Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Маннанов Алекс

Глава 5

Дружба вражде наперекор

Brigadas Blanquiazules перед походом на барселонский эстадио обычно собираются где-нибудь за городом и выступают только тогда, когда их много. Их ни в коем случае нельзя обвинить в трусости: за «Барсу» болеет весь город, и если ходить по двое-трое в цветах «Эспаньола», то пацаны, что называется, не поймут. По другой, оцепленной дороге, окруженные полицейскими автомобилями, к «Камп Ноу» подходят суровые парни из Boixos Nois. «Пута Фарса! Пута Фарса! Хей-хей!» («Puta» — шлюха, a «Farca», то бишь фарс, — презрительное название сине-гранатового клуба в Испании) — встречает их скандированием какой-то смелый моб «Эспаньола». В ответ парни из сине-гранатовой тусовки затягивают песню о том, что они собираются в самом скором времени заняться сексом с «Попугаями» в грубой и противоестественной форме. В общем, все как обычно.

На «Корнелья-Эль Прат» силы выравниваются. Практика выездов в Испании встречается редко, но сине-гранатовым фанатам легко добраться до арены «Эспаньола». С привычным пунктиком насчет «Сливочных» и «Попугаев» они занимают верхние ярусы на стадионе (тоже общая испанская практика — верхние сектора проще закрыть в случае чего или локализовать конфликт), откуда на головы. «Попугаев» падает всякий хлам. Во время дерби больше всего тревожных ситуаций возникает именно на домашней арене «Эспаньола», когда его бело-голубые бригады готовы дать отпор разбушевавшейся сине-гранатовой армии.

Хунта «Эспаньола» делает все возможное, чтобы столкновений между болельщиками на арене не было, потому что «Барсу» штрафуют очень редко (ей достаточно сделать невинные глазки и задать любимый вопрос пэтэушниц всего мира: «А че?»), а вот «Попугаям» придется расплачиваться. «Барселона» везде имеет вес — да что там вес, тоннаж: в RFEF, LFP, УЕФА, Судейском комитете. Ее всегда прикроют, пожалеют и спасут. Она — великий клуб. А «Эспаньол» — нет.

Футболистам «Эспаньола» и «Барселоны» приходится часто общаться друг с другом, и они стараются демонстрировать взаимное уважение — Каталония, в конце концов, маленькая территория: у кого-то отцы вместе в La Masia начинали, у кого-то подруги во взаимной френдленте, кто-то вообще в одном поселке родился. В общем, Олегер такой был один. Рауль Тамудо, например, состоит в дружеских отношениях с большим количеством игроков «Барселоны», а когда у Пуйоля умер отец, именно экс-капитан «Эспаньола» стал первым, кто выразил публичную скорбь.

Барселонская газета Mundo Deportivo («Спортивный мир») в 2006 году, когда «Эспаньол» выиграл Кубок Испании, изобразила что-то вообще феноменальное, вынеся в шапку очередного номера не триумф «Попугаев», а откровения женщины, столкнувшейся в супермаркете с Виктором Вальдесом («О боже, это был он!»). Когда у уважаемой редакции поинтересовались, с чем, собственно, связана настолько вопиющая переоценка ценностей, в Mundo Deportivo ответили, что основной тираж расходится по Барселоне, а в этом городе не принято болеть за «Попугаев».

На пресс-конференции выступает вежливый мужчина, немного комплексующий из-за того, что никто не считает его эпатажным. Это президент «Барселоны» Александре Росель-и-Фелиу, одетый со вкусом и в соответствии со своими доходами. Ему задают «неудобный» вопрос: мол, у вас вон футболистам педикюры-маникюры раз в неделю делают, раз в две недели стригут лучшие каталонские стилисты, и вообще Шакиру за бесплатно можно на день рождения позвать, если заранее эсэмэску Пике скинуть; а у «Эспаньола» эстадио в какой-то дыре, которую и деревней-то не назовешь, где тут справедливость? Росель улыбается одними губами и поворачивается к другой акуле пера: «Следующий вопрос, пожалуйста».

