Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Маннанов Алекс

Глава 11

«Геркулес» и «мавры»

Аликанте — курортный город на берегу Средиземного моря, в ранние века известный как порт близ горы Бенакантиль. Греки называли этот укрепленный град «Акра Левка» («Белый пик»). Карфагенский генерал Гамилькар Барка после Первой Пунической войны расквартировал своих солдат в этой крепости, высоко оценив неприступность лагеря. Позднее город стал называться Леканте, или Леуканто, а римляне озаглавили его как «Луцентум». Во время завоевания мавров крепость называлась Аль-Лакант, откуда впоследствии и возникло современное название, «Аликанте» — по-кастильски, и «Алакант», по-каталански и на валенсийском диалекте.

В Аликанте обосновались два футбольных клуба. «Эркулес» возник в 1914 (по документам — в 1922) году, получив название в честь мифического героя Геркулеса — так римляне переиначили греческого Геракла. Правда, если в слове «Геркулес» ударение падает на последний слог, то в «Эркулес» — на первый. Девиз команды «Macho Hercules!» не имеет точного прямого перевода, но при желании его можно обозначить как что-то вроде «Давайте, мужики!». Болельщики клуба говорят, что у них своя собственная нация — эркулано. Стать саппортером «Эркулеса» означает автоматическое вступление в ряды эркуланос. «Геркулесы» провели двадцать сезонов в Примере, а их высшая позиция в классификации элитного испанского дивизиона — пятая — была достигнута по итогам сезона 1974-75 гг.

Интересно, что «Эркулес» поддерживает отношения с клубами, которые также имеют отношение к древнему герою, например — с греческим «Ираклисом» (так, собственно, и называют Геракла современные жители Эллады). У «Геркулесов» даже существует фан-клуб, называющийся Iraklis.

В 2006 году хунта клуба поддержала проект валенсийского исследователя, который скупал земли и недвижимость в Боливии и решил попутно основать и футбольный клуб. Команда вложила большие деньги в проект, и в честь испанского «Эркулеса» в Южной Америке появился боливийский «Эркулес», базирующийся в городе Камири. Эркуланос шутливо называют этот новообразованный клуб «Эскуэла де футбол хунгла боливиана», «Школа футбола боливийских джунглей».

«Эркулес» всегда считался сильнейшей командой города, и его главным противостоянием стал не матч против местной же команды «Аликанте», а провинциальное дерби против «Эльче».

Футбольный клуб «Аликанте», к большому сожалению его болельщиков никогда не игравший в Примере, возник в 1918 году и до сих пор спорит с «Эркулесом» на предмет того, кто же из них футбольный «первенец» города, так как у «Геркулесов» как бы две даты основания, неофициальная и официальная.

Сине-белая форма футболистов «Аликанте» предопределила их прозвище: Celestes, что значит «Небесные». Однако настолько возвышенно команду называют разве что на родной арене. Для своих же соперников выходцы из курортного города на берегу Средиземного моря — Moros («Мавры»).

«Аликанте» всегда стремился к тому, чтобы занять в сердцах городских жителей место «Эркулеса». Вообще, в Аликанте сложилась уникальная ситуация — команда, названная в честь города, уступает по популярности команде, имеющей другое название. Парадокс. Между собой клубы практически никогда не играли, так как «Геркулесы», к примеру, провели в Сегунде, втором испанском дивизионе, целых сорок сезонов, а «Небесные» — всего лишь пять.

В 1960-х годах по причине крупных финансовых неприятностей «Аликанте» мог быть расформирован, но на выручку подоспел «Эркулес», оформивший «Небесных» как свой филиал. В таком статусе команда просуществовала с 1961-го по 1969 год. Как только хунта нашла деньги, «Геркулесы» сразу же предоставили соседям самостоятельность. «Эркулес» выручал и в нулевых, предоставляя второй городской команде свой стадион «Хосе Рико Перес» для проведения матчей, так как эстадио аликантистас никуда не годился и Федерация его не пропускала в качестве полноценной арены для спортивных состязаний. На «Хосе Рико Перес» футболисты «Аликанте» играли ровно десять лет.

Вот и не получается никакого городского дерби! Во-первых, клубы совершенно неравнозначны. Во-вторых, один из них все время попадает в неприятности, а второй, аки Чип и Дейл, моментально срывается и спешит на помощь. Какое уж тут дерби, если отношения едва ли не родственные?

«Мужики»

Эльче — третий по величине город в Валенсийском сообществе и второй — в провинции Аликанте. Он находится всего лишь в 21 километре от административного центра и всеми силами старается казаться главным в аликантийской провинции. Местные, в зависимости от разговорного диалекта, называют этот населенный пункт «Элч», «Эльч» или «Элш».

