Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Мильштейн О.

Глава 11

Сергей Хусаинов

Судья международной категории по футболу,

основатель и руководитель первого в России футбольного колледжа

Найти и воспитать!

С высоты того, что пережито в футбольной жизни, я хочу сказать, что это величайшая игра современности. Божественная! Игра, божественность которой заключается в одном движении голкипера: на последнем рубеже обороны вратарь, оставаясь один на один с нападающим, желая спасти ворота, сокращает угол атаки, широко расставляя руки в стороны. Этот жест-символ напоминает распятие Иисуса Христа! Эта божественность футбола проявляется не только в этом символе, на что я всегда обращал внимание при наших встречах за «круглым столом», накануне матча, после матча, - магнетизм этой игры заключается еще в том, что она в одночасье собирает или на стадионе, или у экранов телевизоров людей различных сословий, богатых и бедных, и на полтора часа все они становятся единой семьей. Естественно, одни переживают за одну, другие - за противоположную команду, но вместе они составляют единую футбольную семью.

Это, конечно, связано с нашим детством. Мы большую часть времени проводили на улице. Если ты не хотел попасть в какие-то хулиганские группки, шайки, то занимался спортом: кто футболом, кто хоккеем. Это было доступно и интересно. Мы брали мяч и играли во дворе, на асфальте - кстати говоря, недалеко отсюда, на Таганке. Я постигал азы футбола: двое на двое, класс на класс, школа на школу. Вот он, футбол: твои возможности, доступность и простота.

Футбол для меня - это большая часть моей жизни. Благодаря футболу я формировал свои волевые качества: учился терпеть, преодолевать боль при падении на асфальт, воспитывал в себе желание выиграть, победить. Все это потом превратилось в стремление к достижению поставленной цели в жизни. Футбол дал мне возможность общаться с великими тренерами, преподавателями на различных уровнях: в детской спортивной школе, в институте, позже, когда я стал по существу профессиональным арбитром. А тренеры - великие люди, они не только тренируют, но и управляют - пусть небольшой, но группой людей, очень талантливых спортсменов, находят какие-то слова, заставляющие игроков после достижения высоких целей вновь идти на эту вершину, достигать ее. И так из года в год.

Только благодаря футболу, под впечатлением от достижений киевского «Динамо» я, в общем-то, и выбрал свой жизненный путь: поступил в институт физкультуры. В 1975 году команда под руководством Валерия Васильевича Лобановского продемонстрировала такой тотальный, суперсовременный на тот период футбол, что мне очень захотелось познать эту науку. Уже во время учебы в институте это мое желание превратилось в страсть.

Я хорошо запомнил вступительную лекцию тогдашнего проректора Чепика. Он сказал простые, искренние, запавшие в душу слова: «Не все люди придают значение физической культуре, а между тем физическая культура имеет непреходящее значение и для каждого отдельного человека, и для всего общества. Ну посудите сами: мы готовим специалистов, которые будут работать со здоровыми людьми, - не с больными, как лечебные и медицинские вузы, не с техникой, которая не может разговаривать, а именно со здоровыми, психически нормальными людьми, а для этого нужен большой талант. Это не просто». Вот это запало мне в душу на всю жизнь. Спорт и футбол в частности -дело не только личное, но и общественное.

Все, что Вы назвали, можно перечислить как составные элементы футбольной игры, в комплексе. Выделять какое-то отдельное, а тем более главное качество, характеризующее игру, было бы несправедливо. Каждая составляющая по-своему выделяет футбол и на каком-то этапе превалирует.

Но в моем понимании футбол в идеале - это, наверное, все-таки игра-соперничество тренеров: их интеллекта, их понимания игры, их умения передать через игроков на футбольном поле, как надо выполнить творческие задумки. Вот в этом, наверное, и будет основное противостояние -противостояние творчества, индивидуальности, личности. Так можно сравнивать футбол с искусством. Мы любим какой-то определенный театр не только за подбор актеров-исполнителей, но в первую очередь за то, какие спектакли там ставят, как играют, а это уже идет от таланта режиссера-постановщика. Поэтому мне думается, что при всех специальных характеристиках футбола, конечно, тренер - главная персона, главный творец.

Я для себя вывел, что футбол - часть божества. Это как вера: православная, мусульманская, иудейская, католическая. Это что-то от Господа Бога. Это с духовной, нравственной, социальной стороны.

Это бизнес. Это большой бизнес, большие деньги.

Но это же и общественное мнение, формирование общественного мнения. Это где-то и борьба с политическими катаклизмами в обществе. Это возможность увести людей от политических проблем. Это будущее нации. Это спасение молодежи от хаоса улицы и беспризорности. Это, конечно, и отвлечение народных масс от повседневных забот. Это все. Это больше, чем игра!

Безусловно, нельзя отрицать тех неприятных явлений, которые встречаются при проведении футбольных матчей. Это аномальное поведение незначительной группы болельщиков - «фанатов», как мы их называем, которые используют футбол как средство выражения недовольства своим положением в обществе, - им кажется, что общество не принимает их как равных, как серьезную силу, игнорирует их запросы, интересы, потребности и ценности. Поэтому в большой мере футбол надо рассматривать действительно как источник зарождения национальных чувств, патриотизма, гордости за свою страну. Именно за страну, не за нацию. Возьмите пример последнего чемпионата мира. Мы видим в составах национальных сборных людей различных рас, религий, наций. Мы знаем, что многие участники команд родились в каких-то островных государствах - бывших колониях, получили гражданство европейских государств (а иногда и европейское образование) и защищают честь национальных сборных уже этих государств. Налицо не только новый социальный статус игроков, но и отсутствие расистского противостояния, которое прослеживалось еще недавно, - его в большом футболе по большому счету нет. Большинство игроков сборных команд с уважением относятся друг к другу, как профессионалы, выполняющие свою работу на футбольном поле. И это явная тенденция сегодняшнего мирового футбола.

Конечно, если умело построить пиаровские технологии, использовать футбол, можно и в этом плане. И воздействовать на «толпу», если так грубо говорить про болельщиков футбола, можно. Но ее можно через футбол, наоборот, воспитывать и в духе справедливости и взаимного уважения. Все зависит от того, кто какую цель захочет преследовать, корыстную или гуманную, от того, в чьих руках будет футбол.

Безусловно, вокруг футбола существует большое количество мифов. Скажем, миф о том, что Бразилия - это страна, где люди уже рождаются классными футболистами (и этот миф находит подтверждение!). Но мы должны четко понимать, что это скорее всего связано с особенностями климатической зоны Бразилии: там есть возможность круглый год гонять мяч на улице. Второе - это генетическая передача способности красиво танцевать самбу, пластично и ритмично двигаться. Все это качества, которые необходимы футболисту: хорошо владеть своим телом, ногами. Все это дает свои плоды.

В то же время, скажем, Германия: точность, организованность, четкость выполнения, дисциплинированность - все эти генетические особенности нации передались, присутствуют в футболе. Все нравственные ценности впитываются с детства и отражаются в характере уже юного футболиста. Мы прекрасно видим все это на примере игры национальной сборной Германии и многих немецких футбольных клубов. Видим, что их игра, может быть, не так зрелищна, не так красива, как игра бразильских команд, клубов, сборных, но она всегда дисциплинированна, каждый игрок знает свой маневр.

Голландия: наличие в стране озер, каналов, свободы мысли подразумевает какой-то полет мысли, свободы в игре, импровизацию, и это видится в игре голландских футбольных команд, которая построена на высоких скоростях, с большим количеством перемещений игроков.

Если взять, например, наши клубы, то и здесь проявляются особенности российского национального характера. Мы можем играть периодами очень здорово, а можем и просто провалить игру. Здесь налицо наша бесшабашность, наше «авось», наше «ура!» Все это присутствует - как у нации, так и в нашем футболе. Через футбол, таким образом, можно четко определить лицо национальных сборных, их традиционные особенности.

Я бы и так сказал: через футбол, через качество игры национальных, клубных команд можно судить об экономическом положении государства: как правило, там, где хорошо играют в футбол, хорошо поставлена работа футбольной федерации, и все это непосредственно соприкасается со стабильной экономикой в государстве, со стабильным экономическим положением. Если в стране хорошая экономика, то и футбол хороший. Пример: Великобритания, Германия, Франция, Италия, Испания.

Если футбол рассматривать не просто как спортивную игру, то это - общественное явление. Помимо того, что футбол несет дух соперничества (как результат самой игры: кто-то должен выиграть), это -коллективная, командная игра, и она несет в себе прежде всего объединительную идею. Футбол объединяет людей вокруг выполнения какой-то цели, разных по характеру задач - и тем самым объединяет и своих сторонников, и болельщиков разных клубов. Но эта игра привносит в мир дух дружбы через соперничество. Хотя в сегодняшнем футболе немало грубости на поле, но все же в нем нет такой жестокости, таких тяжелых, порой очень тяжелых ударов ради победы, как в боксе. Здесь голы, слезы, горести и радости, травмы и обиды - но все это моментально нивелируется, когда заканчивается матч: люди от увиденного получают удовольствие, да и игроки зачастую не держат зла на соперника. Такова природа этой игры. Такова ее миролюбивая философия.

Сложно сейчас, на данном этапе развития нашего общества, сказать, какая философия у нашего футбола, поскольку мы потеряли многие ценности, на которых держалось наше общество, наша мораль. Потеряли качество отношений, поскольку развалилась очень хорошо отлаженная система подготовки кадров, молодых и тренерских. Молодых - я имею в виду спортсменов. И тренерских, которые могли бы подготовить их. Но самое главное, что мы стали каким-то придатком большой футбольной жизни. Мы иногда можем решить задачу с большим трудом попасть на такие значимые футбольные форумы, как чемпионат Европы или чемпионат мира (в финальную часть, но не более того) - мы не способны выйти на уровень, когда могли бы претендовать на более высокие призовые места. В сознании футболистов все подчинено тому, чтобы выйти на такой уровень готовности, чтобы потом продолжить свою карьеру за рубежом, то есть предложить себя в качестве наемного работника в другие государства, другие клубы. Это ощущается невооруженным глазом: попасть туда, а не здесь проявить себя в полной мере. Увы, для этого много причин. Отсутствие национальной гордости, привязанности к своему клубу, желания проявить себя здесь до конца, с одной стороны, понятно, с другой стороны, это не способствует развитию российского футбола.

Футбол сейчас идет по накату прошлых времен, когда мы добивались относительно высоких результатов по сравнению с другими футбольными державами. Футбол стал у нас какой-то развлекаловкой для народа, одной из развлекаловок - но нет футбольного бума. Все тормозится отсутствием определенных возможностей для занятий футболом. Мы говорим просто «выйти поиграть». Я заметил: во дворах, в других местах, где есть спортивные площадки, в футбол играют седовласые мужчины. Молодые по большей части стремятся на дискотеку, в бильярдные, в боулинги - такие сегодня предпочитают занятия. Ну а это не всем доступно. Еще я замечаю такой момент, примечательный для нашего времени: родители привозят своих мальчишек записываться в секцию футбола на шикарных машинах. Может, это и хорошо, что они помогают своему ребенку подготовиться к жизни с помощью спорта, но когда чувствуется, что это ему не нужно. Футбол - это очень тяжелая работа, а у наших состоятельных мам и пап это мода.