А футболисты стараются не ссориться, даже наоборот. Андрес Иньеста, например, был очень дружен с защитником Дани Харке, носившим капитанскую повязку «Эспаньола».

Сбор «Попугаев» во Флоренции в 2009 году стал для него последним. Даниэль Харке Гонсалес, разговаривая по сотовому телефону со своей барселонской подругой, внезапно выронил аппарат и рухнул на пол. Партнеры и доктора спешили оказать первую медицинскую помощь, но все было бесполезно: 26-летний капитан «Попугаев» скончался от сердечного приступа.

Годом позже национальная сборная вышла в финал чемпионата мира, который проходил в ЮАР. На 116-й минуте матча Испания — Голландия полузащитник «Красной фурии» Андрес Иньеста забил гол, золотыми буквами вписав свое имя в историю футбола.

Иньеста, настолько разрываемый захлестывающими его чувствами, что походил на сумасшедшего, сорвал с себя футболку национала, демонстрируя простую белую майку, на которой были написаны важные слова: «Dani Jarque siempre con nosotros» («Дани Харке всегда с нами»).

Майка была подарена Иньестой и хунтой из «Барселоны» президенту «Эспаньола» и ныне хранится в музеё клуба. Фанаты «Попугаев» поклялись хлопать Иньесте на протяжении всей его карьеры, забыв о вражде между клубами ради его благородного поступка.

То, что случилось в первой же игре между вечными врагами, могло растрогать кого угодно. Когда Иньесту меняли, фанаты «Эспаньола» поднялись с кресел и зааплодировали. Кроме того, на 21-й минуте каждой игры болельщики второй по статусу барселонской команды встают и начинают аплодировать: их капитан играл под 21-м номером.

Так что в фразе «Вражда до смерти» все-таки есть смысл. Когда приходит смерть, всякая вражда кажется глупой и не стоящей человеческой жизни.

Малые каталонские дерби

Участвующие клубы: клубы автономного сообщества Каталония

Начало сражения: XX век

Причина ненависти: принадлежность к единому автономному сообществу

Национальной командой Каталонии, даже несмотря на наличие сборной, всегда оставалась «Барса». Каталонцы не болеют за «Эспаньол», поэтому именно сине-гранатовая дружина остается спортивным символом региона, как и его главным социокультурным феноменом. Сама «Барса» тоже позиционирует себя прежде всего как каталонский клуб, поэтому ее скауты забирают самых талантливых маленьких футболистов автономного сообщества едва ли не с пеленок. Как результат — все отличные каталонские игроки выступают за «Барселону».

Что же остается другим клубам?

То, что по каким-либо причинам не подошло «Блаугранас».

В «Барсу» вкладывается вся горячая футбольная кровь Каталонии, поэтому между ней и остальными командами провинции лежит громадная пропасть. Таррагонский «Настик» провел в Примере только четыре сезона, «Европа» — три, «Лерида» — два. Для Каталонии нормальная ситуация, когда, допустим, саппортер из Сабадели болеет одновременно за местный клуб, бьющийся в нижних категориях испанского футбола, а на национальном уровне переживает за «Барсу» как за главную команду региона.

Вообще же каталонские клубы так свыклись с сегундами и терсерами, что им гораздо привычнее играть против «Барселоны-Б», кантеры «Барсы», давшей миру огромное количество качественных футболистов. «Мини-Барса» была создана в 1970 году, после того как клубы «Кондал» и «Атлетико Каталунья» слились и перешли под протекторат главной команды Каталонии. В «Барселоне-Б» обкатывается молодежь, и юные кантеранос, воспитанники сине-гранатового клуба, уже с младых ногтей познают суровую действительность низших испанских лиг. Чтобы филиал, не дай бог, не столкнулся с главной командой, кантерам запрещено играть в том же дивизионе, что и титульный клуб, то есть команда с приставкой «Б» никогда не сможет выйти в Примеру. Если «Барса-Б» даже выиграет Сегунду, она не попадет в Примеру, потому что там играет основная команда. А если, допустим, кантера сине-гранатовых выиграет Сегунду, а основная «Барселона» вылетит из Примеры, то следующий сезон первая «Барса» начнет в Сегунде, а «Барселона-Б» — в дивизионе Сегунда Б, так как филиал всегда должен находиться как минимум дивизионом ниже основной команды.