Еще в V веке до нашей эры иберийские племена воздвигли поселок Иличи. Впоследствии римляне заселили городок ветеранами Кантабрийских войн и назвали его Юлия Иличи Августа. Эльче является одним из крупнейших производителей обуви в Европе, а его великолепные пальмовые рощи внесены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Футбольный клуб «Эльче» ведет свою историю с 1923 года, когда он появился на белом свете путем слияния нескольких мелких городских клубов — таких как «Иличе», «Спортинг» и «Химнастика Эльче». Главным соперником для «Эльче» считается «Эркулес», в этом противоборстве сходятся две главные команды валенсийской провинции Аликанте. Болельщики из Эльче называют себя и любимую команду Machos Elche («Мужики Эльче»), или Ilictanos (древнее самоназвание местных жителей).

Клуб имеет достаточно многочисленную и известную группировку Jove Elх. Эти парни с 1981 года располагались на Fondo Sur, Южной трибуне почти сорокатысячника «Мартинес Валеро». Банда окончательно определилась с первым составом в 1982 году. С этого времени в принципе и можно отсчитывать старт массового саппорта «Мачос». Вместе с клубом фирма объездила всю Испанию, гоняя во всех возможных дивизионах: «Эльче» с того времени успел побывать и в Примере, и в Сегунде, и в Сегунде Б. Когда команда находилась на грани разорения и, следовательно, исчезновения с футбольной карты страны, главная банда мобилизовала все свои силы, буквально подняла на уши всех жителей города, обойдя практически все крупные предприятия и всех известных местных бизнесменов. Средства для спасения «Эльче» в итоге нашли.

Группа Jove Elх придерживается правой идеологии и, пожалуй, является единственной футбольной бригадой на планете, умудряющейся сохранять хорошие взаимоотношения с Yomus, ударной фирмой «Валенсии» с ее сложным мировоззрением. Главный враг саппортеров «Эльче» — Curva Sud, центральная фирма «Эркулеса». Кроме того, они вообще не любят группировки из Валенсийского сообщества и ненавидят левое движение.

По итогам сезона 2010-11 гг. «Эльче» занял четвертое место в дивизионе Сегунда. По более ранним правилам команда должна была подниматься в Примеру, так как третьей к финишу пришла «Барселона-Б», то есть филиал, не могущий выступать в элитном дивизионе. Однако не так давно в Испании ввели переходной турнир плей-офф. Из Сегунды в Примеру напрямую выходят первые два клуба классификации, а еще четыре следующие команды сходятся в скоротечном турнире, в полуфиналах которого третья команда дивизиона встречается с шестой, а четвертая — с пятой. Победители полуфиналов и разыгрывают между собой единственную оставшуюся путевку в Примеру.

В переходном полуфинале сезона 2010-11 гг. «Эльче» прошел «Вальядолид», но в двух финальных поединках не сумел справиться с «Гранадой» (0:0 в гостях и 1:1 дома). Многие футболисты потом говорили, что в домашнем матче против «Гранады» им не хватало поддержки вдруг замолкнувшего домашнего стадиона «Мартинес Валеро». Почему стадион молчал? Фирма Jove Elх впервые за долгое время не посетила матч любимой команды, возмущенная действиями национальной полиции. В своем обращении парни из Jove Elx заявили; что на собственном секторе неоднократно подвергались гонениям, запугиваниям и провокациям со стороны блюстителей порядка. Возможно, это внезапное отсутствие поддержки лучшей банды и не позволило «Эльче» попасть в Примеру. Футболистам нужен был всего лишь один гол, а в этом случае игроков могут завести трибуны; именно зрители способны погнать команду вперед. Но этого не произошло: Jove Elx не пришли на свой сектор.

В 75 километрах от Валенсии расположен Кастельон-де-ла-Плана. Этот город часто называют холмом Магдалены. Футбольный клуб «Кастельон» появился в 1922 году и первым делом заказал себе чрезвычайно цветастую и сложную по композиции форму. Команда хотела носить майку с полосами зеленого, оранжевого и синего цветов (зелень полей, местная гордость — апельсины и цвет моря) и черные шорты. Но на фабрике не нашлось такого многоцветия, посему клубу предоставили черные шорты и черно-белую в вертикальную полоску майку. Первый президент Тадео Мальяч пользовался крайней непопулярностью в среде собственных саппортеров, так как откровенно «сливал» матчи «Валенсии» в обмен на небольшое вознаграждение личностного характера.

Клуб является главной командой провинции Кастельон и своими наиболее принципиальными соперниками считает титульные команды из двух других валенсийских провинций: «Валенсию» и «Эркулес».

