Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Янг Скотт

Глава 22

В пятницу утром тренировка уже подходила к концу, когда раздался свисток и тренер распорядился о смене защитников. Стадион был пуст, и каждый звук эхом раздавался под его сводами. Высоко, за последними рядами трибун, в открытые окна заглядывало солнце. Билл устало опустился на скамью и некоторое время сидел задрав голову, глядя на голубое небо.

Он молил небо о дожде. Но ничто не предвещало непогоды. Сегодня после обеда должен был состояться традиционный турнир в гольф, в котором, как обычно, принимали участие все игроки «Листьев». Билл никогда в жизни не держал клюшку для игры в гольф, поэтому-то он так мечтал о дожде. Билл представил себе, как будут смеяться над ним ребята!

– Привет, молодой человек!

Билл обернулся и увидел Реда Барретта, самого симпатичного ему из всех спортивных журналистов, посещавших тренировочные сборы. Шляпа у Реда была сдвинута на затылок, открывая залысины. Как всегда, насмешливая улыбка играла на его лице.

Барретт был человеком простым и отзывчивым. С самого начала их знакомства он потребовал, чтобы Билл называл его просто Ред, без официального «мистер».

– Привет, Ред, – отозвался Билл.

– Ты уже знаешь, куда тебя направят?

– Нет.

– А вы?

– Есть кое-какие предположения.

И не успел он спросить: «Куда?», как Ред повернулся и ушел. Билл понял, что он поспешил уйти, чтобы предупредить этот вопрос. Он краем глаза стал следить, куда направится Ред Барретт. Неподалеку на трибуне стояла небольшая группа людей: менеджеры, тренеры, инструкторы, спортивные журналисты, и среди них были двое или трое мужчин, которых Билл не знал.

Раздался свисток тренера. Полная смена игроков. Билл перелез через борт, свежий и готовый продолжать игру. Он ощущал прилив сил, словно только что приступил к тренировке.

Тренер подошел к нему и Тихэйну.

– Прикройте синюю линию, – сказал он. – И не пускайте их в свою зону.

Игра шла в неравных составах – пятеро полевых игроков против четырех. Команда Билла, в синих майках поверх обычной формы, играла в меньшинстве. Белые выиграли вбрасывание. Манискола отпасовал шайбу вперед, ее подхватил Джим Бэтт и направился к центру. Биллу удалось перехватить пас Джима и отдать шайбу Мак-Гарри. Мерв пытался подольше подержать ее, чтобы потянуть время, но шайбу у него отобрали. Белые вновь перешли в нападение, обошли Билла, и после сильного броска шайба оказалась в воротах. Гол. Тут же раздался свисток тренера.

– Переходим к стартам и остановкам, – распорядился он.

Теперь уже Билл не отставал от других, но всякий раз уступал Джиму фут-другой. Старт, бег на полной скорости, резкая остановка. Снова старт, бег и остановка, поворот, и все сначала в обратную сторону.

Наконец раздался свисток. Один круг на полной скорости, и на этом тренировка заканчивалась.

Билл с Джимом уже покидали лед, когда он увидел Уореса. Тренер смотрел на них, облокотившись о борт.

Странное чувство овладело Биллом. Сейчас все станет ясно. Ему показалось, что тренер уже пришел к какому-то решению.

Уорес окликнул их и пошел навстречу.

– Никогда и не подумал бы, что вы так долго задержитесь у нас, ребята, – сказал он. – А вы сами?

Они ничего не ответили…

– Но время пришло. Колокола возвещают о расставании и все такое прочее. У меня есть одно предложение.

Билл сразу понял – он все время предчувствовал это в глубине души – с мечтой о «Кленовых листьях» придется распрощаться… Но может быть, команда «Сент-Катаринс»? Что еще оставалось? Юниорский клуб в Торонто? Или «Питс» в Питерборо? А может быть, придется возвратиться в Виннипег?

Уорес обратился к Джиму.