В Бразилии национальный характер проявляет себя через футбол. Хотя и другие игровые виды спорта у них очень широко развиты (и баскетбол, и волейбол), но так исторически сложилось, что в футболе бразильцы добивались наивысших результатов: пять раз становились чемпионами мира. Этот бум, это желание подняться, повторить достижения своих предшественников в Бразилии не ослабевает. Немаловажно и то, что футбол позволяет - пусть и небольшой части молодежи - устроить свою личную жизнь, то есть получить высокооплачиваемую работу, популярность и любовь народа, а с этим и полноценный социальный статус. То же самое в Италии и Германии: желание, вернее, возможность через футбол заработать, сколотить состояние, пока тебя ноги носят, чтобы потом, после футбола, проявить себя в каких-то других сферах человеческого бытия. За редким исключением выдающиеся футболисты продолжают свою игровую карьеру уже в качестве тренеров или менеджеров, чаще уходят в другие сферы: гостиничный или еще какой-нибудь бизнес, не связанный напрямую с футболом.

Я думаю, что футбол - это часть национальной культуры. По тому, как ведут себя футболисты на футбольном поле, можно понять и особенности национального характера: все эти эмоциональные вспышки, «дискуссии» на футбольном поле. В наши «союзные» времена мне доводилось быть свидетелем ожесточенных споров с судьями на поле наших южных команд (Армения, Азербайджан, Грузия), в Европе любители поспорить с судьей - это югославы, румыны. По любому поводу готовы дискутировать, не соглашаясь с мнением арбитра, итальянцы. Таков уж этот южный темперамент! Думаю, что это особенности национального характера.

Футболисты на виду. Тем, как они себя ведут в обществе, даже как одеваются, какие у них прически, они создают образ футболиста в обществе, образ футбола страны за рубежом.

Футбол доступен всем, любим всеми. В период проведения таких грандиозных футбольных финалов, как чемпионат мира, к телеэкранам прикованы миллионы, поэтому можно говорить, что это есть явление мировой культуры, и очень серьезное.

Если говорить просто, то можно сказать, что футбол - это часть спорта. Но в некоторых высокоразвитых в футбольном отношении странах это больше чем спорт. Это огромная индустрия, это особенность национального понимания жизни. Это и пропаганда образа жизни, пропаганда определенных идеалов. Неслучайно многие политики во время проведения важных матчей с участием национальных сборных любят появляться в виповских ложах, афишировать свое присутствие, общаться со своими коллегами из других стран - publicity, как они говорят.

Ситуации, которые возникают на футбольном поле, невозможно запрограммировать, довести до совершенства и потом проецировать во время игры. Можно довести до высокого технического исполнения какие-то отдельные эпизоды, но на поле все так корректируется! Может быть такое: играет звездная команда, в ней каждый футболист в отдельности выше соперников в несколько раз, но в этот день перед игрой с кем-то из этих великих игроков случилось что-то непредвиденное: не с той ноги встал, не так поговорил с тренером, не так покушал - много таких вроде второстепенных факторов, и в итоге команда, которой все предвещали победу, выходит на поле не в состоянии мобилизоваться на полтора часа, чтобы одолеть более слабую команду. И наоборот, команда, каждый игрок которой не обладает какими-то высокими качествами, встает таким сплоченным, монолитным коллективом, так настроена на победу, такое в ней царит вдохновение, что она обыгрывает звездную команду. Вот парадокс футбола. Именно в этом заключается его прелесть - в непредсказуемости. В этом чудо футбола, которое творится на глазах у зрителей.

Трудно спорить с теми, кто опровергает творчество в футболе. Мне кажется, они никогда сами спортом не занимались, не попытались преодолеть элементарную тысячу метров, не ощутили на себе, что такое сопротивление воздуха, не подключили к этому преодолению свою волю. Элемент творчества присутствует в спорте высших достижений всегда. Вот как он проявляется. Казалось бы, одни и те же технические элементы, связанные с каким-то видом спорта, доступны всем, но индивидуальность человека (человеческий фактор) или же установка тренера вдруг выдают какие-то неуловимые на глаз нюансы, которые меняют рисунок, ломают ситуацию. И вот за счет этих нюансов идет преодоление соперника, достигается победа.

Казалось бы, правила игры все знают, мячи все одинаковые, размеры поля тоже - игроки только разные, их настрой, кураж; слово или взгляд тренера; глаза зрителя. Это и есть творчество. Мало иметь хороших игроков в команде - их надо правильно расставить и так натренировать, чтобы лучшие качества у них проявились сейчас, сегодня, на этой игре. А это уже творчество тренера. Я в своей практике нередко встречался с тем, что с приходом другого тренера команду просто не узнать: она играла совсем по-другому. Потом начинает играть опять плохо. Уходит тренер, приходит другой, и опять команда по-другому раскрывается: новый тренер видит в команде другие качества. На протяжении небольшого периода времени одни и те же игроки при новых руководителях все время играют по-разному. Бывает и так: команда «не тянет» - возвращается прежний тренер (например, выдающийся Анатолий Владимирович Тарасов - я хорошо помню, застал его хоккей), и те же игроки спокойно преодолевают потерю в очках и снова добиваются звания чемпионов Советского Союза.

Творчество обязательно присутствует, оно заложено в самой идее спорта. Это не механика, не односложный пример на сложение или вычитание - здесь все время присутствует что-то такое, что рождается сию секунду, на глазах. Это нужно видеть. Это надо почувствовать.

Безусловно, для того, чтобы преодолевать трудности, надо обладать силой воли. Через напряженные тренировки воспитывается характер футболиста. Но очень большое влияние оказывает на футболиста и ближайшее социальное окружение, то сообщество, в котором он живет. Успех во многом зависит от того, насколько это сообщество поддерживает его в этой игре, насколько требует от него выполнения каких-то обязательств, насколько подстегивает его в их выполнении, заставляет проявлять мастерство во время матча. Поддерживает ли его аплодисментами или освистывает. Оно следит за футболистом, оно переживает, радуется победам и огорчается поражениям. Так возникает невидимая взаимосвязь футболиста с представителями его сообщества - пусть на трибунах, пусть у телеэкранов.

Для меня бесспорно: играть в футбол бездушному человеку невозможно, потому что ежедневное общение с партнерами по команде - это общение с людьми, у которых есть свое понимание и свое мировоззрение. Поскольку на данный момент они твои партнеры, ты обязан считаться с их индивидуальными качествами. Тренер, президент клуба, болельщики, президент государства, который вдруг появляется на почетной трибуне, - все это, безусловно, формирует духовность игрока. Но закладывается духовность всей жизнью человека, в том числе его образованием, и чем более духовен футболист, тем ярче он будет проявлять свои способности на футбольном поле.

Существует притча о том, кто такой футболист (у мамы было три сына: два умных, третий -футболист), она передается из поколения в поколение. Намек на то, что футболисты - это ограниченные в умственном развитии люди, умеющие только гонять по полю мяч, зарабатывающие деньги ногами. Конечно, это сложно вмиг опровергнуть, но я всегда в качестве примера привожу Йохана Круиффа (он, к сожалению, в силу объективных причин уже закончил играть, но для меня он -эталон футболиста). Этот человек свободно владеет семью языками! Он всегда демонстрировал на футбольном поле такой творческий полет фантазии! Он играл на такой позиции, которая позволяла проявлять его творческую фантазию: он был, как сейчас модно говорить, плеймейкер, диспетчер -игрок середины поля. Он обладал большими физическими возможностями, мог не переставая перебегать на любой участок поля и технически исполнять любую передачу, на любую дальность и точность, это не имело никаких ограничений. Вот вам пример, кто такой футболист. Круифф потому и играл прекрасно, что как человек духовно богатый, образованный был одарен еще и помимо футбола.

Конечно, надо проанализировать, почему у нас сложился такой стереотип, такой взгляд на футболистов. Ведь то, что человек занимается футболом, и ему это нравится, и у него это получается, наверное, надо поощрять. Он через футбол, выступая за рубежом, рассказывает о своей стране. Надо только помочь ему стать более образованным, интеллектуально более богатым. Он не виноват, что ему в детстве, чтобы развивать свой талант, пришлось больше тренироваться, чем учиться в школе. Мы же как-то не обращаем внимания, насколько образованны наши артисты Большого театра, да и других балетов и театров вообще. Они прекрасные танцоры, а насколько они владеют базовым уровнем образования, который принят в нашем государстве, как они учились в школе? Ведь они тоже были лишены нормального детства. Мы на это не обращаем внимания - танцуют прекрасно, мы и рады. Но это маленькая группа одаренных, талантливейших людей, а футбол - более широкая сфера деятельности. И все же я считаю устаревшими эти стереотипы. Конечно, их надо менять. Но не искусственно, взяли и поменяли - надо создавать условия для того, чтобы это изменить. Тогда мы получим другую притчу.

Игрок - тренер, в прошлом игрок - ныне тренер. Я сталкивался с такими явлениями в своей футбольной практике. Поясняю одним примером. От природы талантливым в футбольном отношении людям порой невозможно понять причину того, что их воспитанники не могут выполнить тот или иной технический эпизод, элемент. Для них это просто и ясно, легко, как бы само собой разумеется, а для их воспитанников - большая сложность, китайская грамота. Эти великие в прошлом футболисты не могут объяснить, как надо выполнить то или иное техническое задание. Вот в этом-то в основном и состоит сложность перехода игрока на тренерскую работу и выполнение ее на высоком профессиональном уровне. Как тренер он должен иначе мыслить, он должен уметь объяснить. А он не может - он игрок! Поэтому лишь некоторые из них становятся тренерами и, как правило, на этом новом для них поприще не добиваются таких высоких результатов, которых добивались будучи игроками. И наоборот, игрок, который не добился высокого признания как действующий спортсмен (такие футболисты-середняки знают, почему они не достигли самого высокого уровня), способен стать высококлассным тренером. Примеров тому в нашей действительности много: Валерий Васильевич Лобановский, Анатолий Владимирович Тарасов, Виктор Васильевич Тихонов. Одним словом, игрок (футболист, хоккеист, баскетболист.) и тренер - это две разные профессии. В этом суть.

К сожалению, сложно спорить с тем, что отношение к футболистам порой негативное. Действительно, сложилось такое отношение. По-моему, здесь много объяснений. Прежде всего, конечно, это большая популярность футбола, и каждый мнит себя большим его знатоком. Футбол всегда пользовался добрым отношением, был в центре внимания разного рода руководителей, политических и государственных деятелей. Это создавало почву для того, чтобы футболисты были не только на виду, но и пользовались определенными благами. Но это, как правило, несет с собой негативные моменты: если футболисты, лучшие представители отечественного спорта, ведут себя определенным (далеко не блестящим) образом, то чего же требовать от других! Поменять этот стереотип очень сложно в силу сложившегося менталитета нашей нации. Взгляд на футболистов как на дармоедов имел и имеет место. Правда, сейчас люди начинают понимать, что это не так, но надо пережить определенный период времени, чтобы сознание поменялось.

Я бы, наверное, не то чтобы выбрал, но обратил внимание на один очень важный аспект деятельности футбола в современном мире: футбол развивается в условиях все возрастающей конкуренции. Изменение мировоззрения в современном мире, стирание государственных границ, а значит, и вопросов происхождения, места рождения спортсменов, возможность получения другого гражданства, привлечение в сферу деятельности спорта наиболее талантливых спортсменов - все это преобразило спорт (и футбол, в частности) в такую индустрию, которая приносит очень большой доход. На футбольном рынке работают различные рекламные, телевизионные и другие компании, и люди, которые строят этот бизнес, заинтересованы, чтобы у них работали самые талантливые, самые выдающиеся представители футбола (или того же бокса). Коммерциализация спорта - это естественное явление.

