Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Янг Скотт

Глава 8

Ночью Билл долго не мог заснуть. Ему вспоминался разговор с тренером, Армстронг, лежавший на льду, братья, ополчившиеся на него… Воспоминание о том, что он нанес травму Армстронгу было ему тягостно. Он чувствовал себя виноватым, но утром понял, что, повторись все сызнова, он бы поступил так же. Хотя при этом сознавал, что уподобился Клиффу, ответив злом на зло. Если бы отношения в команде накалялись и дальше, это могло бы привести ее к краху. Все утро он думал о предстоящей встрече с Редом Тэрнером. Как быть, чтобы исправить положение? До полудня Билл занимался в спортзале. Принимая душ, он подумал о Саре. Она дружила с Армстронгом и знала его лучше, чем остальные ребята. Репетиции драмкружка почти ежедневно проводились на большой перемене.

Возможно, сегодня из-за вызова к Реду в половине первого Армстронга не будет на репетиции. Во всяком случае, Билл надеялся на это.

Сразу же после звонка на перемену он направился в Большую аудиторию, одно из самых просторных помещений в школе, одна стена которой была из стекла. Когда он вошел, все разом обернулись, но Армстронга в аудитории не было. Ребята торопливо завтракали, болтая между собой. Билл сел рядом с Сарой.

– Пришел продолжать ссору? – раздраженно спросила она. – Его сегодня нет.

– Я пришел спросить твоего совета, как нам помириться…

Девочки и мальчики, начавшие было прислушиваться к их разговору, отвернулись и продолжали толковать о своем.

– Сара, ты знаешь его лучше, чем я…

Она ела яблочный пирог. Билл был голоден, он еще не завтракал. Должно быть, Сара эта поняла и, достав из пакета еще кусок пирога, протянула Биллу. – Спасибо, но…

– Ешь!

Он послушно принялся за пирог.

– Клифф нам всем нравится, – сказала Сара. – Сперва я подумала, что ваши ребята невзлюбили его из зависти, вот он и ведет себя так вызывающе. Но Пит сказал, что ты терпимее всех относился к нему.

Билл пожал плечами. До сих пор он не задумывался над этим, хотя, пожалуй, Сара права. Но ребята по крайней мере старались сдерживать себя, а он не смог…

– Я много размышляла над этим, – продолжала Сара. – Помнишь, как было с Питом в прошлом году, когда нам пришлось расстаться со школой имени Даниэля Мака? Первое время вся команда злилась на него, и он отвечал им тем же. В старой школе он был игроком номер один, а тут ему пришлось начинать все сначала. И мне кажется, что то же самое происходит с Армстронгом.

– За исключением того, что Пит сумел наладить отношения с ребятами и никого не обижал, – заметил Билл.

– Если бы ты и остальные дали бы Клиффу почувствовать, что ив нашей команде он найдет свое место, и не третировали его, все было бы по-иному.

– В команде мы все равны. Почему же он хочет быть на особом положении? Но, может быть, ты и права. А что, если мы соберемся, обсудим все сообща, поговорим с ним по-товарищески? Может быть, тогда он соизволит сменить гнев на милость?

– Ну вот, ты опять за свое, – усмехнулась его сарказму Сара.

Билл взглянул на стенные часы и увидел, что на завтрак у него остается всего десять минут до встречи с тренером. Сара ничем не помогла ему. Нет, ребята не станут умасливать Армстронга, юлить перед ним. С какой стати?

Ровно в двенадцать тридцать Билл отворил дверь в кабинет Реда Тэрнера и в нерешительности остановился.

Ред поднял голову от стола и взглянул на Билла.

– Кажется, придется отложить наш разговор, – сказал он. – Армстронг не пришел в школу.

Глядя на растерянное выражение лица юноши, Ред мучительно думал, как ему вести разговор, какой линии придерживаться. Будь здесь Армстронг, они могли бы откровенно выяснить отношения и даже, может быть, найти путь к примирению. Но Клифф не явился на занятия, и Ред терялся в догадках, как быть. Продолжать придерживаться невмешательства, как это было до последней стычки, делая вид, что он ничего не замечает? Ред надеялся, что Армстронг образумится, что все урегулируется само собой, что честь команды и чувство ответственности за нее возьмут верх. Что ни говори, а хоккеист он был хороший…

Если бы завтрашняя встреча с гордонбелловцами прошла спокойно и во время игры Армстронг и Спунский не выясняли своих отношений, то за десять дней зимних каникул они могли бы остыть и даже примириться друг с другом. Ред не хотел играть роль третейского судьи в этой ссоре, надеясь, что она угаснет сама по себе, без вмешательства тренера, который мог бы свести обоих юношей вместе и заставить образумиться. Но разве это лучшее решение вопроса?…

Пожалуй, это к лучшему, что Армстронг не пришел в школу. Встреча ребят у него в кабинете могла бы еще больше распалить страсти…

– Придется отложить наш разговор, Билл, – повторил он.

