Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Богуш Денис Александрович

История

Уток, вышитых на ковре, можно показать другим. Но игла, которой их вышивали, бесследно ушлa из вышивки.

Коан Дзэн

История японскою метода Каппо (ян. Катсу(кап) — оживление и Хо(по) — наука, метод) непосредственно связана с распространением на японских островах традиционной китайской медицины и боевых искусств. В последующем наступила трансформация этих систем и они стали неотъемлемой частью японской культуры. Надеюсь, читателю будет интересно проследить путь развития этих феноменов Востока.

Истоки китайской медицины теряются в глубине тысячелетий. Однако труды, уже обобщившие опыт многих предшествующих поколений по применению ее методов, появились в VI–III веках до н. э. Первой систематизированной книгой по традиционной китайской медицине является «Хуанди Нэй-цзин су-вэнь лин-шу» («Трактат о внутреннем Желтого императора», III в. до н. э.), базирующийся на философских концепциях, изложенных в «И-цзине» («Канон перемен»), концепциях таких мыслителей Китая как Фу-си и Шэнь-нун; «Шэнь-нун использовал травы, а Фу-си изготовил иглы», основателя даосизма Лао-Цзы, автора «Дао-дэ-цзина» («Книга о пути и добродетели», IV в. до п. э.) и других.

Трактат «Хуанди Нэй-цзин» состоит» двух частей: «Су-вэнь» (Простые вопросы) и «Лин-шу» (Книга об иглоукалывании). В данном произведении на основе более чем 2000-летнего опыта обобщаются и систематизируются представления древних врачей о законах «Инь-Ян», «У-син»(пять первоэлементов), «Чжан-Фу» (полых и плотных органах), «Цзин-ло»(каналах и коллатералях), учение о Ци и крови, анатомии, физиологии, патологии, гигиене, об этиологии и патогенезе заболеваний, даны основные принципы диагностики, а также описаны методы лечения посредством иглоукалывания, прижигания в свете концепций традиционной китайской медицины, (хранителям «Хуанди Нэй-цзин» уже были известны 295 точек, из которых подробно описана лишь 151 точка, распределенные между 12 основными и 8 «чудесными» энергетическими каналами тела.

Страница «Хуанди Нэй-цзин» в японской редакции.

Согласно «Хуанди Нэй-цзин» жизнь сохраняется в теле до тех пор, пока оно неразрывно связано с энергией, когда же энергия покидает тело, жизнь подходит к концу. Нарушение тока энергии в теле человека является причиной многих заболеваний. Космические энергии включают шесть иньско-янских «модальностей» и пять первоэлементов то пребывающих в равновесии, то испытывающих его нарушение. Именно таким образом космические энергии влияют на человеческое тело.

Во времена Бянь-Цяо («маленькая сорока») в 500 г. до н. э. начала активно применяться пульсовая диагностика. Бянь Цяо приобрел широкую известность, так как одновременно применял лекарства, иглоукалывание, прижигание, массаж и другие средства.

В одной легенде так описывается практика Бянь Цао:

«Однажды заболела дочь одного очень знатного мандарина. Что только не предпринимали придворные лекари, чтобы облегчить страдания принцессы, но даже под страхом лишения головы не могли правильно определить болезнь и, следовательно, вылечить. В это время донесли правителю об одном удивительном враче, который определяет любые болезни, только подержав человека за руку, не видя его и не разговаривая с ним. Немедленно были посланы стражники, и вот врач уже во дворце. Им оказался сам Бянь Цяо.

— Правда ли, что ты умеешь определять болезни не видя человека? — обратился правитель к врачу.

— Иногда ошибку совершают даже правители, но я совершенствую своё мастерство с каждым больным, которого я вылечил, — ответил Вянь Цяо.

Сколь ни дерзок был ответ врача, но здоровье дочери дороже. Такая методика правителя вполне устраивала, тем более, что видеть и дотрагиваться к особам знатного сана было запрещено даже врачам. О невозможности видеть и трогать принцессу тут же сообщили врачу, предвкушая сцену суматошности поведения и раскрывшейся лжи. Особый трепет испытывали придворные лекари. Но невозмутимый Бянь Цяо попросил тонкую бечевку. Затем предложил привязать другой конец шнура на запястье принцессы, находящейся за ширмой. Но подозрительность и скепсис коллег были настолько велики, что решено было подшутить над выскочкой и заодно проверить незнакомую методику. Для этого один конец шнура привязали к лапе собачки, бегавшей рядом, а второй через ширму подали Бянь Цяо. Шнур легонько натянулся, и три пальца врача осторожно легли на гибкую поверхность. Несколько мгновений пальцы перебирали на веревке разные точки. И можно представить ошеломление присутствующих, когда врач невозмутимо заявил, что это пульсы не человека, а какого-то животного и что эта животинка мается глистами, а лечить их надо так-то и так-то. После этого сомнений в могуществе методики не было, а искусность врача вызывала восхищение. С доверием шнур был перенесен на запястье принцессы. Так же изучали пальцы врача второй конец натянутого шнура, после чего было oпределено название болезни и назначено лечение. В результате принцесса быстро выздоровела, а Бянь Цяо заслужил благосклонность своего правителя и широкую известность методики».

Пример, иллюстрирующий его практику, описан Сым-Цянем:

«Пригласили Бянь Цяо к заболевшему наследному принцу княжества Гуо, который более полусуток считался окружающими его медиками умершим. Meтодом пульсовой диагностики и выслушиванием знаменитый врач установил, что принц жив. Он применил иглотерапию и больной был приведен в сознание. Были приложены подогретые камни к ногам, подмышечным областям и к другим частям тела; больному был дан отвар, сваренный из лекарств, и через 20 дней больной выздоровел. Растроганный отец-князь Гуо сказал Бянь-Цяо: «Вы вернули жизнь моему сыну, без вас пришлось бы отдать его обратно сырой земле». После этого и многих подобных случаев по всей стране быстро распространилась слава о Бянь Цяо, как о человеке, который «возвращает жизнь умершему».

Пульсовая диагностика: отрезок Цунь-коу.

Из «Золотого зеркала», Китай, 206 г. до н. э.