Филиалам запрещено играть и в Кубке Испании. Раньше было можно, но в 1980 году в решающем поединке сошлись мадридский «Реал» и... его кантера «Кастилья», в более хорошие для себя времена имевшая звучное прозвище «Фабрика».

В Испании придается очень большое значение тому, чтобы футбольные коллективы, представляющие один клуб, никогда не могли столкнуться друг с другом на поле — ведь они должны чувствовать себя единым целым, а не видеть соперников в футболистах, играющих в майках такого же цвета. Основная команда нигде не может сыграть с филиалом, кантера никогда не столкнется с возрастной категорией Хувенилей А; Хувенили А, в свою очередь, не могут быть заиграны против Хувенилей Б, и так далее. «Барселона-Б», проведшая восемнадцать сезонов в Сегунде (выше прыгнуть она не имеет права при всем своем желании) играет свои каталонские дерби с командами из региона.

«Гимнасты»

В 98 километрах к юго-западу от Барселоны, на побережье Средиземного моря, раскинулась живописная Таррагона. В древности она была крепостью Тарракон, столицей римской провинции Ближняя Испания. Руины многочисленных имперских сооружений теперь включены в список Всемирного, наследия ЮНЕСКО. 1 марта 1886 года в Таррагоне появился гимнастический клуб, первый в истории Испании спортивный клуб страны. Но футбольный филиал возник лишь в 1914 году. Команда получила название «Гимнастический клуб Таррагоны», то есть Club Gimnastic de Tarragona. Для краткости команду именуют «Настик» — производное от «Химнастик». Это полиспортивный клуб, объединяющий секции фехтования, туризма, бокса, велосипедного спорта.

Сезон 1947-48 гг., дебютный для «Настика» в Примере, стал и самым успешным в его истории, так как команда заняла седьмое место в итоговой классификации. В 1947 году каталонская команда достигает полуфинала Копа дель Рей, переиграв в четвертьфинале саму «Барселону», а в полуфинале уступив «Эспаньолу». Матчи против «Барсы» и «Попугаев» собирали в Таррагоне настоящий ажиотаж — «Настик» играл самые настоящие каталонские дерби!

В декабре 1947 года мадридский «Реал» открыл свой новый стадион «Нуэво Чамартин», известный сейчас как «Сантьяго Бернабеу». А уже в январе «Настику» предстоял далеко не дружеский, учитывая сложные отношения между Каталонией и Мадридом, визит в столицу. «Гимнасты» сенсационно обыграли «Реал» со счетом 3:1, став первым и до сих пор единственным испанским клубом, победившим во время первого же посещения домашней арены «Сливочных». Это было первое историческое поражение мадридистас в «Белом колизее».

В сезоне 2006-07 гг., впервые за последние 56 лет, «Настик» вернулся в Примеру. Возвращение трудно было назвать триумфальным: дистанция Ла Лиги состоит из тридцати восьми туров, и в тридцати трех из них каталонцы пребывали в зоне вылета, вернувшись в итоге в Сегунду. Зато в 2007 году «Настик» впервые в своей истории стал чемпионом Каталонии, переиграв в полуфинале «Эспаньол», а в финале обыграв пусть второй состав, но все же «Барселоны» — 2:1.

Матчи с любыми другими каталонскими командами «Гимнасты» расценивают как дерби и всегда готовы биться в этих поединках до самого конца, независимо от того, будет он победным или нет.

Подобно многим клубам провинции, «Настик» старается сотрудничать с «Барселоной» на любом уровне. У команды есть своя фирма по пошиву спортивной одежды, называющаяся, собственно, «Настик», и пять лет назад «Гимнасты» предложили сине-гранатовым одеть их филиал. «Барса» выслушала предложение, но ответила вежливым отказом. Отказом — потому что одевается у Nike, вежливым — потому что и сама не хочет портить отношения с каталонскими командами, независимо от их статуса.