Армстронг не явился в школу и в пятницу. На большой перемене Толстяк рассказал, что, составляя заявку на предстоящую игру, тренер звонил Армстронгу домой, Клифф сказал, что чувствует себя в полном порядке и выйдет сегодня на игру против гордонбелловцев, тогда Ред включил его в список.

Но были у Толстяка и другие новости.

– А знаете, кто будет у нас запасным вратарем? – Улыбка расплылась на его лице, когда раздался громкий стон Рози. – Тэрнер считает, что я вполне справился в тот раз… Но, чтобы подбодрить вас, ребята, скажу, что Ред собирается пригласить на пробу всех желающих.

– О, Брабант, – благочестиво закатил глаза Рози, – молю всех святых, чтобы они оберегли тебя в наших воротах.

В тот вечер в раздевалке Армстронг вел себя как ни в чем не бывало. Он оживленно болтал с Митчем и другими ребятами.

Первый период прошел в равной борьбе. Счет был начат лишь во втором. На гол Пинчера Мартина ответную шайбу провел Джонс, и вскоре после этого началась ссора.

Играла тройка Гордона, в защите Спунский и Рози. Армстронг прекрасно играл на краю. Пит снабжал его одним пасом за другим, но вратарь гордонбелловцев отражал бросок за броском. Несколько раз он просто чудом спас свои ворота. Затем Форсайт помчался с шайбой через центр поля, сопровождаемый по флангам своими партнерами. Однако Рози встретил его корпусом. Шайба отскочила к Биллу, и тот ринулся вперед.

Его рывки всегда приводили трибуны в неистовство. Он пересек центр поля и, с каждым шагом набирая скорость, вошел в зону соперников. Никто из партнеров не поддержал его, и Биллу некому было отдать шайбу. Армстронг словно застыл на правом краю, Бьюханен торчал на левом, а Пита уложили на лед. Билл прорывался вперед в одиночку, обыграл защитника и пошел прямо на ворота. Он сделал сильный бросок в верхний, незащищенный угол, но голкипер отбил шайбу. Билл пытался подхватить ее, не дотянулся и, потеряв равновесие, упал на пятачок. Падая, он столкнулся с вратарем и увлек его за собой. Пытаясь тут же подняться, он обнаружил, что клюшка оказалась под вратарем. Тут подоспел Армстронг и отправил шайбу в пустые ворота.

От радости Клифф заплясал на льду, размахивая в воздухе клюшкой. Вся команда, на поле и на скамейке для запасных, завопила от восторга. Но арбитр Дик Дэнсфорд подкатил к воротам и показал жестом, что гол не засчитан. Билл как раз поднялся на ноги, когда Дэнсфорд хлопнул его по плечу и показал в сторону скамейки для штрафников.

– Отдохни пару минут, парень.

– За что? – вскричал Билл.

– Нападение на вратаря.

И тут Армстронг, поняв, что гол, который он так рьяно праздновал, не засчитан, метнулся к Дэнсфорду. Игроки команды Северо-Западников окружили арбитра, пытаясь оспорить его решение.

Биллу хотелось стукнуть клюшкой об лед от огорчения, но он сдержался. Спорить с судьей бесполезно, еще заработаешь пятиминутный штраф за недисциплинированное поведение. Он был огорчен, но понимал, что Дэнсфорд прав. Спунский направился к скамье для штрафников, когда Армстронг, оставив арбитра, который не желал ни с кем разговаривать, кроме капитана команды или его ассистентов, пустился за Биллом.

Красный от гнева, он схватил Билла за плечо и громко крикнул:

– Иди, Спунский! Для чего тебя выбрали помощником капитана! Иди и переубеди этого тупицу!

Дэнсфорд все это слышал.

– Веди себя прилично, Армстронг, или ты не будешь больше играть сегодня, – пригрозил он.

– Докажи ему! Спорь! – не унимался Армстронг.

– Но я действительно напал на вратаря и оказался на пятачке во время твоего броска!

– Рад хоть изредка встретить честного парня, – произнес арбитр.

Армстронг сразу притих, но затаил злобу на Билла.

– Ладно! Мне все ясно! – пробурчал он и покатился в сторону.

– Какая муха его укусила? – в недоумении произнес Дэнсфорд… – Ну, Спунский, отдохни две минуты!

Билл занял место на скамье для штрафников.

Ред выпустил на лед Де-Гручи и Уоррена в защите, а тройку Пита заменил Бертоном и Вождем с заданием продержаться две минуты, пока команда оставалась в меньшинстве.

И это им удалось. Вождь мастерски держал шайбу в середине поля, и гордонбелловцам с полминуты не удавалось ее отобрать. Две минуты прошли, ив самом конце периода Билл вышел на лед.

В раздевалке, миновав стол для массажа, Билл направился к корзине с апельсинами, разрезанными на дольки, и услышал, как Армстронг нарочито громко произнес:

– Если бы шайбу забил Гордон, а не я, вы все полезли бы на рожон, доказывая, что гол должен быть засчитан!

