Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Янг Скотт

Глава 9

Утром Билл проснулся еще до телефонного звонка и лежал с открытыми глазами. Тим Мерилл спал. В голове была одна мысль: что ждет его в ближайшие день-два? Наконец он встал и на цыпочках подошел к окну. На улице было тихо. Город только просыпался. Увидит ли он Питерборо еще через несколько дней? Сможет ли подойти к этому окну? Говорят, что после отчисления оставшихся хоккеистов будут переселять в другие номера. Игроков «Листьев» поселят вместе, так же как и игроков команды «Сент-Катаринс». Он бросил взгляд в угол, где стоял его чемодан. Билл не находил себе места от волнения: что-то ждет его?…

Он тихо прошел в ванную, прикрыл за собой дверь и пустил душ. Стоя под струями горячей воды, он вспомнил о Бенни Муре, который едва не опоздал вчера к отбою, но тут же его мысли вернулись к собственной судьбе. Он просто не мог выбросить это из головы.

Несколько минут спустя, когда он осторожно приоткрыл дверь из ванной, Тим уж проснулся.

– Надеюсь, что ты останешься, парень, – сказал Мерилл, широко улыбаясь. Вот и все, но Биллу было приятно, что кто-то ему сочувствует.

Было еще рано, когда Билл спустился в холл, но там уже находились Джим Бэтт и Гарт Гивенс. Они первыми явились в столовую, удивив буфетчиц, которые бросили взгляд на часы.

– Что-то вы рановато сегодня, мальчики, – сказала одна из них. – Но раз уж вы тут, говорите, что положить.

За завтраком они тихо беседовали между собой.

– Мы трое самые нервные из всех, – усмехнулся Бэтт.

Бледные улыбки появились на лицах его товарищей. Они и вовсе потеряли аппетит, когда в столовую вошел Уорес и уселся на свое обычное место. Когда они спускались в холл, у лифта не было никакого объявления. Гивенс быстро встал из-за стола, вышел и тут же вернулся.

– До сих пор ничего, – сообщил он.

Пришел Джексон, оживленно помахал им рукой и направился к столу, за которым сидел Уорес. Появились оба представителя клуба команды «Сент-Катаринс» и тоже подсели к Уоресу. За ними последовал Кинг Кейси. Они о чем-то разговаривали.

– Жаль, что их стол не оборудован подслушивающим устройством, – с несчастным видом посетовал Билл.

За столом, с которого они не сводили глаз, Остряк Джексон говорил тренеру «Листьев»:

– Не мог дозвониться до тебя вчера вечером.

– Я уходил, – сказал Покеси Уорес. – Никогда не догадаешься куда.

– Натощак мы не слишком догадливы, – отозвался Кинг.

– Мне позвонили около одиннадцати вечера, – продолжал Уорес. – Из полиции. Знаете, что натворил вчера этот болван Мур?

Все молча уставились на него.

– Затеял драку в плавательном бассейне. Не в бильярдной, не в пивной или в подобном заведении, а в бассейне! Только этого нам и не хватало! Якобы высказал оскорбительные замечания в адрес присутствовавших там девушек. Больше ничего я не знаю. Хотя должен отметить, полицейский мне сказал, что они не убеждены, будто зачинщиком был Мур. Никаких обвинений ему не предъявлено, но он попросил меня приехать в полицию, повидаться с другим парнем, – Уорес яростно ткнул вилкой в сосиску и принялся усиленно жевать. – Ну, хватит об этом. Я решил отчислить только ту восьмерку, о которой мы говорили. Зато на будущей неделе отчислим больше, благодаря этим товарищеским играм, которые должны быть проведены между обоими клубами, нам будет легче поделить игроков. – Он имел в виду «Листья» и клуб «Сент-Катаринс».

– Кого ты хочешь включить в команду «Листьев»? – спросил Симпсон.

– Сколько у нас защитников в двух лагерях? – спросил Уорес, с карандашом в руках просматривая списки. – Четырнадцать. По семеро в каждом. На одну-две игры я возьму Мура или Спунского… Предоставляю вам выбор. Кого вы предпочитаете?

– Мура! – тут же отозвался Уили.

– Если только вчерашнее происшествие завершится благополучно, – вздохнул Уорес, – вот будет номер, если он снова влипнет!

– На следующей неделе на матч приедут представители радио и телевидения, газетчики, – сказал Симпсон. – Если они увидят у нас Мура хоть однажды, то рассвирепеют, если его не окажется в команде в октябре, когда начнется сезон.

– Можете забрать его на эти товарищеские игры. Но думаю, что одному из вас, не откладывая, следует с ним поговорить. Может быть, и ты, Остряк, побеседуешь с ним? Я повидаюсь с Муром сразу же после утренней тренировки. А вы подождите, пока он вернется в гостиницу. Надо дать ему понять, что, если он будет продолжать вести себя подобным образом, сомнительно, оставим ли мы его вообще.

