Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Янг Скотт

Глава 13

– Плохие вести?

Билл поднял голову. Он сидел в холле, читая полученные письма, когда Джиггс Манискола обратился к нему с вопросом.

– Да нет, – улыбнулся Билл. – Говоря по правде, я… – он умолк и вдруг выпалил: – Ничто и никто не может меня огорчить, таким счастливым я себя чувствую.

Манискола опустился в кресло рядом с Биллом.

– А это что за вырезки?

– Из виннипегских газет, мне их прислали родители.

Один из заголовков гласил: «Спунский против Злого Бенни Мура». Отец в письме спрашивал: что все это означает? Но Билл и сам хотел бы это знать.

Протянув одну вырезку Манисколе, он принялся читать другую. Ли Винсент в виннипегской «Телеграмме» начал свою колонку с того, что изложил сообщения, опубликованные на спортивных страницах других газет:

«Очевидно, все не так плохо. Вот слова Покеси Уореса, тренера «Кленовых листьев», которые цитировались во вчерашнем сообщении по радио. «Они оба хорошие молодые защитники, любят атаковать, любят силовую борьбу, а что за хоккей без силовой борьбы? Нынешние тренировочные сборы в Питерборо одни из лучших благодаря присутствию этих двух игроков, которые заставляют подтягиваться остальных». Уорес заявил также, что со временем эти двое, возможно, станут вместе играть в защите в одной из торонтских команд, и что будь он нападающим противной стороны, то трижды бы подумал, прежде чем выйти с ними один на один.

Спортивные журналисты освещают все это с энтузиазмом, – продолжал Ли Винсент. – Обычно первые недели тренировочных сборов представляются им скучными. Но на этот раз они много пишут о Злом Муре, юноше с плохим характером, который хочет исправиться, и о нашем Спунском из Виннипега, игравшем в команде школьной Лиги, первом парне, прямо со школьной скамьи попавшем в клуб «Кленовых листьев». Возможно, что он не войдет в основной состав «Листьев» в этом году, но надо отдать должное его способностям, его умению вести силовую борьбу. Когда Спунский поднакопит опыта, он станет одним из лучших защитников НХЛ, так пишут торонтские газеты.

В свое время мы уже это предсказывали».

Манискола прочел колонку Ли Винсента и поднялся с места, увидев Остряка Джексона.

– Вот, почитайте, ваш избранник становится знаменитостью, – окликнул его Манискола, протягивая газету.

Остряк прочитал, покрутил, усы и молча вернул газету.

Начиналась всего лишь вторая неделя пребывания Билла на сборах. Сегодня у них был день отдыха. После вчерашнего матча, который закончился поздно, тренировку отменили. Билл посмотрел в сторону конторки администратора. Но Памелы там не было.

Вместе с Гивенсом и Бэттом они принялись обсуждать, как провести время до обеда, куда пойти. Гивенс уезжал сегодня в одну из юниорских команд.

– Если бы Уорес знал о тех спорах, которые идут вокруг контракта в отношении меня, и протянул бы мне бланк, я подписал бы его не глядя, – смеясь заявил Бэтт, вспомнив разнотолки профессионалов о том, подпишут с ним контракт или нет.

Бэтт и Билл прекрасно понимали, что чуть раньше или чуть позже, но их отчислят с тренировочных сборов. Вопрос только куда?

За завтраком Остряк Джексон подсел к ним за стол. Билл и Джим откровенно спросили его, куда их отправят в случае отчисления.

– Щекотливый вопрос, – ответил Джексон, роясь в карманах в поисках сигарет. – Некоторые из ребят, я не говорю сейчас о вас, но кое-кто из новичков, которые хотят стать профессионалами, не понимают, что это не может решиться на уровне нынешних сборов. Возьмешь такого в профессионалы, а он просидит год на скамье запасных «Листьев» или попадет во второстепенную команду, и что хорошего это ему принесет? Куда полезнее ему вернуться домой и играть в Лиге, где парень не будет значиться профессионалом, но, как и в юниорских командах, будет получать жалованье, которого хватит на жизнь, и, главное, обретет там опыт.

Казалось, Джексон размышляет вслух.

– Сколько человек отчислят на будущей неделе? – спросил Билл.

– Ну, это не в моей компетенции, – вдруг отрезал Остряк. – Но, думаю, человек восемь-десять. А вы боитесь, что вас исключат из списка?

– Конечно! – воскликнул Билл.

– Ну, вы вообще могли быть отчисленными и после первой недели, если бы не произвели впечатления на тренера, – сказал Остряк. – А те, кто останется после второго отчисления, окажутся либо у «Листьев», либо в команде «Сент-Катаринс». Другого выбора нет.