– Правила одинаковы для всех, – спокойно отозвался Билл. – Может случиться, что и мы окажемся в такой же ситуации.

Ребята молчали. Ред поднял было руку, желая вмешаться, но промолчал. Снежный ком набирал скорость. Ред лишь надеялся, что он спокойно докатится до низу. Иногда это случалось.

– Все вы правы, кроме Армстронга, – громко возмущался Клифф. – Один я всегда не прав!

Де-Гручи взглянул на тренера. Тот лишь пожал плечами. Ворчун понял, что до поры Ред не будет ни во что вмешиваться, и поэтому сам взял слово.

– Дело в том, Клифф, что арбитр правильно оценил обстановку, – спокойно сказал он. – Я не могу понять, почему ты хотел, чтобы Билл начал препираться с судьей, когда ты сам прекрасно понимаешь, что шайба была забита неправильно!

Армстронг вскочил с места. До этого он вел себя сравнительно тихо, но тут взорвался.

– Я ничего не знаю, – вскричал он, – один только Спунский знает все!

Нарушение правил было настолько очевидно, что со стороны Билла нечестно было бы отрицать это. Билл потерял контроль над собой и подскочил к Армстронгу. Де-Гручи с трудом развел их.

На этот раз Ред ощутил необходимость вмешаться. Пора покончить с этим. Не повышая голоса, он твердо сказал:

– Клифф, ты обвинил Спунского в бесчестности. Я следил за игрой. Нападение на вратаря было явным. К тому же Билл не успел выбраться с пятачка до твоего броска. Я уверен, что он не хотел навредить команде назло тебе. Ты должен взять свои слова обратно.

Армстронг нахмурился и демонстративно повернулся спиной к тренеру.

– Либо ты признаешь, что был не прав, либо посиди и подумай до конца игры, – неожиданно резко проговорил Ред.

Он решил, что если уж суждено быть разладу в команде, то лучше пусть это произойдет теперь, в середине сезона, а не перед финальными играми.

– Отвечай!

– Извиняться я не стану, – заупрямился Армстронг.

– Тогда снимай свитер, – коротко приказал Ред.

Биллу было тягостно присутствовать при этой сцене, виновником которой он считал себя, прав он или нет.

– Пора на лед, мальчики, – распорядился Ред. – Пошевеливайтесь.

Ребята молча направились к выходу. Митчелл замешкался было, и Ред обратил на это внимание. Он понимал, что Алек, которого связывала дружба с Армстронгом, не знал, как ему быть.

В дверях Ред обернулся, желая дать Армстронгу последний шанс.

– Клифф, если в течение пяти минут ты решишь выйти на игру – добро пожаловать, – сказал он. – Но если за это время ты не придешь к правильному решению, отправляйся домой. Мы подробно поговорим обо всем в понедельник.

С этими словами он вышел. К счастью, в коридоре никого не было, кто бы мог пристать к нему с расспросами. Поднимаясь по лестнице, он еще надеялся, что Армстронг одумается. Должно же у парня хватить здравого смысла не порывать с командой! Одно никак не мог выбросить из головы Ред – то, что Митчелл хотел было стать на сторону Клиффа. Ред перебрал в памяти все прошедшие игры и тренировки, но не мог вспомнить ни одного случая несправедливого отношения ребят к Армстронгу, несмотря на то что сам Клифф вел себя вызывающе.

Выйдя на лед и услышав возгласы «Пора начинать!», которыми встретили команду заждавшиеся зрители, Ред увидел братьев Клиффа и с огорчением подумал, что именно они являются основным злом, подстрекают и будоражат парня. Даже самый стойкий не устоял бы против такого нажима.

Начался третий период. Отбросив мысли об Армстронге, Ред решал, какие перестановки сделать в звеньях из-за его отсутствия. Он поставил Рози на место Армстронга и начал чередовать трех оставшихся защитников. Прошли назначенные пять минут. Армстронг не появлялся. Ли Винсент спустился из ложи прессы и наклонился к Реду.

– Что случилось? – спросил он.

– Беда, – так же тихо отозвался Ред.

– Я зайду к тебе позже.

– Ладно.

Болельщики ломали себе головы, отчего Армстронг не вышел на лед и почему произошел заметный спад в игре команды, – Буш в начале периода броском издали забил шайбу. Только тогда Северо-Западники словно опомнились и стали прилагать все усилия, чтобы сквитать счет. И лишь за две минуты до окончания встречи Пит Гордон, получив отличный пас от Билла, провел ответный гол. Игра завершилась со счетом 2:2.

В перерыве перед матчем кельвинцев с командой школы Даниэля Мака (которая закончилась нулевой ничьей) на трибунах, в коридорах и фойе только и было разговоров, что о разногласиях в команде Северо-Западников, которые дошли до предела, раз уж Армстронг не вышел на игру в третьем периоде.