Поклонники команды придерживаются правой политической ориентации и собираются на Gol Sur Bajo, Южной трибуне спортивного сооружения «Нуэво Эстадио Касталья», вмещающего 16 тысяч человек. Еще в 70-х годах «Кастельон» оброс группировкой Ultras Torre, четвертой порядковой фирмой, появившейся в стране. В 1987 году бригаду переименовали в Frente Orellut, и под этим именем она известна по сей день. «Фронт» делит Южную трибуну с еще двумя достаточно большими болелыцицкими объединениями клуба — Cruzada Albinegra («Черно-белый крестовый поход») и Supporters Castellon.

Севильское дерби

Участвующие клубы: «Севилья» (Севилья), «Бетис» (Севилья)

Начало сражения: 1915 год

Причина ненависти: принадлежность к одному городу

В величественной Севилье — «столице башен», одном из красивейших испанских городов и столице автономного сообщества Андалусия — на берегах Гвадалквивира развернулось жестокое футбольное противостояние: дерби Севильяно.

Севилья и дала название Испании, поскольку в древности являлась римской колонией и именовалась Испалис. В эпоху арабского завоевания Пиренеев захватчики называли город Ишбилья — отсюда и современное название Севилья. Это четвертый по величине город Испании после Мадрида, Барселоны и Валенсии; город, известный своими великолепными архитектурными памятниками — такими, например, как цитадель Алькасар; столица провинции, которая считается колыбелью национального испанского танца — фламенко.

«Огуречные» разборки

«Севилья» была основана в 1905 году, взяв себе имя города, что всегда ставит команду в привилегированное положение среди местных болельщиков. «Бетис» образовали на два года позже студенты Политехнической школы, и, естественно, у них сразу возникли проблемы с названием. Сначала команда называлась «Севилья Футбол», и только немного позже пришло название «Бетис». Данный термин уходит корнями в глубины истории. Дело в том, что плодороднейшая древнеримская провинция, располагавшаяся на территории сегодняшней Андалусии, носила название Бетика. В полном названии клуба (Real Betis Balompie) есть еще одно неиспанское слово — «balompie». Это неологизм, возникший от английского термина «ball» («мяч»). Футболистов и болельщиков «Бетиса» называют «бетикос», «баломпедистас» или «вердибланкос» («зелено-белые»). В

1914 году вторая севильская команда получила звание «Королевского клуба» и право ставить перед названием клуба приставку «Реал». Интересно, что даже футбольная команда «Мадрид» получила право пользоваться приставкой «Реал» позже.

Первый матч между двумя севильскими клубами состоялся в 1915 году и завершился победой «Севильи» со счетом 4:3. Встреча проходила в рамках местечкового турнира Копа дель Дьюк де Санто Мауро (Кубок герцога Святого Мауро).

Но интересно даже не это: начиная уже с дебютной игры отношения меясду болельщиками и футболистами противоборствующих клубов стали резко отрицательными. Застрельщиками выступили фанаты «Севильи», кричавшие с трибун: «Пепиньос, пепиньос!» («Огурцы!» — из-за того что игроки «Бетиса» вышли на поле в зеленой форме.) В конце концов саппортеры «рохибланкос» (красно-белые цвета традиционны для «Севильи») вообще выбежали на поле и судья должен был прекратить матч раньше времени. Так в столице Андалусии началась война между двумя футбольными клубами, которая продолжается и по сей день.

10 марта 1918 года «Севилья» разорвала «Бетис» 22:0 — это самый крупный счет в истории дерби Севильяно. Правда, «бетикос» выставили на этот матч юношеский состав в знак протеста. Дело в том, что двое лучших футболистов «Бетиса» служили в полиции (футбол тогда еще не встал на профессиональные рельсы) и в день дерби их назначили в наряд. Естественно, что фанаты «Огурцов» увидели в данном случае злые происки «Севильи».

Игроки клубов чрезвычайно ангажированы поведением фанатов и прессы, которая перед дерби создает в Севилье Максимально наэлектризованную обстановку. Поэтому нет ничего удивительного в том, что дерби Севильяно считается одним из самых грубейших поединков, который вообще только возможен в Испании. «Со щитом или на щите! Со щитом или на щите!» — такими лозунгами провожают фанаты своих любимцев на два главных матча года.

И игроки выходят на поле, чтобы через 90 минут покинуть его со щитом.

Или на щите.

