Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Оглавление

Автор: Понкин Игорь Владиславович

2.3. Грубейшие противоречия «следственных» методов, которые использовались при подготовке Доклада Р. Макларена и с помощью которых получены результаты, ставшие основой выводов указанного Доклада, действующим нормативным актам ВАДА

Поскольку «расследование» Р. Макларена содержит серьёзные, со значительными последствиями обвинения в адрес многих лиц, а также органов государственной власти России, то представляется обоснованным требование о его соответствии в полном объёме фундаментальным стандартам проведения подобных расследований, в первую очередь -международным универсальным стандартам, а не только свойственным правовым системам лишь одной из правовых семей, но не актуальным для правовых систем других правовых семей. Поэтому апелляция авторов Доклада, к примеру, к стандарту отсутствия обоснованного сомнения (при том что в Докладе вообще отсутствуют релевантные доказательства) представляется не более чем удобным для Р. Макларена полемическим приёмом, нежели проявлением добросовестного и ответственного отношения к содержанию Доклада.

Следует отметить, что в «расследовании» Р. Макларена применялись методы, не только не указанные в нормативных документах Всемирного антидопингового агентства, но и грубо выходящие за пределы возможных, допустимых действий, исходя из компетенции (в том числе -полномочий) ВАДА, установленных в соответствующих нормативных документах.

Статут Всемирного антидопингового агентства от 2016 года137, устанавливающий нормативные основы, формы и процессуальные рамки деятельности ВАДА (а равно редакция этого документа от 2014138 года) не предусматривает и не допускает такой широты усмотрения и свободы выбора «следственных» методов, как это имело место при подготовке Доклада Р. Макларена.

Статья 4 Статута Всемирного антидопингового агентства от 2016139 года содержит недостаточно чётко определённые формулировки о применяемых для расследования средствах. Согласно этой статье, Всемирное антидопинговое агентство вправе использовать широкий круг средств - как имеющихся в его распоряжении, так и создавать новые, консультироваться с любыми спортивными и иными организациями. Но эту норму следует толковать исключительно в рамках компетенции ВАДА.

Всемирный антидопинговый кодекс 2015 года140, несмотря на презюмирование его авторами его особой «гибкости» и его особой «универсальности» (вводный раздел «Цели, область применения и структура всемирной антидопинговой программы и Кодекса»), не предусматривает и не допускает при проведении расследований применения такого рода методов, которые, судя по приведённой в Докладе Р. Макларена информации, были применены им и привлечёнными им лицами при «расследовании», в том числе связанные с нарушением тайны переписки и других правовых гарантий охраны конфиденциальной информации.

Проанализируем положения Всемирного антидопингового кодекса 2015 года с целью выявления возможного наличия в нём положений, которые могли бы быть нормативной основой, дающей Р. Макларену и привлечённым им к расследованию лицам право применять способы (методы) расследования, позволяющие получить доступ к конфиденциальной информации, принадлежащей другим лицам, без санкции уполномоченных государственных органов или без разрешения самих лиц, являющихся законными владельцами (адресатами и адресантами) соответствующих сообщений или информации, в том числе содержащейся на соответствующих электронных носителях информации (компьютерных жёстких дисках и др.).

Пункт 2.10.2 и примечание к статье 2.10 Всемирного антидопингового кодекса 2015 года указывают на возможность уголовного расследования и дисциплинарного расследования, но осуществляемых вне рамок юрисдикции ВАДА или национальной антидопинговой организации, то есть реализуемых не ВАДА. Вопрос, на каких основаниях Р. Маклареном и его «следственной группой» фактически были осуществлены многие «следственные» действия, которые могут реализовываться исключительно в рамках юрисдикционного государственного уголовного процесса в порядке, установленном национальным законодательством, остаётся без ответа.

