Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Янг Скотт

Глава 4

«Топ, топ, топ», – затопали хоккеисты по резиновому мату, направляясь к воротам, ведущим на лед. Высокие и среднего роста, дородные и худощавые, одни стремительно бегали круг за кругом, смеясь и переговариваясь, другие двигались не спеша, разглядывая свежевыкрашенные трибуны стадиона. Биллу стадион показался замечательным. Ему рассказывали, что он вмещает четыре с половиной тысячи зрителей, больше половины которых привлекательные девушки. Ребята катались поодиночке или по двое, по трое, беседуя между собой. Мак-Гарри в компании двух игроков «Листьев» что-то рассказывал и, как обычно, смеялся громче других.

Билл пошел уже на второй круг, а хоккеисты еще продолжали выходить на лед. Он заметил Стива Болдера, который несколько лет играл за «Листья», но сейчас был выведен из основного состава команды. Увидел он и другие знакомые лица, которые запомнил по фотографиям, и это все больше и больше будоражило его: «Я здесь!… Я здесь!… Что за счастье выпало на мою долю!…»

Покеси Уорес в островерхой вязаной шапочке с белым кленовым листом вышел на лед. Он влился в общий поток, сделал вместе со всеми один круг, затем выбрался на середину поля и встал, наблюдая за хоккеистами, проносящимися мимо. Бегая по кругу, Билл не спускал с него глаз: интересно, о чем сейчас думает тренер? В прошлом году «Кленовые листья» завоевали Кубок Стэнли. Это явилось результатом покупок игроков из других клубов и умелых действий селекционеров под руководством Остряка Джексона, выискивавших одаренных молодых хоккеистов, и работы главного тренера. «Наверное, Уорес думает, – решил Билл, – как сохранить команду среди лучших?… Смотрит, кто потерял форму и стал играть хуже, чем прежде?… От кого следует избавиться?… Кто из молодых окажется достаточно хорош, чтобы войти в команду?… Кто порадует его?… Кто разочарует?…»

«Вжик, вжик, вжик» – хрустел лед по коньками. Мощные толчки, изящные движения, бег газели и топот лося. Перед Биллом катился бывалый защитник Биз Коска. Его прозвище «Биз» было сокращением от Бизона, так он был могуч и широк в плечах. Никто теперь и не звал его иначе. Появление Биза в «Листьях» четыре года назад сделало ее защиту более надежной, и, пожалуй, с этого времени и начался подъем команды. Но в прошлом году Биз большую часть времени просидел на скамье запасных в качестве пятого защитника, и ходили слухи, что в возрасте тридцати пяти лет, его, по-видимому, выведут из основного состава команды.

Билл представил себе, каким он сам будет через семнадцать лет, когда ему исполнится тридцать пять… Оставят ли его в команде? Сыграет ли он до этого хоть несколько раз в сборной «всех звезд»? Будут ли болельщики, беседуя о былых матчах, вспоминать: «Это было в тот раз, когда Спунский забил решающую шайбу»…

Мечты, мечты… Он забегал быстрее. Обходя двух хоккеистов, он оказался рядом с Бэттом, долговязым парнем, тем самым, у которого не оказалось коньков.

– Достали, – смущенно сообщил он.

Билл невольно глянул вниз. Ботинки были сильно поцарапаны и изношены. Белой краской по бокам был проставлен номер игрока, который пользовался ими в прошлом году, – четырнадцатый. Это был номер Мак-Гарри.

Мак-Гарри, прокатываясь мимо, тоже обратил на это внимание.

– Привыкай к ним, парень, ухаживай за ними, как за барышней, – пристраиваясь рядом, сказал он. – Это магический номер старого Мак-Гарри!

Билл прибавил ходу, но Бэтт снова оказался рядом с ним. В раздевалке он казался каким-то неуклюжим, нескладным, но на коньках у него вдруг появились изящество и непринужденность бега. Казалось, без всякого напряжения он плавно и быстро двигался вперед. Чтобы держаться рядом с Бэттом, Биллу приходилось прилагать усилия. «Вжик, вжик, вжик»… Бэтт несся вперед с поднятой головой, не сгибая плеч, движения его были неторопливы, казалось, он вовсе не двигал ногами.