Мы должны признать, что нашему телевидению еще далеко до того уровня, на котором ТВ работает на футбол и на спорт за рубежом. У нас на телевидении больше политических программ, чем научно-популярных, развлекательных, культурно-просветительных. За рубежом существуют специальные каналы, ведутся прямые трансляции игр (не только в Интернете) не только команд, составляющих высшую лигу, высший дивизион, но и юношеских (юниорские турниры, любительские). Все попадает и в региональную прессу. Все происходящее в мире спорта фиксируется, рассказывается обо всех спортивных событиях, то есть пропагандируется здоровый образ жизни. Мы должны признать, что спорт - это часть культуры общества. Без спорта, без стремления походить на своих кумиров не будет здорового общества. Спорт - это укрепление здоровья, продление жизни человека, и это очень свойственно человеческой природе. Человек же рожден в движении, а движение, как говорили древние, это жизнь.

Через спорт можно воздействовать на общество, на мировоззрение человека, на его мысли и, соответственно, на поведение. Увы, существуют еще устаревшие стереотипы в подаче спортивного материала (особенно при проведении телетрансляций с Олимпийских игр, с чемпионатов) - мы еще очень заполитизированы. Мы и наши журналисты, к сожалению, часто предвзяты к решению судей, особенно если играет национальная сборная, а это мешает, а иногда и извращает объективность в подаче материала. Коль скоро мы коснулись тех скандальных зимних Олимпийских игр, то скажу свое мнение: прежде чем выступать с публичными заявлениями, тем более официальным лицам нашего Олимпийского комитета, российской делегации надо было докопаться до истины. Ведь все, в сущности, свелось к тому, что у Лазутиной бывают «критические дни». Но это же абсурд! Зачем в это углубляться, зачем прибегать к такому нелепому оправданию по фактам, которые еще требуют очень серьезного доказательства?! Конечно, это все нас не просто не красит, но вводит людей в заблуждение. Вопрос, что же все-таки на самом деле произошло, остается.

То же самое во время подачи футбольных матчей, особенно с последнего чемпионата мира. Телекомментатор ведет рассказ о том или ином игроке, когда-то где-то игравшем, когда-то где-то забивавшем, в то время как зритель хочет понять, что происходит на поле, хочет быть полноценным соучастником матча. Зритель хочет обладать всей полнотой информации, а нам только составы дают. Мне, честно говоря, было бы гораздо интереснее, если бы с чемпионатов мира и Европы по футболу, также как и с Олимпийских игр, по всем видам спорта давались хотя бы технические трансляции. Это спектакль, его надо воспринимать, как везде это видят и слышат во всем цивилизованном мире.

По большому счету, если рассматривать футбол не только как часть культуры, но и как часть деятельности в обществе, то футболист - это гладиатор, это продукт, который на данный момент представляет интерес для владельца клуба или компании. Компания в соперничестве с другими компаниями или футбольными клубами, чтобы победить в сражении соперников, стремится заполучить лучшего гонщика, лучшего баскетболиста - лучшего гладиатора. Многие страны, чтобы защитить своих футболистов, справедливо принимают очень жесткие законы, касающиеся цен на рынке труда. Скажем, в Великобритании ни один футболист-иностранец не может быть зарегистрирован на рынке труда, играть в английском футбольном клубе, если он не провел определенное количество матчей за национальную сборную своей страны. Таким образом достигается высокий уровень иностранного работника в футбольных клубах Англии.

У нас такого уровня требований нет. Поэтому мы привозим к себе «пляжных», как мы говорим, бразильцев, которые хоть в чем-то чуть-чуть лучше наших. Но такая политика приводит к тому, что свои, российские мальчики не смогут в будущем получить футбольную работу: на них не обращают внимание. Через коммерческие сделки «купил-продал» совершаются какие-то незаконные финансовые акты, выгодные только владельцам клуба. Как все бизнесмены, владельцы клубов пытаются привлечь к себе лучших, поэтому цены на футбольном рынке непомерно растут. Они сейчас вышли уже на такой уровень, что звезды мирового футбола готовы отказаться от своих сверхгонораров и сверхтрансферных сумм в пользу клубов. Зарплаты ведущих футболистов мира вышли уже на такой уровень, когда дальше нельзя двигаться. В результате может рухнуть вся система и футбол превратится в убыточное дело.

Помимо того что футбол - это зрелище, он еще и часть экономики общества, потому что через футбол развиваются телевизионные, рекламные, бизнес-компании. Поэтому бороться с этим искусственным путем - нельзя. Здесь нужно какое-то джентльменское соглашение.

Почему наши спортсмены не в цене, я уже объяснил: они еще не получили признания. Если бы наши спортсмены соответствовали высоким требованиям международного футбола и не уступали зарубежным футболистам, то цены на них, естественно, поднимались бы. Пример есть: скажем, наш бывший соотечественник воспитанник киевского «Динамо» Андрей Шевченко. Это самый богатый по финансовым меркам переход бывшего отечественного футболиста в зарубежный клуб. Но и уровень его мастерства выше, чем даже у многих футболистов, выступающих в итальянской лиге. Значит, мы можем воспитать таких ребят. Что для этого нужно? Это уже другие проблемы.

Тренеры, которые могли бы воспитать таких мастеров, у нас есть. Нельзя рассматривать подготовку продукта (футболиста) и его продажу вне взаимосвязи. У нас уже есть некоторые «подвижки»: появились законодательные акты, которыми предусмотрены компенсационные выплаты за подготовку футболиста как «товаро-специалиста» (игрока) - если можно так говорить о живом человеке, о спортсмене, о футболисте - при переходах из клуба в клуб. Клуб, который его приобретает, производит выплату клубу, подготовившему спортсмена.

Ректор МГУ Садовничий, давно готовящий на мехмате прекрасных программистов, публично заявил, что он ничего не может сделать с явлением, которое имеет место в последние годы: не меньше 75 процентов выпускников уже имеют контракты с американскими компаниями, и МГУ не получает за это никакой компенсации. Не мне рассказывать, что такое подготовить программиста, но то же самое и с подготовкой футболиста высокого класса - вот где еще одна проблема отечественного футбола. Но и здесь выход есть. Законы на сей счет уже давно есть во многих западных странах.

Вы знаете, хорошие тренеры похожи друг на друга - это не зависит от национальности и государственной принадлежности. Они могут отличаться только в трактовке тех или иных творческих процессов тренировки или манер игры, которые они проповедуют. Все они - одаренные во всех отношениях люди, высокоэрудированные, способные увлечь своих футболистов не только рассказом, но и своим поведением, своим отношением, способные заставить поверить тем словам, которые они высказывают, тем идеям, которые они проповедуют.

Тренер - это человек, который способен заменить родителей, потому что при обучении в футбольной школе мальчик большую часть времени находится вне семьи, он приходит туда, куда душа его привела, и очень важно, кто ему будет давать уроки футбола: человек, который просто придет на занятие, или человек, который видит в маленьком человечке прежде всего человека, который берет его за руку и через футбол ведет в жизнь. Классный тренер - это батька, наставник, который через футбол воспитывает характер молодого человека, его мировоззрение, его духовность, и тренеры, которые добиваются больших достижений своих воспитанников, это очень высокоэрудированные личности и настоящие педагоги и психологи.

Менеджеры. Обычно это люди, которые обладают определенными организаторскими способностями и такими человеческими качествами, как коммуникабельность, возможность убедить собеседника в правоте своих идей, своих взглядов, связанных с футболом, в необходимости профинансировать какие-то проекты, касающиеся их интересов в футболе. Это люди, которые знают о футболе много, не понаслышке, которые, может, сами когда-то играли в футбол, но не смогли себя реализовать на футбольном поле как футболисты или как тренеры. Зато они, как правило, неплохие организаторы хозяйственных дел: где-то пробить, подписать какую-то бумагу, договориться с большими руководителями о предоставлении жилой площади или автомобиля вне очереди - здесь они незаменимы. Вот такого уровня меценатов, вернее, функционеров и околофутбольных меценатов, нам не хватает. Сейчас нашему футболу очень нужны грамотные, профессиональные футбольные менеджеры и толковые президенты клубов, способные собрать вокруг себя команду специалистов по разным вопросам. Это и пресс-служба, и «фанатская» служба, и служба, которая работает с болельщиками (занимается перепиской с ними и имиджем клуба); это и группа тренеров-селекционеров, которая помогает привлекать представляющих для клуба интерес футболистов. Сейчас у нас в стране президенты клубов занимаются всем этим сами, поскольку вхожи в верхние эшелоны власти и могут убедить в необходимости профинансировать команду, создать какие-то определенные финансовые потоки, чтобы команда жила, тренировалась, а футболисты были увлечены желанием играть именно в этом клубе. Тренер не должен иметь к этому никакого отношения - он должен спокойно творчески работать.

Кто же такой футбольный судья как тип, как личность? Это прежде всего человек, который должен закончить специальные курсы, где и правила выучить, и нормативы сдать. Среди судей существует такое выражение: есть арбитры, которые судят высшую лигу, и есть арбитры высшей лиги. Аналогия: есть артист театра, а есть артист Большого театра. В чем отличие? Вроде можно выучить роль (в случае с футболом - правила), можно выполнять все судейские функции на футбольном поле, а вот чтобы быть действительно арбитром, нужно обладать высокими личностными качествами. Тут нельзя выделять что-то одно - это все в комплексе. Конечно, прежде всего арбитр должен обладать превосходными физическими качествами, потому что способность свободно передвигаться по полю дает возможность быть рядом с игровым эпизодом и даже в случае принятия ошибочного решения оно не будет вызывать излишне болезненной реакции у игроков. Конечно, необходимы и большие волевые качества: смелость, решительность, умение принимать сиюсекундное решение. А для того чтобы вынести решение против команды хозяев в городах, регионах, странах, где чересчур ярые болельщики, нужно обладать и большим мужеством. Другие качества арбитра - это, конечно, высокая порядочность, это желание быть в игре, но не для того чтобы себя показать. Невозможно требовать высокого качества судейства при низком качестве игры, потому что судьи растут на играх, а как можно вырасти в классного арбитра на некачественных играх! Все взаимосвязано.

Болельщики - это особый тип людей. Болельщики - это люди, которые в силу определенных обстоятельств не могут сами выйти на футбольное поле, то ли по состоянию здоровья, то ли, может даже, из-за половой принадлежности (хотя у нас есть сейчас женский футбол), но мысленно могут представить, как бы они повели себя в той или иной игровой ситуации, эпизоде игры. «Я бы на его месте вот здесь сделал бы так, а здесь поступил бы иначе.» Возражаю. Во-первых, легкость игры -кажущаяся. Казалось бы, ну что такое - по мячу ударить ногой! Но когда попробуешь раз-другой, понимаешь, что это гораздо сложнее, чем, например, ударить по мячу руками, - профессионалы знают, в чем эта особенность заключается. Невозможность самому быть реальным участником событий, принимать игровые решения, осуждать какие-то неверные (на их взгляд) действия - вот это и есть болельщик. Это участник процесса.

Рассуждая на тему об основных проблемах футбола, я бы для начала считал необходимым отметить следующее: то, что сейчас происходит в футболе, надо воспринимать как реальность. Из этой реальности надо исходить, от нее надо отталкиваться. Футбол становится очень серьезной бизнес-структурой общества. Коммерциализация, профессионализация вышла уже, по-моему, на самый запредельный уровень, и к футболу нельзя относиться просто как к игре, в которой двадцать два игрока бегают по полю. Недавно то ли в ТВ-6, то ли в ТВС дали интервью двух мальчишек с турнира в Подмосковье. «О чем вы мечтаете?» - «Я мечтаю вырасти в хорошего футболиста и уехать играть за рубеж», - ответил один из представителей юного поколения. Футбол становится уже реальной возможностью для многих молодых людей заявить о себе в обществе: он дает высокие заработки.