В «Настик» отправлялись доигрывать многие затухающие звезды «Барселоны» — например, Доменек Балманья прибыл в Таррагону в 1944 году в тридцатилетием возрасте. Традицию продолжили Оскар Арпон и Дани Тортолеро, хотя этих парней и трудно назвать звездами — в «Барселоне» они скорее числились в не оправдавших надежды, зато для «Настика» подходили в самый раз. Еще один продукт академии «Барселоны», форвард Антонио Пинилья, стал в Таррагоне настоящим культом. Он приехал, когда ему было тридцать, а закончил только семь лет спустя. Пинилья — один из лучших футболистов в истории «Настика», вдохновитель возвращения в дивизион Примера после более чем полувекового перерыва, капитан во время завоевания чемпионата Каталонии.

Из «Настика» в «Барсу» переходов было мало, и обладателем самой яркой истории в данном направлении следует, наверное, считать форварда Хавьера Эскайча. Он родился в Барселоне, но первый профессиональный контракт подписал с таррагонским клубом. Потом он ненадолго поиграл в «Оспитальете», после чего осел в «Эспаньоле», проведя в составе «Попугаев» пять лет. Эскайч являлся лучшим голеадором команды, но, увы, попал в клуб в плохое время — «Эспаньол» дважды вылетал из Примеры. Однажды болельщики «Попугаев», не зная, на ком сорвать злость, стали скандировать в адрес лучшего нападающего команды речовку: «Эскайч — куле!» «Cule» означает «задница» на каталанском языке, и в то же время «Cules» — ироничное прозвище «Барселоны». Слова болельщиков «Эспаньола» оказались пророческими, так как Эскайч, буфером через хихонский «Спортинг», надел-таки сине-гранатовую футболку, чтобы заменить в составе каталонцев Хулио Салинаса. Но тренер «Барсы» Йохан Круифф больше доверял Ромарио и своему сыну Хорди. Хави Эскайч нечасто попадал в основной состав и вскоре перешел в «Альбасете».

«Арлекины»

Город Сабадель расположен в 22 километрах от Барселоны. Его название произошло от каталанского «dissabte» и латинского «sabbatum», что на обоих языках означает «суббота». Клуб «Сабадель», созданный в 1901 году (официальные документы зарегистрированы двумя годами позже), носит крайне необычную форму. Необычны не сами цвета, а то, каким образом они расположены на майке — в крайне нехарактерном для футбольных клубов страны шахматном порядке. Поэтому команда получила прозвище «Арлекины» — так в Испании называют пестро, вычурно одетых людей. В качестве населенного пункта Сабадель появилась на свет после слияния пяти недалеко друг от друга расположенных деревень, в которых местные жители обычно зарабатывали себе на жизнь, торгуя овечьей шерстью. Деревенское происхождение не забыли, посему клуб и его болельщиков иногда именуют еще и Laneros, что значит «торговцы шерстью».

В 1913 году, когда еще не было общего испанского чемпионата, «Сабадель» победила в так называемом «чемпионате Испании второй категории», в котором участвовали клубы из вторых дивизионов разных регионов страны. В мадридском финале «Сабадель» встречалась со столичным «Кардиналом», и команды умудрились в течение четырех матчей подряд так и не выявить победителя. Будучи абсолютно истощенными, игроки «Кардинала» решительно отказались выходить на пятый матч. «Сабадель» вернулась домой победителем, а региональные СМИ трубили об очередной виктории несгибаемого каталонского духа: ведь каталонцы были готовы сыграть и в пятый раз, а мадридские футболисты — нет.

«Арлекины» провели в Примере двенадцать сезонов, и их высшим достижением стало четвертое место в классификации, на которое они взобрались в первенстве 1969 года. В следующем году команда единственный раз в своей истории участвовала в еврокубках, представляя Испанию в Кубке Ярмарок, предтече Кубка УЕФА и Лиги Европы.

