

— Сам я не видел легенду довоенного футбола Петра Дементьева, но о нем говорили: мяч стоит на месте, Дементьев бежит, за ним — три соперника. Пека туда-обратно трижды сбегает, ни разу не коснется мяча — и все за ним точно так же пробегутся. Так и Аршавин, который умеет заставить людей поверить в свои финты. Этому не научишь. С этим надо родиться.

Родился, вырос в звезду в России, а теперь покоряет Англию.

И вот уже при подаче им угловых встает и аплодирует весь ближайший сектор «Эмирейтс». И Хиддинк говорит мне, что Андрей способен завоевать «Золотой мяч» — приз лучшему футболисту года в Европе. И на форумах лондонских болельщиков идут ожесточенные споры, кто лучше — Аршавин или аргентинец из «Барселоны» Лионель Месси. Несколько месяцев назад даже представить подобные дискуссии было невозможно. Когда потребовалось, Андрей сумел взлететь на новую ступень в своем развитии.

Спрашиваю его:

— Хотелось бы вам когда-нибудь вернуться в «Зенит» и завершить в нем карьеру?

Аршавин отвечает:

— Наверное, да. Ведь это моя родная команда. Была бы красивая история — уйти из «Зенита», поиграть в Европе и вернуться заканчивать домой.

Дай бог, чтобы это произошло как можно позже. Но — произошло. И чтобы потом Аршавин оказался востребован родным клубом в новой, и столь же серьезной, роли.

Потому что мы помним его ответ на вопрос шведского журналиста.

«Я не люблю быть третьим, я люблю быть первым».

* * *

Первым с некоторых пор любит быть и «Зенит». Не сказать, что в конце сезона-2008 у него это где-то получилось. В чемпионате России — пятое место, в групповом турнире Лиги чемпионов — третье. Неудача в 1/16 финала Кубка России в матче с соперником из первого дивизиона — новосибирской «Сибирью». Уже весной 2009-го — вылет из 1/8 финала Кубка УЕФА от невыдающегося итальянского «Удинезе».

Не было в конце минувшего сезона и ощущения единства команды и клуба. Что и неудивительно: Дюков руководит «Зенитом» на расстоянии, из Москвы, и забот у него, помимо футбола, по горло — хоть и сказал он мне, что «Зенит» для него такое же главное дело, как и «Газпромнефть». Но по своим функциям он — не столько президент, сколько председатель совета директоров. Что и сам признает.

А каждодневные проблемы ложатся на молодого Митрофанова, уровень полномочий и компетентность которого, скажем так, небесспорны. Да и отношение к людям вызывает вопросы, что ясно хотя бы из его «разоблачительных» интервью об Аршавине. Понятно, бизнес бизнесом. Но фразы, что его трансфер — это «не социальный проект "Помоги Андрею Аршавину осуществить свою мечту"», весьма показательны.

По словам Шейнина, главный тренер молодежной команды «Зенита» Давыдов и главный тренер фарм-клуба питерцев «Смена-Зенит» (эта команда с 2009 года выступает во втором дивизионе) Казаченок вынуждены по нескольку часов просиживать в приемной, чтобы попасть на прием к Митрофанову. Когда подобное происходило у Мутко, это тоже было неприятно, но, по крайней мере, у экс-президента клуба был статус. А у кого теперь легенды «Зенита» 80-х добиваются аудиенции?..

У футболистов месяцами копятся мелкие проблемы, которые раньше решались за день. Теперь оперативно разбираться с ними некому. И игроков это, говорят, сильно раздражает. Как и отвратительное по весне поле «Петровского», отнявшее у техничного «Зенита» уже немало голов и очков. В конце апреля наконец-то было принято решение о передаче стадиона в доверительное управление клуба — но в нем же было указано, что все расходы по замене газона лягут на бюджет… самой арены. А это значит, что «Зенит», несмотря на свои газпромовские возможности, вновь не будет отвечать деньгами за качество поля — и через какое-то время все вернется на круги своя.

То, что команда и клуб находятся на разных полюсах, показал и скандал в сентябре 2008-го, когда изображения футболистов были использованы в рекламной акции «Зенита» — «Команда супергероев». Образ героя комикса, развешанный по всему Питеру, возмутил даже спокойнейшего Тимощука, который заявил: «Считаю свое изображение с кучей мышц и в трико оскорбительным. При таком исполнении с таким же успехом подобную акцию можно было бы рассматривать как наказание для… худшего игрока». Вполне уместен вопрос, не усилило ли это желание капитана перебраться в «Баварию».

