Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Янг Скотт

Глава 12

Впоследствии Билл часто вспоминал этот день не только из-за той первой игры, но еще и потому, что «Листья» тогда впервые познакомились с Пубеком по прозвищу Пуля. И в самом деле, до этого никто из хоккеистов, кроме Билла, никогда не слышал про Пубека. Пожалуй, только Билл знал его. Пуля Пубек играл за команду школы имени Кельвина.

Все шло по расписанию, указанному в объявлении у лифта:

14.00 Обед для игроков «Листьев», участников матча, согласно списку.

14.30 Отправление автобуса с экипировкой от стадиона.

15.00 Отправление автобуса от отеля «Императрица» в Сент-Катаринс для игроков «Листьев», согласно списку.

Игроки команды «Сент-Катаринс» еще продолжали тренироваться на катке, так что в столовой было вдвое меньше народу. Закончив обедать, хоккеисты брали с собой фрукты из большого блюда – яблоки, бананы, сливы, груши, виноград.

Билл никогда не видел такого изобилия. Конечно, они продавались в Виннипеге, но… цены на них были очень высокие. Для многих это являлось недоступной роскошью. И для семьи Спунских в том числе. Билл никак не мог выбрать, что же ему взять.

– Почему бы тебе не забрать все блюдо? – спросил Отто Тихэйн.

Билл в ответ улыбнулся. Однако Мерв Мак-Гарри подхватил блюдо и направился с ним к двери, но тут же одна из буфетчиц завопила ему вслед.

– Мистер Мак-Гарри!

Он поставил блюдо на другой стол и с недовольной гримасой, что его вернули, взял себе яблоко и персик. Билл последовал его примеру.

Перед отелем стоял большой, оборудованный кондиционером автобус. Задержавшись в столовой, Билл садился в автобус одним из последних, но Джим Бэтт занял ему место рядом с собой. Все уже привыкли, что новички Спунский и Бэтт всегда держатся вместе.

Билл протянул Бэтту торонтскую газету.

– На, прочти о Пуле Пубеке, – сказал он. – Слышал о нем когда-нибудь?

– Нет, – ответил Бэтт.

Билл рассмеялся.

– Я играл против него. Читай, читай.

Джим увидел набранный крупным шрифтом заголовок: «Хоккеист-коротышка» имеет сегодня шанс отличиться» – и принялся читать.

«Сент-Катаринс. 18 сентября. Не знаю, кому придется больше огорчаться – нам или «Листьям»,- сказал Черный Майк Фостер, тренер чикагских «Черных соколов», – но сегодня я предоставляю шанс Пуле Пубеку показать себя».

Настоящее его имя – Лорн, Лорн Пубек. Пулей его прозвали после первого выхода на лед, когда он играл еще в школьной команде. Он показал себя самым быстрым игроком в чикагском тренировочном лагере, но для тренера Фостера остается трудно разрешимой проблемой. Фостер заявляет, что пошутил, взяв на сборы Пубека, поддавшись настояниям своих селекционеров. Но на этой неделе Пубек забил четыре гола в тренировочной игре и лишь в одной не забил ни одного. В прошлом году он играл в команде школы имени Кельвина в Виннипеге, но затем, после окончания школьного первенства, перешел в команду юниоров. Пубек уже играл один сезон в юниорской команде в Эдмонтоне до переезда в Виннипег.

Весит Пубек всего 130 фунтов при росте в 5 футов и 5 дюймов. Лет ему – девятнадцать. Пубек уверяет, что хотя рост у него маловат и высокие игроки могут с легкостью уложить его на лед, но «они мчатся, чтобы блокировать меня, а пока ищут, куда же я делся, я уже приближаюсь к воротам и забрасываю шайбу».

Пубека нельзя упрекнуть в отсутствии скромности. Ему еще не приходилось встречаться с защитниками, которых он не смог бы обвести вокруг пальца, даже в чикагском тренировочном лагере.

Специалисты задаются вопросом, как сыграет этот маленький петушок против таких защитников, как Отто Тихэйн и Тим Мерилл из команды «Кленовых листьев». Интерес к этому настолько велик, что все билеты уже распроданы.

На сегодняшнем матче будут присутствовать Джек Пэддок и профессор Гектор Махони из Университета Британской Колумбии. Они объезжают тренировочные лагеря в поисках игроков, желающих поступить в их университет и играть в тамошней команде, на базе которой будет формироваться олимпийская сборная Канады. Они проявляют большой интерес к Пубеку, а также хотят посмотреть сегодня игру Джима Бэтта из команды «Кленовых листьев». Бэтт хотя и перспективный игрок, но вряд ли останется у «Листьев», так как известно, что он мечтает об университетском образовании».