Билл многому научился за эту неделю, играя с профессионалами. Конечно, теперь существовала огромная разница в мастерстве между ним и ребятами из школьной Лиги Виннипега. Но такая же пропасть разделяла его и с профессионалами. С каждым днем он все более отчетливо понимал, сколько ему еще надо тренироваться и учиться, чтобы достичь такого же мастерства.

Думаю, вам должно быть ясно, что те ребята, которые окажутся в списке «Сент-Катаринс», будут переведены в команду «Листьев» через годик-другой и, наоборот, игроки из списка «Листьев» могут оказаться в команде «Сент-Катаринс». Но одно скажу вам. Уорес хорошо знает, что ждет профессионалов. Опробуя вас в товарищеских матчах, он хочет получить представление, есть ли надежда, что вы можете стать профессионалами. – Он хотел было продолжать и приободрить Билла. Неважно, что юноша будет выглядеть зеленым новичком в предстоящих матчах, пусть это его не волнует. Однако Остряк решил ничего этого не говорить…

После завтрака Билл ожидал в холле Бэтта и Гивенса, когда появился Уорес, а следом за ним Томми Натансон, Боби Дейел и Дон Карсен. Они возвращались со стадиона, где распаковывали и раскладывали для просушки экипировку после вчерашней игры. Дейел присел рядом с Биллом, готовя к отправке письма с приглашениями в лагерь на следующую смену.

– Мистер Дейел, в вызове вы указываете, что нужно захватить с собой специальную предохранительную экипировку, – обратился к нему Билл.

Дейел рассмеялся.

– Это касается только тех, у кого травмированы колени и локти. Если у них имелись особые защитные приспособления, им следует их захватить. Иногда парень теряет несколько дней тренировки, пока ему изготовят подходящую экипировку. Но к тебе это не имеет никакого отношения.

Подошедший Томми Натансон хмыкнул:

– Какие у него могут быть травмы в четырнадцать лет?

– Почти девятнадцать, – с улыбкой поправил его Билл.

– Почти девятнадцать… – повторил Томми. – Большинство ребят сказали бы «девятнадцать». Может быть, ты сообразительнее, чем кажешься. Первое, что делают старые хоккеисты, так это снижают себе возраст года на три. Некоторым игрокам, по моим подсчетам, около сорока пяти, а по записи в книге регистрации, составленной с их слов, им всего-навсего тридцать семь.

– Хватит вам сплетничать о Джонни Босфилде, – вмешался Мерв Мак-Гарри, присоединяясь к ним.

Дейел ткнул Мак-Гарри в бок.

– Увидимся на площадке для гольфа после обеда, – сказал он, вставая.

– Знаешь, когда я сюда попал, – продолжал Мак-Гарри, – тут не было ни одного доброго парня вроде меня, который бы присматривал за новичками и помогал им чувствовать себя здесь как дома. Мне действительно пришлось пробивать себе дорогу.

Мимо проходил Уорес.

– Если бы тебе приходилось пробивать себе дорогу, ты бы никогда здесь не оказался, – бросил он на ходу.

– А ты двигался назад, чтобы получить жалованье побольше, – крикнул ему вдогонку Мак-Гарри.

Они сидели все вместе – Мак-Гарри, Натансон, Карсен и Билл, когда в холле появился Бенни Мур. Увидев Мура, у Билла возникло ощущение, словно он ждет его у синей линии. Он весь напрягся. Мур был одет в синий блейзер с каким-то гербом на нагрудном кармане. Серые фланелевые брюки были хорошо и модно сшиты. Билл всегда хотел иметь такие. Пара черных мокасин, черные носки, белая рубашка и вязаный голубой галстук придавали ему элегантный вид. Глядя на него, можно было подумать, что он является членом какого-нибудь фешенебельного загородного клуба.

Мур был в сопровождении двух смуглых парней значительно старше его по возрасту. Это был тот тип людей, к которым родители Билла всегда относились с неприязнью. Болтая и громко смеясь, все трое направились к лифту.

Проходя мимо, Мур даже не взглянул в их сторону, но один из его спутников внимательно посмотрел на Билла. Он пыхтел сигарой и, вынув ее изо рта, с силой швырнул в песочницу, стоявшую перед лифтом.

– Это тот самый малец из Виннипега? – спросил он у Бенни.

Билл весь напрягся. Мак-Гарри опустил руку ему на плечо:

– Спокойно, парень.

Спутник Мура еще что-то сказал, но тут открылась дверь лифта и все трое скрылись в кабине.

Мак-Гарри первым нарушил молчание.

– Во вторник будет интересный матч, – как ни в чем не бывало произнес он. – Команда «Сент-Катаринс» против «Листьев» – сражение века!

Билл молча улыбнулся в ответ.

Он вспомнил, как мечтал об этих тренировочных сборах летом, когда работал. Сколько раз представлял себе, как будут разворачиваться события, но одного он не смог предугадать – Бенни Мура.