Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Бримсон Дуги

Глава 9. Беспорядки за границей

Вскоре в метательные снаряды превратилось все: металлические стулья, деревянные доски, дорожные указатели и уличные таблички

Турция долгое время была одним из самых любимых мест отдыха англичан. Ежегодно почти миллцрн человек отправлялся в эту страну, чтобы насладиться Средиземным морем, недорогими отелями и прославленным гостеприимством турок. Но для английских футбольных фанатов эту поездку приятной не назовешь. Сказать, что турецкие болельщики — фанатики, значит, ничего не сказать. Их фанатизм очень часто выливался в насилие, и в Турции издавна существуют серьезные проблемы со своими футбольными хулиганами.

5 апреля 2000 года небольшая группа фанатов «Лидс Юнайтед» проводила время в баре, расположенном в самом центре Стамбула. Вместе с сотнями других болельщиков, они приехали на матч Кубка УЕФА с местной командой «Галатасарай». Игра должна была состояться на следующий день.

Хотя в других барах произошло несколько инцидентов, эта группа обосновалась в относительно спокойном месте. Приближался вечер, и тут болельщики обнаружили, что в баре нет телевизора, а им очень хотелось посмотреть матч с участием «Челси» и «Барселоны». Поэтому англичане решили отправиться на поиски заведения с телевизором или вернуться в отель и посмотреть матч там.

Но как только они вышли на улицу, на них набросились местные хулиганы. Вскоре в метательные снаряды превратилось все: металлические стулья, деревянные доски, дорожные указатели и уличные таблички. Болельщики «Лидса» сначала отступили, но потом пришли в себя и дали решительный отпор нападавшим. Вдруг, неизвестно откуда, появились телевизионщики, принявшиеся снимать происходящее. Затем, по словам одного моего приятеля, участвовавшего в этой заварушке, «.. мы увидели ножи. Не обычные, которые продаются в местных магазинчиках, а, скорее, мечи. Никто в здравом уме не стал бы разгуливать с такими штуками по городу». Один из болельщиков «Лидса» получил ножевые ранения ног и рук практически сразу же.

Его друзья оттащили пострадавшего назад в бар, где пытались оказать ему первую помощь. Когда полиция, наконец, вмешалась в события, несколько человек уже были серьезно ранены. Два английских болельщика — Крис Лофтус с семнадцатью ножевыми ранениями и Кевин Спейт с шестью — позже скончались.

Фрагменты случившегося и даже весь ход событий неоднократно показывали по телевидению. Весь мир видел, как полицейский наносил удар за ударом одному из фанатов «Лидса», который пытался сделать искусственное дыхание Крису Лофтусу, а затем избиение продолжили турецкие болельщики. Но не успела на улицах Стамбула высохнуть английская кровь, как местная пресса поспешила заявить, что гости заслуживали того, что получили. Чем еще занимались болельщики «Лидса» в городе, кроме как рыскали в поисках неприятностей?

Ни футбольное руководство, ни британское правительство не выступили с публичным осуждением действий турецких хулиганов и полиции. Даже несмотря на то, что в этой стране давно существует проблема футбольного насилия. Буквально за день до совершенных в Стамбуле убийств, один из самых ярых фанатов клуба «Фенербахче» был захвачен болельщиками соперничающей команды. Они отвезли его за город и с помощью бритвы отрезали левое ухо со словами: «скорми это свиньям «Фенербахче»».

Как и итальянский, голландский и немецкий, турецкий футбол всегда избегал каких бы то ни было санкций. В то же время даже самые незначительные беспорядки с участием английских болельщиков сразу же вызывали гнев у главы ФИФА Зеппа Блаттера[54]. По иронии судьбы, эти фанаты теперь ожидали от Блаттера решительных действий, но их так и не последовало. В итоге англичане вполне резонно посчитали, что к ним относятся предвзято. Поэтому хулиганское сообщество решило по-своему восстановить справедливость. И идеальная возможность представилась практически сразу. Победив «Лидс», «Галатасарай» вышел в финал Кубка УЕФА, где ему предстояло встретиться с другой английской командой, лондонским «Арсеналом». Матч проходил в столице Дании, Копенгагене.