Футбол становится более скоростным, более сложным с технической точки зрения и, следовательно, требует очень жесткого отбора среди тех, кто хочет хорошо зарабатывать. Это приводит к тому, что в футбол приходят одаренные от природы, наделенные выдающимися качествами дети. Отбор по объективным признакам требует признать, что некоторые отечественные игроки не могут играть в футбол так хорошо, как люди, приехавшие из другого государства. Ростки этого явления все наблюдают сейчас на примере взрослого футбола. Это первое. Второе: люди понимают, что это очень тяжелая работа и чтобы достичь чего-то серьезного, надо очень много трудиться. Зачем трудиться, когда я и так неплохо живу на проценты от вкладов, которые сделали еще дедушка с бабушкой, дай им бог здоровья! Поэтому футбол, особенно в западных странах, становится игрой гладиаторов -сильных, мужественных, одаренных в физическом отношении людей. Вот такая глобализация просматривается. Вот такая коммерциализация.

Русская нация исторически очень мужественная, волевая и очень талантливая. К сожалению, мы растеряли эти качества (распад Советского Союза тоже помог!), и сейчас для того, чтобы хотя бы приблизиться к уровню мировых современных требований, нам необходимо сделать в футболе гигантские, семимильные шаги. Это безусловно связано с экономикой государства. Необходимо создать мощную материально-техническую базу для развития спорта - не только футбола, а вообще спорта.

Что касается футбола, то нужны прекрасные футбольные поля, нужны высокие заработные платы для тренеров детских школ. А для того, чтобы больше мальчишек охватить этой популярной игрой, нужно - опять же - больше футбольных полей. Это же абсурд, когда в ведущих футбольных клубах страны, которым еще как-то удается соперничать с ведущими зарубежными клубами (таких, как «Локомотив», «Спартак», ЦСКА), только одно тренировочное футбольное поле, а команд возрастных - шесть, семь, восемь. Выстраивается очередь, это значит, что одни начнут с утра, а другие только вечером.

О каком получении достойного образования может идти речь, если вместо полноценного процесса обучения и воспитания в общеобразовательной школе ребенок вынужден идти на утреннюю, дневную, а то и вечернюю тренировку! А представьте на секундочку, что у нас много полей, - тогда мальчишки разных возрастов могли бы тренироваться без ущерба для школьных занятий, после тренировки вернуться домой и заниматься домашними уроками. Это большая проблема. Существенное увеличение количества футбольных полей решило бы и многие государственные проблемы, связанные с детской преступностью, с беспризорностью, с наркоманией, с алкоголизмом.

Надо сделать хотя бы эти две вещи: материальную базу и высокие, достойные зарплаты тренерскому составу.

Идея, которую мы сейчас вынашиваем, дело, которым мы занимаемся, - создание футбольного колледжа. Колледж решает проблемы, о которых я говорил, он - модель развития современного футбола.

Историей опровергнут тезис о возможности построения коммунизма в отдельно взятой стране. Но мы строим не политическую систему, мы стремимся создать систему подготовки футбольных кадров -высокоинтеллектуальных, способных не потеряться в хитросплетениях современной жизни, способных создать достойную конкуренцию лучшим футболистам мира. И самое главное - способных защищать честь Родины. Мы отбираем мальчишек с отменным здоровьем (скажем прямо, таких немного, хотя футбольные задатки у многих из них превосходные), мальчишек, которые сидят где-то в глубинке и не имеют возможности проявить свои таланты. Мы их находим по слухам, по рассказам, по результатам своего рода олимпиады по физической культуре и спорту, через маленькие турнирчики на местах. Талантливые футболисты, золотые зернышки, живут, как показывает практика, в неблагополучных, трудных семьях. Найти и воспитать, научить их бороться прежде всего с самим собой, а потом уже с соперником - это тяжелая работа.

Николай Визитей

Доктор философских наук,

профессор, заведующий кафедрой философии Славянского университета Молдовы,

автор ряда книг по философии и социологии спорта

Футбол - дело опасное

Футбол является примером того вида спортивной деятельности, который отвечает модели наиболее притягательного по определенным внутренним причинам зрелища (в общекультурном смысле). Современная культура очень тяготеет к зрелищности - специалисты по постмодернистской эстетике вообще называют ее театральной. Название правильное, но чуть-чуть нуждающееся в коррекции - в том смысле, что на самом-то деле сегодня не театральное в классическом смысле зрелище является самым популярным. Произошел сдвиг интереса, и этот сдвиг скорее в сторону от классического варианта театрального зрелища. Видимо, надо расшифровать.

В современной культуре ситуация такова, что есть признаки определенной усталости и отстраненности человека от глубинных проблем самого мировоззрения. Связано это прежде всего с самим фактом плюрализма мировоззрений. В той ситуации, когда человек может выбирать из очень многого (и сама по себе эта ситуация вполне благая), сама внутренняя способность к выбору оказывается ослабленной - хотя бы по той причине, что чтобы из многого выбрать что-то определенное, нужна очень большая мировоззренческая, нравственная компетентность. Когда человек осуществляет выбор и чувствует себя некомпетентным, он отказывается не просто от конкретной ситуации выбора, а от того, чтобы заниматься выбором вообще. Поэтому определенное безразличие к мировоззренческим проблемам в сегодняшней культуре достаточно характерно.

Парадокс состоит в том, что в целом современная культура отстаивает идею духовно суверенной личности, конституционными признаками которой как раз и является право, способность выбора и многие демократические системы. На законодательно-правовом уровне это закрепляется конституционально, а это значит право и способность самостоятельно определять ценности, выбирать себе Бога.

В условиях такого мировоззренческого инфантилизма у людей возникает стремление не нырять в глубины культуры, а оказаться, в некотором смысле, в ее поверхностных слоях.

Одним из средств, которое особенно легко удовлетворяет потребность выбора, является зрелище. Зрелище, в рамках которого я могу быть относительно пассивным субъектом и как бы принимать участие в происходящем исключительно в качестве человека, который переживает соответствующие события, сам в них активно не участвуя. Это как бы было и раньше. Это было и в рамках театрального зрелища. Специфика современной ситуации состоит в том, что мне становятся особенно интересными наблюдения такого вида зрелищ, в рамках которого люди не играют роль субъектов противоборств, соревнований, а действительно соревнуются.

Футбол и спорт в целом являются такого типа зрелищем, где мне демонстрируют действительную, реальную борьбу, реальный успех и поражение. И в силу тех причин, о которых я сказал достаточно бегло, современному человеку особенно интересны такие спортивные действа. Современный спорт почему-то, несмотря на то, что архаичен по очень многим признакам, все же (простите за тавтологию) очень современен, потому что он очень удачно отвечает этой потребности: мне демонстрируют (правда, это специально подготовлено) реальную ситуацию состязания, где человек может реально чего-то добиться или проиграть, что понятно. Человеку интересны такие зрелища.

Это как бы общая основа, на которой среди многих зрелищ главным и всемирно популярным является футбол (соккер). Посмотрите, что делается на телевидении: масса спортивных состязаний, но больше всего времени отдано трансляциям футбола. Все это действительно укладывается в театральность культуры. На этом фоне интерес к спортивному зрелищу вполне понятен.

Почему наиболее притягательны именно игровые виды спорта и особенно футбол? Игровые виды спорта - прежде всего потому, что они идею конфликта разыгрывают особенно очевидным образом, с точки зрения сюжета, фабулы. Дальше: они особенно удачно передают такие моменты существования человека в современном обществе, как кардинальное изменение смысла совершаемой деятельности в связи с изменением внутренней установки личности. Спортивные зрелища типа футбола не предполагают возможность трехрепертуаров поведения: в спортивной игре такого типа есть всегда то, что стопроцентно запрещено, - и есть то, что стопроцентно разрешено.

Но всегда есть довольно большой промежуточный слой форм поведения, в рамках которого человек фактически оказывается за пределами правил, но еще не может быть как-то достаточно надежно наказан, достаточно императивно поставлен на место.

Что видит зритель в данном случае? Зритель видит, какую внутреннюю установку выбирает человек по отношению к принципу равного соперничества, к конкретному сопернику. И это для него очень актуально. Он сам в жизни поставлен в такие условия, когда, много раз совершая деятельность внешне цивилизованную, он на самом деле внутренне кардинально менял ее смысл, потому что менял внутреннюю установку, в соответствии с которой он достигал того успеха, который эта деятельность предполагает. И вот что демонстрируется. Демонстрируется, как люди очень решительным образом меняют какой-то калейдоскоп событий от хорошего к плохому в самом крайнем варианте: вот сейчас это благородный человек, который вопреки нарушениям соперника, его явным издевкам устоял (вот такой рыцарь без страха и упрека), а вот сейчас этот рыцарь втайне от судей «химичит», играет на грани фола, играет грязно, играет не в мяч, а в кость (это явно полууголовный вариант поведения) - череда событий, которые меняют свое лицо калейдоскопически, очень быстро, в соответствии с той внутренней установкой, которая очень понятна зрителю с трибуны: я-то абсолютно понимаю, что делает игрок, но это чрезвычайно захватывает.

Есть, конечно, люди, которые преимущественно болеют за человека, соблюдающего правила, играющего по-джентльменски. Это люди особой психологии, и можно поговорить о том, откуда вытекает такой зрительский интерес. Есть люди, которые прежде всего вспоминают агрессивное поведение - тоже можно сказать, откуда, по каким жизненным обстоятельствам такой интерес возникает. Есть люди, которые любят игру на грани фола - это третий тип болельщика.

Почему именно футбол? Футбол гораздо больше, чем любая другая игровая деятельность, дает возможность как бы сценически воплотить все те узловые точки, вокруг которых сосредотачивается внимание человека в современном зрелище. Футбол - особенно. Во-первых, он круглогодичен: очень плотный календарь, широко освещаемый прессой. Во-вторых, футбол предоставляет возможность оказаться в стихии сопереживания, боления в течение круглого года. Все это дает возможность человеку, который стремится остаться в том поверхностном слое культуры, где можно позволить себе мировоззренческий инфантилизм, обеспечить это с гораздо большей способностью, чем любая другая игра. Можно детально сопоставлять его с волейболом, баскетболом.

Для меня лично футбол и есть чрезвычайно интересный случай социальной практики, который в фокусированном виде отражает очень глубинные, интереснейшие социальные процессы жизни современного общества.

Что главное в футболе? Смотря для кого. Все то, что здесь у Вас названо, - все это и есть футбол. Но слово «игра», если понимать его строго научно, применительно к футболу относительно. Футбол игрой не является, то есть футбол не является той сферой, где люди занимаются прежде всего удовлетворением, стремлением получить удовольствие от процесса. Футбол - это настоящая суровая трудовая деятельность, это большая ответственность, это громадное напряжение и это, разумеется, не ситуация, в которой человек может остановиться, как в практически любой игре, как только ему это стало скучно, утомительно, неприятно.

В этом смысле футбол, как и любой вид профессионального спорта, это серьезная профессионально-трудовая деятельность, очень специфичная, разумеется, как любая профессиональная деятельность. Безусловно, деятельность, которая имеет и заслужила этот статус.