В периоды династий Восточная Хань (25-220 г.н. э.) и Троецарствия (220–265 г.н. э.) происходит дальнейшее накопление и обобщение опыта традиционной китайской медицины. В это время было разрешено вскрытие трупов, и для этой цели использовали казненных преступников. Благодаря этому врачи изучали анатомию внутренних органов и измеряли их вес. Они также могли оценить важность артерий, вен, нервных стволов и описать их расположение в теле вплоть до мелких ответвлений. В результате появились подробные описания анатомических образований около точек иглоукалывания.

Крупнейшим хирургом Древнего Китая считается Хуа-То (I в.н. э.), который прославился как искусный врач, диагност, знаток Чжень-цзю (иглоукалывание и прижигание) терапии и создатель «звериных» стилей у-шу (боевых искусств). Он успешно лечил переломы, производил операции на черепе, грудной и брюшной полостях. В одной из китайских книг описан случай выздоровления больного, которому Хуа-То удалил часть селезенки. Для обезболивания во время операций Хуа-То применял Ма-фэй-сан (чайная смесь), мандрагору, а также метод иглоукалывания. Достоверно известно, что он широко применял общий наркоз, который вызывал, давая больным специальные наркотические отвары, причем использовал для этой цели опиум, гашиш, индийскую коноплю и другие вещества. При анестезии иглоукалыванием он использовал одну-две точки и большое внимание уделял появлению у больного специфических ощущений «прихода Ци». Вот, например, описание одного случая из богатой практики Хуа-То:

«Брат императора Гуань Юй был ранен в руку отравленной стрелой во время игры в Го. Хуа-То, исследовав рану, сказал, что она нанесена стрелой не из обычного лука, а из натянутого с помощью особого приспособления. Яд, которым напитана стрела, — "ву-тоу"(яд из головы вороны). Она прошла кожу, мышцу и проникла в кость. "Если рану не начать лечить как можно скорее, то придется отнять всю руку», — заключил Хуа-То. Получив разрешение на операцию, он дал Гуань Юю выпить лекарство, отводящее боль, потом взял остроконечный нож «цзян-дяо», разрезал им мягкие ткани вокруг раны и открыл кость. При этом можно было видеть, что яд проник в кость, которая окрасилась в темно-синий цвет. А в это время Гуань Юй играл в Го здоровой рукой.

Хуа-то извлекает стрелу из плеча военачальника Гуань Юя в то время, когда тот увлечен игрой в Го.

Хирург ножом соскоблил с кости все, что было напитано ядом. В шатре стояла мертвая тишина, слышалось только скрежетание железа о кость. Присутствовавшие побледнели и закрыли глаза руками. Гуань Юй играл в Го, разговаривал и смеялся, ничем не выдавая своих страданий. Потом Хуа-То взял особый порошок и присыпал им внутри раны, а снаружи зашил нитками. Рука Гуань Юя очень быстро зажила. Через некоторое время, — повествует далее биограф, — Хуа-То пригласили к князю царства Вэй — Цао Цао, страдавшего сильнейшей головной болью. «Твоя болезнь, — сказал хирург, осмотрев князя, — гнездится в мозгу. Я дам тебе лекарство «Ма-фэй-сан», и ты уснешь. Я же острым инструментом открою череп и употреблю лучшие средства, чтобы вылечить мозг, а к ране приложу пластырь и зашью…»

Хуа-То много внимания уделял вопросам гигиены и профилактики заболеваний, постоянно пропагандировал применение физических упражнений для предупреждения и лечения заболеваний. Наблюдая за движениями и дыханием животных, он разработал систему физических упражнений по методу: «движения (игры) пяти зверей»: аиста, оленя, обезьяны, медведя и тигра—«У-син-си». В упражнениях имитируются повадки и манеры соответствующих животных по принципу пяти первоэлементов. Эта гимнастика применяется китайской медициной и в настоящее время и считается имеющей наибольшую ценность в ряду многих других методов физкультуры. Хуа-То утверждал, что человек, занимающийся гимнастикой, не болеет по той же причине, по которой не изнашивается постоянно смазываемый маслом дверной шкворень. Подражание тигру увеличивает силу, имитация оленя способствует расслаблению мышц, выполнение упражнений обезьяны развивает подвижность суставов. Игра медведя полезна для внутренних органов, подражание аисту благоприятно влияет на лёгкие и систему кровообращения.

«Игры пяти зверей» стоят у истоков звериных стилей «у-шу» (воинских искусств).

Этот период представляли такие известные врачи Древнего Китая как Хуан Фуми (автор «Цзя-и-цзин», III в.), Чжаи Чжун-цзин (автор трактата «Шан хань лунь», II в.) и Ван Вэй-и (автор «Тун-жэнь-шу-сюэ-чжень-цзю-ту-цзин» и создатель «двух бронзовых фигур», 1026 г.).

Бронзовая фигура, изготовленная Ван Вэй-и в 1026 г.

С течением времени число специалистов Чжень-цзю (иглоукалывания и прижигания) увеличивалось. Сначала за счет внутрисемейной передачи секретов врачевания, затем и за счет обучения в медицинских школах. В 1076 году в Китае была открыта Высшая медицинская школа, в которой готовили специалистов чжень-цзю высшей квалификации. Бронзовые макеты человеческих фигур, изготовленные Ван Вэй-и с нанесенными на них каналами и точками, использовались не только для обучения, но и на экзаменах. Для этого полые фигуры наполняли красной жидкостью и покрывали снаружи парафином или обклеивали пергаментом. Испытуемый соответственно полученному заданию должен был не только определить необходимые для воздействия точки, но, проявив безупречное знание топографии точек, ввести иглы через непрозрачную оболочку в соотвествующие отверстия. Появляющиеся при этом «капли крови» давали ему диплом и право врачебной практики.

Книга Хуан Фу-ми по иглотерапии и прижиганию «Цзя И-цзин» попала в Японию в 265 году, и с этого началось использования данного метода японскими медиками. А в 562 г. врач из уезда Цзянь-су стал применять в Японии метод «пульсовой диагностики».

Микадо Суико в 608 году направил в Китай специальную миссию для изучения чжень-цзю, а затем туда для обучения стали направлять японских студентов. Первая группа юношей из высших кругов впервые приехала в Китай для изучения медицины в начале 608 г., а в 655 году страну посетила с этой целью уже третья большая группа.