В сезоне 1982-83 гг., например, состоялась грандиозная драка, в результате которой встречу досрочно завершили сразу трое футболистов: севильиста Санти и «баломпедистас» Канито и Диарте. Один из игроков «Бетиса» получил после бойни семнадцать матчей дисквалификацию — самый строгий на тот момент дисциплинарный приговор в «Лиге звезд».

Драки, впрочем, происходят во время дерби Севильяно практически всегда, и активнейшее участие в них принимают болельщики клубов. В битве на «Рамон Санчес Писхуан» в сезоне 2002-03 гг. один из саппортеров «Севильи», пришедший на игру со сломанной ногой, набросился на полицейского, метя последнему костылем в лицо. Как оказалось впоследствии, это был только отвлекающий маневр. Друг парня с костылем воспользовался сложившейся ситуацией и выбежал на поле, чтобы атаковать вратаря «Бетиса» Тони Пратса. «Рохибланкос» были оштрафованы на 3,5 тысячи евро (впоследствии сумму подняли до 30 тысяч), а стадион «Рамон Санчес Писхуан», домашняя арена «Севильи», подвергся четырехматчевой дисквалификации.

Годом позже кантабрийский арбитр Тейшейра Витьенес потребовал у игроков «Бетиса» поменять их традиционные зеленые футболки по той причине, что они сливались с газоном. Это требование спровоцировало очередной скандал, так как хунта «бетикос» кричала, что цвета команды являются священной исторической составляющей и никто не вправе требовать их смены.

В 2007 году уже на «Мануэль Руис де Лопера», стадионе «Огурцов», снова возникли беспорядки, потрясшие всю Испанию. В четвертьфинале Копа дель Рей «Бетис» принимал «Севилью». Во втором тайме гости вышли вперед после удара Фредерика Кануте, что вызвало гнев фанатов «бетикос» и беспорядки на трибунах. Хозяйские саппортеры начали бомбардировать скамейку запасных севильистас всяким мусором, после чего тренер гостей Хуанде Рамос внезапно упал на газон, будто бы сраженный вражеской пулей. Матч тут же прервали, «Бетису» выписали штраф и предписание провести следующую домашнюю игру без зрителей. Хуанде Рамоса увезла со стадиона карета скорой помощи. Через несколько часов пресс-служба «Севильи» сообщила, что у «мистера» диагностировано тяжелое сотрясение мозга. Двухлитровая бутылка с водой, брошенная с трибун, попала точно в затылок Рамосу. На этой же игре сектор болельщиков «Севильи» забросали файерами. Кроме того, инчада «Бетиса». показательно спалила несколько флагов севильистас.

Через три недели матч доигрывали в Хетафе. «Рохибланкос» одержали победу, вышли в финал Кубка Испании и завоевали трофей.

«Севилья» завоевывала Копу дель Рей пять раз и в четырех из этих розыгрышей обыгрывала «Бетис» в одной из стадий соревнования. «Бетис» — наш талисман в Национальном Кубке»,— шутят саппортеры севильистас.

Не спрятаться, не скрыться

Отдельная тема — иуды — футболисты, осуществившие прямые переходы из стана одного клуба в другой. Если игрок переходит из «Реала» в «Барсу», или наоборот, то он ощущает запредельную ненависть своих экс-обожателей только один раз в год, когда играет на своем бывшем стадионе. Но если футболист решается перейти из одного севильского клуба в другой, то он вкушает все «прелести» перехода каждый день, потому что не покидает город, а просто меняет лагерь.

В 1946 году «Бетис», находящийся в экономическом кризисе, принял решение продать своего лучшего защитника Антуньеса в «Севилью». Игрок, отлично понимавший, что за всем этим последует, отчаянно не желал покидать команду, а фанаты «вердибланкос» осаждали офисы клуба, требуя отмены трансфера. Хунта «Бетиса», многие члены которой подверглись нешуточным угрозам со стороны торсиды клуба, в конце концов решила отменить трансфер.

Но было уже поздно.

Дело дошло до суда, и, согласно его решению, Антуньес отправился в лагерь исторических противников. «Бетис» старался перекупить игрока обратно, но сумма клаусулы была такой, что вгоняла руководителей «Огурцов» в тихий ужас. Сам игрок не подвергался атакам со стороны саппорта «Бетиса», поскольку фанаты знали, что трансфер осуществлен помимо его желания.

Дело Антуньеса впоследствии стало своеобразным прецедентом, вспоминаемым болельщиками «Бетиса» при каждом удобном случае как квинтэссенция грязной игры «Севильи», которая воспользовалась финансовыми неурядицами «бетикос» для приобретения их футболиста. В Испании относительно «Севильи» «Огурцов» часто позиционируют как угнетенную жертву.

Дело Антуньеса стало только первой строчкой в списке иуд.