Для каких-то людей это зрелище, но не забава. Забавой футбол является лишь для очень частной, очень узкой группы зрителей, с моей точки зрения. Что значит забава? Что значит для меня футбол как забава? Это значит, что я пришел между прочим, проглатывая бутылочку пива или чего-нибудь еще, этак лениво поглядываю на поле и говорю: «Ха, смотрите, что там ребята вытворяют! Смотрите, как здорово получилось!», потом потянулся и продолжаю: «Ребята, знаете, я газетку тут взял, почитаю немножко». Вот такого рода зрителей мало. Стадионы громадные, и туда может забрести любой житель. Но в целом футбол не забава.

Для зрителя футбол - не игра, не забава - в том смысле, что он не переживает игру «футбол», как переживает игру детей в «казаки-разбойники». Но и то, когда мой сын играет в «казаки-разбойники», и то, когда я смотрю футбол, для меня серьезно. Для зрителя футбол - это как раз определенный вид эмоционального соучастия в событиях, которые его глубоко трогают, и ввиду тех причин, о которых мы сказали. Это его стремление принять активное участие в этом деле, а не просто поприветствовать (как нам говорят иногда: «Пусть зритель на трибуне будет, как в театре: похлопает каким-то удачным исполнениям»). Вот это совершенное непонимание специфики футбола-зрелища: стремления зрителя вмешаться, стремления как-то оказать давление на соперника и поддержать своего, что совершенно естественно. Это, разумеется, не значит, что естественны все формы проявления этого стремления. Спортивный зритель - он на то и спортивный зритель, и в футболе это особенно, чтобы кричать, возмущаться, давить на судью и помогать своим.

Это совершенная форма участия человека. К этой форме участия человек вообще тяготеет в рамках современной зрелищной культуры: ему хочется быть участником и ни за что не отвечать. Вот это его очень привлекает: с одной стороны, столь же серьезные эмоции, как и у игроков, а с другой - полное отсутствие ответственности за то, что происходит. Это такой специфический вариант инфантилизма. У разных зрителей он разный.

Футбол - это все, что Вы предлагаете к обсуждению. Можно сказать так: футбол есть все. Футбол -это сама жизнь в столь многих проявлениях, что трудно остановить перечисления.

Насчет того, что он и клапан для выхода агрессии. это, по-моему, довольно сомнительный тезис. Если понимать выход агрессии как катарсис, то скорее всего. все-таки. нет. Я не думаю, что та разрядка, которую человек получает на стадионе, по крайней мере как преимущественный вариант, смягчает его агрессивное поведение после игры - скорее всего, это не так. Я думаю, наоборот, главное здесь - массовое заражение. Впрочем, все зависит от того, что это за команда.

Мысль о том, что бесчинства болельщиков «Спартака» никак не связаны с тем, что происходит на поле, - это полная фантазия. Если бы зрители, которые любят команду, не находили удовлетворенность своим интересам, своему вкусу по части человеческой борьбы, то, конечно, они бы никогда не болели за «Спартак». «Спартак» дает подтверждение агрессивным формам поведения,

которые потом усваивают болельщики. Поэтому они болеют за «Спартак». Поэтому не надо думать, что команда хорошая, интеллигентная, а болельщики у нее - хулиганы. Команда отвечает за своих болельщиков, это нормальный разговор. Поэтому тут есть проблема.

Формирует ли футбол патриотизм и прочие благоприятные для общества последствия? Ну нет, разумеется. Любой сегодняшний спорт чреват самыми противоположными результатами и социальными выходами, выбросами. Патриотизм - да, но на этом дело не останавливается: патриотизм же может быть цивилизованным, а может быть нецивилизованным. Одно из самых страшных явлений в современном мире - это патриотизм, когда он не цивилизован, когда «родное» -только потому, что оно мое. И если болельщик такой, то это вариант культивирования совершенно нецивилизованного, неевропейского патриотизма, потому что в европейской традиции любовь к истине выше любви к Родине. Это с Евангелия начинается. Если я готов за благополучие своей страны положить к ногам любую истину и блага любых других людей, которые являются моим сообществом, то, разумеется, я - дикарь, притом что я при всех других регалиях цивилизованного европейского человека.

В этом аспекте футбол - это опасное дело. Потому что он может массово, поверх сознания, сразу в сердце, внедрять подобные модели поведения, укреплять их как наиболее законные, явные, подсознательно убеждать людей в том, что какие-то системы воспитания, разъяснения полезны. То есть футбол и зрелище апеллируют прямо к эмоциональной сфере и ложатся на такую формулу, которая очень готова для того, чтобы сейчас же закрепиться и стать стабильной. Он воспитывает страшно совершенно! Поэтому вопрос о том, что же человек уносит со стадиона, - это далеко не праздный вопрос, это очень серьезный вопрос. Социально значимый и, безусловно, в научном смысле чрезвычайно уместный. Я хочу сказать, что болельщик в целом, к сожалению, безрефлексивен, он очень легко усваивает общие идеи, свои и чужие. Но в основу самоидентификации ложится нормальная идея, и усваивается она в достаточно примитивном варианте.

Поэтому психоз есть психоз. Он всегда есть нечто такое, к чему нужно относиться осторожно, даже если он вокруг идей, которые связаны с высокими этическими ценностями. Вся наша прошлая жизнь должна в этом смысле очень многое разъяснить, и научить быть, и научить видеть. С одной стороны, футбол предоставляет такие возможности в силу всего, что мы сказали: он обладает способностью заражать, легкостью усвоения. С другой стороны, организовать целенаправленное воздействие на людей за счет акцентирования их на определенных моментах чрезвычайно трудно и почти нереалистично: это стихия. Это нужно определенным образом зомбировать команду, игроков, настраивать их, то есть ставить перед ними задачи, которые не являются чисто спортивными, а на фоне того, что они должны действительно сделать в соответствии со спортивной ситуацией, - просто обуза. Если человек (игрок) помимо спортивных задач будет еще решать проблемы воспитания как сознательно поставленное манипулирование, это чрезвычайно обременит футбол и сделает его не тем, чем он является, а чем-то другим.

Ну разве что сборная Бразилии сможет собрать хорошую команду: ей все равно, какие еще дополнительные установки брать на себя. Они могут бегать и петь песни или читать стихи. Разумеется, это совершенно искусственная ситуация. Во всех других случаях ответ такой, какой есть.

Формирование мифов в массовом сознании? Я не думаю, что спорт вообще формирует мифы. Спорт дает человеку возможность освоить определенную правду и реалии жизни, но дает несколько одностороннее восприятие. Спорт открывает правду жизни, он показывает: вот смотрите: честное соревнование - побеждает сильнейший; смотрите правде в глаза; смотрите, как организована жизнь и - еще смотрите: жизнь - это жесткое соперничество.

Нужны правила, надо на них ориентироваться: вот человек добился успеха - а вот его забыли и выкинули. В этом смысле спорт напоминает правду жизни и способствует тому, чтобы человек ее усваивал. Но это особый тип усвоения, который дальше в практической жизни может быть не воплощен как что-то специальное и целенаправленно воплощаемое. Спорт, спортивное боление в некотором смысле самодостаточны. Они дают возможность человеку чисто компенсаторно пережить радость победы. Это вовсе не значит, что он дальше в жизни больше будет стремиться к победе, чем до этого, - наоборот, это его как бы немножко тормозит в этом стремлении.

Боление может дать человеку возможность почувствовать себя в ситуации равной борьбы, справедливого соперничества, что само по себе для любого, скажем, европейца привлекательно. Все-таки в него глубинно заложено чувство желательности такой жизненной правды, где каждый, если побеждает, то по заслугам. Помещая себя в ситуацию боления, он помещает себя в пространство, где работают более или менее демократические по сравнению с другими сферами его деятельности принципы - принципы честной борьбы. Это само по себе привлекает, вне зависимости от того, пережил он с любимой командой победу или нет. Но сказать, что он вооружается за счет того, что вот здесь сейчас пережил что-то очень серьезное, что он другим человеком уходит после игры со стадиона, что он становится более практически ориентированным, - нет. К зрелищу приводит скорее результат практической беспомощности - во многих вариантах, во всяком случае (во многих - не во всех). И практическая беспомощность не увеличивается за счет того, что ты побывал в пространстве справедливой борьбы и вместе с победителем пережил победу. Получается эффект наркотического характера.

Футбол и целостное представление о мире. Не знаю, мне в такой плоскости очень трудно рассуждать. Вообще, что есть целостное представление о мире?.. Нет, я не думаю, что на этот вопрос можно ответить. Даже если считать, что целостное представление о мире человек формирует с помощью науки, - а современная наука строго упорядочивает картину мира, - то по чисто социально-культурной, по ментальной раскладке это целостное представление о мире является лишь одним из вариантов представления о мироустройстве. Есть набор устоявшихся идеолого-мировоззренческих комплексов. Каждый из них самодостаточен. Человек должен выбирать, и это трудно.

Сегодня вообще нет целостной картины мира, это нетипично для современного человека. Поэтому люди часто прыгают из картинки в картинку: сегодня я религиозный, завтра - нет; сегодня такая религия, завтра другая. Такая возможность есть, и она в целом благоприятна для самореализации. Но это внешняя сторона дела, потому что возможность действительной самореализации в такой ситуации, наоборот, значительно осложняется.

Наряду с наукой формой познания мира является искусство. Искусство дает синтез, потому что ты эстетически переживаешь ситуацию, а это есть вариант собственной гармонизации. Достижение истины делает то же самое, но это не значит, что у меня складывается картина в целом. При этом я беру часть картины мира и соединяю ее вокруг себя, понимая, что есть другое, чего я еще не соединил.

Конечно, можно, можно говорить об особой философии футбола. Можно говорить о философии любого вида человеческой деятельности. Да, философия футбола - это во многом определенный концентрат философии жизни современного общества. Она не является полностью этой философией в том смысле, что тематически она не покрывает всего спектра соответствующих проблем, но те проблемы и те позиции, которые она занимает, являются наиболее значимыми в массовом сознании. Не будем брать какие-то элитарные случаи. Здесь я так сказал бы: изменились люди за последние 1015-20 лет - изменились и спортсмены. Это люди другой психологии, люди других интересов, люди с другими стремлениями, люди с громадным количеством собственных заблуждений - как все российские люди, так и российские футболисты. А дальше все выглядит так, что прежде всего материальный стимул даст мне удовлетворенность, смысл жизни и все прочее. Когда поколение современных спортсменов, как, скажем, и предпринимателей, пройдет свой путь от начала до конца и сменится поколение, они очень четко поймут (то есть они поймут по тому разочарованию, которое будут иметь в конце), что в очередной раз себя обманули, хотя сумели пожить и более богато, и более сыто, чем кто-то другой. Это какая-то часть иллюзии.

Жизнь устроена сложнее, и за свое упрощение всегда наказывает такого человека, который это упрощение принимает и дальше использует как сюжет собственной жизни. Поэтому философия российского футбола равна философии российского предпринимательства. А философия российского предпринимательства равна философии российской политики. В российской политике есть кардинальная проблема гражданского общества. Гражданское общество начинается тогда, когда экономическая власть отделяется от политической. Сегодня этот пункт является пунктом, почему гражданское общество еще не состоялось. Отсюда и несостоятельность российского футбола и его философии.

Футбол для России - это очень многое именно потому, что формирование массового сознания очень важно в современном обществе. Это один из показателей, один из каналов самоидентификации личности. У футбола это есть. Футбол дает возможность сопоставительных оценок себя по отношению к более широкому мировому сообществу и в этом смысле он способствует большому самосознанию человека достаточно широкого масштаба. Это безусловно положительно. Во всех этих качествах футбол, в принципе, может играть очень хорошую роль. Играет он ее или нет, зависит от того, насколько футбол состоялся в качестве игры достаточно культурной, цивилизованной, тонкой, насколько та внутренняя духовность, которая в принципе присуща футболу, действительно в полной мере реализовала себя в той развертке, которую мы на практике имеем. Поэтому потенциально это очень многое для России. Но фактически каждый раз нужно все-таки смотреть конкретно, чтобы суметь оценить адекватно состояние футбола в стране и его роль.