Близость к Барселоне вроде бы обуславливает «дербийные» отношения с «Барсой», но их нет, так как команды в своей истории пересекались очень редко. Зато матчи против «Барселоны-Б» в городе почитают за дерби. В 1967 году клуб открыл двадцатитысячник «Нова Креу Альта» и, по старой доброй традиции каталонских команд, пригласил на открытие самый почетный.и титулованный футбольный коллектив региона — «Барселону». К восторгу переполненного стадиона, «Сабадель» побила не сильно сопротивлявшуюся «Барсу» со счетом 1:0.

«Арлекины» время от времени арендуют талантливых молодых футболистов у «Барселоны» и «Эспаньола», причем оба больших клуба предоставляют «Сабадели» щадящие условия: синегранатовые вообще не требуют арендную плату, а «Попугаи» хоть и взимают мзду, но чисто символически.

В центре «Европы»

Третьим клубом Барселоны стала «Европа». Она была основана в 1907 году в исторически цыганском квартале города, Грасии. Грасия — самый маленький из десяти районов Барселоны, географически расположенный строго по центру города. «Европа» — полиспортивный клуб, включающий в себя филиалы по баскетболу, мини-футболу и женскому футболу. Команда провела первый баскетбольный матч в истории страны 8 декабря 1922 года, победив на своей площадке «Лайету» с крайне нехарактерным для современного баскетбола счетом 8:2. «Европа» была одним из десяти клубов, считающихся отцами-основателями Примеры — наряду с каталонскими «Барселоной» и «Эспаньолом»; баскскими «Атлетиком», «Сосьедадом», «Аренасом» и «Реал Юнионом»; кантабрийским «Расингом» и мадридскими «Реалом» и «Атлетико». Таким образом, «Европа» является одним из десяти испанских «клуб дель онор», «клубом чести», и какое бы место она ни занимала в данный момент, ее имя все равно навсегда будет вписано золотыми буквами в реестр испанского футбола.

В 1923 году «Европа» вышла в финал Копа дель Рей. Ее соперником стал «Атлетик». Баски тогда диктовали футбольную моду в Испании, и, чтобы хоть как-то уравновесить шансы, решающий матч Национального Кубка решили провести в Барселоне, на стадионе «Лес Корте», поле «Барсы». «Европа» десять раз (!) попадала в штанги и перекладины баскских любителей футбола, но пропустила контратаку «Львов» — 0:1. Вообще, в 20-х и 30-х годах, когда спорт еще не встал на профессиональные рельсы, команда вполне себе составляла конкуренцию и «Барсе», и «Эспаньолу», с которыми билась в чемпионате Каталонии.

Когда футбол стал профессиональным, «Европа» разом потеряла свои былые силы — у команды элементарно не было денег. Тем не менее матчи против «Барселоны» и «Эспаньола» в цыганском квартале каталонской столицы по-прежнему воспринимаются как дерби. В «Европу» приходили доигрывать некоторые футболисты «Барсы». Такие, например, как прославленный венгр Золтан Цибор, прибывший в квартал Грасия в 1962 году, в возрасте 33-х лет, или парагвайский бомбардир Эулогио «Кокито» Мартинес, присоединившийся к «Европе» в 1965 году, в 30-летнем возрасте.

Один из величайших испанских голкиперов в истории футбола, Антонио Рамальетс-и-Симон родился в квартале Грасия и в 1941 году подписал свой первый профессиональный контракт с «Европой». В команде он провел только год, но саппортеры маленького барселонского клуба продолжают им гордиться, ведь путь в большой футбол Рамальетсу открыла именно «Европа». Великий голкипер впоследствии оборонял тылы легендарного призыва «Барсы», названного «Командой пяти кубков». В составе «Блаугранас» Антонио Рамальетс шесть раз становился чемпионом Испании, пять раз завоевывал национальный кубок страны, дважды первенствовал в Кубке Ярмарок. За главную каталонскую команду он провел 538 матчей, а за сборную Испании — 35. Прозванный за ловкость и великолепную реакцию, продемонстрированные на бразильском мундиале 1950 года, «Котом Мараканы» («El gato de Магасапа»), Рамальетс является пятикратным обладателем «Трофео Самора». Дважды он непосредственно его выигрывал, а еще три были вручены первому номеру каталонцев задним числом, так как приз учредили в конце 50-х годов прошлого века, но «Марка» считает обладателями «Трофео Самора» и тех вратарей, которые демонстрировали лучший «коэффициент непробиваемости» начиная с самого первого розыгрыша Примеры.

