Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Янг Скотт

Глава 17

– Как это случилось? – спросил Ред Барретт из газеты «Стар». Раздевалка была полна репортеров. Тут были Дан Сокорни из торонтской газеты «Сан», Майк Брэнд ли из «Глоб энд Майл», редактор спортивного отдела из питербороуского «Экзаминера» и еще шесть или семь человек. Среди них репортер из «Радио Торонто».

Прошло около двадцати минут, как Мура отвезли в госпиталь. Он был без сознания. Большинство хоккеистов торопливо оделись и ушли. Билл вдруг подумал о Памеле, и что-то словно оборвалось у него внутри.

Отвечая Реду Барретту, Билл ощущал себя заигранной граммофонной пластинкой, заевшей на одном витке и повторявшей раз за разом одно и то же.

– Я бежал к борту за шайбой, но в последний момент почувствовал, что кто-то настигает меня сзади. Не помню, оглянулся я или увидел краем глаза, только заметил, что кто-то приближается. Я наклонил плечо и приготовился к столкновению, продолжая бежать. А потом резко остановился.

– Из ложи прессы я видел, что ты мчался за шайбой, а Мур – то ли за шайбой, то ли за тобой, с моего места было трудно определить, но я подумал, что ты его видишь и хочешь опередить, чтобы овладеть шайбой, не так ли?

Билл кивнул.

Отто Тихэйн уже переоделся, но не спешил уходить из раздевалки и вдруг вмешался в разговор.

– Я был на льду недалеко от них. Произошел несчастный случай. И нечего считать это чем-то другим. Особенно после той шумихи в прессе, которую вы развернули по поводу отношений этих двух парней… – Он оглядел присутствующих… – Обычное игровое столкновение, вот что я вам скажу. Мур намеревался припечатать Спунского к борту, чтобы тот не смог распорядиться шайбой. Узнаем, когда он придет в себя.

– Если придет, – раздался голос. Это сказал репортер из «Радио Торонто», приземистый мужчина с глазами навыкате и низким звучным голосом. Билл не знал его имени.

– Скажите, а сколько раз вы схватывались друг с другом во время сборов? – спросил он.

Билл удивленно посмотрел на него.

– Даже не могу сосчитать, я имею в виду то, что, когда ведется двусторонняя игра, десятки раз сталкиваешься с противником, иногда даже не зная, кто это.

– Нет, я имею в виду такие столкновения, которые вы запомнили, – гнул свое репортер.

Билл задумался. Но не успел он ответить, как вновь вмешался Тихэйн:

– При чем тут это? – спросил он.

– Спокойно, Отто, – сказал Барретт. – Это вполне уместный вопрос.

– Черта с два, уместный! – воскликнул Тихэйн. – Забросали парня всякими вопросами, а в результате я знаю, что выйдет, – навешаете на него с три короба.

– Послушайте… – начал было репортер.

– Лучше послушайте вы! – перебил его Тихэйн. – Чего вы добиваетесь от парня? Он сказал вам, что мчался за шайбой, когда кто-то налетел на него сзади, он даже не знал кто. Что же ему оставалось делать? Позволить припечатать себя к борту? Что вы еще хотите, чтобы он вам сказал? Что он нарочно сбил Мура с ног, чтобы тот стукнулся головой об лед и повредил себе череп? Вы в своем уме или как?

Репортер побледнел, слушая эту тираду. Он ничего не ответил Тихэйну и снова обернулся к Биллу.

– Вы были в неладах с Муром с первого дня прибытия сюда, не так ли?

Билл кивнул.

– Вы сбивали друг друга с ног по меньшей мере с полдюжины раз. Всякий раз, как кто-нибудь из вас овладевал шайбой, другой налетал и укладывал на лед. Так?

Билл снова кивнул.

– А сегодня, когда оба рвались за шайбой, вы ударили его локтем и Мур упал и получил травму. Так?

– Так, – ответил Билл. Чувствовал он себя отвратительно. Все тело его словно онемело.

– Когда вы забили первый гол, к вам подкатил Мур. Что он вам сказал?

Билл ответил, но репортер только расхохотался.

– Сказал, что вы перехитрили его, и все? – спросил он, продолжая смеяться. – А почему же он поднял клюшку, словно собираясь ударить вас?

– Он просто пошутил, – ответил Билл.

– Это Злой-то Бенни Мур пошутил? – язвительно воскликнул репортер, обернувшись к своим коллегам. Кое-кто из них улыбался, но большинству этот вопрос был явно по душе.

– Это вы – Злой Бенни Мур радиокомпании, вот что я вам скажу, – спокойно произнес Тихэйн.

Репортер побагровел. Тут слово взял Барретт. Из всех присутствовавших здесь спортивных журналистов он дольше всех занимался освещением хоккея в прессе.

– Не забывайте, – обратился он к репортеру, – что Спунский ни разу не являлся зачинщиком этих стычек. Он и без содействий Бенни Мура хорошо проявил себя на сборах. А вас вообще не было здесь всю прошлую неделю… – В его голосе звучала ирония. – Поэтому разрешите мне сказать, что Спунский никогда не поддавался страстям. Он играет жестко, но никогда не ведет грязной игры.

Репортер что-то записал в своем блокноте. Спустя несколько минут журналисты ушли. Тихэйн, Билл и Бобби Дейел остались в раздевалке одни.

– Не расстраивайся, Билл, – сказал Дейел. – Это могло случиться с каждым, могли и тебя вынести отсюда на носилках, и Тихэйна, кого угодно. Это мужская игра. Забудь обо всем. Пусть это тебя не тревожит.

Биллу казалось, что все тело у него одеревенело. Только теперь он постепенно стал приходить в себя и чувство горечи овладевало им.

Намеки на то, что он сознательно хотел покалечить Мура, ранили его в самое сердце. Он же говорил этим людям, что даже не знал, что именно Мур преследует его. Но он должен был догадаться об этом! Никто, кроме Мура, не смог бы за это время догнать его. Впервые в жизни Билл подумал: неужели попытка нанести травму сопернику могла прийти ему в голову?…

Он завязывал шнурки ботинок, когда Тихэйн сказал:

– Пойдем на ужин.

– Нет, – яростно замотал головой Билл.

– Пойдем.

Это было не приглашение, а приказ. Биллу ничего не оставалось делать, как последовать за Тихэйном. По коридору им навстречу шел Биз Коска.

– А меня послали за вами, – сказал он.

Был теплый осенний вечер. Перед стадионом ждала небольшая группа хоккеистов и их жен. В воздухе стоял запах дыма от сжигаемых листьев, обычный запах осени. Оглядевшись, Билл увидел, что Памелы здесь нет. Не было и миссис Коски.

– Они взяли мою машину и уехали в госпиталь, – объяснил Коска.

Вначале отсутствие Памелы даже немного успокоило Билла. Теперь же он чувствовал внутри себя какой-то страх. Что она ему скажет?…

– Мне очень жаль, что так случилось, – тихо проговорил он.

– Понятно, – отозвался Коска.

– Вы знаете, как Бенни?

– Я звонил в госпиталь, – продолжал Биз Коска. – Велели позвонить через час. Ну, пошли с нами.

– Мне бы не хотелось… – сказал Билл.

– Пошли, – подтолкнул его Отто Тихэйн, который не отходил от него все это время.

Вернувшись после ужина в номер, Билл не находил себе места. Он несколько раз звонил в госпиталь, но ничего утешительного ему сообщить не могли. Позже позвонил Бобби Дейел.

– Уорес просил передать тебе, что Бенни еще не пришел в сознание. У него повреждение черепа и возможна операция…