Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Оглавление

Автор: Понкин Игорь Владиславович

Основная часть 1. Анализ основных положений (главных утверждений) Второго доклада Р. Макларена

В разделе «Ключевые моменты 2-го доклада» Второго доклада, содержащем описание его основных положений и выводов, сразу же (в первом абзаце) заявляется о наличии системного («в рамках организованной инфраструктуры») масштабного преступного сговора нескольких государственных органов Российской Федерации (Минспорта России, ФСБ России) в целях содействия систематическому грубейшему нарушению антидопинговых правил и сокрытия таких нарушений:

«Ведомственный сговор и сокрытие применения допинга. Ведомственный сговор касался спортсменов летних и зимних видов спорта и включал российских должностных лиц в Министерстве спорта и его инфраструктуре - в таких организациях, как РУСАДА, ЦСП и Московская лаборатория, а также ФСБ, с целью манипулирования результатами допинг-контроля. Спортсмены -представители летних и зимних видов спорта действовали не индивидуально, а в рамках организованной системы (инфраструктуры), как сообщалось в 1-м Докладе» ^Institutionalised Doping Conspiracy and Cover Up. An institutional conspiracy existed across summer and winter sports athletes who participated with Russian officials within the Ministry of Sport and its infrastructure, such as the RUSADA, CSP and the Moscow Laboratory, along with the FSB for the purposes of manipulating doping controls. The summer and winter sports athletes were not acting individually but within an organised infrastructure as reported on in the 1st Report»] (с. 1).

При этом заявляется, что такая деятельность являлась систематической, централизованной (т.е. управляемой из единого центра) и постоянно совершенствовалась: «Такое систематическое и централизованное сокрытие и манипуляция процессом допинг-контроля возникли и совершенствовались в ходе их применения на Летних играх 2012 года в Лондоне, Универсиаде 2013 года, Чемпионате мира по легкой атлетике 2013 года в Москве и на Зимних играх в Сочи в 2014 году» This systematic and centralised cover up and manipulation of the doping control process evolved and was refined over the course of its use at London 2012 Summer Games, Universiade Games 2013, Moscow IAAF World Championships 2013, and the Winter Games in Sochi in 2014»] (с. 1).

Вышеприведенные утверждения во Втором докладе, как показывает его анализ, фактически пронизывают всё его содержание, выражают общую концепцию и главный вывод Второго доклада, которые Р. Макларен пытается обосновать, а именно, - утверждение о существовании российской государственной (с участием официальных лиц) системы незаконного массового распространения среди спортсменов и применения спортсменами в России запрещённых допинговых субстанций и масштабной фальсификации допинговых проб в целях сокрытия таких фактов.

Под эту общую концепцию Р. Маклареном подобраны предположения, доводы, аргументы и интерпретированы все описанные в нём обстоятельства, при этом главный вывод излагается в разных вариациях, например:

«В России существовала программа применения и сокрытия допинга, которая могла использоваться для улучшения имиджа России посредством спорта. Такие процессы манипуляции и сокрытия результатов в процессе допинг-контроля были организованы (институализированы) посредством участия государственных должностных лиц в Минспорта, РУСАДА, ЦСП, Московской лаборатории и ФСБ, а также спортивных чиновников и тренеров... Все указанные стороны совместно осуществляли сговор с общей целью - использование допинга и затем сокрытие его применения. Как было подробно описано в настоящем Докладе, каждая из сторон играла свою роль в этом сговоре» [«There was a program of doping and doping cover up in Russia, which may have been engaged in to enhance the image of Russia through sport. That doping manipulation and cover up of doping control processes was institutionalised through government officials in the MofS, RUSADA, CSP, the Moscow Laboratory and FSB, as well as sport officials and coaches... Together, all of these parties were implicated parts amounting to a conspiracy with a common goal - to use doping products, and then cover up their use. As has been fully described in this Report, each party had a role to play in the conspiracy»] (с. 46-47).

«Независимое лицо установило, что в период с 2011 по 2015 год в России действовала система ведомственного (институционализированного) манипулирования результатами допинг-контроля и сокрытия применения допинга спортсменами. Сговор и сокрытие результатов распространялись на российских спортсменов практически во всех Олимпийских видах спорта» The IP has established that between 2011 and 2015 there was an institutionalised manipulation and cover up of the doping control process in Russia. The conspiracy and cover up involved Russian athletes in virtually all of the Olympic sports»] (с. 35).