Мимо прокатился Бенни Мур, далеко отставляя ноги, согнутые в коленях. Катясь позади, Билл наблюдал и сравнивал его бег с экономным бегом Бэтта, так непохожих друг на друга, но достаточно эффективных. У каждого своя манера…

Раздался свисток. Билл оглянулся. Уорес выжидал, стоя в центре поля. Игроки «Листьев» подкатили и остановились перед ним. Билл тоже направился к центру. Не прошло и минуты, как на катке наступила полная тишина. Ребята окружили Уореса плотным кольцом.

– Внимание, я должен вам кое-что сказать, – обратился он к собравшимся. – И сказать только один раз. Повторяться не буду! – Он выдержал паузу, оглядывая собравшихся. – Три года назад мы были на последнем месте. В прошлом году завоевали Кубок Стэнли. Но это было в прошлом году, понятно? В этом сезоне мы должны одержать победу над теми же командами, что и в прошлом, но это будет труднее, потому что любая команда хочет взять верх над чемпионом. Мы начинаем сезон, считая себя сильнейшими, и останется только это доказать. Некоторых игроков, которые входили в прошлогоднюю команду, сейчас нет, и я сожалею об этом, – продолжал он. – Так бывает в профессиональном спорте. Но всегда, в какой команде вы бы ни были, должны играть как можно лучше, если хотите остаться в профессионалах. В голосе тренера слышались дружеские нотки, словно он разговаривал с каждым в отдельности.

– Я скажу вам, кто приглашен на сборы. Почти вся прошлогодняя команда. Мы знаем, на что она способна. Многие игроки уверены, что и в этом году контракт с ними будет продлен. Однако они должны доказать, что заслуживают этого. Затем, у нас тут парни из вторых команд. Мы бы не призвали вас, если бы не надеялись, что наступит время, когда вы явитесь на сборы в тренировочный лагерь и заиграете так хорошо, что вас просто нельзя будет не принять в основной состав. Но те, которые в этот раз не попадут в команду «Листьев», должны знать, что они являются нашим первым резервом. В случае серьезных травм у основных игроков или если кто-нибудь потеряет спортивную форму, вас вызовут и дадут шанс проявить себя. – Уорес сделал паузу и посмотрел вокруг. – И наконец, тут ребята, впервые приехавшие к нам. Это касалось Билла, и он не отрываясь глядел на тренера, ожидая, что тот скажет еще.

– Вы лучшие из тех, кого мы могли отобрать среди любителей. Так считают наши селекционеры. Я еще не имею о вас собственного мнения, но, надеюсь, в ближайшую неделю, десять дней оно у меня сложится. Пока что все вы приглашены к нам как перспективные хоккеисты. Вот, пожалуй, и все, что есть у вас общего. Если не считать того, что вы приехали из разных концов страны, из разных команд, от разных тренеров и каждый из вас играет по-своему.

Уорес посмотрел на ребят. Билл знал из спортивной прессы, что Уорес сам никогда не был игроком Национальной Хоккейной Лиги. Но если это и являлось недостатком в некотором отношении, он более чем преодолел его. Голос тренера звучал уверенно. Уорес ничего не обещал окружившим его хоккеистам, кроме тяжелой работы и возможной неудачи, но тот подъем духа, который ощутил Билл, слушая его, был ни с чем не сравним.

Тем временем Уорес продолжал:

– И вот еще что скажу вам, молодые люди. Мы не рассчитываем на то, что многие из вас попадут в команду «Листьев». Но бывает, что мы ошибаемся. Иногда появляется в лагере парень и показывает себя так хорошо, что мы попросту не можем отправить его восвояси. В таких случаях мы оставляем его, чтобы посмотреть, как он покажет себя в товарищеских играх с другими командами НХЛ. Случается, что кто-нибудь из них остается у нас надолго. Для таких у нас всегда найдется место.