Особенно большой вклад в распространение китайской медицины в Японии принадлежит буддийскому монаху из Китая Цзянь Чжэню (Чэн Чжэну). Он родился в уезде Цзяншу провинции Цзянсу в 688 году и умер в Японии в 764 г. До принятия буддийского монашества носил имя Чжэнь Ю. Цзянь Чжэнь происходил из богатой семьи; он был потомком известного в Китае государственного деятеля и оратора Жень Ю-ти. Практическая деятельность Цзянь Чжэня в области медицины принесла ему большую известность не только на родине, но и за ее пределами.

В 733 году у него появились ученики из Японии, и его имя с этого времени стало известным в медицинских кругах и среди буддистов Японии. Вскоре он получил приглашение читать в Японии лекции и в течение 10-ти лет пять раз ездил туда с этой целью. В последний раз Цзянь Чжэнь отправился в Японию по приглашению японского посла при дворе Танской династии в 753 г. вместе с группой лучших своих учеников, состоявшей из 35 человек. Цзянь Чжэнь читал лекции по медицине и буддизму в знаменитом храме Японии у города Неля. Во время его пребывания в Японии заболела мать императора, и он был приглашен лечить больную. После выздоровления матери император наградил его высоким японским титулом и подарил большое поместье. Это обстоятельство, по-видимому, и задержало его в Японии до конца жизни. Наряду с чтением лекций, Цзянь Чжэнь усердно занимался составлением справочника по лекарствам. Он имел в Японии широкую медицинскую практику и завоевал большую известность и уважение, и за это в народе его называли «святым крестьянином».

Процедура прижигания (цзю-терания).

В XI в. японский врач Акаяма Сиробеи, в совершенстве владевший распространенными тогда единоборствами «коу-соку»(латы, которые всегда при себе), «коси-мавари»(панцирь, защищающий поясницу) и национальной борьбой Сумо, отправился для совершенствования своих знаний в Китай, где изучал традиционную китайскую медицину и несколько стилей у-шу: «шубаку», «тайцзытуйшоу», систему «хакуда» и др.

Через 3 года, вернувшись домой, он решил систематизировать все известные ему приемы борьбы без оружия и создать единую систему со своими принципами и методами. Прекратив лечебную практику и запершись в своем доме со своими ближайшими учениками, за 12 месяцев создал такую систему, которая включала в себя три тысячи приемов. В данной системе был использован совершенно новый принцип, который открылся Сиробеи во время озарения в Зимнем саду. Прогуливаясь по саду, он увидел, как ветки ивы, сгибаясь под тяжестью снега, сбрасывают с себя тяжелую ношу, в то время как крепкие ветви других более мощных деревьев легко ломаются. Этот факт навел на мысль, что гибкость и мягкость может побеждать силу. После заявления Л.Сиробеи о том, что он может с помощью своей системы справиться с любым соперником как невооруженным, так и вооруженным была создана специальная императорская комиссия. После долгого просмотра и основательного обсуждения комиссия отобрала лишь 300 приемов — остальные заканчивались смертельно и потрясали своей жестокостью. Так возникло новое искусство — «дзю-дзютсу Йосин-рю» (боевое искусство мягкости школы Сердца ивы), которое разнесли по Японии ученики Сиробеи. Особенно оно пришлось по вкусу воинственным самурайским кланам, которые сразу же взяли его на вооружение.

Боевые захваты в Дзю-дзютсу (по Хокусаю).

И так как и в «отобранных» приемах присутствовали способы вырыва куков мяса вместе с отломками костей и огромное количество опасных для жизни приемов: удушающих, оглушающих, выключающих сознание или просто делающих калекой противника, то параллельно Акаямой Сиробе были разработаны и элементарные методы неотложной помощи и реанимации — Кюатсу и Каппо (техника оживления).

Дзю-дзютсу в Японии приобрело широкое развитие, о чем говорит количество созданных в это время стилей;

Техники иккё в дзю-дзютсу.

  1. Такэнути-рю дзю-дзютсу (основатель Тоитиро Такэнути)
  2. Йосин-рю дзю-дзютсу (основатель Акаяма Сиробеи)
  3. Кито-рю дзю-дзютсу (основатель Фукуно Масакацу)
  4. Тэнсин-синье-рю дзю-дзютсу (основатель Исо Матаэмон)
  5. Сосунсин-у-рю дзю-дзютсу (основатель Фугатами Мисонори Ханносукэ)
  6. Сэкигути-рю дзю-дзютсу (основатель Дзусин Сэкигути)
  7. Сибукава-рю дзю-дзютсу (основатель Хитирозай и Бангоро Сибукава)
  8. Кусин-рю дзю-дзютсу (основатель Инугами Нагаясу)
  9. Даито-рю дзю-дзютсу (основатель Синра Сабуро Есимицу) и многие-многие другие.

Во всех стилях мастера дзю-дзютсу пользовались приемами первой помощи и восстановления в отличие от жестокой в древности национальной борьбы Сумо, в которой схватки почти всегда заканчивались смертью. Например, эпизод с описанием поединка Сумо встречается в «Нихонги»(Анналах Японии, VIII в.). Согласно этим хроникам, в 230 г. до н. э. в провинции Идзумо на морском берегу состоялись первые официальные состязания Сумо в присутствии императора Суйнии. Непобедимый Кэхая из края Тадзима встретился в поединке с Номи-но Сукунэ, представителем Идзумо. После ожесточенной схватки Сукунэ удалось нанести противнику сокрушительный удар ногой по ребрам и проломить грудную клетку. Затем победитель прыгнул на упавшего в беспамятстве Кэхая и растоптал его, переломав кости таза. Побежденный скончался, а победитель был провозглашен первым чемпионом Сумо и в дальнейшем стал сакральным покровителем японских борцов Сумо.

В сумо 32 базовые техники, примерно 200 движений, включающих в себя цуки (толчки руками), оси (толчки всем телом) и йори (захваты).

В XII–XIII в. на японских островах появляется школа Дзэн (кит. Чань), идущая от основателя Чань-буддизма Бодхидхармы (кит. Дамо, яп. Дарума), который пришел в Китай из Индии в 520 году и обосновался в монастыре Шаолинь-сы (яп. Сёриндзи).