Бэтт отложил газету и взглянул на Билла.

– С тобой уже встречались эти люди из университета? – спросил его Билл.

Бэтт покачал головой.

– Сам только что узнал об этом из газеты, – усмехнулся он. – Что ж, это было бы неплохо. Университет Британской Колумбии считается одним из лучших в стране, на втором месте после Университета Виктории. Только далековато, правда.

– Но тебя обеспечат стипендией, общежитием, питанием и всем прочим.

– Ты говоришь так, будто меня уже туда приняли.

Они обратили внимание на Пулю Пубека во время разминки. Это был коренастый, невысокий паренек, бегавший на коньках, сильно наклонившись вперед, отчего казался еще меньше. Темные волосы были коротко подстрижены и плотно прилегали к голове, словно ермолка. У него был большой рот с тонкими губами, которые все время кривились в иронической улыбке.

Один из болельщиков на трибуне громоподобным голосом завопил на весь стадион:

– С кем это играют «Листочки», с лилипутами?

Пубек бросил клюшку, поднял обе руки над головой, словно боксер, приветствующий зрителей, и поклонился.

В течение первого периода ни «Листья», ни «Черные соколы» не выпускали на поле новичков. Эти команды встречались в прошлом году в финальном матче на кубок Дэвиса. И хотя сегодняшний матч был товарищеским, ни одни, ни другие не хотели его проигрывать. Ансен Оукли проскочил мимо защитников чикагской команды и открыл счет уже на первой минуте встречи. Пит Поллок отквитал его броском от синей линии, когда шайба, отскочив от чьего-то конька, влетела в ворота.

Билл Спунский и Джим Бэтт сидели на самом краю скамьи для запасных, наблюдая, как игра перемещается с одного конца поля на другой. Когда сирена возвестила об окончании первого периода, Джим встал и потянулся.

– Может, размяться на коньках в перерыве? – предложил он, но вместе с остальными хоккеистами они затопали в раздевалку,

Так как ни Билл, ни Джим никогда не играли в юниорских командах в этих краях, многие зрители удивленно на них поглядывали. Какая-то пожилая женщина наклонилась над проходом и остановила Билла.

– Как вас зовут, молодой человек?

– Билл Спунский, – как можно вежливее ответил он.

– Как, как? – переспросила она.

Он повторил свою фамилию, но она все же не смогла разобрать и протянула ему блокнот.

– Напишите, пожалуйста.

Он написал. Но тут Бэтт его окликнул, они поспешили в раздевалку. Билл впервые был в качестве игрока в раздевалке в перерыве между периодами, когда играли профессионалы Национальной Хоккейной Лиги, но это ничем не отличалось от того, как проводили перерыв его товарищи по школьной команде. Некоторые игроки сняли ботинки, чтобы дать отдых ногам, другие просто сидели, прислонившись к стене.

– С трудом согрелся, – пожаловался Отто Тихэйн соседу.

– Это вы-то с трудом согрелись! – улыбнулся Билл. – Ни минуты покоя!

– Тебе еще нет двадцати, парень. Подрастешь, тогда узнаешь, – усмехнулся вратарь Джонни Босфилд.

Покеси Уорес появился в раздевалке перед самым концом перерыва.

Джим и Билл уже поднялись с мест и стоя разговаривали.

– Что это, намек? – спросил Уорес. – Хотите показать, что устали сидеть на скамье для запасных?

Но до середины второго периода они по-прежнему сидели на скамье. Хотя лишь одно то, что Билл был в форме «Кленовых листьев» с крупным номером на спине, доставляло ему радость. Он прислушивался к тихим разговорам игроков, сидящих рядом… «Я думал, что судья накажет меня, когда я зацепил клюшкой за свитер…» «Обратил внимание, какой клюшкой пользуется Джекмен? Крюк у него» еще больше, чем в прошлом году».

В середине второго периода «Листья» в течение одной минуты забили два гола и повели со счетом 3:1. И тут со скамьи запасных поднялся Пубек, игравший на месте левого крайнего.

– Бэтт! – тут же отреагировал на это Уорес. – На правый край! Оукли в центр! Манискола – налево! – Он выпустил новичка против новичка. Бэтта против Пубека. Когда Спунский увидел, как выкатился на лед Бэтт, то подумал, что Пуле Пубеку будет сегодня нелегко.

– Спунский, в защиту!

