Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Янг Скотт

Глава 14

– Ну, Босвелл [1] , – понукал он себя, – пора за дело.

Он порылся в фотографиях, лежавших грудой на столе, полистал газеты, наконец усевшись перед компьютером, выдвинул ящик стола, достал газетные вырезки с материалами о последних матчах школьных команд и уткнулся в таблицу.

Первенство команд школьной Лиги

Результаты последних матчей:

Шк. Кельвина – Северо-Западная школа: 1:1

Шк. Даниэля Мак-Интайра – шк. Гордона Белла: 4:3



Ли Винсент вздохнул. Что за путаная ситуация! Он задумался о команде Северо-Западной школы. Она могла бы побить любого соперника, даже кельвинцев, которым проиграла на прошлой неделе. Правда, команда играла в ослабленном составе, да и Шивэн отлично стоял в воротах. Северо-Западники должны благодарить даниэльмаковцев за победу над командой школы имени Гордона Белла. Здорово они заиграли в последнее время.

Ли повернулся к компьютеру и принялся за работу. Настрочив несколько абзацев, он потянулся к телефону и набрал номер.

– Привет, Ред! Это Ли Винсент. Что говорит доктор о Де-Гручи? Он будет завтра играть?

Ли выслушал ответ и поблагодарил.

– Спасибо, Ред. Я как раз сочиняю свою колонку в завтрашний номер. Желаю удачи.

Положив трубку, он продолжал трудиться. Как раз, когда он перечитывал написанное, раздался телефонный звонок.

– Спортивный отдел, – поднял он трубку. – Кто? Остряк?… Откуда ты взялся?! Конечно, я постараюсь ответить на твои вопросы. Приходи. Жду.

Читая материал, он одновременно исправлял текст: «Одной из странностей человеческого характера является то, что большинство людей симпатизируют слабым и желают им победы. Их радует поражение команды «Янки», они ставят на самых темных лошадок на скачках, громко приветствуют претендента, когда тот поднимается после нокаута и проводит сильный удар в челюсть чемпиона. Вот почему в первенстве школьных команд в этом сезоне болельщики ополчились на хоккеистов Северо-Западной школы, которые в прошлом году вызывали всеобщие симпатии, когда были слабейшими в Лиге, командой несмышленышей. В этом сезоне несмышленыши набрались ума-разума и начали действовать на льду как единовластные хозяева, тем самым потеряв свою популярность. Но грянул гром. Интересующиеся хоккеем в нашем городе видели – что-то неладное творится с командой. Стало известно, что в раздевалке случались пререкания, которые иногда продолжались и на ледяном поле. Все это отдавало неприятным привкусом. Команда училища имени Сен-Джона побила Северо-Западников, доставив радость болельщикам. Через неделю они явились в «Амфитеатр» посмотреть игру команды школы имени Даниэля Мак-Интайра, которая до этого не выиграла ни одной встречи, в надежде, что она одолеет зазнавшихся Северо-Западников. Так оно и случилось. Но уже к концу встречи настроение болельщиков стало меняться. Они уже не были убеждены, что желают поражения команде Северо-Западной школы. Они увидели игру восходящей звезды – Спунского. Увидели также, как серьезную травму получил капитан команды Вик Де-Гручи. На прошлой неделе, когда Северо-Западники вышли на игру с командой школы имени Кельвина, симпатии большинства были уже на их стороне. Единовластие Северо-Западников кончилось. Во встрече с кельвинцами, несмотря на ослабленный состав, ребята сражались как львы с сильной командой, которую в первой встрече едва одолели, даже играя в полном составе. Они вновь проиграли, в третий раз подряд, с минимальным счетом 1:0. Сегодня вечером после матча сенджонцев и кельвинцев они встретятся с командой школы имени Гордона Белла.

Когда-то первое место в чемпионате школьной Лиги было для них бесспорно. Теперь только победа над гордонбелловцами позволит им попасть в финал. Сегодня их капитан Де-Гручи выйдет на лед после долгого перерыва, хотя и с перевязанной рукой. По словам наставника команды Реда Тэрнера, Де-Гручи извел врачей просьбами разрешить ему играть в легкой повязке. Гипс у него сняли. Когда я пишу эти строки, Ред Тэрнер еще не знает, какие перестановки он сделает в составе.

Положение в таблице таково, что три команды могут набрать одинаковое количество очков, – если сенджонцы победят кельвинцев, то у них станет девять очков, и столько же может набрать победитель матча между командами Северо-Западников и школы имени Гордона Белла. Но если кельвинцы побьют сенджонцев или даже сыграют вничью, то со своими 11-ю очками будут недосягаемы для соперников и станут победителями чемпионата. В случае, если встреча Северо-Западников с гордонбелловцами не закончится вничью, победитель с 9-ю очками займет вторую строчку в таблице».