Согласно легенде там он провел девять лет в полном безмолвии, созерцая монастырскую стену, после чего великий наставник явил миру новое учение — Чань. Его же наследием является метод «И-цзинь-цзин» (Методы преобразования мышц), техника «18 движений рук Архатов», чайная церемония (яп. Тя-но-ю), а также создание «Шаолинь-сы цюань-фа» (яп. Сёриндзи кэмпо) — «Искусство кулачного боя монастыря Шаолинь», впитавшее в себя опыт многих поколений мастеров боевых искусств и китайской медицины. В дзэнской традиции Бодхидхарме приписываегся шесть трактатов. Позднее, вероятно в начале эпохи Токугава (1603–1868 гг.), они были собраны в один том «Шесть ворот Бодхидхармы»(яп. «Сёсицу рокумон»).

Круг Дзэн

Дзен-буддизм является покровителем большинства восточных боевых искусств — китайского у-шу (большинство школ), корейского таэквондо, вьетнамского вьет-во-дао и наконец японских дзю-до, каратэ-до, дзю-дзютсу, айки-до, сёриндзи-кэмпо и т. д. Используется буддийская медитация (яп. мокусо), практика дзадзен, дыхательные техники, некоторые ритуалы…

Два направления Дзен, олицетворяемые фигурами Да-хуя и Хун-чжи, были перенесены из Китая в Японию. Один мостик тянется через Да-хуя, Хуй-кая и Гао-фэна к японской школе Риндзай, где почти через полтысячелетия Ха-куин обратился к учению о Великом Сомнении и Великом Просветлении и придал окончательную форму практике коанов. Другой мостик тянется от Хун-чжи к Догэну (1200–1253 гг.) — японской школе Сото, который отстаивая принципы своего учения и стремясь заложить основы столь им почитаемой школы Дзен, обрел опыт «Великого пробуждения» под руководством своего наставника Тянь-тун Жу-цзина (1163–1228 гг.).

Вместе с чань-буддизмом в Японии появилось и шаолиньское у-шу вместе с львиной долей знаний по традиционной китайской медицине, чжень-цзю терапии и методах саморегуляции, а Сёриндзи-кэмпо сейчас является одним из популярных стилей боевых искусств как в Японии, так и в других странах.

В памятниках эпохи Токутава отмечается важная роль китайского царедворца, мастера у-шу, Чэнь Юаньбина в развитии дзю-дзютсу. Чэнь Юаньбин, один из немногих известных нам пропагандистов классических китайских у-шу в Японии, происходил из старинного знатного рода. Приехав на японские острова в 1558 г., он обосновался в Эдо, в буддийском храме Сёкоку-дзи, где открыл школу воинских искусств для монахов и мирян. Наиболее способные его ученики. Миура Ёситацу, Фукуно Масакацу и Исокан Дзиродзаэмон впоследствии прославились как основатели влиятельных школ дзю-дзютсу.

Нельзя не упомянуть о самураях — воинах Древней Японии, носителях традиций боевых искусств. Самурайство зародилось в VIII веке, но лишь в X–XII в. окончательно оформились влиятельные самурайские роды. Жизнь и смерть самурая были подчинены единственному непререкаемому закону — закону чести (яп. гири). Взращенный в среде пантеистических синтоистских обрядов и празднеств, впитавший с молоком матери конфуцианские догмы, прошедший суровую школу дзенского психофизического тренинга самурай должен был стать и порой становился сверхчеловеком. Душой его был меч, профессией — война, постоянным занятием — воинские искусства, а нередко также изящная словесность, живопись и чайная церемония.

Дух самурая проявлялся в отношении к смерти, которое является уникальным в истории.

Дайдодзи Юдзан писал:

«Для самурая наиболее существенной и жизненно важной является идея смерти — идея, которую он должен лелеять днем и ночью, с рассвета первого дня года и до последней минуты последнего дня.

Когда понятие смерти прочно овладеет тобой, ты сможешь исполнять свой долг в наилучшем и наиполнейшем виде: ты будешь верен господину, почтителен к родителям и тем самым сможешь избежать всех невзгод. Таким образом ты не только сможешь продлить свою жизнь, но и поднимешь собственное достоинство в глазах окружающих. Подумай, как непрочна жизнь, особенно жизнь воина. Уразумея это, ты будешь воспринимать каждый день как последний в своей жизни и посвятишь его выполнению важнейших обязательств. Не позволяй мыслям о долгой жизни завладеть собою, иначе погрязнешь в пороках и беспутстве окончишь свои дни в позоре бесчестья».

«Путь самурая есть одержимость смертью. Подчас десятеро противников не в силах одолеть одного воина, проникнутого решимостью умереть. Великие дела нельзя совершить в обычном состоянии духа».

«Сокрытое в листве», 1716 г.

«Те, кто держится за жизнь, умирают, а те кто не боится смерти, живут.

Постигнете дух, овладейте им и вы поймете что есть в вас нечто превыше жизни и смерти — то, что в воде не тонет и в огне не горит».

Мастер Дзэн Уэсуги Кэнсин.

Здесь же проявился такой феномен, как харакири (сэппуку) — ритуальное вспарывание живота, которое являлось «добродетелью, подтвержденной смертью».

Примерно с середины XVII века дзю-дзютсу начинают изучать в школах самураев. Буси-до — священный кодекс поведения самураев, предписывал им обязательное владение техникой кэн-дзютсу (фехтование на мечах), кю-дзютсу (стрельба из лука), нагината-дзютсу (владение копьём) и дзю-дзютсу.

В это же время происходило развитие стилей дзю-дзютсу (всего же существует около 200 стилей) вместе с развитием методов китайской медицины как для поражения противника, так и для лечения. Приемы поражения жизненно важных центров ревностно хранились и культивировались лишь в узком кругу фамильных мастеров и потомков самурайских родов, а методы лечения были широко известны.

Существует предание, что в 1795 г. в Эдо (старое название Токио) Микадо пожелал познакомиться с самыми пожилыми людьми Страны Восходящего Солнца. К нему прибыл один из старейших людей Японии — крестьянин Мампэ, которому в то время исполнилось 194 года. Вместе со стариком пришли 173-летняя жена, сын в возрасте 153-х лет, невестка в возрасте 145 лети внук в возрасте 105 лет. Почти через полвека, когда страной правил другой микадо, на торжество по случаю открытия моста в Эдо были приглашены долгожители. Среди почетных гостей вновь оказался теперь уже242-летний старик Мампе со своей семьёй. Когда старейшину семьи спросили, в чем секрет его долголетия, он ответил: «У своих предков я научился мокуса и пользуюсь им всю жизнь. Я и моя семья через каждые четыре дня прижигаем точку «от ста болезней». (Аси-сан-ри, Е36 — прим. автора).