Над штаб-квартирой ФА быстро сгущались тучи. Стало ясно, что события в Дании могут решительным образом повлиять на то, как пройдет чемпионат Европы. Не только английские хулиганы, но и парни со всей Европы рассчитывали, что «Арсенал» отомстит за смерть двух болельщиков «Лидса». Датские же власти очень опасались того, что турецкая диаспора Копенгагена выступит на стороне фанатов «Галатасарая» и примет участие в беспорядках. Также ходили слухи о возможном объединении датских хулиганов с английскими. И опасения эти были оправданными.

За шесть дней до игры в Копенгаген прибыла группа болельщиков «Арсенала», чтобы ознакомиться с местностью и наладить контакты с датчанами. Два дня спустя полиция уже возводила заграждения на главной площади города.

Первые стычки состоялись в ночь перед матчем. Фанаты «Арсенала» находились на дискотеке, когда пошел слух, что снаружи рыщет группа турок. Лондонцы высыпали на улицу и обнаружили, что эта так называемая «группа» гораздо больше, чем они ожидали. Но, как ни в чем не бывало, болельщики «Арсенала» ринулись вперед. В последовавшей драке один из них получил серьезные ножевые ранения. Вскоре беспорядки распространились по всему городу. И лишь тогда полиция решила вмешаться. Когда все было кончено, семь человек получили серьезные ранения, а десять — оказались за решеткой.

На следующий день моб «Арсенала» собрался возле бара «Рози Мак-Ги», рядом с садами Тиволи[55]. На другом конце площади расположились сотни турецких фанатов. Там же заняли позицию и местные журналисты. Сначала стороны лишь обменивались словесными оскорблениями, но через какое-то время в ход пошли «снаряды». Обстановка накалялась, а полиции поблизости не было. Болельщики «Арсенала» пересекли площадь и схватились с турками врукопашную. Итог потасовки: шестьдесят четыре ареста и четыре человека в больнице с ножевыми ранениями. Ниже следует рассказ о событиях того дня в изложении фаната «Арсенала» по имени Крис:

«Чертовы турки расположились на другой стороне площади. Их были сотни, они сильно превосходили нас числом, но мы все равно настраивались на драку. Как по заказу, ни одного полицейского поблизости! Вскоре турки стали бросать в нас «снаряды». И началось. Мы бросились всем скопом вперед и прыгнули на них. Полное безумие! Я участвовал в крутых заварухах и раньше, но это было нечто совсем иное. Они вооружились ножами, тем самым вынудив нас в буквальном смысле сражаться за свои жизни. Мы бились с помощью стульев, бутылок и даже заграждений. Самое смешное, что, когда все закончилось, именно мы оказались крайними из-за использования подручных средств! Наконец появились копы, и турки позорно сбежали. Конечно, во всем обвинили нас. Ну, да и ладно. Ведь мы перегнули палку только потому, что они этого явно заслуживали. Полные ублюдки!»

Действительно, всю вину возложили на англичан, несмотря на то, что во многих случаях им пришлось защищаться от провокаций в отсутствие какой-либо помощи со стороны полицейских. Однако придется признать и то, что хулиганское сообщество испытало чувство глубокого удовлетворения от событий в Копенгагене. Помимо болельщиков «Арсенала» в стычках с турками принимали участие фанаты «Лидса», а также представители различных немецких, датских и даже шведских клубов. В итоге турки проиграли несколько боев, в которых считались явными фаворитами.

Как обычно, пресса впала в свою любимую истерику. Таблоиды публиковали статью за статьей о неизбежности вспышек насилия этим летом и о последствиях, которые они будут иметь для футбола. Тем временем активизировала свою деятельность полиция, проведшая серию ночных арестов некоторых авторитетных хулиганов.