В «Европе» Антонио Рамальетс считается воспитанником клуба.

Популярные

В 77 году до нашей эры Гней Помпей Великий основал крепость Герунда. Она не находилась на побережье, но должна была обеспечивать продовольствием древний средиземноморский порт Ампуриас. Теперь мы знаем Герунду под названием Жироны (это на каталанском, по-испански будет «Херона»), города, игравшего весьма значительную роль в Средние века. Жирона осаждалась двадцать пять раз, но пала лишь четырежды.

Летом 1930 года здесь был создан одноименный футбольный клуб. «Жирона» никогда в своей истории не играла в дивизионе Примера, но тем не менее это одна из самых популярных команд в Каталонии. Хунте хватало амбиций уже с самого начала — «Жирона», одевавшаяся в экстремальные красно-белые футболки и моментально получившая по этому поводу прозвище «Рохибланкос», вообще создавалась для того, чтобы остановить гегемонию «Барсы» в каталонских первенствах. Уже в годы Гражданской войны команда показывала свою силу, финишировав второй в неофициальном национальном чемпионате, который назывался «Торнео Интеррегиональ» (буквально — «Межрегиональный турнир»), «Жирона» опередила «Валенсию» и «Эспаньол», но пропустила вперед «Барселону».

В 1970 году команда построила девятитысячник «Монтиливи», открыв его матчем с «Барселоной».

В «Жироне» начинал свой путь один из самых известных испанских футболистов 30-х и 40-х годов прошлого века Доменек Балманья, всех своих успехов добившийся с «Барселоной». Впоследствии он стал достаточно успешным тренером, но опять же к родным пенатам не вернулся, зато ковал титулы для «Барсы».

Путь из «Жироны» в «Барселону» достаточно типичен для многих футболистов, и руководство команды относится к этому с пониманием, тем более что «Рохибланкос», как и практически все клубы региона, стремятся поддерживать с сине-гранатовыми хорошие отношения путем разного рода сотрудничества, в том числе и трансферных уступок. Защитник Дельфи Хели свой первый профессиональный контракт отработал с «Жироной», после чего играл за «Барселону», «Атлетико», «Альбасете», «Алавес», а на исходе своей карьеры снова прибыл в «Жирону». Тоже считается гордостью клуба.

«Рохибланкос» явили миру большого футбола экс-кипера «Барселоны» Альберта Хоркеру и нынешнего молодого защитника «Блаугранас», оплот обороны молодежной сборной Испании, Андреу Фонтаса.

Команда славится перманентной работой с болельщиками. «Жирона» постоянно устраивает какие-то акции, по призовым результатам которых на трибуны бесплатно проходит определенное количество зрителей. То всем миром (то бишь — городом) избирают маскота клуба, то объявляют конкурс на лучший гимн, то проводится музыкальное соревнование между начинающими группами на лучшую песню о «Рохибланкос». В общем, несмотря на то что команда маленькая, работу с болельщиками она осуществляет в лучших традициях больших клубов.

В отличие от многих других пиренейских футбольных коллективов, у «Жироны» с деньгами все тип-топ. В 2010 году мажоритарными акционерами стали бывшие представители хунты клуба, люди, по-настоящему любящие «Жирону». Стадион пережил расширение и косметический ремонт, а трансферная кампания стала более экономной, так как большие деньги решили вкладывать не в покупку футболистов со стороны, а в развитие собственной новехонькой футбольной академии. За три последних года «Жирона» потратила на трансферном рынке... 100 евро. Именно за такую сумму был приобретен в «Кастилье» опорный полузащитник Маркос Тебар, причем на стадионе «Монтиливи» его встретили довольно-таки холодно: как-никак футболист носил «сливочную» майку. Когда руководство клуба попросило председателей фан-клубов вести себя с новым игроком чуть порадушнее, один из сосьо хмуро заметил, что Тебар должен сказать спасибо, что ему еще с трибун не кинули свиную голову (неприкрытый намек на историю Луиша Фигу на «Камп Ноу»).