В каждой культуре эта игра имеет свой социально-культурный смысл, свое социально-культурное наполнение. Если говорить о Бразилии, то, конечно, бразильский футбол очень во многом завязан на глубинной традиции соответствующей культуры. Спорт не потенциально, а в явном виде привязан к мировоззренческому пространству человека, который живет в Бразилии. В Древней Греции это тоже было так. Там спортивная атлетика, а правильнее сказать, древнегреческий спорт очень четко ложился на картину мира, он очень непосредственно был к этому привязан. Современная Бразилия в этом смысле является, с моей точки зрения, на историческом расстоянии, страной, где эти тенденции наиболее ярко выражены.

В Италии, в Германии - это другой случай, другая культура. Там футбол - это очень умело, очень масштабно, с большим знанием тонкостей психологии рынка поставленная профессиональная деятельность, которая решает очень много вопросов, опираясь на традиции такого психологического отклика людей на зрелище такого типа. Но в культурном смысле это несколько другое. Это отражено и в характере поведения самих игроков. Все это хорошо видно тем, кто смотрит и разбирается в футболе этих стран. Это долгий разговор. Нужно говорить отдельно об Италии, отдельно о Германии, а я их соединил как европейские страны.

Футбол - явление национальной и мировой культуры? Без всякого сомнения. Он является таковым и, более того, при более внимательном рассмотрении несет в себе признаки национальных традиций, колорита.

Можно говорить и о футбольной культуре страны. Но, однако, провести конкретный анализ и вывести конкретные, литые формулировки - это чрезвычайно сложный, рафинированный и глубинный анализ, на который современная спортивная наука (из того, что я о ней знаю) вряд ли способна.

Да, конечно, культура футбола - это субкультура. Она вполне может быть так обозначена - но при всех тех официальных градациях, которые в культурологию вводятся при разговоре о культуре.

Раз так, то футбол есть и элемент массовой культуры, и шоу-бизнеса, и контркультуры - все вместе. Он является элементом массовой культуры с той точки зрения, что дает стереотипы массового сознания и работает на тех стереотипах, которые строятся на основе массового сознания. Он шоу-бизнес, потому что многие элементы организации спортивного зрелища, футбола прежде всего, явно впитывают в себя традиции организации в рамках шоу-бизнеса. Ну и конечно контркультура во всех тех случаях, о которых мы говорили. конечно, контркультура в очень многих случаях. Он контр культура тогда, когда он дает вспышки ложного патриотизма. Контркультура, когда среди зрителей особенно много людей, которые более всего ждут победы во что бы то ни стало и готовы разорвать свою любимую команду за то, что она (с их точки зрения) не сделала абсолютно все для того, чтобы, наплевав на все остальное, сегодня победить. Он контркультура в том смысле, что спортсмен, который много лет был в футболе, потом может оказаться человеком, который в этом своем «футбольном переживании мира» не может найти плавного перехода к своему переживанию другого мира; он разобщен и навсегда выброшен из него - хотя он с деньгами, со всем остальным, он потенциально чужой человек. Но как вариант любого отчуждения, как любая игра, футбол (а футбол, может быть, особенно, потому что футбол - это большая слава и гонорары) должен закладывать основы для того, чтобы человек, который сейчас так комфортно вписан в жизнь, в общественное внимание, в чувство своей масштабности (и это очень греет человека), получил все, что он имел в своей активной футбольной жизни, да еще и с плюсом. Он совершенно забыт, никому не нужен - непереносимо! А всякие воспоминания о нем как о каком-то великом, настоящего спортсмена скорее расстраивают, чем радуют, потому что он четко понимает, что в воспоминаниях есть элемент того переживания, которое ушло и никогда больше не повторится.

Футбол парадоксален, без всякого сомнения, как парадоксальна всякая игра. Парадоксально любое поведение человека, которое строится на большом мастерстве, а мастерство всегда не гарантировано и непредсказуемо. Движение человека в спорте должно быть совершенно глубинно, оно не может быть построено заранее, гарантированно, на логической основе - это всегда есть акт творчества и спонтанности. Там, где это есть, всегда есть парадоксальность. Поэтому в спорте вообще, несмотря на всю техничность игроков, всякую там дисциплину и выполнение установок тренера, всегда много парадоксов. Если бы спортсмен понимал глубинно, насколько чудесно строится движение из «ничего», может быть, это пугало бы его настолько, что в психологическом плане он был бы чаще подавлен, чем это с ним иногда случается. То есть непонимание глубинных процессов того, как строится движение, заменяется, замещается хорошим ребяческим легкомыслием. Вообще говоря, если бы мы знали, как мы сложно живем, можно было бы умереть от ответственности перед самим собой.

Какой-то магией футбол, конечно, обладает. Это связано со всеми теми вещами, о которых мы говорили. И притягательность его связана с очень многими факторами, о которых мы сказали выше. И парадоксальность.

Можно ли говорить о метафизике футбола? Да, конечно. Конечно можно. Во всем есть метафизика. Культура вся метафизична. Метафизичность состоит в том, что я глубинно понимаю собственную суть и отношусь к этому внимательно. Греческая культура была сильна тем, что она была метафизична. Она понимала себя, свою соревновательность и понимала опасность себя, соревновательной. Придумывала демократию, для того чтобы обезопасить себя от самой же себя. Первый вариант демократии, вообще говоря, такой, что его излишне хвалят, думая, что демократия вырастает из хорошего, - она вырастает, скорее, из боязни плохого, связанной с публичностью. Но это другой вопрос. Ницше хорошо пишет об этом.

В футболе есть все, как в обычной жизни. В футболе есть элемент ремесленничества, в футболе есть необходимость дисциплины и строгого следования инструкциям тренера. Но вот в метафизическом плане здесь есть большая проблема. Это проблема сочетания нормы поведения (норму ты осваиваешь как что-то внешнее, даваемое тебе тренером, или как правило) с творческим моментом.

Да, это большая метафизическая проблема, она касается вообще поведения человека и разных способов его регулирования. Дело в том, что в принципе эти вещи вроде бы разные: там, где есть вдохновение, там, где есть спонтанность, - там вроде бы нет нормы, а там, где есть норма, - там убивается спонтанность. На самом деле это, конечно, не так. Реально жизнь построена таким образом, что хорошая спонтанность всегда облекается, всегда артикулирует себя в хороших, значимых формах, а форма есть путь к спонтанности. То есть нормальный принцип - это нормально воспринимать законодательно-правовое и этическое регулирование, а это то, что облегчает первые стандартные шаги в нужную сторону. А нужная сторона - это как раз спонтанность. И если правила подводят человека к такой открытости, так и должно быть. И более того, когда он в этой открытости действует, то действует по правилам. Действует так, будто бы он сам создает эти правила, оживляет их, они снова становятся для него не нормами-рамками, внешней жесткой рубашкой, а самовыражением.

Августин говорил: «Возлюби Бога - и делай, что хочешь». Полная спонтанность. Но это спонтанность, которая столь жестко регулируется некой глобальной установкой, что другие нормы как бы не нужны. Христос дает пример спонтанности, а потом все делают из этого норму. Но делать из христианства норму можно до какого-то момента, а дальше опасно. Потому что в таком христианстве новый Христос никогда не возникнет. Здесь так же, в общем-то. Есть дисциплинированные игроки, которые вроде бы не способны на творчество: если мы выполняем установку тренера, то наша способность к импровизации ничего не стоит. Неправда. Особенно хорошие дисциплинированные люди - это люди, которые наиболее творчески и вдохновенны. Выполнение нормы вдохновенно - это лучший вариант выполнения нормы. Это такое выполнение, в рамках которого спортсмен не чувствует норму как отчуждение. Проблема «спорт и отчуждение» имеет множество аспектов.

Духовность футболиста. Спортсмен, в принципе, человек - это принято, это как-то логично. То есть спортсмен не может не выбирать определенную, совершенно четкую позицию - притом не поведенческую, а теоретически по отношению к каким-то разворачивающимся событиям, где он должен себе что-то доказать. Основной выбор, который делает спортсмен, особенно в игровых видах спорта, - это выбор все-таки нравственный. Спортсмен всегда стоит перед необходимостью нравственного выбора: когда играет с кем-то, когда выходит на какой-то толчок, когда вводят игрока. Поэтому прежде всего: если спорт как-то испытывает человека, то он испытывает его не метафизически, не психологически, а в таком абстрактно-психологическом варианте. Он испытывает его нравственно.

Спортсмен десятки раз проходит ситуацию нравственного выбора - это тяжелейшая ситуация. В этом смысле спортсмен находится в тяжелейшей ситуации с самого начала своей спортивной деятельности, и ему очень трудно иногда не пасть в этом выборе, но когда он уже этот выбор совершает. То есть спорт чеканит людей двух типов: с одной стороны, очень хороших, и с другой стороны - плохих. По высокому классу. Середнячков здесь почти нет, и это естественно.

Проблема морального выбора и духовности стоит здесь как ситуативная, каждодневная. Проблема гораздо более серьезная и императивная, чем в случае любого другого человеческого поведения. Спортсмен постоянно мучается этим, не может уйти от этих проблем. Каждый день ситуация ему тычет в физиономию, кто он и кем он должен быть и в то же время: «Добивайся, соблюдая то-то». Я считаю, что при всех разговорах о том, что спортсмен склонен «химичить» в наших условиях, перенимать эти дурные стереотипы предпринимательства и конкуренции, внутренне он всегда стремится к тому, чтобы выиграть прежде всего честно, и сама прелесть спортивной победы связана не просто с тем, что спортсмен должен чувствовать себя первым, а чувствовать себя человеком, который утверждает принцип закона и порядка в том социальном пространстве, которое задает футбол. Ему очень приятно не просто выиграть - ему очень приятно, что он выиграл честно, а огорчает его не то, что он проиграл, а то, что он не был достоин победы. Спортсмен всегда стремится быть достойным победы, а не просто выиграть.

Спортсмены соревнуются в благородстве. Это трудный тезис, хотя он у меня расписан. Только в ситуации открытости (и только эта ситуация особенно продуктивна!) и заинтересован спортсмен (открытость в смысле наличия равного соперника). В конечном счете я заинтересован в том, чтобы, конфликтуя с другим человеком, откровенно конфликтуя, выполняя свой профессиональный долг в этом конфликте, сохранить то глубинное, что нас в общем-то соединяет и делает людьми одного сообщества. В этом смысле я должен быть человеком, который благороден, то есть который принимает ситуацию поддержки принципа вопреки тому, что мне лично сейчас интереснее не поддержать этот принцип. Это нормальный, понятый до конца эгоизм. Эгоизм, связанный опять-таки с той мыслью, что победить можно только тогда, когда ты в этой победе утверждаешь принципы того социально-культурного пространства, в котором можно нормально ставить вопрос о победе. Если я -это - внутренне - чувствую. Спортсмен иногда чувствует все это интуитивно, он не метафизик, и вынести все это ему непросто. Но он мотивирован гораздо более сложно, чем он сам об этом говорит, чем нам кажется. Он часто говорит о себе цинично, говорит о правилах цинично, но он говорит цинично о принципе равных шансов и о справедливости борьбы. Сожалея о том, что не соблюден этот принцип равных шансов в борьбе, он становится циником. Не потому, что ему не интересна борьба, а потому, что не состоялась равная борьба. Он сожалеет, что это не состоялось, и ему горько от этого. Все как и в обычной жизни.