В июле 1988 года защитник «бетикос» Диего Родригес Фернандес перешел в «Севилью». Он был воспитанником «Тенерифе», отыгравшим в «Бетисе» шесть лет, то есть понимал, к чему может привести переход. Позже Диего вспоминал, что партнеры огговаривали его от предложения «Севильи». В новом клубе он стал одним из самых харизматичных игроков и провел в стане «рохибланкос» восемь лет, дослужившись до капитанской повязки. Все это время он получал бесчисленные угрозы от фанатов «Бетиса». Третировали даже его жену.

Для глума над соперником подойдет любой повод.

В сезоне 1999-00 гг. в десятом туре севильистас оказались на двадцатой строчке в турнирной классификации и уже не покидали последнее место до самого конца чемпионата. Надо ли говорить о том, что поклонники «Бетиса» были просто в восторге от неудачной игры «Севильи»! Но дальше произошло страшное. «Бетис», одно время занимавший шестую позицию, начал неумолимо скатываться вниз и в 32-м туре находился на 18-м месте — а это уже зона вылета. За оставшиеся шесть туров «вердибланкос» так и не смогли выправить положение. Таким образом, после окончания первенства рыдала вся Севилья — и ее белая часть, и зеленая: оба андалузских клуба рухнули в Сегунду, второй испанский дивизион.

В 2001 году на «Рамон Санчес Писхуан» «Севилья» принимала «Вальядолид» и разгромила его со счетом 4:0. Один из голов забил тогда еще совсем юный, подающий огромные надежды 18-летний Хосе Антонио Рейес. Оказавшись на газоне в объятиях партнеров, молодое дарование андалусийцев почувствовало в районе мошонки чье-то жадное прикосновение. Его партнер по клубу Пако Гальярдо в порыве радости укусил Рейеса за... половой орган. «Я просто хотел подбодрить его», — скажет впоследствии Гальярдо.

Конечно, Рейесу было тяжело. Подколы партнеров ему были обеспечены, да и не очень приятно, когда тебе в пах на глазах всей страны тычется товарищ из твоего же клуба.

Но больше всего, конечно же, ликовали фанаты «Бетиса». На баннерах они начали изображать Рейеса в женских чулках и с подведенными глазами, прямо намекая на нетрадиционную сексуальную ориентацию. Когда игрока встречали на улицах города, то саппорт «бе-тикос» глумливо ему подмигивал и вообще всячески третировал. Однажды за Рейесом увязался автомобиль с фанатами «Огурцов», которые кричали из окон: «Остановись, сладенький! Не бойся! Мы голубых не бьем!» Дошло до того, что после тренировки «Севильи» Рейес не мог уехать с автостоянки, окруженный саппортом «Бетиса». Вражеские болельщики не нападали на футболиста, зато делали нелицеприятные намеки. На ближайшем дерби Севильяно игроки «Севильи» были встречены торсидой «Огурцов» и криками «Maricones! Maricones!» («Педерасты!»).

Впрочем, история знает единичный случай, который хоть на какой-то срок, но объединил болельщиков двух противоборствующих севильских армий. Трагедия произошла в первом туре розыгрыша чемпионата Испании 2007-08 гг., в котором «Севилья» принимала «Хетафе». 22-летний левый защитник Антонио Пуэрта, сыгравший свой первый матч за сборную Испании, неожиданно упал в собственной штрафной площади. Ветераны команды, голкипер Андрес Палоп и защитник Ивица Драгутинович, подбежали к Пуэрте, пытаясь сделать все, чтобы он не проглотил язык. Шокированная Испания по телевизионным экранам наблюдала, как Пуэрта, пошатываясь, встал на ноги и ушел с поля, только что пережив приступ сердечной недостаточности. В раздевалке с молодым футболистом случился повторный сердечный приступ, и его отвезли в больницу, в которой он умер спустя три дня, 28 августа.

Болельщики «Севильи» и «Бетиса», ненавидящие друг друга, сплотились, чтобы проводить Антонио Хосе Пуэрту Переса в его последний путь. На его могиле до сих пор видны венки с зелеными ленточками — фанаты «Бетиса» скорбят по игроку точно так же, как и их враги, болельщики севильистас.

Переплюнуть богатеев

Biris Norte («Бирис с Севера» — по трибуне, на которой располагаются фанаты на «Рамон Санчес Писхуан») — центральная фирма футбольного клуба «Севилья». Левацкое объединение, что характерно для Испании, антифашисты и антирасисты. Фирма получила название по прозвищу гамбийского легионера «рохибланкос» Альхаи Момодо Нджле, который был известен как «Бири-Бири». Сами представители группировки считают ее первым массовым официальным объединением фанатов в Испании.