Методы (способы) расследования, которые вправе применять Всемирное антидопинговое агентство или национальная антидопинговая организация указаны в статье 5 «Тестирование и расследования» и пункте 3.2 «Методы установления фактов и презумпций» статьи 3 «Доказательства допинга» и в ряде других статей Всемирного антидопингового кодекса 2015 года:

  • производство тестирования методом лабораторного анализа (пункт 5.1.1 и подпункт «а» пункта 5.1.2);
  • метод получения признания (пункт 3.2), включая «признания самого спортсмена» и «заслуживающие доверия показания третьих лиц» (примечание к статье 3.2);
  • иной «любой надежный способ» (пункт 3.2).

Словосочетание «любой надежный способ» должно интерпретироваться (толковаться) во взаимосвязи с принципами Всемирного антидопингового кодекса и другими нормами проведения антидопингового расследования, а также общими нормами и принципами проведения расследования правонарушений, включая принцип законности, принцип соблюдения прав человека.

Поэтому объём понятия «любой надёжный способ» (т.е. вся совокупность охватываемых этим понятием возможных способов расследования) применительно к антидопинговому расследованию имеет границы, пределы, которые можно относительно чётко и ясно выразить.

Соответственно, уполномоченный ВАДА субъект, осуществляющий антидопинговое расследование, не вправе произвольно, без соблюдения вышеуказанных принципов выбрать и применять какой-либо способ расследования, в т.ч. способ получения информации.

Обоснованно утверждать, что в под «иными любыми надежными способами» в пункте 3.2 Всемирного антидопингового кодекса 2015 года следует понимать способы (методы) расследования, как прямо закреплённые в нормах этого Кодекса, так и иные способы (методы), соответствующие компетенции ВАДА и принципам Всемирного антидопингового кодекса, другим нормами проведения антидопингового расследования, а также общим нормам и принципам проведения расследования правонарушений.

Несмотря на то что, согласно пункту 3.2.1 Всемирного антидопингового кодекса 2015 года, «презюмируется, что аналитические методы и пороговые значения, утверждённые ВАДА по итогам консультаций с членами соответствующего научного сообщества и независимой экспертизы, являются научно обоснованными» (т.е. презюмирована научная обоснованность методов ВАДА), в действительности, аналитические методы, в том числе консультации и экспертизы, могут правомерно применяться только в пределах, соответствующих пределам компетенции ВАДА.

Отметим также, что отдельные вопросы применения способов расследования, связанных с тестированием методами лабораторного анализа, урегулированы в пунктах 3.2.1, 3.2.2 и 3.2.3 Всемирного антидопингового кодекса 2015 года.

Единственный раз возможность преюдициальности, обеспеченной «решением суда или компетентного профессионального дисциплинарного трибунала», указана в пункте 3.2.4. Но из статей Всемирного антидопингового кодекса 2015 года не следует, что такое решение суда или дисциплинарного трибунала, имеющее преюдициальное значение, могло бы быть подменено (замещено) просто частным мнением кого бы то ни было лица, в т.ч. «независимого лица», наделённого по решению ВАДА полномочиями по проведению расследования.

Пункт 3.2.5 Всемирного антидопингового кодекса 2015 года указывает на возможность учёта мнения «экспертов, проводящих слушания, во время слушаний по нарушениям антидопинговых правил», но очевидно, что это положение не распространяется на случай Доклада Р. Макларена.

Пункт 19.2 Всемирного антидопингового кодекса 2015 года указывает, что «соответствующие антидопинговые исследования могут включать в себя, например, в дополнение к медицинским, аналитическим или физиологическим исследованиям социологические, поведенческие, юридические и этические исследования», однако интерпретация процитированного положения во взаимосвязи с пунктом 19.1 и с учётом вводного слова «соответствующие» в процитированном фрагменте показывает, что речь идёт не о проведении конкретного расследования, а исключительно только о деятельности в целях обеспечения и развития в целом антидопинговой деятельности, указанной в пункте 19.1: « антидопинговые научные исследования направлены на разработку и реализацию эффективных программ для целей допинг-контроля, а также информационных и образовательных программ, ориентированных на спорт, свободный от допинга».