Широкое внедрение китайских методов лечения продолжалось до 1883 года — периода проникновения в Японию и «покорения» её западной медициной. Но и после значительной реорганизации здравоохранения и подготовки медицинских кадров на основе европейской медицины иглотерапия продолжает занимать видное место в японской медицине. Развились и существуют поныне школы обучения искусству иглоукалывания, прижигания и точечного массажа с 4-годичными курсами.

Нин-дзютсу (синоби-дзютсу) — древнее японское искусство быть невидимым или искусство терпеливых стало известно миру в XX веке благодаря пяти мастерам традиционных школ Нин-дзютсу — Нава Юмно, Окусэ Хэйситиро, Отакэ Рису, Хакуюсай Норихиро и наиболее известному мастеру — Масааки Хатсуми («Бяку-рю», Белый дракон) — 34-му патриархуТогакурэ-рю нин-дзютсу (Школа спрятанной двери), мастеру 9-го дана по 8-ми видам Бу-до, врача традиционной восточной и классической медицины, который вопреки древним традициям раскрыл секреты этого, до него невероятно засекреченного искусства. Эти знания он получил от Тосицугу Такаматсу (Монгольский тигр) — 33-го патриарха Тогакурэ-рю нин-дзютсу и 27-го патриарха Куки-Синдэн-рю Хаппо Хи-кэн (Тайное искусство владения оружием), которого в свою очередь обучил его дедушка Синрюкен Массамитсу Тода — 32 патриарх Тогакурэ-рю нин-дзютсу.

Традиция нин-дзютсу, берущая начало в VI–VII вв. после внедрения буддизма в Японии, в частости школ Сингон (Истинное слово), Дзен (Молчаливое самоуглубление), Тэн дай (Величие небес) и вместе с ними эзотерической китайской системы Люгаймэнь (Врата учения нищих монахов) — своеобразной системой подготовки сверхчеловека, обученного владению всеми видами оружия, методами составления лекарств и ядов, школой маскировки, гипноза и другим премудростям этой поистине «школы выживания». Сначала, на основе Люгаймэнь, тантрического буддизма и местных японских культов была создана система Сюгэндо (путь овладения сверхъестественными силами) монахом Эн-но Одзуно (Эн-но Сёкаку, 634–703 гг.). Данная система распространилась по Японии с помощью монахов Ямабуси (Спящие в горах) и Яма-но Хидзири (Горные мудрецы), которые были учителями, а иногда и предводителями таинственных кланов нин-дзютсу.

Воин-ниндзя — тренированный с детства cyпервоин-суперпшион, отлично владевший методами рукопашного боя, боя с любым видом оружия, владевший методами маскировки, любых видов шпионажа, непревзойдённый артист, мастер боевых искусств, с необычайно натренированным телом, границы возможностей которого значительно отличались от обычного человека.

На вооружении Воинов Ночи (как их называли тогда) были самые совершенные изобретения того времени, например, огнестрельное оружие, различные взрывчатые вещества, о которых в Древней Японии слышали единицы, а ниндзя успешно применяли их в своих операциях. Здесь, как нигде, тщательно собирались методы традиционной китайской медицины как для развития сверхспособностей своего тела (сверхобоняния, сверхосязания, невероятно тонкого слуха, ночного зрения, развития выносливости, скорости передвижения, регуляции своего состояния в экстремальных ситуациях, формирование крепкого здоровья), так и наиболее эффективных техник для моментального, бесшумного усыпления, оглушения и уничтожения противника-цели. Для этого использовались самые эффективные техники акупунктуры и акупрессуры, физические и дыхательные упражнения наряду с огромным количеством магических приёмов, направленных на овладение силами природы. Доведены были до совершенства техники гипноза, чтения мыслей на расстоянии и энергетических ударов как в прямом бою, так и на большом расстоянии.

Воин-ниндзя в стойке «доко-но камаэ»

Вот, например, так выглядел поединок двух мастеров нин-дзютсу Ами и Сиро:

«Неожиданная встреча патриархов двух противоборствующих кланов нинпо, по традиции, должна закончиться поединком. Для этого два мастера, поклонившись, сели друг напротив друга на расстоянии трёх распластанных человеческих тел в позицию сэйдза… Последовал ещё один поклон. Глаза, направленные друг на друга, сузились до еле заметных щелей, а руки обоих сплелись в таинственные символы. Оба моментально превратились в неподвижные каменные изваяния. Последовал еле заметный гул, исходивший из каких-то глубин тела. Позиция пальцев Ами изменилась, после чего тело Сиро качнулось и голова слегка запрокинулась назад. Теперь Сиро поменял позицию пальцев, и тела обоих ниндзя как-будто передёрнуло током. Ами сделал резкое движение руками вперёд и вверх с нечеловеческим стальным криком "Х-э-о-о!", после чего тело Сиро медленно упало на шину и он испустил дух…»

Создателем японской борьбы ДЗЮ-ДО (путь гибкости) на базе древних техник дзю-дзютсу является Дзигаро Кано Вангакуши (псевдоним Киити Сай — «вместилище Единства»). В молодости Кано изучал дзю-дзютсу у мастеров Тэнсин синъё-рю (школы Истинной сути души Неба) и Кито-рю (школы подъёма и ниспровержения). Последняя, скорее всего, сыграла решающую роль в оформлении теоретической базы дзю-до. Учение Кито-рю, по преданию, зиждется на двух секретных трактатах, переданных в XVII веке дзенским патриархом Такуаном основоположникам школы. Труды эти невелики по объёму, но содержали важнейшие принципы кэмпо, связанные с дзэнской практикой медитации.

В совершенстве изучив приёмы различных школ дзю-дзютсу, Дзигаро Кано в 1882 г. открыл при храме Эйсё в Токио собственную школу — Кодо-кан (Клуб постижения пути), в которой преподавалось дзю-до — итог его многолетней работы. А в 1922 году было создано Культурное общество Кодо-кан (яп. Кодо-кан бунка кёкай), лозунгами которой стали заповеди Кано: «Наиболее результативное приложение силы» (яп. Сэйрёкудзэнъё) и «Взаимное благоденствие» (яп. Дзита кёэй).