На следующее утро Ред Тэрнер исчертил в своем кабинете груду бумаги, решая возможные варианты расстановки игроков на сегодняшнюю игру с гордонбелловцами. Время от времени он вставал из-за стола и шагал по просторному и светлому гимнастическому залу, в котором сейчас ребята играли в волейбол, заглядывал в раздевалки, сушилки для спортивной одежды, душевные. Решение, которое он должен был принять перед сегодняшним матчем, было, пожалуй, самым трудным за все время его работы в Северо-Западной школе.

С кем выпустить Джемисона? Оставить ли Уорда в звене Гордона, вернув Рози в защиту? Может быть, вообще не заявлять Уорда на игру? Но мальчик хорошо показал себя в прошлом матче – одна только промашка за всю игру. Перевести Рози в нападение? Но у Рози не хватает скоростных качеств, а это может фатально отразиться на результате матча с гордонбелловцами, самой быстрой командой в Лиге.

Вернувшись к столу, Ред, чтобы отвлечься от мучивших его сомнений, некоторое время разглядывал списки баскетбольных команд внутри школьного первенства, но вскоре вернулся к заявочному списку хоккеистов на сегодняшнюю игру, когда появился Толстяк.

– У меня свободный урок, – сказал он. – Нужно что-нибудь помочь?

– Отыщи мне хорошую гадалку.

– Если бы это помогло, – вздохнул Толстяк.

После его ухода, около одиннадцати часов, раздался стук в дверь.

– Входите! – откликнулся Ред. Он поднял голову и тут же вскочил с места.

– Остряк? Откуда ты свалился?!

– С неба, – хохотнул селекционер из Торонто. На нем была толстая меховая шуба, на лице играла добродушная улыбка. – Еще вчера. И улечу сразу же после сегодняшних матчей.

– Что за спешка?

– Надо поспеть на Западное побережье, посмотреть одного паренька, которого мы думаем привлечь к себе. Ты занят?

– Нисколько. Присаживайся.

Джексон сел и оглядел шкафы с картотекой, баскетбольные и волейбольные мячи, лежавшие в углу кабинета, кучу каталогов, рекламирующих спортинвентарь, старые фотографии самого Реда, сделанные в те дни, когда он был знаменитым защитником в торонтских «Кленовых листьях». Лишь после этого он перешел к делу.

– Послушай, Ред, – начал он. – Я хочу задать тебе несколько вопросов относительно твоего Спунского.

Ред окинул взглядом гостя. Так вот оно в чем дело!

– Что ты можешь сказать о нем? – Джексон вынул из кармана видавший виды блокнот и принялся его листать. – Он тут у меня записан. Я видел его во время первого матча с кельвинцами. Ты же помнишь? Тогда я и не думал о нем, но приметил на всякий случай. Вот… «Еще зеленый, но с задатками, со временем может стать хорошим хоккеистом…» С тех самых пор я держу его на заметке. Тут еще Ли Винсент расхвалил его в своей колонке как одного из лучших. А добиться похвалы Ли Винсента что-нибудь да значит. Во всяком случае, я решил еще раз посмотреть его и поговорить с тобой.

Ред взял карандаш и принялся вертеть его, глядя в окно.

– Теперь он не такой уж зеленый, – произнес он. – Правда, еще не мастак на коньках, но добьется и этого.

– А что за драчка была у него с Армстронгом? Он, что, буян? Или у него такой норов, что с ним трудно ужиться?

Ред покачал головой.

– Просто он не дает себя в обиду. Тихий, скромный парень, не буян, не задира. Но, если его задеть, спуску не даст. Армстронг цеплялся к нему, вот и получил обратно с процентами. – Ред усмехнулся и рассказал, как Билл расправился с Армстронгом на тренировке. – Я сам не мог бы в свои лучшие годы так мастерски провести прием. А Армстронг не из тех, кого так просто уложить на лед. Остряк заносил все это в блокнот.

– Еще, вот он стал капитаном команды. Это что – причуда? Или назло болельщикам?

– Спунский стал капитаном после того, как Де-Гручи получил травму, потому что является настоящим лидером команды… Но ты и без меня хорошо осведомлен о парне…

– Провел несколько часов с Ли Винсентом вчера вечером, – объяснил Остряк. – Скажи, а вы с ним не сговорились?

Ред рассмеялся.

– Возможно.

– Что ж, я составлю собственное мнение о парне, – вставая, произнес Джексон. – Только держи язык за зубами. По рукам?

– Конечно.

– Если вы выиграете сегодня, я приеду на финальные игры. Желаю удачи.

– Спасибо.

Остряк ушел. Ред снова уткнулся в лист бумаги, лежавший перед ним. Он должен был заявить игроков на сегодняшний матч, но беседа с Остряком не выходила у него из головы. Речь шла о судьбе юноши. Ред вспомнил свои переживания, когда решался вопрос, быть или не быть ему профессионалом. А Спунский даже ничего не подозревает… И если сегодня вечером плохо покажет себя, может быть, так никогда ничего и не узнает…

И Ред принялся за составление заявки.