Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Янг Скотт

Глава 16

За час до начала матча все стоянки для автомашин перед стадионом были забиты до отказа. Билл, Мак-Гарри и Бэтт с трудом продвигались к входу сквозь толпу болельщиков, желающих получить автографы. Некоторые из ребят, как заметил Билл, внимательно разглядывали его, протягивая альбом, а когда он ставил свою подпись, быстро прочитывали фамилию, чтобы узнать, кто же он. Биллу казалось глупым собирать автографы у игроков, которых даже не знаешь.

Вдруг одна женщина в летах, годившаяся ему в матери, возбужденная, с диким взором, подбежала к Биллу.

– Прошу, убей ради меня Мура, сынок!

– За что? – спросил ошарашенный Билл.

– Ах! – воскликнула она. – Я все про него читала. Смотрела его игру в прошлом году и невзлюбила его.

Но тут же умчалась, чтобы взять автограф у кого-то еще. Неподалеку Билл увидел Бенни Мура, тоже пробивавшего себе дорогу сквозь толпу болельщиков. Билл уже знал о том, что Мур включен в состав команды «Сент-Катаринс» на сегодняшний матч.

– Билл! – услышал Спунский во время разминки. Он оглянулся, но никого не увидел. Мало ли других Биллов среди зрителей. «Листья» бросали по воротам Джонни Босфилда, а игроки «Сент-Катарине» обстреливали Эдда Хилла.

– Билл! – снова раздался крик. – Билл Спунский!

И тут он увидел Памелу. Она сидела на трибуне в первом ряду, почти по центру поля. Он подкатил к бортику. Биллу всегда было приятно видеть Памелу, но сегодня – особенно. Памела обернулась к миловидной молодой женщине, сидевшей рядом с ней.

– Познакомьтесь, – сказала она. – Это Билл. А это миссис Коска.

– Я встречалась с вашей мамой в Виннипеге, – улыбнулась миссис Коска, – мы прихожане одной церкви. Вы не знали об этом?

Для него это была новость. Он знал, что Биз Коска из Виннипега, но никогда раньше с ним не встречался.

– Когда Биз расстанется с хоккеем, может быть, вы займете его место. Надо поддерживать честь «Листьев», – сказала она.

– Я подозвала вас, чтобы вы знали, где мы сидим, – сказала Памела. – И чтобы не перекинули кого-нибудь через борт к нам на колени. Особенно Бенни.

– Ни за что! – пообещал Билл.

– Жены хоккеистов хотят собраться после игры, – сказала миссис Коска. – Надеюсь, вы составите нам компанию.

Билл засмеялся. Он посмотрел на Памелу, и та утвердительно кивнула.

– С удовольствием, – радостно согласился он.

Билл часто вспоминал впоследствии о том душевном подъеме, который испытывал перед этим матчем.

Откатившись к товарищам, он сильным броском послал шайбу в ворота Босфилда.

– Спокойнее, Спунский, побереги силы для соперника, – усмехнулся вратарь.

На скамье для запасных царило волнение. Покеси Уорес расхаживал взад-вперед, иногда отпуская шутки в адрес Перси Симпсона, который шагал позади игроков своей команды. Это было дружеское соперничество. Многие игроки команды «Сент-Катаринс» тренировались вместе с «Листьями», жили вместе, сражались вместе против других команд. Теперь они должны были доказать, что заслуживают того, чтобы играть в составе «Кленовых листьев». А «Листья» стремились доказать, что в их команде нет вакансий для других игроков, как бы хороши они ни были.

С трибун начали раздаваться возгласы:

– Даешь Спунского! Даешь Мура!

– Читают газеты, черти! – пробормотал Покеси Уорес, стоявший позади Билла.

В каждой команде было по шесть защитников – три пары. Тренеры меняли их при общей смене. В первый раз, когда Мур вышел на лед, Билл отдыхал на скамье запасных. Но к концу первого периода Уорес начал экспериментировать с составом, не выпуская свою первую пятерку против наиболее сильной пятерки команды «Сент-Катаринс».

Билл вовсе позабыл об их распре с Муром. Для него это было уже в прошлом, так какого же черта! Зрители криками напоминали об этом, когда шайбой овладевал Мур и переходил в наступление или, напротив, Спунский шел на него. Но Билл целиком был захвачен игрой, забыв о зрителях, о том, что Памела сидит всего в нескольких ярдах от борта. Он видел перед собой только игрока, идущего на него с шайбой. Слышал только скрежет коньков по льду, стук клюшек, глухие удары шайбы о борт.