Уорес умолк, о чем-то задумавшись, но затем снова продолжал:

– А пока что наша задача – за короткий срок научить новичков играть в наш хоккей, хоккей «Кленовых листьев». И даже когда вы уедете в юниорские или другие команды, куда бы то ни было, я хочу, чтобы вы не были этим обескуражены. Вы должны играть в тот хоккей, которому мы вас обучили, повышать свое мастерство, чтобы, вернувшись сюда на будущий год, попасть в команду «Листьев».

Группа спортивных журналистов стояла на трибуне, время от времени занося что-то в свои блокноты.

Билл ждал, что еще скажет тренер, но все вдруг кончилось.

– А теперь побегайте еще, – сказал, покидая лед, Уорес, – разомнитесь. Если кто-нибудь нуждается в замене спортивной формы, обратитесь к тренеру, прикрепленному к вашей раздевалке. Отберите себе клюшки и напишите на них фамилию. Завтра утром начнется нормальная работа лагеря. Вечером в холле, у лифта, будут вывешены два списка: первая смена выходит на лед в восемь утра,

вторая – в девять сорок пять.

Раздалось несколько боевых кличей, и бег на коньках продолжался. Билл влился в общий поток, желая, чтобы завтрашнее утро наступило скорее.

Вечером Бэтт и Гивенс пошли в кино и приглашали с собой Билла, но он решил заняться письмами домой и друзьям. На третьем этаже стояла тишина. Все куда-то разошлись.

«Дорогая мама, дорогой отец», – вывел он на листе бумаги и уставился в окно. Что им написать? Что Гивенс хотел обкорнать носки, а Бэтт приехал без коньков… Но разве это будет им интересно и понятно?… Придется все им разъяснить. Билл улыбнулся, вспомнив о Гарте Гивенсе, и принялся описывать, как он доехал, как устроился в гостинице, написал про медосмотр, про знаменитых игроков, которых здесь встретил…

Исписав шесть страниц, он спустился вниз. Памела Мур сидела за конторкой. Увидев Билла с письмом в руке, она улыбнулась и выдвинула ящик стола.

– Сколько вам конвертов и марок? – спросила она. – Вы первый, кто пришел отправить письмо. Администратор велел мне запасти побольше марок, сказал, что все новички в первый же вечер будут писать домой письма.

Билл купил на несколько долларов марок. Наклеивая одну из них на конверт, он заметил:

– Вы сегодня долго на службе.

– Зато у меня вторая половина дня почти всегда свободна, – отозвалась девушка. У нее были карие глаза, красивые, ровные белые зубы, правильные черты лица. Билла словно обожгло то, как она похожа на своего брата – за исключением доброжелательного выражения лица, в котором и состояла вся разница.

– Я видела, как вы работали сегодня на катке, – сказала она, улыбнувшись.

– На катке? – удивленно переспросил Билл и рассмеялся. – Мы не слишком уж трудились сегодня. Надеюсь что впредь будем больше.

– Я всегда хожу на каток в свободное время.

Она казалась дружелюбно настроенной, и Билл набрался храбрости.

– Вы здешняя? – спросил он и тут же смутился. – Я имею в виду, то есть, что ваш брат играл тут в прошлом году…

– Я приезжала на несколько матчей в ноябре прошлого года, – ответила она. – И город мне понравился. Увидела объявление о найме на работу – и осталась! – Она умолкла, задумавшись, и тихо сказала: – Надеялась, что могу повлиять на Бенни… Но он не прислушивается к моим словам…

В это время зазвонил телефон, и разговор пришлось прервать.

Билл опустил письмо в почтовый ящик и направился к лифту, когда один из селекционеров НХЛ, проходя мимо, громко сказал:

– Ты слишком молод, парень, чтобы ухаживать за самой красивой девушкой в городе!

Билл покраснел. Это было сказано нарочито громко, чтобы услышала Памела.

– Спасибо за комплимент, и советую вам окатиться холодной водой! – громко отозвалась она, рассмеявшись.