Любому, кто оказывался в судах за правонарушения, хотя бы отдаленно связанные с футболом, моментально выносился запрет на посещение стадионов. У него также изымали паспорт, чтобы не дать возможности выехать за границу. Кроме того, список, насчитывавший более тысячи имен, был передан бельгийским и голландским полицейским. Последним были рекомендованы немедленный арест или депортация. В то же время все эти меры доказывали, что хулиганам все-таки удалось выехать из страны — не самая приятная новость для футбола. Однако внутри хулиганского сообщества царили абсолютно другие настроения. Большинство английских фанатов восприняло события в Копенгагене как подтверждение того, о чем все уже догадывались: кто бы ни спровоцировал беспорядки, виноватыми всегда будут англичане.

Тем временем в Англии произошли очередные печальные события с участием фанатов «Миллуола» (те в марте отправились на выездной матч против «Бристоль Сити»). Волнения начались на стадионе. Болельщики обоих клубов выламывали сиденья и швыряли их друг в друга. После этого около сотни лондонцев устроили потасовку с полицейскими в ответ на неудачную попытку добраться до вражеских фанатов. По иронии судьбы, в тот самый день был расформирован фан-клуб сборной Англии, насчитывавший 30 000 членов. В свое время АФА учредила его для распределения билетов и помощи болельщикам национальной команды за границей. Теперь же, якобы для создания более позитивного имиджа английского фаната, на передний план вышла новая организация. И каждый, кто хотел выехать за границу, должен был заново пройти процедуру регистрации. Подобные методы предоставляли полиции возможность проверить все заявки и отказать тому, кто мог рассматриваться ею в качестве потенциального хулигана.

Вскоре заявила о себе другая, куда более опасная проблема. 11 сентября 2001 года террористы на двух самолетах протаранили башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Британцы и раньше с подозрением относились к исламу. Но когда по телевидению были показаны репортажи, в которых группы британских мусульман не только оправдывали атаки, но и праздновали успех, это вызвало у населения страны приступ гнева. Несмотря на то, что подавляющее большинство мусульман Великобритании было шокировано случившимся, антиисламские настроения быстро распространились по всей стране. На трибунах стали звучать оскорбления, направленные против городов с большим процентом мусульманского населения. Вновь явила себя старая кричалка: «Город полон «паков»[56], ваш город просто полон «паков»». Для антирасистских организаций настали тяжелые времена.

В октябре болельщики «Сток Сити» и «Порт Вэйла»[57] оказались в заголовках газет после беспорядков во время дерби. В результате драки с участием сотни хулиганов, вооруженных железными палками и кирпичами, было арестовано восемьдесят шесть человек. Волнения продолжились и на самом стадионе. Болельщики выбежали на поле и закидали его «снарядами». Кроме того, большая группа фанатов «Стока» была задержана после матча по дороге в район города, в котором ранее проходили серьезные волнения на расовой почве. Шестьдесят человек из них были арестованы за расистские выкрики.

В начале 2002 года, в преддверии чемпионата мира в Японии и Южной Корее, у АФА возникли небеспочвенные опасения, что футбольное насилие перекинется на Дальний Восток. Один за другим выносились решения о запретах на посещение стадионов. Полиция отказывалась предоставлять подробные данные о беспорядках, заявляя, что хулиганы испытывают огромное удовольствие, знакомясь со своими «подвигами» в прессе. Те же, кто разбирался в вопросе, хорошо знали: ничего не изменилось. Любой негатив мог сильно навредить полиции и АФА в их стремлении убедить общественность в том, что во время ЧМ-2002 беспорядков с участием английских фанатов не будет. Поэтому они упорно «лгали во спасение» даже несмотря на то, что в течение трех следующих месяцев состоялись крупные стычки между фанатами различных клубов. Из длинного списка инцидентов особо выделим два.

Первый — это драка с участием болельщиков «Чарльтона» и «Саутгемптона» на железнодорожной станции Мэйз Хилл в южном Лондоне. Хотя на фоне всего остального ничего выдающегося не приключилось, так называемая битва при Мэйз Хилл позднее станет любимой темой для прессы и полиции. Дело было так. Около пятнадцати фанатов «Саутгемптона» сошли с поезда на Мэйз Хилл, где их уже встречало вдвое большее число парней «Чарльтона». Драка началась сразу же и продолжалась две или три минуты, пока не приехала полиция, заставившая обе группировки скрыться.

