Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Янг Скотт

Глава 13

Следующие две недели были счастливыми для Билла, После игры с даниэльмаковцами на страницах спортивных газет, по радио и телевидению много внимания уделялось травме Де-Гручи и при этом отмечалось, что самым результативным игроком матча был Спунский, забивший один гол и сделавший две результативные передачи. Ли Винсент в своей колонке посвятил несколько строк Биллу, назвав его «самым прогрессирующим хоккеистом в Лиге». Он упомянул высказывания нескольких игроков профессиональных клубов НХЛ, которые сравнивали Билла Спунского с Бобби Орром до того, как тот стал профессионалом. (Рози расцвел от радости, услышав подтверждение его прежней оценки.) А главное, в команде уже не было Армстронга, который мог бы испортить настроение своими язвительными выпадами.

Новость о том, что Де-Гручи передал Биллу капитанскую повязку на время своего вынужденного отсутствия, заставила умолкнуть многих критиканов. Остальные дополнили похвалы со стороны средств массовой информации. В городе уже поговаривали о том, что обязательно нужно пойти на следующий матч школьных команд, «чтобы посмотреть на этого Спунского».

В субботу, на следующий день после матчей, в которых команда Северо-Западников не участвовала, даниэльмаковцы и сенджонцы сыграли вничью со счетом 1:1, так же как и гордонбелловцы с кельвинцами, правда тут счет был покрупнее – 4:4. В результате у четырех команд стало по семь очков, и только у даниэльмаковцев – четыре. Рассказывая о сложной ситуации в таблице розыгрыша, телевизионный комментатор говорил:

«Я не припомню другого такого драматического развития событий. Команда Северо-Западной школы застряла на семи очках, в то время как другие подтягивались к ней. Когда-то победа Северо-Западников в первенстве не вызывала сомнений, но теперь они должны сражаться не на жизнь, а на смерть. В следующую пятницу состоится важная встреча, когда польский молотобоец Билл Спунский выведет на лед свою команду против кельвинцев…»

– «Польский молотобоец»! – сделала гримасу мама, пожав плечами.

Отец только улыбнулся, хотя в последнее время это случалось с ним не часто. Попытки устроиться на работу ни к чему не приводили. Он даже поместил объявления в газетах, предлагая свои услуги в качестве учителя французского, немецкого и польского языков, но никто не откликнулся на его предложение. К тому же первую получку за январь он получил сильно урезанной из-за увеличения налогов с нового года. Семья Спунских и без того отказывала себе во многом, экономила каждый доллар, стараясь не тратить лишнего, а тут еще этот налог. В субботние вечера после ужина Спунские уже не подсчитывали, сколько они должны в банк и когда разделаются с долгами. Билл молча отдавал деньги отцу, и все. Он знал точную сумму оставшегося к выплате долга – 16 января он равнялся тысяче с небольшим долларов. Конечно, если бы отец нашел какую-нибудь почасовую работу, им стало бы намного легче. Но, как сказал однажды отец, желая перевести все в шутку, «рабочий рынок для польских педагогов в Канаде был неблагоприятен».

Биллу нужны были новые боты. Старые протерлись до дыр. Варежки истрепались. Спунские нуждались во всяких домашних мелочах, хотя вслух никто из них не упоминал об этом. В субботу Билл пытался отдать отцу всё свои деньги, но он только решительно покачал головой, не желая даже разговаривать.

Одно только было хорошо. Отец использовал свободное время для самообразования. Каждый вечер он читал книги по истории Канады. Однажды он вернулся домой в приподнятом настроении. В тот день в университетской столовой кто-то из его коллег не мог припомнить одну важную дату в истории Канады и отец подсказал ему.

– Это вызвало всеобщий смех, – рассказывал за ужином отец.- Поляк знает историю страны лучше канадцев!

Но это было не единственным поводом для хорошего настроения Спунских. В этот вечер должна была состояться игра с кельвинцами, первый хоккейный матч, на который собрались пойти родители Билла.

Билл вернулся с работы в начале седьмого – его подбросил домой на автофургоне Дон Фитцпатрик – и увидел, что его уже ждут с обедом. Отец успел принарядиться. Мама надела старое выходное твидовое платье, которое приобрела еще в Англии.

– Я договорился с Питом, – сообщил Билл. – Они захватят нас. Мисс Гордон занята на каком-то собрании, но остальные заедут без четверти семь. Не придется трястись в автобусе.

– Сара тоже поедет? – поинтересовалась мама. – Мы не видели ее целую вечность.

– Она вся в репетициях драмкружка, – ответил Билл. – Но сегодня она будет с вами.

– А как Де-Гручи справляется со своей ролью? – спросил отец. Билл рассмеялся.

– Сара говорит, что намного лучше Армстронга. Он рычит, как настоящий деспот, наш Ворчун.