Приёмы в дзю-до делятся на две большие группы: броски (нагэ-вадза) и захваты (катамэ-вадза). В боевое дзю-до ещё входят два раздела: удары различными частями тела (ате-вадза) и методы неотложной помощи при шоке и травмах (каппо).

Мастерам Кодо-кана, достигшим уровня Чёрного пояса (1-й дан), вменялось в обязанность изучение традиционных способов оказания «первой помощи» при травмах. Они целиком основаны на теории чжень-цзю терапии, и её методе акупрессуре — Куацу (надавливание на точки), заимствованной с континента наставниками старых школ дзю-дзютсу. В Японии различные методы реанимации человека, находящегося в шоковом состоянии, получили название Каппо (наука оживления).

Боковая подсечка (дэ-аси-бараи) в дзю-до.

Например, довольно распространённая травма в дзю-до — шок при удушении в результате временного нарушения кровоснабжения (ишемии) сосудов головного мозга при сжатии сонных артерий и трахеи. В подобных случаях применяется кокю-катсу (оживление дыхания) — нажатие на определённые участки груди и живота, восстанавливающее нормальное дыхание. В последние годы достоянием гласности стало более десяти способов Каппо, в том числе воздействие на точку средоточия Ки — Тандэн (Кикай, J6) в нижней част живота: Тандэн-катсу. В былые времена, когда все без исключения способы каппо держались в строжайшем секрете и передавались из уст в уста — от главы школы лучшим ученикам, цели их изучения были несколько иными.


Классификация удушающих приёмов в Дзю-до (Симэ-вадза)

По Horst Wolf, 6.Dan Judo, 1978

1. Нами-джуджи-дзимэ — удушающий скрещенными предплечьями сверху, при лежащем Укэ на спине.

2. Хадака-дзимэ — удушающий предплечьем и плечом спереди шеи с упором в локоть и нажимом на затылок (рис.)

Удушающий хадака-дзимэ — один из наиболее опасных удушающих приемов в дзю-до.

3. Уширо-дзимэ — удушающий предплечьем и плечом одной руки сзади при сидящем Укэ.

4. Ката-ха-дзимэ — удушающий двумя предплечьями передней и задней стороны шеи сзади с захватом руки при сидящем Укэ.

5. Содэ-гурума — удушающий двумя скрещенными предплечьями передней и задней стороны шеи с захватом за одну сторону воротника кимоно при сидящем Укэ.

6. Кататэ-дзимэ — удушающий двумя предплечьями передней и задней стороны шеи с захватом за одну сторону воротника кимоно при лежащем Укэ.

7. Кагато-дзимэ — удушающий нижней частью голени спереди с захватом скрещенных рук за воротник кимоно по обе стороны ноги при лежащем Тори на спине.

8. Хидари-аси-дзимэ — удушающий предплечьем с передней части и голенью с задней части шеи и захватом свободной рукой подъёма стопы при лежащем Тори на спине.

9. Ками-сихо-дзимэ — удушающий двумя предплечьями передней и задней стороны шеи с симметричным захватом за рукава кимоно при проведении удержания Ками-сихо-гатамэ и лежащем Тори на спине.

10. Ками-сихо-аси-дзимэ — удушающий предплечьем спереди и голенью сзади шеи с захватом свободной руки за подъём стопы в удержании Ками-сихо-гатамэ при лежащем на спине Тори.

11. Эби-дзимэ — удушающий скрещенными предплечьем и ногой Укэ с помощью нажима телом Нагэ сверху при лежащем Укэ на спине.

12. Хасами-дзимэ — удушающий предплечьем спереди и бедром сзади шеи, находясь в партере, где Тори сверху.

«Дзюдзи-дзимэ» — удушающий прием, опасный сдавлением сонных артерий, дыхательных путей и механическим воздействием на каротидные синусы.

Освоение Каппо всегда шло параллельно с освоением агрессивной системы Саппо (поражение точек, влияющих на жизненные центры), ныне в спортивной борьбе, разумеется, не применяющиеся. Этим риском и объясняется требование доктора Кано приобщить к Каппо лишь спортсменов высокого класса, достигших заметных успехов в области духовного самосовершенствования, свято соблюдающих моральные заповеди старых мастеров.

Родиной каратэ-до (путь пустой руки) стал архипелаг Рюкю, а точнее его главный остров Окинава, который установил экономические связи с Китаем раньше, чем с Японией. На острове была целая колония переселенцев из 1Поднебесной, которые, по-видимому, и знакомили жителей острова с китайской медициной и боевыми искусствами.

Так, в 1392 году группа китайских мастеров и монахов Южного Шаолиня поселились в Кумэ, Окинава (в письменных источниках около 36 семей). А в 1609 году архипелаг был захвачен войсками японского князя Симадзу из клана Сатсума, который разгромил династию Сё. Окинавская армия была распущена, а все оружие конфисковано в результате компании «катана кари» (охота за мечами), объявленной японцами. Последствием такого обращения с местными жителями возникло довольно систематизированое боевое искусство «окинава-тэ» (предшественник современного каратэ-до).

Из китайской техники были отобраны наиболее эффективные приёмы боя, которые стали базовой техникой окинава-тэ. Тренировки проводились в основном по ночам, в горах и лесах, но крестьяне могли самостоятельно тренироваться и днём, например, «набивать» ударные части рук и ног. И доводили их до такого состояния, что ударом кулака или ноги убивали облачённого в доспехи самурая, разваливали его шлем или панцирь, а уж об ударах в незащищённые части тела и говорить было нечего. Но так как самураи были очень опытными воинами, шансов победить было немного. Тогда и появился лозунг «иккэн-иссацу» (одним ударом—наповал). Даже спортивные поединки между соперниками в окинава-тэ часто приводили к летальному исходу.

После нескольких лет упорных тренировок не стоило большого труда ударом кап-сю (ёмбон-нукитэ — рука-копьё) пробить конское брюхо или бычий бок и вынуть внутренности.

В результате схваток с самураями происходило обогащение окинава-тэ приёмами дзю-дзютсу, всё более оттачивалась техника быстрого поражения противника. Например, в некоторых школах отрабатывалась техника «орлиные когти», позволявшая вырывать куски мяса из тела противника, а ударом «в фас» превращать лицо в бесформенное кровавое месиво.

Удар «ёко-гери-дзёдаи» в каратэ-до.

В это время и сформировались три древних стиля каратэ: Сюри-тэ, Томари-тэ и Наха-тэ, соответственно названиям городов, в которых они практиковались.