Первый период закончился. Перерыв. В раздевалке игроки ели апельсины, разрезанные на половинки, отдыхали. И снова на лед. Один раз Мур чистым приемом уложил Билла на лед. В другой – Билл забрал шайбу из-под носа Мура.

Прошло 9 минут 20 секунд второго периода, когда Билл выбежал из-за своих ворот и, подхватив шайбу, помчался в зону соперника. Мур играл на месте левого защитника. В первом периоде Билл несколько раз шел на него с шайбой, но всякий раз Мур припечатывал его к борту. На этот раз он решил, что Мур будет ждать от него того же маневра – пробиться вдоль борта. Что ж, вполне вероятно.

Излюбленный прием Билла заключался в том, чтобы, овладев шайбой, резко рвануться вперед. Но это скоро перестало быть неожиданностью для противника. Теперь каждый защитник на сборах знал, как ему изготовиться к встрече со Спунским, когда тот, уйдя от борта, пересечет центр поля и войдет в зону соперника.

На этот раз пятящийся перед Спунским защитник пытался отобрать у него шайбу, но Билл обошел его и помчался вперед, отрываясь от преследующего его нападающего. Он решил уйти в центр поля. «Если прорвусь – хорошо. Нет, так, во всяком случае, меня не припечатают к борту. Может быть, уложат на лед, но не трахнут о доски», – думал Билл.

Он несся вперед, словно от этого зависела его жизнь. Расстояние между бортом и Муром было примерно в двенадцать футов шириной, но Бенни уже приготовился его встретить. Джим Бэтт тут же откатился назад, ожидая, что Билл отпасует ему шайбу, готовый немедленно броситься к воротам. Но, увидев Мура, встречающего его у борта, Билл резко затормозил правым коньком и изменил направление.

Трах! Мур врезался в борт, в том месте, где намеревался встретить Билла, но тот уже мчался к воротам под оглушительные вопли трибун. Биз Коска, напарник Мура, бросился ему наперерез, а Бэтт, следуя за Биллом, рванул, чтобы помешать Коске. Все произошло в какую-то долю секунды.

И когда перед Биллом остался только вратарь Эд Хилл, он изготовился и бросил по воротам. Он отрабатывал этот бросок, часами тренируясь еще на старом катке в Виннипеге. Билл послал шайбу по воздуху, и она влетела в верхний угол ворот. От счастья он закричал, потрясая клюшкой в воздухе. Счет стал 1:0.

Трибуны взорвались оглушительным ревом. Зрители начали шикать на Мура, катившегося навстречу Биллу. Он удивился, глядя на раскрасневшееся лицо Бенни, его сверкающие глаза.

Позади скамьи запасных Покеси Уорес шагал взад и вперед, потирая рука об руку. Памела Мур сетовала соседке, жене Биза Коски: «Не знаю, хвалить ли Билла или жалеть Бенни…»

Никто из зрителей не слышал, что сказал Мур, подкатившись к Биллу. Он был готов ко всему, но никак не ожидал того, что сказал ему Бенни Мур.

– Ты перехитрил меня, парень.

– Просто повезло, – отозвался Билл.

Помощники арбитра быстро подъехали к ним, опасаясь возможной стычки, а зрители, увидев, что Мур и Спунский улыбаются, принялись громко их высмеивать.

– Просто повезло… – передразнил Мур. – Решил объегорить меня, и на этот раз тебе удалось!

– Ну, может быть, повезет и в следующий раз, – улыбнулся Билл.

В ответ Мур угрожающе поднял клюшку. Впоследствии он говорил, что впервые в жизни взмахнул клюшкой в шутку.

В третьем периоде команды дважды обменялись голами: 2:0, затем 2:1, 3:1 и 3:2. И уже почти в конце встречи, на последней минуте, произошло несчастье.

Когда до конца игры оставалось двадцать пять секунд, Симпсон заменил вратаря шестым полевым игроком. При обычных обстоятельствах Покеси Уорес выпустил бы наиболее опытную пятерку, но на этот раз он оставил на льду Билла.

Отто Тихэйн подъехал к Уоресу, чтобы спросить о причине такого решения.

– Я вижу вас, старых козлов, весь сезон напролет! – рявкнул Уорес. – И хорошо знаю, на что вы способны!