Машина оказалась переполненной. Сара и Билл с матерью устроились сзади, мистер Спунский с Питом впереди, рядом с мистером Гордоном, который был за рулем.

– Боюсь, что я буду приставать к тебе с кучей нелепых вопросов, – говорила мать Билла, обращаясь к Саре, когда они подъезжали к стадиону. – Очень хорошо, что мы сидим рядом, а то я даже не буду знать, когда нужно аплодировать.

– А вы аплодируйте всякий раз, когда шайба окажется у Билла или у меня, и не ошибетесь, – вставил Пит.

В вестибюле они разошлись. Билл и Сара, которым не удалось перемолвиться ни словом по дороге, остались на несколько секунд одни. Сара посмотрела на него и улыбнулась. И все. Но иногда одна улыбка стоит тысячи слов. Это была его первая игра, в которой он выступал в качестве капитана, и Сара своей улыбкой сказала ему, как она хочет, чтобы они победили. Билл спустился в раздевалку в приподнятом настроении и даже посмеивался над собой из-за этого. Смешно, просто смешно, чтобы одна улыбка могла так подбодрить…

На тренировках в перерыве между поражением от команды школы Даниэля Мака и сегодняшней игрой с кельвинцами Ред попробовал Уорда, нападающего из звена «Трех призраков», – которые еще ни разу не участвовали в матчах, – в тройке Пита. Пятнадцатилетний Уорд был очень худ, но на площадке в хоккейных доспехах смотрелся вполне сносно. На тренировках он даже забил несколько голов, играя намного лучше, чем от него ожидали, но сегодня ему предстоял серьезный экзамен, и он нервничал.

В раздевалку пришел Де-Гручи с рукой на перевязи. Впервые за то время, что Билл знал его, он оживленно беседовал с ребятами, расхаживая по раздевалке. Куда делась его обычная молчаливость перед матчами? Ребята не оставили это без внимания. Билл заметил удивленные взгляды, которыми обменивались Пинчер Мартин и Пит.

Рози подсел к Биллу с Питом и кивнул в сторону Ворчуна.

– Я и не думал, что дела обстоят настолько серьезно, – заметил он, по-своему поняв перемену в поведении Де-Гручи.

– А где же ты был последние две недели?

– Наверное, засунул голову в песок, как страус, – улыбнулся Рози. – Ты хочешь, чтобы я перестал шутить?

– Ни в коем случае! – с деланным ужасом воскликнул Билл. – Это было бы последней каплей!

В тот вечер ребята чувствовали себя бодро. Билл видел, как обычно бесстрастный Вождь катил круг за кругом, улыбаясь и перебрасываясь о чем-то с Уордом, желая подбодрить его. Остальные игроки тоже были оживлены. Скотти Макинтош, который ничем не проявлял своих чувств в этом сезоне, даже когда забил свой первый гол, приветственно помахивал клюшкой друзьям в секторе учащихся Северо-Западной школы. Родители Вонга сидели в ложе, и Бенни остановился возле них на несколько секунд, а Билл, улыбаясь, поглядывал на своих родителей.

«В самом деле, все игроки команды в этот вечер в несколько приподнятом настроении», – подумал Билл. Но и кельвинцы находились в не менее радужном.

Уже с первых минут игры Билл почувствовал их стремление и волю к победе. Не мудрено, ведь они могли выйти на первое место в случае выигрыша, так же как и команда Северо-Западников могла бы возглавить таблицу розыгрыша, если победит она. У кельвинцев из-за болезни отсутствовал один из лучших игроков Пуля-Пубек, обративший на себя внимание при их первой встрече. Это в какой-то степени уравнивало шансы, ведь у Северо-Западников не было Армстронга и Де-Гручи, а это многое значило.

Во время своей первой атаки Билл уложил на лед приставленных к нему стопперов. Он вошел в зону защиты кельвинцев и готовился к броску, когда его сбили с ног чистым приемом. В первом периоде Северо-Западникам удалось несколько раз бросить по воротам Шивэна, но тот с легкостью отражал самые трудные удары. У Брабанта работы было больше, но и он сохранял свои ворота в неприкосновенности.

Во втором периоде, словно взбодренный напутствием Де-Гручи, Билл трижды бросал по воротам, но также безуспешно. В третьем периоде Уорд совершил свой единственный промах за всю игру. Он потерял шайбу в центре поля, и нападающий кельвинцев, подхватив ее, ринулся вперед. Быстрый пас Стаймерсу, и Уорд остался позади, защита – Рози и Уоррен – была застигнута врасплох. Стаймерс обладал одним из самых мощных бросков среди игроков школьной Лиги, и ему представилась возможность продемонстрировать его. Брабант оказался бессилен. Это был единственный гол за всю игру.