В начале XX века учителя с Окинавы решили, наконец, обнародовать своё искусство. Среди них был и Гитан Фунакоси (родился в 1868 г. в городе Сюри на Окинаве), который считается «отцом» современного каратэ-до и создателем стиля Сёто-кан каратэ-до (путь пустой руки «Волны сосен»). Он вошёл в историю, как человек, который открыл миру секреты каратэ-до.

Кроме Фунакоси, у истоков каратэ-до стояли такие выдающиеся мастера-создатели: Итосу Анко (направление Шорин-рю), Хигаониа Канруо (направление Шорей-рю), Кэнва Мабуни (стиль Сито-рю), Тёдзюном Мияги (стиль Годзю-рю — твёрдое в сочетании с мягким), Хиронори Оцука (стиль Вадо-рю — путь мира), Масутацу Ояма (сталь Кёкусинкай — Общество Абсолютной истины) и многие многие другие.

Айки-до (путь объединения (гармонизации) энергии) явилось миру, как вершина японских Бу-до (боевых) систем, как самое молодое и самое сложное боевое искусство. Ещё тридцать лет назад название этой системы было известно лишь узкому кругу посвященных. Сейчас этим искусством занимаются в Японии и за её пределами сотни тысяч людей.

Создателем айки-до считается Морихэй Уэсиба (1883–1969 гг.), потомок старинного самурайского рода из префектуры Вакаяма. В тринадцать лет Уэсиба начал всерьёз заниматься дзю-дзютсу под руководством Тодзава Токусабуро, наставника школы Кито-рю дзю-дзютсу. Уэсиба много странствовал по Японии овладевая техникой различных стилей и направлений.

Следующим наставником был Масакацу Накаи из школы Гото-ха япо-рю дзю-дзютсу. Этот этап занятий способствовал формированию сильного тела молодого мастера. Когда Уэсиба жил у себя в Танабе, город посетил Киёити Такаги, обладатель третьего дана по дэю-до. Для которого Уэсиба Морихэй организовал группу в Клубе Молодёжи и попросил потренировать их. Упорные занятия по дзю-до не прошли незаметно для будущего основателя айки-до. Особое значение он придавал сэцу-ваза — болевым захватам и замкам рук. Следующим наставником был Сокаку Такэда, мастер школы Дайто-рю дзю-дзютсу (Дайто-рю айки-дзютсу).

Легенда связывает появление этой школы с именем принца Сададзуми (Тэйдзюн), шестого принца императора Сэйва (IX в.). Принц, почерпнувший от безвестного буддийского монаха уникальное умение концентрировать Ки и направлять её в любую точку тела с небольшим комплексом боевых приёмов, в глубочайшей тайне передал науку «Айки» своему сыну Цунэмото. В конце XI века хранителем фамильного достояния стал Синра Сабуро Ёсимицу, который усовершенствовал многие приёмы. На основании глубоких знаний китайской медицины, в частности чжень-цзю терапии и знаний анатомии, приобретённых во время вскрытия трупов, техника школы пополнилась огромным арсеналом приёмов, воздействующих на жизненно важные точки тела.

И в это же время появился фамильный символ школы «Чёрный паук».

В 1912 году Морихэй Уэсиба встретился с мастером Такэдой и так он снова стал учеником. Такэда был человеком очень волевым и жёстким, и со своими учениками был крайне суров. Чтобы добиться благосклонности мастера, Морихэй должен был выполнять для Сокаку самую трудную работу — готовил еду, купал его, колол дрова и даже построил ему дом за время своего обучения.

За это время Уэсиба не менее ста дней занимался лично с Такэдой, причём он должен был платить своему учителю от трёхсот до пятисот иен за каждую технику (одна иена тогда равняласьпримерио половине доллара). В 1916 году Уэсиба Морихэй получил диплом Мэикю Дайто-рю, удостоверяющий, что он изучил все дисциплины школы Дайто-рю дзю-дзютсу. На это обучение он потратил почти весь капитал, полученный от родителей.

Большое внимание Уэсиба уделял медитативным практикам, которые он почерпнул из сект Омото-кё, Сингон и Дзэн.

Однажды ему был брошен вызов морским офицером, учителем фехтования. Морихэй Уэсиба выступил против него без оружия, но противник не смог даже коснуться его мечом во время поединка. После поединка О'Сэнсэй (яп. «Великий учитель») напился из колодца и прошел несколько шагов по саду.

Внезапно он застыл неподвижно, чувствуя, что земля качается под ним. Дождь из многочисленных золотых лучей падал с неба и поднимался в то же время с земли. «Золотой туман окутал меня и превратил мое тело в золотое. И сразу же мои ум и тело стали легкими. Я начал понимать щебет птиц и познал разум Бога, Творца этой прекрасной Вселенной.

В тот момент я получил просветление и понял: источник Бу-до — это божественная любовь, защищающая все живое. Слезы радости сплошным потоком текли по моим щекам.

С тех пор я чувствую, что вся Земля — мой дом, а Солнце, Луна и звезды — мое личное достояние. Я освободился от всех желаний — не только от желаний положения, славы и богатства, но и от желания быть сильным. Будо заключается не в том, чтобы силой мышц свалить противника с ног, и не в том, чтобы силой оружия разрушить весь мир. Истинное Бу-до — в том, чтобы принять дух Вселенной, хранить мир во всем мире, правильно созидать, защищать и взращивать все сущее в Природе».

Уэсиба Морихэй изучил около двухсот различных боевых искусств, пять раз он посещал Китай, знакомясь с различными стилями у-шу, в частности со стилем Цинь-на (72 болевых захвата рук). И в 1938 году он открыл первый официальный Кобукай до-дзё нового боевого искусства Айки-до при храме Ивами. Новое искусство получилось необыкновенно совершенным, имеющим в своём арсенале приёмы для эффективной защиты от нападения, техники для развития внутренней энергии и силы для оздоровления, а также эффективные пути самосовершенствования.

Бросок «Кокью-нагэ уширо-вадза» в айкидо.

Техники айки-до делятся на две основные категории: приёмы «контроля» (катамэ-вадза) и броски (нагэ-вадза). Также сюда относятся удары в точки и зоны противника (атэми-вадза), методы выведения противника из равновесия с использованием приёмов кансэцу-вадза, основанных на скручивании суставов конечностей, и методы его обездвиживания (осаэ-вадза) и, в случае необходимости, удушения (симэ-вадза).