Возникли давно забытые проблемы и с посещаемостью на 22-тысячном «Петровском». На обоих домашних матчах Кубка УЕФА нового сезона, со «Штутгартом» и «Удинезе», обнаружились заметные проплешины на прекрасных местах — в объединенных 1-ми 17-м секторах. Знакомые бизнесмены-болельщики «Зенита» объяснили причину. Оказывается, на сезон-2009 в стоимость и без того подорожавших втрое, с 15 до 46 тысяч рублей (и это — в кризис!), сезонных абонементов не вошли матчи еврокубков. Их требуется выкупать отдельно — причем без какой-либо гарантии того, что займешь свое место. Сделано это, по их словам, было для того, чтобы в случае чего обеспечить билетами важных деятелей газовой сферы с периферии. Приехали они на футбол — обладателям абонементов предоставят билеты на плохие места за ворота, нет — можно выкупить билет на обычное комфортное место. Кого это устроит?

Словом, мало того что за счет простых болельщиков фактически была расширена VIP-зона (или взвинчивание цены втрое говорит о чем-то другом?), так и состоятельных болельщиков такой подход не устроил. И они купили абонементы на другие секторы, где могут не сомневаться, на какие места попадут.

И команду на годы из «трофейного» зенитовского состава сохранить, похоже, не удалось.

Помимо Аршавина, желание уехать на Запад изъявил еще и Тимощук, который вот-вот перейдет в «Баварию». В аренду в английский «Болтон» отправили французского защитника Пюигренье, купленного прошлым летом за 6 миллионов евро, но не пришедшегося ко двору. Малафеев и Погребняк вели с руководством «Зенита» полемику в прессе (!) о своих новых контрактах. Голкипер, выступающий за «Зенит» уже второй десяток лет, в конце концов, подписал новое пятилетнее соглашение. Форвард же, чей контракт истекает в декабре, — тоже на грани отъезда.

В интервью «СЭ», опубликованном 4 апреля, Погребняк сказал:

— Разговоры на эту тему (нового контракта) начались еще при Фурсенко. Затем его сменил Дюков — и все стихло. Сейчас переговоры по поводу нового контракта движутся. Но очень тяжело. Если честно, так и не понял: хочет ли «Зенит», чтобы я остался? Особенно после странной фразы Митрофанова: мол, будем убеждать Погребняка перейти в «Блэкберн».

За пару дней до закрытия в Европе трансферного «окна» прочитал его слова в газете. Посмеялся. Я мечтаю играть в Англии, но «Блэкберн», который одной ногой стоит на вылет, мне не интересен.

Что было в конце прошлого года? Не скажу, что коллектив раздробился. Просто каждый решал свои задачи. Некоторым было не до футбола. Сам на этом обжегся. Бесконечные слухи мешали сосредоточиться на игре. То ли предложат новый контракт, то ли продадут. Мозги закипали. Мне кажется, это и не позволило «Зениту» выйти из группы в Лиге чемпионов. Но сейчас обстановка наладилась. Все, как раньше.

Как раньше — да не совсем. Чего стоят одни разговоры, что зарплата новичков чуть ли не вдвое превосходит оклады старожилов, и это якобы вызывает брожение. Может, конечно, это и наветы. Но раньше такое и в голову никому не приходило.

Есть проблемы и в игре. Нет Аршавина — единственного, кто мог, по выражению Адвоката, сделать гол из ничего. А играть без него каждый раз, зная, что палочки-выручалочки больше нет, — куда сложнее, чем собраться и командными усилиями компенсировать его отсутствие в одном полуфинале с «Баварией».

Несколько изменился и Адвокат. Нет, он работает с той же энергией, что и раньше. И с той же уверенностью.

Но руководство клуба, отдав абсолютно все ему на откуп, позволило тренеру измениться. Если прежде Фурсенко и Сарсания в регулярных дружеских беседах ненавязчиво корректировали курс голландца, не давали ему почувствовать себя Зевсом-громовержцем, единолично творящим историю, то теперь все, похоже, именно так. Генеральский мундир, подаренный Адвокату болельщиками после победы в Кубке УЕФА, — он ведь критическому самосознанию не очень способствует. И невольно вспоминается история с «Рейнджерс», где в первые два года Адвокат тоже выигрывал сплошь и рядом, после чего прибрал к рукам все клубные рычаги — и началось падение.