« Сокрытие и манипуляции в процессе допинг-контроля осуществлялись с участием должностных лиц в Министерстве спорта, ЦСП и ФСБ, а также других спортивных чиновников и тренеров. В этом участвовали также сотрудники РУСАДА и Московской лаборатории»

The cover up and manipulation of doping control processes involved officials in the MofS, CSP, and FSB as well as other sport officials and coaches. Also included were both RUSADA and the Moscow Laboratory»] (с. 34).

«К 2011 году была начата работа над тем, что стало сговором в области допинг-контроля в российском спорте. Этот сговор стал основой хорошо отлаженной системы фальсификации, позволяющей российским спортсменам принимать участие в соревновании несмотря на применение допинга» [«By 2011 work had begun on what became the conspiracy in doping in Russian sport. The rudiments of what would become the well-oiled systemic cheating scheme to enable Russian athletes to compete while doping was being put in place»] (с. 21).

«Такие манипуляции осуществлялись в различных формах и различными частями спортивной инфраструктуры в России» [«That manipulation came in various forms and was carried out by different parts of the sports infrastructure within Russia»] (с. 18).

«.с 2012 года Минспорта работало над тем, чтобы приучить спортсменов принимать "коктейль"» [«...from 2012, the MofS was working to discipline athletes into taking the "cocktail"»] (с. 63).

«Спортивная инфраструктура страны, включая Министерство спорта, Всероссийскую федерацию легкой атлетики (ВФЛА), Российское антидопинговое агентство (РУСАДА), Федеральную службу безопасности (ФСБ), Центр спортивной подготовки сборных команд России (ЦСП), Московскую лабораторию и тренеров, участвовала в создании сговора относительно применения допинга» [«country's sports infrastructure, including the Ministry of Sport ("MofS"), the All-Russia Athletic Federation ("ARAF'), the Russian Anti-Doping Agency ("RUSADA"), the Federal Security Service ("FSB"), the Center of Sports Preparation of National Teams of Russia ("CSP'), the Moscow Laboratory and coaches were engaged in the development of a doping conspiracy»] (с. 80).

«В процессы сокрытия и манипуляции в допинг-контроле были вовлечены должностные лица в Министерстве спорта ("Минспорта"), ЦСП и Федеральной службы безопасности ("ФСБ"), а также другие спортивные чиновники и тренеры» [«The cover up and manipulation of doping control processes involved officials in the Ministry of Sport ("MofS"), CSP, and Federal Security Service ("FSB") as well as other sport officials and coaches»] (с. 20-21).

На основании подобного рода высказываний (по существу -домыслов и предположений Р. Макларена), без убедительных и достаточных доказательств сделан следующий вывод: «4.8. Краткое изложение полученных результатов. Олимпийская сборная России в невиданных размерах исказила результаты Лондонских игр 2012 г., и масштабы таких нарушений, вероятно, никогда не будут выяснены полностью. Это искажение включало постоянное использование запрещённых веществ, манипуляции с пробами и фальсификацию отчетности в АДАМС. Эти действия обеспечивались высокопоставленными российскими должностными лицами, включая министра спорта и заместителя министра спорта, старшего тренера и тренера национальной сборной, РУСАДА, ЦСП и Московскую лабораторию. Подготовка к Играм и действия ВАДА, которые произошли вскоре после этого, стали инструктивными уроками о том, как скрыть применение допинговых схем и манипуляций. Желание выиграть медали подавило их коллективную моральную и этическую систему ценностей и Олимпийские ценности честной игры» [«4.8. Summary of Findings. The Russian Olympic team corrupted the London Games 2012 on an unprecedented scale, the extent of which will probably never be fully established. This corruption involved the ongoing use of prohibited substances, manipulation of samples and false reporting into ADAMS. These activities were supported by senior Russian officials, including the Minister and Deputy Minister of Sport, senior and national team coaches, RUSADA, the CSP and the Moscow Laboratory. The preparation for the Games together with the WADA actions that occurred soon thereafter provided instructive lessons on how the doping cover up and manipulation required adjusting. The desire to win medals superseded their collective moral and ethical compass and Olympic values of fair play»] (с. 77-78).

Также во Втором докладе Р. Макларена было заявлено: «Благодаря усилиям Минспорта и доктора Родченкова был разработан DPM в качестве окончательного безотказного механизма, значительно совершенствующего практики «на местах» и в целом позволяющего уменьшить вероятность обнаружения применения допинга спортсменами» [«Through the efforts of the MofS and Dr. Rodchenkov, the DPM was developed as a final failsafe mechanism, vastly improving upon the "in the field" practices and overall reducing the likelihood of doped athletes getting caught»] (с. 51).