В спорте есть несколько позиций, которые объясняют такую ситуацию. Одаренный спортсмен - это часто спортсмен, который действительно одарен двигательным чувством, то есть это человек, который очень многие базовые моменты освоения спортивного мастерства имеет чуть-чуть дармовым образом. Он готов достаточно быстро продвинуться в своей способности быть профессионалом.

Если он пловец и у него хорошее чувство воды, то это один из самых лучших параметров, по которому можно отбирать человека для будущего. Это «чувство воды» дано ему от природы, он его не анализирует, не задумывается над ним. Поэтому он (пловец, гимнаст, футболист) не понимает тех трудностей, с которыми ему приходится сталкиваться в дальнейшем как педагогу, обучая обычных пловцов, гимнастов, футболистов. Они для него дебилы. Он просто не может понять, как вообще эту (!) вещь нужно объяснять. Для него она настолько естественна, что, когда он видит, что в ней, оказывается, есть такая задача, он этого просто не понимает.

Вот в этом смысле он нетерпелив, непродуктивен как тренер, ему приходится осваивать в уже не удобной для себя позиции такие истины, которые для обычного тренера открываются в более раннем возрасте профессиональной карьеры. Поэтому ему очень трудно.

Есть и другие психологические моменты, которые затрудняют выдающемуся спортсмену быть выдающимся тренером. А тренеру хочется всегда быть выдающимся! Сама по себе такая установка часто ложная для педагога, хотя она распространена достаточно широко. Тренер - бывший выдающийся спортсмен все-таки не согласится на то, чтобы просто кого-то воспитывать. Ему хочется, чтобы он, получивший имя великого спортсмена, был назван и великим тренером.

Часто эта супермотивация ведет к тому, что он не может продуктивно работать. Он не способен к кропотливой, точной, мелкой, рутинной, спокойной работе. Он не может «поймать кайф» в этой повседневной ситуации, в ситуации обыденности, которая характерна для нормальной педагогической работы, - это не его. Ему хочется, чтобы снова все сверкало и горело и чтобы о победе его спортсменов говорили, как о его личной победе. Это все затрудняет.

Конечно, сама ситуация больших гонораров - это ситуация, которая не может не восприниматься как парадоксальная очень многими людьми, которые в силу ограниченности финансовых средств, в силу того, что они занимаются другого рода деятельностью, не могут проникнуть интеллектуально в глубинную суть того, что происходит в футболе. Им трудно понять, как можно людям платить миллионы за то, что они хорошо гоняют мяч. Поэтому многие не совсем понимают механизм и логику системы оплаты труда футболиста. Это одна сторона дела.

Является ли вообще нормальным наличие такого механизма в современной культуре - второй, сложный и очень большой вопрос. Кто есть кто в материальном плане? Есть ли какая-то справедливость в том, что обычный, простой человек - из грязи да в князи? Очень сложный вопрос. Мир не устроен настолько справедливо, чтобы человеку действительно воздавалось по тому социалистическому принципу, о котором мы когда-то говорили. Тут есть над чем думать и о чем говорить. Спортсмен не виноват, что ему так много платят, поэтому иметь личные претензии к человеку, который получил этот миллион за свою работу, глупо и неразумно. Так же неразумно, скажем, как связывать с каким-то человеком, с какой-то частной персоной не совсем корректную политику того государства, гражданином которого он является. Нельзя с одного человека спрашивать за издержки сферы в целом. Можно думать на эту тему, можно рассуждать, но не стоит в своих личных реакциях на человека заходить сразу так далеко.

Плохо, что коммерческий элемент выражен столь сильно, но нужно понимать, что футбол, как и спорт в целом, это вообще не то место, где человек прежде всего зарабатывает деньги. Наличие больших гонораров само по себе не вредно, и хорошо, что людям платят много: они действительно напрягаются. Но есть некая опасность, что очень большие деньги ломают ту мотивацию, которая, вообще говоря, адекватна самой ситуации спорта и спортивному соревнованию. Это опасно! Коммерциализация, когда она принимает такие масштабы, опасна. В нормальном виде в спорте все должно идти от мироощущения футболиста и от какой-то идеи, от исходной модели самого спорта. Все то, что идет не от этого, - опасно. Вот эти заработки не идут от этой модели! Они идут оттого, что соответствующая модель начинает включаться в систему предпринимательства и там достаточно активно эксплуатироваться. Отсюда издержки.

Вообще говоря, здесь есть некий перебор. Как и в любой творческой сфере, отданной в руки людей, которые прежде всего стремятся ее продать, здесь возникает совершенно определенное искажение, которое многим чревато. Дальше все зависит от того, насколько эта сфера может внутренне сопротивляться существующим тенденциям, насколько далеко заходит коммерциализация. Коммерциализация футбола, как и любого другого типа человеческой культурной деятельности, это большая сложная проблема.

Современного зрелища, как и любого спортивного зрелища, не было бы, если бы не было телевидения, - это понятно. Телевидение дает возможность интересам бо-ления развернуться в своей полной продуктивности, дает возможность человеку, не выходя из дома, быть болельщиком. Дает ему возможность вновь и вновь быть болельщиком, просматривая кассету с любимой игрой, глубже, детальнее смаковать, переживать все перипетии матча, турнира, чемпионата. Телевидение дает возможность человеку оставаться в сфере боления в любой ситуации в любое время дня и суток. Хорошо это или плохо? Само по себе это не хорошо и не плохо. Все зависит от того, что в течение суток человек получает через телевидение как болельщик. Спортивное телевидение таково, каково телевидение вообще. У него есть недостатки, и, как любые недостатки такого характера, они сказываются на освещении спортивных событий. Часто эти события подаются поверхностно.

Я не могу рассуждать об этом подробно, я не в курсе просто. Я считаю, что вообще телетрансляции строятся в целом все-таки по какой-то одной модели, и считать, что эта модель самая оптимальная, трудновато. У меня есть какое-то чувство, что их можно усовершенствовать. Надо было бы попробовать где-то, на базе какого-то сезона сознательно построить и апробировать разные модели телерепортажа. Это дало бы очень полезный материал, в соответствии с которым можно было бы вести дальнейшие поисковые работы в этой сфере.

Я не думаю, что спортсмен - это человек мира, потому что, играя за другую команду в другой стране, он все-таки привязан к определенному образу жизни. Он осваивает определенные моменты новой для него культуры, но в очень специфическом варианте - за счет того, что он работает с новым тренером, реагирует на новых болельщиков. Он часто остается просто работником, который профессионально решает свою задачу, а уйти в чужую культуру через подписание контракта чрезвычайно трудно. Это трудно даже и в другом качестве. Так что футболист остается чаще всего «человеком из другой страны».

Футбол, конечно, интернационален. Но если он, как и любой тип профессиональной деятельности, становится сферой самореализации, он не может не создавать большие трудности человеку, который переходит в другое место. В полном отрыве от социально-культурного контекста возможно ремесленничество, а если это действительно работа высокого профессионала, то любой человек исчерпает свои силы, энергию глубинных пластов своей личности, а глубинные пласты - они всегда связаны с тем местом, где формировались.

Нельзя безнаказанно покидать Родину, не пытаясь в другом месте оставаться творческой личностью. В случае простого отъезда из одной страны в другую - да! Это сегодня достаточно очевидно, мне кажется.

Кто такой футболист, каков его статус? Спортсмен. Шоумен (бывает немножко шоуменом). Гладиатор? Нет, пожалуй, все-таки не гладиатор. Гладиатор, если рассматривать это слово в его первичной, «римской» ситуации, это совсем другое.

Тренер - сейчас, по-моему, прагматик. Прагматик в гораздо большей степени, чем это необходимо для того, чтобы иметь что-то. классное. Вот когда он хотя бы чуть-чуть романтик - это идет на пользу. Тренер же часто, к сожалению, просто функционер. В подавляющем большинстве случаев это так. Он правильно выполняет какие-то основы своей работы, но ему очень трудно быть чем-то больше, чем человеком только такого ранга.

Бывают, конечно, исключения, но это действительно выдающиеся случаи. А выдающийся случай складывается не из того, что человек лучше выполняет какой-то минимум или максимум (список можно расширять) тех профессиональных задач, которые решаются в футболе, а за счет того, что он выходит за рамки проблематики решаемой задачи, за круг того, что является совершенно очевидным и чем он обычно занят. Футбольный тренер должен быть прежде всего патриотом в хорошем смысле. Да, он должен быть человеком, который не просто решает задачи и вкладывает душу, все силы, весь свой талант в воспитание и подготовку классных мастеров. А вообще социальный портрет тренера по футболу нарисовать трудно.

О болельщике мы уже говорили. У человека вообще мало того, что называют инстинктами - это немножко такая бытовая «полива». У человека нет инстинкта самосохранения в животном смысле, хотя эта мысль распространена, нет биологической потребности в пище, которая была бы равна животной потребности. Поэтому, проявляя себя на стадионе именно так, человек проявляет себя, без всякого сомнения, социально. В человеке заложены некие биологически обусловленные стремления, импульсы, которые во время боления «пробуждаются», и каналы, которые «открываются»? Это вряд ли. Это вообще не очень грамотно с точки зрения философской антропологии, которая пытается показать подход к оценке ситуации. Человек несколько иначе устроен. С другой стороны, в обычной речи не стоит придираться к словам. И когда меня спрашивают: «Ты считаешь, там какие-то инстинкты пробуждаются?», я понимаю, что это нечто подсознательно глубинное, и могу сказать: «Да!» Футбол апеллирует, мы уже сказали это, к глубинным пластам человеческой психики. Можно назвать это инстинктами (с моей точки зрения, это не очень точно), но если иметь в виду, что мы ведем не строго научный разговор за круглым столом, а обыденную беседу, можем назвать это и так.

Проблемы в мировом футболе есть. Они связаны с судьбой спорта вообще, со всеми опасностями, о которых мы говорим. Исправится общество - исправится футбол. Не нужно думать, что можно сделать наоборот - это большая иллюзия. Мысль о том, что можно через футбол управлять обществом, продуктивна лишь в одном случае и только в том смысле, что если в спорте есть хорошие образцы, то эти образцы будут усвоены. Но если трактовать эту мысль так, что мы спорт сделаем образцовой деятельностью, с помощью которой дальше будем управлять обществом, - эта задача чисто фантазерская. Поэтому есть глобальные проблемы и есть проблемы в футболе каждой страны.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Итак, и автор, и читатели, вероятно, будут единодушны в том, что высказанные мнения опрошенных пятидесяти экспертов подтверждают, что футбол как в нашей стране, так и в мире в целом - явление социальное. И роль его в современном обществе повсеместно и непрерывно возрастает. Да и место свое он прочно завоевал в нашем разноликом мире.

Как спорт, как игра он явно популярнее всех других своих собратьев и конкурентов в мире спорта. Более того, сегодня он вышел далеко за рамки спорта. А как социальное явление футбол охватил, по сути, все сферы нашей многогранной жизни. Он проник в наш образ жизни, в наш труд, в наш повседневный быт, в наш досуг, в наше поведение и сознание, в наш язык и культуру.

Как Интернет стал в наши дни «всемирной паутиной», так и футбол стал универсальной, глобальной, всепроницающей сферой общения народов различных стран и наций, религий и вероисповеданий; жителей всех континентов и регионов; людей всех возрастов и профессий; представителей всех социальных групп.