В 1974 году во время матча между «Севильей» и «Кадисом», который тоже представляет Андалусию, группа болельщиков пришла на стадион с баннером, на котором было написано «Бири-Бири». Решающий гол в игре забил именно гамбиец. Годом образования фирмы считается 1975, сами себя они относят к течению ультрас. В 1990-х годах устроили силовую акцию на выезде (матч, кстати, опять был против «Кадиса»), схлестнувшись с недружелюбно настроенными фанатами соперника и силами национальной полиции.

В 1995 году в фирме произошел раскол, от Biris Norte отпочковались группы Stukas Sur (носители правой идеологии) и Al-Andalus (ультрас, не хотевшие принимать участия в войне фирм). Андалусия — не слишком проблемный регион страны, в отличие, например, от сепаратистских Страны басков, Каталонии или Галисии, но и андалусийцы считают себя не совсем испанцами. Следовательно, и для Biris Norte присущ андалузский национализм. Это очень большая группировка. Не слишком агрессивная, но вполне могущая задавить фестлайном, если вывести этих парней из себя.

Biris Norte по праву считается самой красиво поющей бандой Испании. Надо сказать, что у «Севильи» как бы два гимна. Первый был записан в 1983 году композитором Мануэлем Оскигуилеа и поэтом Анхелем Луисом Оскигуилеа. Особой популярности он не снискал. Но в 2005 году по случаю празднования столетия клуба «Севилья» представила свой новый гимн «Himno del Centenario del Sevilla F. С.» («Гимн столетия футбольного клуба «Севилья»), который буквально взорвал общественность, занял в национальном чарте второе место по итогам года, а диски с записью композиции были признаны самым продаваемым гимном футбольного клуба в истории Испании. В 2005 году диск с новым гимном «Севильи» стал золотым, а годом позже — платиновым. «Himno del Centenario del Sevilla F. С.» сочинил и исполняет потомственный севильиста, один из самых знаменитых музыкантов Испании Хавьер Лабандон, более известный по прозвищу El Arrebato («Порыв»). С тех пор перед домашними играми «Севильи» звучит именно песня Хавьера Лабандона, и, когда начинает петь Северная трибуна, где сидят представители Biris Norte, а затем подхватывает весь стадион, это просто неописуемое зрелище!

«Бетис» решил не отставать и в 2007 году, на праздновании столетия, воздвиг монумент своим болельщикам (представлен 12 сентября 2007 года). Кроме того, Рафаэль Гонсалес Серна написал новый гимн клуба — «Аl final de la Palmera». Диск с новой заглавной песней «бетикос» получил золотой статус в конце года. На столетие «Бетис» играл против «Милана», бывшего в ту пору действующим обладателем Лиги чемпионов. «Огурцы» праздновали победу благодаря единственному голу Марка Гонсалеса, забитому с пенальти. Интересно, что, согласно опросам, болельщики клуба больше всего хотели бы видеть, как на столетие их команда сокрушит «Севилью».

Несмотря на то что у «Севильи» больше сосьос (членов клуба), «Бетис» в Испании поддерживает большее количество болельщиков. «Вердибланкос» — шестой по популярности футбольный клуб Примеры, за который переживают 3,3% всех фанатов страны. За «Севилью» болеют 2,3% болелыцицкого электората — это восьмой показатель в Испании. Тем не менее у «бетикос» перманентно существовал комплекс «вечно второго», потому что «Севилья» всегда была богаче, успешнее, отыграла больше сезонов в Примере и выиграла больше титулов. Все президенты «Бетиса» старались хоть в чем-нибудь переплюнуть севильистас.

30 июня 1992 года 45-летний севильский предприниматель Мануэль Руис де Лопера сосредотачивает в своих руках 51% капитала клуба и становится мажоритарным акционером «Бетиса». Под управлением де Лоперы «Огурцы» впервые за 28 лет завоевали титул, выиграв в 2005 году Кубок Испании. «Бетикос» откровенно везло со жребием, на этапах плей-офф им попадались такие «монстры» футбола, как «Алькала», «Кадис» и «Мирандес». В полуфинале «Бетис» по пенальти прошел баскский «Атлетик», а в финальном поединке на мадридском стадионе «Висенте Кальдерон» в дополнительное время победил «Осасуну» 2:1 с решающим голом Дани, собственного воспитанника, на 115-й минуте игры.

С де Лоперой «вердибланкос» пять раз принимали участие в еврокубках. А в сезоне 2004-05 гг. пришли четвертыми в итоговой классификации Примеры и впервые в своей истории получили право участвовать в Лиге чемпионов.