Зато вот продает футболистов команда с умом. Летом 2011 года 20-летний японский форвард (причем форвард-гренадер, рост 197 см) Хироши Ибусуки отправился в кантеру «Севильи» за 150 тысяч евро. А сербского нападающего Ранко Деспотовича отправили в японский клуб «Урава Ред Даймонде» за феноменальные 700 тысяч евро.

Вообще, судя по планам развития клуба, разработанным новой хунтой, они явно метят в Примеру. Может быть, не прямо сейчас, но в два-три ближайших года «Жирона» действительно будет иметь все шансы стать командой, представляющей элитный испанский дивизион.

Худший гость на днях рождения

Иберийский город Ильтирта, который римляне называли Илерда, а мусульмане — Ларида, дошел до наших дней под именем Лерида. Но 26 июля 1978 года королевским указом Женералитету Каталонии было разрешено переименовать населенные пункты согласно катале, и Лерида стала Леидой. Мы же все-таки будем называть город и футбольную команду, о которой речь пойдет ниже, именно историческим названием Лерида, как, впрочем, это и рекомендует делать Королевская академия испанского языка.

Клуб «Лерида» родился в 1939 году, но только через восемь лет сумел объединить все городские футбольные команды. Команда носила совершенно нетипичную как для Каталонии, так и для Испании голубую форму, которая с годами «синела». В 1952 году она стала темно-голубой, в 1976 году — настолько темно-голубой, что уже практически синей, а в 1985 году — откровенно синей. Тогда же у клуба появилось первое и последнее прозвище — «Blaus» («синие»).

Ничего особенного команда не показывала и билась в нижних категориях испанского футбола, играя провинциальные дерби против «Настика», «Жироны», «Барселоны-Б» и «Сабадели». Но в 1993 году клуб явился в Примеру с твердым желанием там остаться. Сделать это представлялось весьма и весьма проблематичным, так как сезон начался в конце августа, а свою первую домашнюю победу «Блаус» одержали аж 12 декабря, забив гол «Вальядолиду», который оказался единственным в матче. Тем не менее беспросветный, казалось, аутсайдер выдал два мегаматча, по которым его запомнили. За неделю до дня рождения «Барселоны», которой исполнялось девяносто четыре, «Лерида» приехала на «Камп Ноу», а ее хунта перед матчем гордо высказалась, что для их команды дело чести встретиться с «Барсой» в каталонском дерби. Сине-гранатовые только усмехались. А зря. «Лерида» применила тактику «автобус», а когда «Барселона», обстучав все штанги и перекладины, попросту устала атаковать, «Блаус» провели свой единственный контрвыпад за весь матч. На трогательно медленной скорости они пересекли центр поля, и под удивленными взорами защитников «Барселоны» Хайме Кесада на 86-й минуте сотворил суперсенсацию. «Камп Ноу» после финального свистка стоя аплодировал футболистам «Лериды», и те, явно растерявшиеся от такой реакции каталонского стотысячника, робко махали трибунам в ответ.

6 марта 1994 года мадридскому «Реалу» исполнялось 92 года и он собирался сам себя поздравить, разгромив на переполненном двенадцатью тысячами зрителей стадионе «Камп д'Эспортс» маленький каталонский клуб. Не тут-то было! «Лерида» снова сотворила сенсацию, победив со счетом 2:1. Правда, по итогам сезона она все равно вылетела в Сегунду.

В мае 2011 года «Лерида» была расформирована за долги, но, благодаря усилиям предпринимателя Сиско Пуйоля, команда практически сразу же возродилась под названием... «Лерида». Только если раньше полное название клуба звучало как Unio Esportiva Lleida, то теперь — Club Lleida Esportiu. В общем, в истории команды наступил новый период.