Весь мир играет в футбол - если не непосредственно, как игрок, как футболист, то в гораздо большей степени как любитель, болельщик или фанат, как телезритель и радиослушатель, как читатель, наконец, то есть как потребитель футбола через средства массовой информации, через системы массовых коммуникаций. И в какой бы роли эти миллионные массы почитателей и поклонников футбола ни выступали, в какой бы форме ни проявлялась их сопричастность к футболу, все они играют в мяч. «Играют» своим соучастием, сопереживанием, проявлением своих эмоций и чувств, своей вовлеченностью в этот беспредельный мир футбола.

И именно в этом смысле правы, на наш взгляд, те из наших экспертов, которые именно так расширительно толкуют этот непознанный до конца мир футбола. Мир, который включает не только игроков, тренеров и их команды; не только судей, менеджеров, организаторов и других спортивных функционеров; врачей, массажистов, ученых; работников стадионов, инженеров спортсооружений, осветителей, агрономов, выращивающих газоны; строителей и архитекторов; кассиров и билетеров, контролеров и служителей порядка, целые армии полицейских и представителей других служб, обеспечивающих этот порядок; фотографов, журналистов и комментаторов, теле-, радио - и кинооператоров, режиссеров и других специалистов этих служб; финансистов и спонсоров, владельцев клубов и меценатов, букмекеров и воротил футбольных тотализаторов, но и многих-многих людей других профессий, которые и составляют в целом этот глобальный мир футбола.

А в эпицентре этого мира - ФУТБОЛИСТ. Человек, готовый сотворить чудо, забив победный гол. А вернее, двадцать два человека, ведущие борьбу между собой и ведомые двумя персонами -ТРЕНЕРАМИ этих двух противоборствующих футбольных команд. Людьми, способными собрать и сформировать команду, подготовить ее морально, физически, психологически к почти десяти-, а то и одиннадцатимесячной гонке в году - состязанию на износ, то есть к повседневной работе -тренировке, где осваивается футбольное ремесло. И к ИГРЕ, где должно демонстрироваться мастерство и достигаться ПОБЕДА.И то и другое делается НОГАМИ и МЯЧОМ,чего нет ни в одном другом виде спорта, ни в одной другой спортивной игре с мячом (если не считать, конечно, некоторых малоизвестных и слабо распространенных у отдельных народов Азии национальных игр или разработанной на их основе и искусственно преображенной в современный вид спорта игре под названием ножной волейбол).

Человек, играющий в мяч ногами, да не один на один, а одиннадцать на одиннадцать, команда на команду, коллективный талант против коллективного мастерства, мастерство одного тренера против мастерства другого. Противоборство двадцати четырех (а то и более) личностей, индивидуальностей, интеллектуальных способностей.

Наверное, Вы обратили внимание, уважаемый читатель, что многие из экспертов, несмотря на то, были ли они сами профессиональными футболистами или не имели вообще никакого (даже опосредованного) отношения к футболу, характеризуют его как интеллектуальный вид спорта. Ведь за доли секунды игрок должен в противоборстве, то есть в противостоянии ему соперника, а то и двух, принять самое рациональное в данной ситуации и в данный миг, единственно верное мысленное решение и нанести точный удар по воротам противника, или передать пас своему игроку, или обвести соперника.

В психологии под интеллектом как раз и понимается скорость принятия решения индивидом, так что ничего удивительного в такой характеристике футбола нет. Однако в обыденном сознании нередко под интеллектом человека понимается его образованность, начитанность, просвещенность, кругозор, то есть скорее - уровень его культуры. Не стоит путать одно с другим. Не случайно один из экспертов в своем интервью заметил: «Почему футболист должен быть еще и философом? Достаточно того, что он игрок». А игрок, даже действующий ногами в ограниченном пространстве и времени, конечно же, должен и быстро соображать, и не менее мудро действовать. Должен просчитывать эти действия на несколько ходов вперед (как шахматист, о чем тоже упоминают некоторые эксперты), предвидеть при этом действия своих коллег по команде и возможное противодействие соперников, играющих против него порой на очень высоких скоростях и, увы, далеко не всегда соблюдающих правила игры. Неслучайно современный футбол самый травмоопасный из всех видов спорта.

И здесь мы подошли к очень сложному вопросу о творчестве в футболе, то есть об индивидуальном творчестве игрока, о коллективном творчестве команды и, безусловно, о творчестве тренера. А оно многолико, включает в себя творчество педагога, психолога, режиссера, дирижера, командира - всех вместе взятых. Об этом тоже упоминают наши эксперты, говоря о классности и мудрости тренера как специалиста. Думается, лучше них не скажешь.

Так же, как вряд ли следует комментировать данные ими характеристики многих игроков и тренеров на разных этапах развития нашего отечественного и мирового футбола. Напротив, думается, в этом и прелесть этих индивидуальных оценок и индивидуальных характеристик, а порой и целых зарисовок экспертов о тех или иных игроках и тренерах различных команд и разных поколений. Ведь именно тем и ценен коллективный опрос (пусть даже небольшого количества респондентов), что он позволяет выделить и сопоставить общее и особенное в изучаемом предмете. В данном случае в футболе. В футболе мировом и отечественном. В футболе Бразилии и Германии, Испании и Италии, Англии и Франции. Команд Латинской Америки или Европы, Азии или Африки. Наконец, в футболе нынешней России, что для нас особенно дорого, так как он, наш футбол, вселяет надежду.

Здесь эксперты почти единодушны в своих оценках российского футбола. Наш футбол - зеркало нашего сегодняшнего общества. Раздрай в обществе - беспорядок и безобразие в нашем футболе. Отсутствие законодательства, коррупция и круговая порука, отмывание «грязных» денег и полная закрытость российского футбольного хозяйства, безответственность, а порой и откровенная бездеятельность, безынициативность руководящих органов управления футболом и возглавляющих его лиц; развал стройной советской системы подготовки футболистов и в первую очередь детско-юношеских спортивных школ; отсутствие целостной, единой системы подготовки тренеров, судей, менеджеров (хотя первые шаги в исправлении этой ситуации предпринимаются, о чем тоже свидетельствуют наши респонденты); извращенная коммерциализация футбола; отсутствие какой-либо долгосрочной программы, стратегии и политики восстановления отечественного футбола, создания его материальной базы; непродуманная стихийная покупка зарубежных игроков и тренеров футбольными клубами; наличие договорных матчей и подкупы судей, тренеров и игроков, «сплавляющих» игры, особенно в конце игрового сезона и прежде всего в первом и втором дивизионах; невостребованность многих игроков-ветеранов и неиспользование их опыта и знаний; низкий, непрофессиональный уровень освещения футбольной жизни, а порой субъективизм, граничащий с хамством и невежеством, во многих средствах массовой информации; полный беспредел, невежество и пошлость в освещении и комментировании футбольного чемпионата России на большинстве телеканалов страны; формирование СМИ необъективных завышенных оценок и ожиданий в массовом сознании и общественном мнении населения; вседозволенность, распущенность в среде молодежных групп фанатов, граничащая с коллективной преступностью, необузданность футбольной толпы на многих играх и полная беспомощность, а иногда и прямое провоцирование фанатских группировок (не только на стадионах страны) со стороны правоохранительных органов; случаи проявления расизма и шовинизма по отношению к ряду игроков, приехавших из Африки и Латинской Америки; игнорирование большинством тренеров достижений отечественной и зарубежной науки в области футбола, современные теории и методики спортивной тренировки - эти и многие другие доводы приводят в своих высказываниях эксперты, характеризуя беды и муки нашего российского футбола.

Но нет худа без добра. Ряд экспертов приводят отрадные факты становления по сути нового российского футбола. И ростки этих инноваций есть также почти в каждом интервью, это естественно и вполне объяснимо, так как в подавляющем большинстве наши эксперты, даже случайно отобранные нами, - это люди, любящие футбол, разбирающиеся в нем (кто-то больше, кто-то меньше), а главное, глубоко переживающие за него, как и за страну в целом. В этом они единодушны: с развитием и прогрессом экономики, политики, права, нравственности и морали, культуры и качества жизни всего народа будет прогрессировать и отечественный футбол, как и российский спорт в целом. И в этом просматривается четкая историческая и социальная закономерность.

Но раскрыли ли мы своим пробным исследованием, нашим опросом экспертов социальный феномен футбола? Конечно нет. Не только потому, что опрос наш нерепрезентативен, то есть в нем не представлены с достаточной количественной и качественной полнотой все социальные, профессиональные и половозрастные группы населения; не представлены респонденты всех административно-географических зон России; слабо представлены главные герои - игроки (действующие ветераны), тренеры, судьи, руководители клубов, стадионов и другие действующие лица огромного футбольного хозяйства страны. Но ведь это только первая книга данной серии. Этот наш опрос пробный, поисковый.

Вместе с тем мы убедились, что сам проект «Мир играет в мяч», направленный на раскрытие социальной сущности футбола, его феномена в современном обществе, на выявление места и роли футбола в современном мире, на раскрытие всех его социальных функций, а также пути их изучения выбраны нами верно.

На подавляющее число вопросов нашего интервью большинство экспертов отвечали с большой заинтересованностью, пониманием и проникновением в их суть. Это вселяет в нас оптимизм. Это придает нам уверенность в правильности выбранного исследовательского пути и его методов.

Как мы сказали во вступлении, мы продолжаем и будем продолжать этот проект как в нашей стране, так и в других странах. Мы надеемся, что любители футбола уже в ближайшее время познакомятся с мнением многих других экспертов, а затем и с результатами массовых опросов самых широких слоев населения и прежде всего любителей футбола. И мы вместе с Вами, дорогой читатель, продвинемся еще на шаг в раскрытии социального феномена футбола как явления, футбола как игры и зрелища, как любимого и популярного вида спорта миллионов и миллионов его поклонников во всем мире. А значит, еще больше узнаем о нем и еще больше полюбим. И как игру, и как любимое занятие, и как любимое зрелище, то есть во всех его ипостасях.

Хочется выразить сердечную благодарность всем экспертам, которые любезно согласились ответить на вопросы нашей анкеты, а также всем тем людям, которые работали над подготовкой и изданием этой книги.

Наконец, автор будет вам благодарен, если по прочтении книги вы пришлете свои замечания и предложения по адресу:

105064, Москва, ул. Казакова, 18, ОАО «Издательство „Советский спорт"».

СПИСОК ЭКСПЕРТОВ

Агранович, Алексей Асмолов, Александр Белаковский, Олег Белоус, Юрий Бестужев-Лада, Игорь Боген, Михаил Бубнов, Александр Буре, Павел Быховская, Ирина Вайцеховская, Елена Ваншенкин, Константин Визитей, Николай Гершкович, Михаил Гордон, Александр Дементьев, Андрей Дмитриева, Анна Драганов, Валерий Егоров, Александр Жуков, Александр Затулин, Константин Каменченко, Петр Клещев, Константин Кожевникова, Елизавета Кон, Игорь Коц, Владимир Кузнецов, Владимир Ловчев, Евгений Логофет, Геннадий Лукин, Владимир Маловичко, Екатерина Мостовой, Александр Нилин, Александр Пашутин, Александр Поляков, Владимир Пресняков, Владимир Рабинер, Игорь Рейнгольд, Валерий Розанов, Юрий Рост, Юрий Сарсания, Константин Сванидзе, Николай Севидов, Юрий Симонян, Никита Соткилава, Зураб Ткаченко, Андрей Уринсон, Яков Фесуненко, Игорь Хазанов, Геннадий Хусаинов, Сергей Чернецкий, Юрий