Однако, ни на сегсунду не забывая о приближающемся чемпионате мира, органы правопорядка ухватились за рядовое, на первый взгляд, столкновение. С помощью камер скрытого наблюдения, распечаток телефонных звонков и своей базы данных им удалось выследить кое-кого из драчунов с обеих сторон. И два года спустя, перед самым началом чемпионата Европы в Португалии, они предстали перед судом.

В ходе разбирательства один факт привлек особое внимание прессы. Среди обвиняемых оказался… школьный учитель, который, хоть и не присутствовал на Мэйз Хилл, но, тем не менее, получил два года тюрьмы за свою роль в организации массовой драки с помощью Интернета. Журналисты принялись рассуждать о возникновении хулиганской кибер-субкультуры и пришли к выводу, что наконец-то получили доказательства о наличии высокого уровня организации футбольного насилия. Для полиции судебные заседания стали успешным PR-ходом. Приближающийся Евро-2004 позволил ей заявить, что все семнадцать заключенных непременно отправились бы в Португалию.

Второе событие оказало еще более значительное влияние на хулиганов. 2 мая 2002 года южный Лондон стал свидетелем одного из самых ужасных инцидентов, связанных с футбольным насилием — фанаты «Миллуола» устроили беспорядки после поражения от «Бирмингема». Фанаты лондонской команды больше часа забрасывали полицейских кирпичами и булыжниками. В драке использовались сигнальные ракеты, петарды и даже слесарный инструмент. Кроме того, хулиганы подожгли несколько автомобилей.

Полиция была настолько обеспокоена уровнем насилия возле «Нью Дена», что продержала болельщиков «Бирмингема» на стадионе больше часа. И только лишь прибытие подкрепления, увеличившего количество полицейских до двухсот, смогло подавить беспорядки. Во время инцидента сорок пять представителей закона получили ранения, а шестерым потребовалась госпитализация. Среди серьезных травм были переломы рук, ног и даже ступней. Пострадал каждый из двадцати одного члена Группы Тактической Полицейской Поддержки, а также двадцать четыре копа из тридцати шести конных полицейских. Получили серьезные ранения три лошади, а одна из них чуть не погибла.

Видеозапись этого инцидента просто шокирует. Остается лишь догадываться, каково было тем, кто оказался в самой гуще беспорядков.

Спустя несколько месяцев у одного из полицейских взяли интервью. Бедняга чуть не расплакался, вспоминая о событиях того вечера.

Как обычно, старшие полицейские чины заявили, что уровень насилия, продемонстрированный болельщиками «Миллуола», просто недопустим и они оштрафуют клуб в размере стоимости операции, а также обяжут его выплатить компенсации офицерам, пострадавшим во время инцидента. Однако этого и не произошло, так как все взгляды уже были прикованы к чемпионату мира в Японии и Южной Корее.

Японцы, напичканные историями о «Миллуоле», «Эйзеле» и Марселе, ожидали увидеть Армагеддон в лице английских фанатов. В подтверждение этому были проведены полицейские маневры с участием местных жителей, облаченных в футболки сборной Англии. Распространялись слухи о новых технологиях, по телевидению показывались ружья, стреляющие сетью. Некоторые страховые компании принялись навязывать испуганным японцам страховку от хулиганов.

Тем временем количество запретов на посещение стадионов в Англии достигло четырехзначной цифры. Пресса сходила с ума, непрерывно сообщая о хулиганах, использующих фальшивые паспорта, об организованных мобах, отправлявшихся в Таиланд и Австралию, и даже о японских бандах, угрожающих оказать английским хулиганам «теплый» прием. Ничего не произошло только по одной простой причине: даже если и существовали парни, которые отправились на чемпионат мира в поисках приключений, что само по себе сомнительно, то им просто не с кем было сойтись в рукопашной. Ни одна другая европейская страна не занимается экспортом хулиганской проблемы, а в самих Японии и Южной Корее просто нет культуры футбольного насилия как таковой. А друг с другом англичанам было не с руки драться за тысячи-то миль от дома. К тому же турнир прошел очень ярко. И английских болельщиков запомнили не за беспорядки, а за ту страсть, с которой они поддерживали свою команду.