А Фурсенко с Сарсания — уже не в клубе. А Дюков — в Москве. А кто такой для Адвоката — Митрофанов, которому нет и тридцати? Да и нормально ли, что оперативное управление клубом, претендующим на ведущие роли в Европе, осуществляет человек такого возраста? Может, конечно, он гений менеджмента. Но аналогов этому в солидных клубах, да и вообще компаниях, не знаю.

И вот уже в проигранном по делу матче в Ростове на предпоследней минуте выходит на замену здоровый Тимощук — которого, видимо, тренер уже посчитал отрезанным ломтем. Да, наигрывать вариант на будущее, с Денисовым на месте Тимощука, надо. Но для этого существуют тренировки. А на игры должны выходить сильнейшие. Один из лучших опорников мира остается на скамейке — и «Зенит» проигрывает. Как такое может быть?

И вот, потеряв Аршавина, Адвокат по доброй воле перед началом сезона широким жестом расстается с Домингесом. Тот оказывается у прямого конкурента, «Рубина», и в начале мая становится лучшим бомбардиром чемпионата. Да, аргентинец в очередной раз нарушил дисциплину, приехал с большим опозданием на предсезонный сбор. Он должен быть сурово наказан. Вопрос — как. Себя-то зачем при этом наказывать? Зачем поступать согласно одесской поговорке: «Назло кондуктору взял билет и пошел пешком»? И не означает ли это, что и вы, тренер, не смогли подобрать ключик к характеру легионера, сделать его в «Зените» счастливым? И найти ему такое место на поле, где бы он мог себя реализовать?

Потеряв одного фантазера, Аршавина, а значит, утратив в импровизации и непредсказуемости, Адвокат не пожелал работать с другим. И «Зениту» этих качеств на поле теперь явно не хватает. А из Домингеса, получившего в «Рубине» вожделенную свободу, фантазия бьет ключом. И кому в Питере от этого лучше?

В довершение ко всему Данни в мае получил тяжелую травму колена и выбыл до конца сезона. Футболистов, способных в любую секунду обыграть соперника «один в один», после этого у «Зенита» не осталось. Впрочем, и будучи здоровым, Дани уверенно шел по пути Домингеса… Думается, потому, что по схеме загнан во фланговый желоб. Тогда как португальцу, как и аргентинцу, нужна свобода, какая у Данни была в «Динамо», а к Домингесу вернулась в «Рубине». Это Аршавин — игрок настолько умный, что в любой модели может чувствовать себя как рыба в воде. Но не нужно ждать такой гибкости от каждого! Не лучше ли проявлять гибкость самому, видоизменяя схему в зависимости от имеющихся игроков?

Футбол «Зенита» по-прежнему привлекателен. Поставлен он Адвокатом и никем другим. И титулов у голландца уже никто не отнимет. И на другой российской команде, будь она на месте «Зенита», потеря Аршавина наверняка сказалась бы намного сильнее. И тренер по-прежнему неравнодушен. В конце концов, нет ничего хуже потухших глаз, а в этом Адвокате не упрекнешь.

Все это так. Команда — по-прежнему в группе лидеров. Но такого, чтобы «Зенит» с ЦСКА на голову превосходили остальных, о чем повсеместно говорилось до начала сезона, нет и близко.

И ворота зенитовцев символичным образом поражает воспитанник питерского футбола, а ныне игрок «Ростова» Акимов. Он начинал у Морозова, а потом не получил шанса в родном городе и всю карьеру проскитался по городам и весям. Это совершенно не означает, что Акимов должен играть в нынешнем «Зените». Это означает, что плевать в собственный колодец и покупать воду из другого, как делается в Санкт-Петербурге уже много лет, — неправильно. И чревато.

…В конце апреля Тимощук полетел в Стамбул, чтобы поучаствовать в церемонии передачи Кубка УЕФА городу-хозяину нового финала.

В том, что «Зенит» способен повторить свой успех 2007-го и завоевать золото России, сомнений нет (хотя и уверенности — тоже). Но вернутся ли когда-нибудь в Питер евротрофеи? Или 2008-й так и останется оазисом посреди пустыни, о котором болельщики будут вспоминать многие десятилетия?