Как только была произнесена его фамилия, Билл перелез через борт и покатил своим размашистым шагом к синей линии, поправляя на ходу перчатки. Биз Коска, которого он сменил, шлепнул клюшкой Билла по трусам: «Удачи, парень!» Тихэйн оставался в защите слева.

Пуля Пубек откатился в свою зону, ожидая начала игры. Вбрасывание выиграли «Черные соколы». И Пуля тут же бросился, сопровождаемый не отстающим ни на шаг Бэттом, в центральную зону, низенький, юркий. Нападающий «Черных соколов» быстро продвигался с шайбой вперед. Билл и Тихэйн изготовились встретить его у синей линии, но шайба перешла к Пубеку. Казалось, она была послана далеко перед ним, но он быстро догнал ее, обошел Бэтта и покатил вдоль борта. Билл решился задержать Пубека именно там и прижать шайбу. Однако тот успел проскочить мимо. Билл развернулся, снова попытался отобрать шайбу, но промахнулся. Пубек и на этот раз увернулся, но в это время его встретил Бэтт, и Пуля, отбросив шайбу в угол площадки, помчался ей вслед. Билл бросился за ним, чтобы не дать возможности отпасовать шайбу на пятачок. Овладев шайбой, Билл тут же передал ее Джиггсу Манисколе. Сделав ложное движение корпусом, Джиггс обошел защиту чикагцев и, поддерживаемый Бэттом и Оукли, направился к зоне соперника. Пубек, набрав скорость, преследовал Бэтта. Джиггс отпасовал Оукли, тот пересек синюю линию чикагцев и сильно бросил по воротам. Но вратарь, высокий худощавый парень с копной пшеничных светлых волос, вылезающих из-под маски, отразил шайбу. Теперь уже Бэтт стремительно бросился за катящейся на ребре и подпрыгивающей по льду шайбой. В тот самый момент, когда он замахнулся, чтобы ударить по воротам, Пубек неожиданно отобрал у него шайбу, отпасовал центральному нападающему, но был сбит с ног Бэттом, хотя тут же вскочил словно резиновый мячик, и игра вновь переместилась в зону защиты «Листьев».

Несколько секунд спустя произошла смена, и Билл, сидя на скамье, стал внимательно наблюдать за Пулей. Он был довольно твердым орешком, хитроумным хоккеистом, еще когда играл за команду кельвинцев, а теперь казался еще более искусным.

Уорес остановился позади Билла.

– Не спеши, – наставлял он. – Не давай ему набрать скорость, жди, пока крайние нападающие вернутся в зону. – Он умолк на мгновение. – У тебя еще будет случай с ним встретиться.

В следующий раз выйдя на лед, Пубек прокатился мимо скамьи запасных соперников и выкрикнул: «Эй, Покеси, можешь выпустить своих новичков!»

Бэтт что-то проворчал под нос, занимая свое место за Пубеком. Он казался на целый фут выше Пули. Конечно, это было не так, но Пубек бегал по льду согнувшись в три погибели, что и создавало такое впечатление. Бэтт держался рядом с Пубеком за кругом, где происходило вбрасывание, ни на секунду не оставляя его без присмотра. Во время игры этой пятерки все шло нормально. Биллу даже дышаться стало легче. И в следующую смену все шло хорошо. Пубек ничего не мог предпринять. Он раскатывался взад-вперед по полю, преследуемый Джимом Бэттом. В самом конце периода Бэтт перехватил шайбу и решил рискнуть. Он развернулся, набрал скорость, но Пубек каким-то неуловимым на взгляд движением овладел шайбой, оторвался от Джима и с криком «Держись, парень!» быстро пошел на Билла. На этот раз Билл не бросился ему навстречу, а остался на месте, стараясь держаться поближе к борту, чтобы не дать Пубеку возможности увернуться. Пубек вильнул в сторону. Билл смотрел ему в глаза, когда тот отпасовывал шайбу в центр, и все же Пуля сумел проскочить между бортом и Биллом. Спунский потянулся клюшкой вперед, чтобы помешать ответному пасу, но Пубек развернулся на месте, словно воробышек, подхватил посланную ему шайбу и, замахнувшись для броска, в последний момент отпасовал шайбу Норману, который вошел в зону по правому флангу… Босфилд в последний момент едва сумел спасти ворота.

В перерыве между вторым и третьим периодами в раздевалке только и разговоров было, что о Пубеке. «Отлично выбирает место!», «Такой маленький и юркий, что и не заметишь его, не говоря уже о том, чтобы провести против него силовой прием!», «Один раз принять его на корпус, и он не оправится до весны!», «Посмотрим, как ты поймаешь его на прием!» А Оукли, сам отлично владеющий коньками, отдал дань уважения Пубеку: «Хотел бы я так кататься, как он!»