«В этот период другие новые методы сокрытия фактов применения допинга разрабатывались основными участниками: Минспорта, РУСАДА, Центром спортивной подготовки национальных сборных команд России ("ЦСП"), Федеральной службой безопасности ("ФСБ") и Московской лабораторией, которые совместно представляют собой тесный круг сообщников в российской схеме манипуляций результатами допинг-контроля и сокрытия таких фактов. Эти процессы и процедуры являются предметом обсуждения в следующих главах. Все эти события вели к предпоследней мошеннической схеме на играх в Сочи» [«Throughout this period, other new doping cover up methods were being developed by the primary participants the MofS, RUSADA, the Center of Sports Preparation of National Teams of Russia ("CSP"), the Federal Security Service ("FSB"), and the Moscow Laboratory which collectively form the coterie of conspirators in Russian doping manipulation and cover up scheme. These processes and procedures are the subject of discussion in the chapters that follow. All of these developments were leading towards the penultimate scheme to cheat at the Sochi Games»] (с. 52).

«Основа того, что в конечном итоге станет хорошо отлаженным системным обманом, позволяющим российским спортсменам участвовать в соревнованиях, принимая допинг, формировалась и развивалась после введения методологии сокрытия положительных проб. В последующих главах приводится обсуждение других движущихся частей этой картины, демонстрирующих допинговый заговор в российском спорте» [«The foundation of what ultimately would become the well-oiled systemic cheating to enable Russian athletes to compete while doping was being formulated and evolving following the introduction of the DPM. What follows in subsequent chapters is the discussions of the other moving parts of this picture that demonstrate the conspiracy of doping in Russian sport»] (с. 59).

«Министерство спорта РФ (Минспорта) осознало рискованность децентрализованной допинг-модели, применяемой "на местах", и её уязвимость для расследований. Новые разработки в сфере обнаружения и фиксации в области борьбы с допингом пускали под откос старую допинг-модель, и без понимания новейших научных методов в данной области тренеры создавали для российских спортсменов риск быть пойманными. Для Минспорта становилось все более очевидным, что существующие методы применения допинга придётся изменить. Контроль над применением допинга должен был стать централизованным, и с 2012 года Минспорта работало над тем, чтобы приучить спортсменов принимать "коктейль" из стероидов тренболона, оксандролона и метеналона, разработанный д-ром Родченковым и распространяемый другими» [«Ministry of Sport ("MofS") to realise that the decentralised doping model operating "in the field" was under stress and vulnerable to detection. New developments in anti-doping detection and reporting were derailing the old doping model and, without the understanding of how the science was catching up, coaches were putting Russian athletes at risk of being caught. It became increasingly evident to the MofS that current methods of doping had to change. Control over doping had to become centralised and, from 2012, the MofS was working to discipline athletes into taking the "cocktail" of steroids trenbolone, oxandrolone and methenalone developed by Dr. Rodchenkov and distributed by others»] (с. 62-63).

«Минспорта пытался гармонизировать свой допинг-режим и проверить использование "коктейля" д-ра Родченкова...» [«MofS was trying to harmonise its doping regime and test the use of the Dr. Rodchenkov's "cocktail".»] (с. 64).

Однако никаких релевантных верифицируемых доказательств существования и функционирования такой системы и таких схем, участия в них маркируемых Р. Маклареном лиц во Втором докладе не приводится, равно как не приведено даже в минимальной степени ясного описания этой системы, о существовании которой заявляется в этом докладе. Изложенная на с. 16-17 Второго доклада Р. Макларена хронология событий представляет собой по большей части простое перечисление никак не связанных между собой событий.

Контент-анализ Второго доклада Р. Макларена показывает, что Министерство спорта Российской Федерации («Ministry of Sport», «MofS») упомянуто во Втором докладе Р. Макларена 54 раза (с. V, 1, 7, 15, 20, 22, 30, 34, 38, 42 - дважды, 47, 49 - дважды, 51, 52, 53 - дважды, 57, 62, 63 - трижды, 64, 66, 70 - дважды, 71, 80, 81, 82, 83 - трижды, 86 - трижды, 91, 92, 94, 95 -трижды, 96 - дважды, 109, 110, 111, 115 - дважды, 118 - дважды, 119 -дважды), из них в негативном смысле - 52 раза (с. 1, 7, 20, 22, 30, 34, 38, 42 -дважды, 47, 49 - дважды, 51, 52, 53 - дважды, 57, 62, 63 - трижды, 64, 66, 70 -дважды, 71, 80, 81, 82, 83 - трижды, 86 - трижды, 91, 92, 94, 95 - трижды, 96 -дважды, 109, 110, 111, 115 - дважды, 118 - дважды, 119 - дважды).