И затем, может быть, чтобы показать свою власть, выпустил на лед Джима Бэтта. Вбрасывание было в зоне «Листьев», справа от ворот Джонни Босфилда. Отто Тихэйн сжал челюсти и оглядел шестерых противников, выстроившихся у синей линии. Билл знал, как разыгрывают лишнего игрока. Не однажды они разучивали эту комбинацию. Крайние нападающие стояли по обе стороны круга. Биз Коска и Бенни Мур у синей линии. Шестым был нападающий Боунс Рэймонд.

Крайние «Листьев» изготовились перекрыть крайних команды «Сент-Катаринс». При вбрасывании стоял Отто. Таким образом, оставалось два игрока для прикрытия трех игроков соперника.

Тихэйн подкатил к Биллу.

– Приглядывай за Коской на дальнем крае. – Затем он обернулся к. Джиму Бэтту. – А ты прикрой Боунса Рэймонда. Если шайба окажется у Мура, сразу блокируй его.

Он вернулся к месту вбрасывания. Отто знал, что, если центральный нападающий команды «Сент-Катаринс» выиграет вбрасывание, он попытается отдать шайбу Рэймонду. Если Бэтт не успеет перехватить Рэймонда, тот отпасует Бенни Муру на фланг или Коске – на другой. Тихэйн надеялся, что Бэтт успеет прикрыть Мура, но кто-то должен был контролировать и Коску.

Зрители на трибунах вдруг притихли, но тут же вновь начали вопить на весь стадион. Отто Тихэйн приготовился к вбрасыванию, широко расставив ноги, прижав клюшку ко льду в ожидании, когда арбитр вбросит шайбу.

Шайба в игре! Тихэйн, овладев шайбой, двинулся вперед. Билл поспешил к Коске, а Бэтт – к Рэймонду. Но Манискола вдруг вырвался вперед и, отобрав у Тихэйна шайбу, уложил его на лед. Бросившись за Манисколой, Билл пытался уйти от столкновения с центрфорвардом команды «Сент-Катаринс», но тот случайно задел Билла крюком клюшки по щеке. У Билла закружилась голова, но он отчаянно рванулся вперед, пытаясь прийти в себя и не потерять равновесие. Шайба перешла к Боунсу Рэймонду. Тот видел приближавшегося к нему Бэтта, но не заметил Мура, поэтому отпасовал Коске, который оставался неприкрытым. В последнюю секунду Бэтт все же сумел дотянуться клюшкой до шайбы, и, изменив направление, она заскользила в центральную зону-Билл круто развернулся и устремился за ней. Коска попытался его остановить, но безуспешно. В дальнем конце поля маячили пустые ворота соперника.

Приближаясь к борту, возле которого лежала шайба, Билл интуитивно почувствовал опасность. Шум на стадионе был оглушительный, когда он понял, что кто-то мчится на него сзади.

Раздался пронзительный крик: «Берегись»! – и в тот момент, когда Билл дотянулся до шайбы, он инстинктивно напрягся всем телом, опустив левое плечо, чтобы самортизировать удар нападавшего на него сзади игрока. И только тут Билл увидел, что это был Мур. От столкновения шлем слетел с головы Бенни, и он со всей силой ударился затылком о лед.

Трибуны словно взорвались от воплей. Билл отбросил клюшку, скинул перчатки и наклонился над ним.

– Бенни! Бенни! – звал он.

Мур лежал не шевелясь. Бобби Дейел спешил к месту происшествия. Это было похоже на дурной сон – появились носилки, Мура осторожно уложили на них, лицо его, только что красное от возбуждения, побледнело.

– Вызовите карету «скорой помощи», – распорядился Уорес. Носилки с Муром медленно понесли к выходу с поля.

Кончились последние секунды встречи. Зрители, одни подавленные, другие громко разговаривающие от возбуждения, начали покидать стадион. Покинули лед и хоккеисты… Игроки постукивали его клюшками по трусам. «Не волнуйся, парень… Всякое бывает…»

– Что ж, Спунский, ты выиграл этот раунд! – послышался чей-то крик с трибун.

Наконец Билл, еще не опомнившийся от случившегося, оказался в коридоре перед раздевалкой.

– Что произошло? – спросил Уорес.

– В последнюю секунду я увидел, что кто-то идет на меня сзади, и принял его на корпус… – пробормотал Билл. – Я даже не знал, что это Бенни…