В 1998 году Мануэль Руис де Лопера совершил грандиозный трансфер, приобретя у бразильского «Сан-Паулу» 22-летнего левого атакующего полузащитника Денилсона за рекордную на ту пору в мировом футболе сумму, составляющую 31,5 млн евро. «Мы купили себе нового Ривалдо, — хвастался склонный к громким заявлениям президент «Бетиса».— А со временем этот парень затмит самого Пеле!» Трансфер, несмотря на воодушевленную речь президента, оказался провальным. Уже через два года «Бетис» отправил Денилсона, так и не прошедшего игровую акклиматизацию, в годичную аренду на историческую родину. Вернувшись обратно, бразилец провел в клубе еще пять лет, но ничем выдающимся не запомнился, разве что суммой, за которую был куплен. Вскоре «Огурцы» отпустили его в «Бордо». Бесплатно.

Приобретение Денилсона на многие годы стало для фанатов «Севильи» хорошим поводом для шуток и стеба. На одном из дерби Севильяно болельщики «рохибланкос» развернули плакат с надписью: «В нашей кантере есть парочка неудачников. Де Лопера, как насчет 30 миллионов евро за каждого из них?»

Впрочем, президент «Бетиса», слишком пафосный и самовлюбленный, уже и сам по себе становился объектом стеба — он, например, переименовал стадион клуба, дав арене свое собственное имя, и «вердибланкос» начали проводить свои матчи на «Эстадио Руис де Лопера». На полном серьезе де Лопера рассматривал проект, включавший установку монумента себя любимого перед спортивной ареной клуба.

Тем не менее «Бетис» де Лоперы, начавший за здравие, заканчивал за упокой. В 2009 году команда вылетела из Примеры в Сегунду, и болельщики, еще помнившие, как на их стадионе игрался гимн Лиги чемпионов, 15 июля выбежали на улицу, чтобы свергнуть президента. Офисы клуба были осаждены разъяренными саппортерами — где-то там, в темной глубине зданий с зеленой символикой, прятался Мануэль Руис де Лопера, в одночасье ставший изгоем. 7 июля 2010 года де Лопера продал основной пакет акций «Бетиса» за 18 млн евро. Кроме того, ему грозит тюремное заключение за финансовые махинации. Экс-президент «Огурцов» уже заплатил штраф, составляющий 5 млн евро.

Политические дебаты

Бригады поддержки «Бетиса» были известны достаточно давно, их замечали на стадионах еще в 1969 году, когда в Европе гремела контркультурная революция. Это был общий движ под названием El Chupe.

12 октября 1986 года во время игры «Бетис» — «Спортинг» (Хихон) состоялся дебют фирмы Supporters Gol Sur («Фанаты с Южной трибуны»). Изначально они хотели раззадорить фанатский движ на стадионе с помощью песен и поддержки своей команды. Однако достаточно скоро фирма превратилась в мощную боевую организацию, нападавшую на саппортеров других клубов. Еще одной фирменной «фишкой» бригады считается выбегание на стадион при первом удобном же случае. Таким образом, фестлайнеры «Бетиса» традиционно считаются в Испании неуправляемыми траблмейкерами.

В сезоне 2001-02 гг., когда банда праздновала свое 15-летие, парни из Supporters Gol Sur выбежали на стадион во время игры «Бетис» — «Барселона». Национальное телевидение запечатлело этот исторический момент — тогда операторам еще не давали команду отворачивать камеры от поля, как только на нем происходит что-либо неполиткорректное, хулиганское или просто необычное.

Supporters Gol Sur водят дружбу с фанатами мадридского «Атлетико» (фирма Frente Atletico), ненавидят все андалузские коллективы, особенно «Кадис» и, конечно же, «Севилью».

Следует заметить, что с центральной фирмой «Севильи» у фанатов «вердибланкос» существует еще и политическое противоречие. Если севильистас — «леваки», то Supporters Gol Sur представляют правое движение. Много среди них и фашистских элементов. Столкновения между членами Biris Norte и Supporters Gol Sur довольно часто происходят в Севилье во время дерби Севильяно. Агрессорами в большинстве случаев выступают фанаты «Бетиса».

В 1999 году в Севилье был возведен Олимпийский стадион картезианского монастыря — «Ла Картуха». Мультиспортивная арена, способная вместить 56619 зрителей, стала третьим самым крупным стадионом Испании после барселонского «Камп Ноу» и мадридского «Сантьяго Бернабеу». «Ла Картуха» сразу же получила четвертую, элитную категорию УЕФА, так как была построена согласно всем предписанным нормам по проекту, одобренному Международным олимпийским комитетом. Стадион называли Олимпийским, поскольку Севилья претендовала на Игры-2004, которые так и не получила. И со стадионом — действительно классным и современным — следовало что-то делать. 40% собственности «Ла Картуха» принадлежало правительству Андалусии, 25% — правительству Испании, 19% — муниципалитету Севильи, 13% — провинциальному совету Севильи, и еще 3% были в равной доле распределены между «Севильей» и «Бетисом».