– Больше, пожалуй, мы ничего не можем поделать, – согласился Симпсон. – Надо прямо сказать ему обо всем. Или он поведет себя по-другому, или…

– Вот и поговорите, – заключил Уорес, вставая. – И еще одно, Остряк, в отношении этих парней – Мура и Спунского. Они зашли слишком далеко.

Джексон был явно удивлен. У Уореса была репутация человека, предпочитавшего, чтобы всякие дрязги в клубе разрешались сами по себе, если они не оказывали дурного влияния на команду.

– Что же ты думаешь делать? – саркастически спросил Джексон. – Сказать им, чтобы они не пихались на льду?

– Когда мы отправим отчисленных по домам, будет перетасовка в номерах,- сказал он. – Я хочу поселить Мура и Спунского вместе. В одну комнату.

– Зачем, черт возьми! – воскликнул Уили. – Если мы хотим, чтобы Мур исправился, не лучше ли будет поселить его с кем-нибудь из старших, чтобы тот не спускал с него глаз?

– Ты предпочитаешь, чтобы кто-нибудь опекал его каждую секунду? Нет, он должен выплыть или утонуть. Сам. Если он не сможет ужиться с таким парнем, как Спунский, и будет продолжать задирать его, нам придется с Муром расстаться.

Это вызвало протестующие возгласы со стороны представителей «Сент-Катаринс».

– Пока что мы не отдадим его, – продолжал Уорес, – и возможно, вы получите игрока, на которого мы его обменяем. Поэтому перестаньте вопить!

– Меня не столько волнует Мур, – сказал Остряк Джексон, глядя на Уореса, – сколько то, что будет со Спунским? Как бы тебе понравилось оказаться на его месте?

– Не понравилось бы, – улыбнувшись, согласился Уорес.

Несколько минут спустя Тим Мерилл, Джим Бэтт и Билл вышли из лифта, собираясь отправиться на стадион. Гивенс ушел раньше. У лифта они встретили Джексона.

– Поторапливайтесь, мальчики, – сказал Джексон.

Оба новичка только тупо кивнули в ответ. Но Тим остановил его и спросил.

– Кто же отчислен, Остряк? Неужели ты не видишь их опущенные носы?… Они просто ждут не дождутся, когда смогут отправиться домой. Успокоил бы ты их!

Джексон потрогал усы и решительно покачал головой.

– Только не я! – сказал он. – Ты же знаешь, что Уорес единолично руководит сборами. И я не могу объявить о том, что должен объявить он сам!

– Мы это знаем, – произнес Билл. – Мы и не собирались спрашивать вас. Мы только просто…

– …ожидали вас, чтобы спросить, – рассмеявшись, закончил за товарища Бэтт.

– В какое положение вы меня ставите, ребята? – серьезно произнес Джексон. – Если тренер до сих пор еще никого не пристрелил, кто пытался бы его заменить, то ведь всегда бывает первый. Случается, что он ругает меня последними словами, но оказаться его первой жертвой… Нет, ребятки, я не хочу рисковать своей жизнью!

– Мы тоже этого не хотим, – сказал Билл с улыбкой.

– Вы все узнаете в свое время. Надеюсь, вы поедете посмотреть матч в Сент-Катаринс, если в автобусе окажутся свободные места? Тогда там встретимся. Сожалею, что не могу вывести вас из состояния неопределенности. Просто не имею права этого сделать.

Билл не понимал, почему он пытается оправдаться перед ними. Ведь они ни на чем не настаивали! Но тут он увидел хитрый блеск в глазах Джексона. Селекционер полез в карман куртки и достал бумажник.

– Ничего не могу вам сказать! Ни единого слова! – при этом он отсчитал десять двадцатидолларовых купюр и протянул Биллу. То же самое он проделал и с Джимом. – Ничего не могу вам сказать. Но не вижу причин, почему бы я не мог выплатить вам деньги за следующую неделю, раз уж вы здесь. Сбережете мне время впоследствии.

Тим Мерилл смотрел на всю эту сцену с доброй улыбкой.

– Я же говорил, что Остряк не имеет права ничего сказать вам, -заметил он вслух.

– Если об этом станет известно Уоресу, – пригрозил Джексон, – я зажарю вас обоих на медленном огне!

Чувство облегчения овладело Биллом. Он показался себе даже выше, сильнее и умнее.

– Спасибо, – голос у него дрогнул. – Спасибо, – повторил он.

По дороге на стадион Тим Мерилл то и дело окликал их:

– Эй, вы! Куда вы мчитесь? Обождите меня!