Следует отметить пункт 5.1.2 Всемирного антидопингового кодекса 2015 года, устанавливающий основания обязательного проведения расследования:

«a) в отношении атипичных результатов анализа и неблагоприятных результатов по паспорту, согласно статьям 7.4 и 7.5, должен быть проведен сбор информации либо доказательств (включая, в частности, доказательства, полученные методом лабораторного анализа) с целью установления факта, имело ли место нарушение антидопинговых правил по статьям 2.1 и (или) 2.2;

(б) в отношении наличия иных оснований предполагать, что имело место нарушение антидопинговых правил, согласно статьям 7.6 и 7.7, должен быть проведен сбор информации либо доказательств (включая, в частности, доказательства, полученные иными способами помимо метода лабораторного анализа) с целью установления факта, имело ли место нарушение антидопинговых правил по какой-либо из статей 2.2-2.10».

Указанные в пункте 5.1.2 «иные способы» - это не какие угодно способы расследования, выбранные по произвольному усмотрению. Обоснованно утверждать, что речь здесь идёт о совокупности способов, включающей прямо указанные в Всемирном антидопинговом кодексе 2015 года, а также другие способы расследования, соответствующие компетенции ВАДА, а также общим принципам и основным гарантиям антидопингового расследования (в т. ч. гарантиям прав спортсменов на объективное непредвзятое расследование).

Пункт 5.2 «Пределы полномочий в сфере тестирования» Всемирного антидопингового кодекса 2015 года не является референтным для вопроса о нормативных основаниях способов расследования, применённых при подготовке Доклада Р. Макларена, поскольку указанный пункт относится только к тестированию спортсменов.

Пункт 5.8.1 Всемирного антидопингового кодекса 2015 года определяет полномочия ВАДА и национальных антидопинговых организаций «получать, оценивать и обрабатывать информацию, имеющую отношение к борьбе с допингом, из всех доступных источников», но в привязке к следующей цели: «с целью информированного содействия при разработке эффективного, основанного на анализе информации и фактически обоснованного плана отбора проб, при планировании целевого тестирования и (или) в рамках создания базы для расследования случая (ев) возможного нарушения антидопинговых правил».

Данное положение нереферентно, то есть не относится к регулированию проведения конкретных расследований, а следовательно -и к «расследованию» Р. Макларена и к действиям привлечённых им посторонних лиц, фактически произвольно присвоивших себе неограниченные и бесконтрольные полномочия по доступу к информации ограниченного пользования (конфиденциальной информации), и не может служить основанием и оправданием таких действий Р. Макларена и указанных лиц.

В пункте 5.8.3 Всемирного антидопингового кодекса 2015 года установлено полномочие ВАДА и национальных антидопинговых организаций «проводить расследования в связи с любой иной информацией, относящейся или нет к результатам лабораторных исследований, либо в связи с полученной от третьих лиц информацией, свидетельствующей о факте возможных нарушений антидопинговых правил, согласно статьям 7.6 и 7.7, с целью либо исключить факт возможного нарушения антидопинговых правил, либо получить доказательства, на основании которых возможно будет инициировать процедуры в связи с фактом возможного нарушения антидопинговых правил».

Статьи 7.6 и 7.7 Всемирного антидопингового кодекса 2015 года совершенно нереферентны действиям по получению конфиденциальной информации, которые осуществляли Р. Макларен и привлечённые им посторонние лица в рамках «расследования», и поэтому не могут служить основанием и оправданием таких действий Р. Макларена и указанных лиц.

Пункт 5.8.3 ясно свидетельствует о наличии границ предметной области антидопинговых расследований и возможных методов таких расследований, и следовательно, так же не может служить основанием и оправданием таких действий Р. Макларена и указанных лиц.

Согласно пунктам 20.3.6 и 20.4.4, а также другим положениям Всемирного антидопингового кодекса 2015 года, антидопинговая организация «обладает правом на проведение расследования», но это право существенно ограничено - не только определяемым Статутом Всемирного антидопингового агентства от 2016 года статусом (в том числе пределами компетенции) ВАДА или статусом национальной антидопинговой организации (в данном случае важно - что ВАДА), но и совокупностью методов, указанных во Всемирном антидопинговом кодексе 2015 года.