Если бы стадион перешел одному из городских клубов, то второй немедленно встал бы в позу, причем весьма и весьма обиженную.

Хунта «Бетиса» неистовствовала, требуя отдать арену «Огурцам». «Наш стадион был построен в 1929 году,— заявляло руководство клуба,— и мы нуждаемся в новой арене». Администрация «Севильи» тоже не собиралась оставаться в стороне: «Рамон Санчес Писхуан» открылся в 1958 году и не реконструировался с 1982 года (тогда его ремонтировали в преддверии испанского мундиаля). «Бетис», чтобы переехать на новую арену, был готов продать участок земли, на котором находилась его арена. Что касается «Севильи», то она готовилась отказаться от своего стадиона в пользу правительства страны: о сносе «Рамон Санчес Писхуан» не велось даже речи, поскольку этот стадион считается счастливым для сборной Испании. «Красная фурия» играет на «Рамон Санчес Писхуан» только самые ответственные матчи и никогда не была бита на севильской арене.

В конце концов правительство Андалусии решило принять компромиссный, так называемый итальянский вариант. Оно предложило выкупить под последующий снос стадион «Бенито Вильямарин» у «Бетиса»; выкупить «Рамон Санчес Писхуан» у «Севильи», дабы отдать его в безвозмездное пользование сборной страны; а «Бетису» и «Севилье» предоставить «Ла Картуху», как говорится, на общак. Данная ситуация характерна для Италии, где «Рома» и «Лацио» уживаются на «Стадио Олимпико», а «Сан Сиро» считается домашней ареной как для «Интера», так и для «Милана». Но решение правительства взбесило как руководство клубов, так и болельщиков обеих севильских команд. «Мы не в Италии! — возмущался президент севильистас Хосе Мария дель Нидо. — Это Испания! Здесь никто не делит стадионы между собой! Тут даже самая маленькая команда имеет свой собственный стадион и гордится этим!»

Фанаты «Бетиса», самыми активными из которых, как всегда, являлись представители Supporters Gol Sur, заявили собственной хунте, что если она продаст стадион, то они окружат его кольцом, чтобы никто не мог снести арену. «Убивайте нас! — кричали они.— Но мы ни за что не будем делить один эстадио с нашим врагом!»

В итоге «Ла Картуха» так никому и не досталась. Арена принимает концерты, на ней проводятся легкоатлетические и теннисные соревнования, финалы Национального Кубка Испании, иногда играет первая футбольная сборная страны, иногда — сборная Андалусии. Ненависть друг к другу «Севильи» и «Бетиса» оказалась сильнее желания иметь стадион стоимостью 120 млн евро. Пусть даже и пришлось бы его делить с историческим соперником.

Саппортеры команд, кстати, тоже старались выяснять отношения на кулаках из-за «Ла Картухи». «Рамон Санчес Писхуан» находится в севильском районе, именуемом горожанами Eslava («Славянка»). Так назывался старый кинотеатр, на месте которого сейчас воздвигнут отель «Альфонсо XIII». Близ эстадио расположены пивоварня «Пуэрта Херес» и многочисленные кафешки — так что победу клуба можно праздновать и не разбегаясь по домам, а находясь непосредственно близ спортивной арены. Так вот, после одного из матчей «Севильи» в 2010 году фирма «Огурцов» Supporters Gol Sur атаковала питейное заведение, в коем разместились поклонники «Севильи». Драку между фанатами сумели остановить лишь силами полиции.

Летом 2011 года «Бетис» оформил выход из Сегунды в Примеру, и в августе, после оглашения календаря, весь город с нетерпением ожидал, когда же состоится дерби Севильяно. Надо признать, всех интересующихся ждал монументальный шок: согласно жребию, «Бетис» с «Севильей» должны были выяснять отношения уже в первом туре. Ахнув, ибо до дерби оставалось совсем мало времени, болельщики начали готовиться к андалусийской битве и скупать билеты. Однако по причине забастовки футболистов первый испанский тур перенесли на конец января.

Как бы то ни было, хорошо, что дерби Севильяно вернулось к нам в рамках высшего испанского дивизиона — жаркое, как лето в Андалусии, и бескомпромиссное, как и все великие противостояния.