Пока даже для первых выводов прошло слишком мало времени. Очевидно, что победы не пресытили «Газпром». Он не превратился в мачо, который покорил девушку и тут же потерял к ней интерес. Ему хочется раз за разом доказывать свое могущество, и поэтому даже в кризис «Зенит» не обеднел. И не жалеет денег на Данни и Семшовых. Эффективность новых управляющих — вопрос другой. Но важно, что «Газпром» по-прежнему хочет. «Поматросил и бросил» — надеюсь, это совсем иная история.

Хотя новость, поступившая перед самым выходом этой книги в печать, встревожит многих: с начала 2010 года Адвокат почти наверняка покинет «Зенит» и возглавит сборную Бельгии. Когда уходит победитель, неизбежен вопрос: что дальше? Кого соблазнит «Газпром» после сезона-2009 и насколько этот тренер и клуб подойдут друг другу?

Однако хотелось бы, чтобы «Зенит» дожил до тех времен, когда он не будет так зависеть от тугого газового кошелька. Когда у него наконец-то появится новый 60-тысячник, где на одних только билетах клуб сможет здорово зарабатывать. Когда будет восстановлен механизм, который, как в 84-м или 2001-м, станет выдавать на-гора питерских мальчишек, готовых к подвигам в родном клубе. Новых Желудковых и Дмитриевых, Радимовых и Пановых, Малафеевых и Кержаковых, Аршавиных и Денисовых. Сейчас такого механизма нет.

Кубок УЕФА взят. Победная песня — спета. Необязательно менять слова в гимне. Нужно просто жить дальше и ставить новые цели. Как делают это «МЮ» и «Барселона», «Челси» и «Арсенал». Как делают все большие клубы, список которых «Зенит» так хочет пополнить. И устами своего президента озвучивает цель выиграть Лигу чемпионов к 2016 году.

Но, как бы ни был всесилен «Газпром», «Зенит» будет жив ровно до тех пор, пока его болельщики будут столь же одержимыми, преданными и бескорыстными. Такими, как сразу два персонажа в рассказе Погребняка моему коллеге по «СЭ» Александру Кружкову:

— Если в Питере таксист узнал игрока «Зенита», чаще всего повезет бесплатно. Я однажды в такси трусами расплачивался. После игры с «Реалом» ловил машину — и вдруг обнаружил, что в кармане ни копейки. Когда до дома довезли, спрашиваю: «Сколько?» Но чувствовал, что денег не попросят.

«Ничего не надо», — отвечает водитель. Говорю: «Так не годится. Майки "Зенита" у меня нет — с кем-то из "Реала" поменялся. А трусы остались. Хотите?» — «Не откажусь».

В Монако после победы над «МЮ» я возвращался с банкета и потерял телефон. Точнее, уронил его в дырку около бассейна. Вытащить не смог. Думаю, ну и черт с ним. Новый куплю. А какой-то питерский болельщик заметил мои мучения. Я с командой рано улетал, а парень еще оставался в Монако. Утром пришел к бассейну, позвал персонал и вытащил мобильник. Не дешевый, между прочим, Vertu. Потом в Петербурге разыскал меня и вернул.

А порой болельщики «Зенита» оказываются и весьма находчивыми.

Один мой знакомый, к примеру, вместо матча с «Удинезе» должен был идти на выступление примы балета Ульяны Лопаткиной. На этом, по крайней мере, настаивала его жена. Два билета были уже куплены, и поход в Мариинку казался неминуемым.

Но почитатель «Зенита» нашел выход. Он уговорил сына (правда, за выставленную тем таксу в 200 евро) пойти с мамой на балет. Сам же отправился на «Петровский». С облегчением и надеждой.

Дай бог питерцам всегда идти на стадион с надеждой и в предвкушении спектакля. И никогда больше — с тоской и безысходностью, какие были в конце 80-х — начале 90-х.

Но о тех временах поклонникам «Зенита» забывать нельзя. Без памяти о прошлом нет будущего. Без бедного «Зенита» не было бы «Зенита» богатого.

Мы же помним слова Розенбаума:

«Зенит» — это взлет после паденья.
«Зенит» — ты у Питера один!

Он написал эти строки четверть века назад. После покорения Союза последовало сокрушительное падение. Избежит ли «Зенит» его после покорения Европы?