И так же, как в дзюдо, для мастеров айки-до, проходящих аттестацию на 1-й дан (черный пояс), необходимо предоставитъ сертификат о прохождении курса Каппо и Куацу. Такая традиция существует в японских и некоторых европейских школах айки-до.

Доктор Кацудзо Наси говорил об Айки-до: «Наблюдая за людьми, которые занимаются Айки-до, мы видим, что их стойка напоминает равносторонний тэтраэдр. Они всегда совершают характерные сферические вращательные движения. Они всё время изменяются, расширяются и сжимаются, не теряя при этом своего устойчивого равновесия. Они полностью контролируют своё тело. А тело, которое находится под контролем, и бывает самым здоровым»

«В Айки-до нет ни формы, ни стиля. Движения Айки-до — это движения Природы, и его секреты глубоки и бесконечны».

О'Сенсей Морихэй Уэсиба

Сёриндзи Кэмпо — (кит. Шаолинь-сы цюань-фа — кулачный бой монастыря Шаолинь). Это система физического и духовного совершенствования, ведущая своё начало от Северного течения Шаолинь-цюань, основана на Учении Будды Шакья Муни о необходимости достижения совершенства при жизни, Учении Бодхидхармы (яп. Дарума) о достижении железного здоровья и сильною духа, о необходимости овладения приёмами самозащиты.

Сёриндзи Кэмпо основал в 1947 году Со Досин (1911–1980), который изучал тайные методы различных видов китайского Кэмпо в Китае, в том числе в храме Шаолинь, в течение 16 лет. Он был посвящен в тайны школы «Кулак Белого лотоса» (кит. Байлянь-шэ-цюань) и школы «Кулак Врат справедливости» (кит. Ихэмэнь-цюань). Цель, которую поставил Со Досин, является становление человека, формирование характера, воли, достижение уверенности в себе на основе овладения реальной силой на базе философии Koнго-дзэн и её метода — Сёриндзи Кэмпо. В социальном аспекте система стремится воспитать человека, обладающего следующими качествами: милосердие, чувство справедливости, мужество, уверенность в себе, направленность и сила поступков, любовь к Родине.

В техническом плане Сёриндзи Кэмпо состоит из трех направлений, 25-ти нитей и 600 приёмов.

Первое направление Тиэ — совершенствование разума. Это основы восточной философии, космические, земные природные законы, теория поединка, тактика, психология и т. п.

Второе направление Тай — совершенствование тела. Состоит из трёх методов: Гохо — метод твёрдости, который включает в себя техники защитных и атакующих действий, аналогично Каратэ. Второй метод — Дзюхо — метод мягкости, состоящий из приёмов защиты от различных видов захватов, способов удержания, различных степеней болевого и шокового воздействия.

Демонстрация «кумиэмбу» и сёриндзи-кэмпо.

Третий метод — Сэйхо, состоящий из приёмов саморегуляции, восстановления, оживления (Каппо), регуляции и коррекции организма (Сэйтайхо).

Третье направление Ки — включает методы совершенствования внутренней энергии Ки (техники накопления и управления ею), концентрации (Киай) и её внешнего проявления (Кисэй).

Внешне Сёриндзи Кэмпо напоминает Каратэ и Айкидо, однако это сходство кажущееся. В Гохо удары проводятся не в зоны или части тела, а в энергетические и болевые точки (кюсё). Передвижения осуществляются по косым и круговым траекториям, что характерно для китайского Кэмпо. Блоки в основном выполняются открытой ладонью. Так как приёмы проводятся в жизненно важные места, то силовая подготовка и набивка отсутствуют из-за ненадобности.

Особенность Дзюхо состоит в его большей «жёсткости», коротких передвижениях. Сочетаются как болевое, так и неболевое воздействие, связанное с выведением из равновесия. Методы удержания болевые и направлены на энергетические и болевые точки и зоны.

Особенностью Сёриндзи Кэмпо как системы самозащиты является сочетание Гохо и Дзюхо. Это принцип Го Дзю иттай — твердость и мягкость в единстве. Это позволяет в реальной боевой ситуации применять приёмы в зависимости от степени агрессивности нападающего и, что самое ценное, регулировать степень поражающего (болевого) воздействия. Это более гуманно и соответствует современным реалиям, чем древние принципы, ставящие своей целью убить с одного удара.

Со Досин (крайний слева) в храме Шаолинь.

Касаясь метода Сэйхо, следует сказать, что он основан на знании энергетических каналов, точек, принципов движения Ки и технических приёмов воздействия. Сюда также входят дыхательные упражнения в неподвижном сидячем положении (дзадзен), самомассаж, выполнение специальных корригирующих упражнений, диета, в соответствии с сезоном, возрастом и т. п. После тренировки кэнси (кулачные бойцы) Сёриндзи Кэмпо делают друг другу массаж и мануальные приёмы для восстановления мышц и сухожилий после проведения болевых приёмов. Это позволяет отрегулировать нарушенное движение Ки в энергетических меридианах, восстановить нормальную работу внутренних органов и систем. В случаях проведения Атэми-вадза (техника ударов для поражения всего тела) Каппо может выполнить руководитель филиала (сибуте) или отделения (доинте).

В Сёриндзи Кэмпо отсутствуют соревнования (аналогично Айкидо), ввиду высокой опасности проводимых приёмов. Регулярно проводятся отработки приёмов в защитных средствах, с контролем и самостраховкой.

Высшим уровнем тренировки является Кумиэмбу — демонстрация боевой техники (динамическая медитация), в которой в течение 2-х минут проводятся приёмы нападения и защиты, выполняемые с огромной скоростью и максимальной степенью реальности. Чем выше уровень кэнси (бойца), тем более сложна и опасна техника. Оценивается не нападение или защита, а взаимодействие их, т. е. инь-ян. В Сёриндзи Кэмпо в любом случае запрещено нападать первым. Действует принцип — Сосю кодзю — вначале защита, затем контратака.

Эмблемой Сёриндзи Кэмпо, как и монастыря Шаолинь, является мандзи (левосторонняя свастика), буддийский символ совершенства.

В городе Одессе находится единственный в СНГ филиал Всемирной Организации Сёриндзи Кэмпо.

Свиток с «Мандзи» в традиционной японской нише (токонома).