– Ты, наверное, знаешь, что люди из Университета Британской Колумбии хотят заполучить тебя для олимпийской команды?

– Только из газет, – отозвался Джим.

Билл вспомнил, как тренер после товарищеской встречи с командой «Сент-Катаринс» не разрешил представителям университета прийти в раздевалку, чтобы поговорить с Джимом.

– Ну, что ты скажешь на это? – спросил Уорес.

Джим усмехнулся.

– Я бы предпочел остаться в «Листьях».

В свою очередь усмехнулся тренер.

– Если ты хорошо поработаешь несколько лет, у тебя будет такая возможность. – Он обернулся к Биллу. – Университет хочет взять и тебя.

Он продолжал говорить, но Билл словно остолбенел. Слова Уореса доходили до него как сквозь вату. «Вы можете выбрать любой факультет… Там вы получите образование… А если захотите стать профессионалами, то сможете осуществить ваши мечты и после олимпийских игр… Общежитие и питание вам обеспечено… Можете работать, чтобы иметь деньги на карманные расходы…»

Уорес замолчал, переводя взгляд с одного на другого.

– Когда я был в вашем возрасте, мне не представилась такая возможность, – печально произнес он. – Иначе я был бы единственным тренером в НХЛ, который одновременно являлся бы и психологом! Дипломированным психологом! Не то что сейчас – психолог без диплома.

– Это касается и меня? – не веря своим ушам, переспросил Билл.

– И тебя, и тебя! – рассмеялся Уорес, настолько растерянный вид был у Билла.

«По дороге в Викторию я смогу на день-другой остановиться в Виннипеге, – подумал Билл, – повидать Сару и Пита, родителей… Представляю, как они обрадуются, узнав, что я поступаю в университет. Да я и сам счастлив! Олимпийская команда!»

Билл частенько задумывался над этим в последнее время. Даже завидовал Джиму Бэтту и Пуле Пубеку… А теперь он будет играть с ними в одной команде!

Правда, он ощутил грусть оттого, что расстается с «Кленовыми листьями»… Но… на следующий год. Или годом позже…

– Я согласен, – сказал он.

– Когда мы должны уезжать? – спросил Джим.

Уорес крикнул кому-то из группы людей на трибуне:

– Они ваши – на два года! Только не испортите их!

Джим и Билл стояли и смотрели, как к ним приближаются двое мужчин, медленно спускаясь по ступенькам.

На следующее утро им разрешили свидание с Бенни Муром. Голова у него была забинтована и похожа на кочан капусты, но на лице играла радостная улыбка.

– Памела рассказала мне про вас, – сказал он.

– Я очень сожалею по поводу… – Билл кивнул на забинтованную голову Бенни.

– В следующий раз гляди в оба, а то я оторву тебе башку, Спукский!

– Долго тебя будут тут держать? – спросил Джим Бэтт.

– Говорят, еще недели три. А на лед разрешат выйти через месяц после выписки. Если я буду в состоянии… Может быть, мне даже разрешат в конце сезона играть в команде «Сент-Катаринс»…Олимпийская сборная!… – он оглядел обоих товарищей. – А вы можете себе представить Бенни Мура в олимпийской сборной?

На автовокзал их пришла провожать целая делегация.

– Послушай! – окликнула Билла продавщица из табачного киоска, та самая, которая объяснила ему в первый вечер, как пройти к отелю. – Уезжаешь, Спунский? – Она уже знала, как его зовут. – Вижу, что ты приобрел здесь много друзей?

Билл и Джим заняли свои места в автобусе. Памела расцеловала Билла на прощание, а Мак-Гарри церемонно пожал руку водителю автобуса, Биллу, Джиму, Памеле и продавщице в табачном киоске.

– Счастливого пути! – раздался общий возглас.

Автобус тронулся. Билл поглубже устроился в кресле. Глядя на сверкающие осенние краски кленов и дубов, он вспоминал прошедшие две недели день за днем и думал о том, что он здесь научился не только хоккею, вовсе не только хоккею…