В третьем периоде счет долго оставался 3:1, но чикагцам все-таки удалось забить одну шайбу за три минуты до финальной сирены, и счет стал 3:2. Когда до конца игры оставалось около 70 секунд, тренеры произвели замену игроков. В защите стоял Билл. Вбрасывание происходило в зоне команды «Черных соколов». Его выиграл Манискола. Билл и Отто Тихэйн приблизились к центральной зоне, чтобы не выпустить шайбу из зоны соперника.

Биллу удалось сделать бросок по воротам. Тихэйну – второй. Но одну из передач перехватили соперники, и защитник чикагцев направил шайбу Пубеку.

Билл видел, как тот быстро помчался вперед, и понял, что если он не сумеет остановить его, Пубек выйдет один на один с вратарем. Спунский развернулся и заспешил к своим воротам. Он слышал дыхание Пубека и понял, что тот его настигает. Слышал он и хохот с трибун. Билл оглянулся. Пубек был в нескольких футах, тогда он протянул клюшку направо, но Пуля увильнул. Налево. Хохот на трибунах стал громче. Они уже были перед воротами, и Билл понял, что должен развернуться к Пуле лицом. Оглянувшись через плечо, он увидел своих партнеров, спешащих ему на подмогу. Затем, сделав обманное движение вправо, он резко повернул налево и встретил Пубека корпусом. Столкновение было не таким уж сильным, но все равно Пубек упал, а этого было достаточно. Билл, овладев шайбой, отпасовал Джиггсу, и игра переместилась к воротам чикагцев.

Пубек вскочил и в сердцах стукнул клюшкой об лед. Билл его переиграл!

– Недурно, Билл, – сказал Пубек, обращаясь к Спунскому. – Но в следующий раз ты не проведешь меня и не уложишь на лед.

Билл усмехнулся.

– Мне бы не хотелось всякий раз применять против тебя силовой прием, – сказал он.

– Почему на трибунах стоял такой хохот? – спросил Билл у Джима, когда они вошли в раздевалку.

– Этот коротышка все время гримасничал. Всякий раз, когда ты оглядывался через правое плечо, он уходил влево. Через левое – он шел вправо. И все с ужимками, как клоун.

– Он классный хоккеист, – сказал Билл.

Уорес, который в это время вошел в раздевалку, услышал последнюю фразу Билла.

– Однако ты переиграл его. Если он и классный хоккеист, то ты чуть лучше, понятно!

Билл с улыбкой взглянул на тренера. Он чувствовал, как краска заливает его лицо.

– Я видел, как ты маневрировал, обманывая его. Где ты этому научился?

Билл посмотрел на Отто Тихэйна, который переодевался с довольной ухмылкой на лице.

– Отто показал мне этот прием, – сказал Билл. – Словно я направляюсь за шайбой в угол, а противник преследует меня, ну и я обманываю его, меняя направление.

Тренера перебил его помощник.

– Покеси, – сказал он, – эти двое из университета ждут в коридоре…

– Пусть войдут, – отозвался Мерв Мак-Гарри. – Не помешает поднять уровень образования в нашей команде.

– К черту! – вскричал Уорес. – Никого сюда не пускать! Те, кто играет за «Кленовые листья», играют ради «Кленовых листьев», а не для университетских профессоров. Пусть себе ведут переговоры с теми, кого я отчисляю. А те из игроков, кто играет за мой клуб, пусть даже не задумываются о других или могут выметаться немедленно. Вопросы будут?

Вопросов не было. Билл подумал, что это, пожалуй, слишком круто. Взять к примеру Бэтта. У парня даже нет уверенности, что он в этом году останется в «Листьях». Он предпочел бы играть в хоккей в университете, чем переходить из одной второстепенной команды в другую, почему же ему не побеседовать с этими людьми. Но, как заявил тренер, «Листья» оплатили их дорогу, кормят и еженедельно им платят. А до Олимпийских игр еще полтора года, времени вполне достаточно.

«Забавно! – подумал Билл. – Вот я сижу в раздевалке и переодеваюсь, словно это бывает со мной регулярно. Я же в первый раз играл за «Кленовые листья!»

Он усмехнулся. Тихэйн заметил улыбки на лицах остальных хоккеистов и кивнул в сторону Спунского. Когда Билл оглянулся, все игроки смотрели на него и улыбались.

– Ты хорошо показал себя, парень! – послышался голос Биза Коски из другого конца раздевалки.

Биллу казалось, что его наградили медалью!