Таким образом, с учётом сказанного выше, обоснованно утверждать, что Р. Макларен совершая в процессе проведения им «расследования» действия, обозначенные, отражённые или частично поверхностно описанные в Докладе, грубейшим образом нарушил пункт 19.4 «Порядок проведения исследований» Всемирного антидопингового кодекса 2015 года, устанавливающий, что «антидопинговые исследования должны проводиться в соответствии с международно-признанными этическими нормами». В частности, оказались грубо нарушены принципы объективности, справедливости, честности.

Пункт 5.5 «Требования к Тестированию» Всемирного антидопингового кодекса 2015 года содержит отсылку к Международному стандарту по тестированию и расследованиям от 2015 года141, который, согласно первому абзацу статьи 1 этого документа, составляет неотъемлемую часть Всемирного антидопингового кодекса и является обязательным к применению Международным стандартом, разработанным в рамках Всемирной антидопинговой программы.

Пункты 5.1.1, 5.1.2 и ряд других положений Международного стандарта по тестированию и расследованиям от 2015 года говорят о методе лабораторного анализа. В пункте 7.1 и в ряде других положений Международного стандарта по тестированию и расследованиям от 2015 года говорится о способе отбора допинг-проб. В пункте 9.3.1 названного документа говорится о способе доставки отобранных допинг-проб и сопроводительной документации, обеспечивающем их неприкосновенность, подлинность и безопасность.

Пункт 4.8.4 и комментарий к этому пункту, комментарий к пункту 4.8.3, пункт 5.1.2 Международного стандарта по тестированию и расследованиям от 2015 года предусматривают возможность получения доказательств «иными способами, нежели методом лабораторного анализа». Но и в данных случаях речь идёт о способах, относимых к компетенции ВАДА и подлежащим интерпретации во взаимосвязи с общим содержанием данного документа.

Следовательно, положения Всемирного антидопингового кодекса 2015 года и Международного стандарта по тестированию и расследованиям от 2015 года не могут служить нормативным основанием и оправданием действий, совершённых Р. Маклареном и привлечёнными им лицами в рамках проведения ими «расследования».

Таким образом, Р. Макларен и привлечённые им для «расследования» лица был не вправе использовать указанные выше и ряд других методов в своём «расследовании», а полученные с их помощью результаты (заявленные как полученные) являются юридически ничтожными.

 137 Constitutive instrument of foundation of the World anti-doping agency, April 2016 // <https://wada-main-prod.s3.amazonaws.com/resources/files/new_statutes_-11_april_2016.pdf>. Publication date August 30, 2016.

138 Constitutive instrument of foundation of the World anti-doping agency 2014 // <https://wada-main-prod.s3.amazonaws.com/resources/files/WADA-Revised-Statutes-4-July-2014-EN.pdf>.

139 Constitutive instrument of foundation of the World anti-doping agency, April 2016 // <https://wada-main-prod.s3.amazonaws.com/resources/files/new_statutes_-11_april_2016.pdf>. Publication date August 30, 2016.

140 Всемирный антидопинговый кодекс 2015 года // <https://wada-main-prod.s3.amazonaws.com/resources/files/wada-2015-code-ru.pdf>. World Anti-Doping Code 2015 / The revised 2015 World Anti-Doping Code is effective as of 1 January 2015 // <https://wada-main-prod.s3.amazonaws.com/resources/files/wada-2015-world-anti-doping-code.pdf>.

141 International Standard for Testing and Investigations // <https://wada-main-prod.s3.amazonaws.com/resources/files/WADA-2015-ISTI-Final-EN.pdf>. Перевод на русский: Международный стандарт по тестированию и расследованиям, январь 2015 года // <http://nada.by/img/test.pdf>. С января 2017 года действует: International Standard for Testing and Investigations // <https://wada-main-prod.s3.amazonaws.com/resources/files/2016-09-06_-_isti_-_january_2017_final.pdf>.