Заместитель Председателя Правительства РФ В.Л. Мутко (ранее - Министр спорта РФ) упомянут во Втором докладе Р. Макларена 8 раз (с. 15 - дважды, 50, 63, 74, 75, 78, 84), из них в негативном смысле - 6 раз (с. 50, 63, 74, 75, 78, 84).

Почти весь объём отсылок к источникам информации, голословно позиционируемых как «доказательства», во Втором докладе в отношении утверждений об участии государственных органов России в незаконном массовом распространении среди спортсменов запрещённых допинговых субстанций, в содействии массовому применению спортсменами в России запрещённых допинговых субстанций и в масштабной фальсификации допинговых проб в целях сокрытия таких фактов сводится к ссылкам на:

- голословные и с высокой степенью вероятности сфальсифицированные заявления и материалы Г. Родченкова, и это притом что в Итоговом отчёте № 1 от 09.11.2015 комиссии Р. Паунда, Р. Макларена и др.101 Г. Родченков был признан и назван (особо подчеркнём - признан и назван авторами Отчёта, включая самого Р. Макларена): 

1) «пособником и подстрекателем в отношении деятельности, связанной с применением допинга» [«an aider and abettor of the doping activities»] (с. 12, 116, 278 Отчёта Паунда-Макларена),

2) «неотъемлемой частью конспирационной схемы... сокрытия положительных результатов допинг-тестов» [«Director Rodchenkov was also an integral part of the conspiracy... in order to cover up positive doping test results»] (с. 15, 213, 280 Отчёта Паунда-Макларена),

3) «организатором сокрытия положительных результатов допинговых тестов» [«at the heart of the positive drug test coverup is Dir. Rodchenkov»] (с. 13, 202, 279 Отчёта Паунда-Макларена),

4) «коррумпированным лицом», не только бравшим, но и вымогавшим деньги за сокрытие положительных результатов допинг-тестов The IC further finds that at the heart of the positive drug test coverup is Dir. Rodchenkov. He not only accepted, but also requested money in order to execute the concealment positive test results»] (с. 13, 202, 279, 200-201 Отчёта Паунда-Макларена), 5) «лжецом» (с. 13, 204, 279 Отчёта Паунда-Макларена); а уже заявления Г. Родченкова становятся причиной проведения каких-то заявляемых лабораторных исследований;

- столь же бездоказательный и сфальсифицированный (как и анализируемый Второй доклад) ранее представленный Доклад Р. Макларена от 16.07.2016 «Расследование ВАДА обвинений российских участников Олимпиады в Сочи в употреблении допинга», основанный на все тех же голословных и сфальсифицированных заявлениях и материалах Г. Родченкова;

- абстрактные суждения ещё нескольких лиц, которые (в изложении Р. Макларена) убедительно и конкретно ничего не подтверждают.

По существу, вся аргументация вышеприведённых утверждений сводится (надо полагать, по причине отсутствия каких-либо доказательств) к следующему: «Существовал четко скоординированный заговор, в котором были замешаны российские спортивные чиновники из Минспорта, ЦСП, находящиеся в Москве сотрудники Сочинской лаборатории, РУСАДА, Организационный комитет Олимпийских игр в России, спортсмены и ФСБ. Хотя никогда не будет возможным установить точное число лиц, участвующих в заговоре, или их конкретную роль, совокупность всех их коллективных групповых усилий несомненно привела к отсутствию для других соперников равных условий борьбы, которые привели бы к равным возможностям и справедливому шансу на выигрыш медалей в Сочи» There existed a carefully orchestrated conspiracy, which included the complicity of Russian sports officials within the MofS, CSP, Moscow based Sochi Laboratory personnel, RUSADA, the Russian Olympic Organising Committee, athletes, and the FSB. While it will never be possible to establish the exact number of individuals involved or their specific roles, the sum of all their collective group efforts undoubtedly denied other competitors a level playing field which would generate an equal opportunity for a fair chance to win medals at Sochi»] (с. 95).

Таким образом, фактически все доводы, которые приводит Р. Макларен в обоснование своих утверждений о наличии системного и масштабного преступного сговора нескольких государственных органов Российской Федерации (Минспорта России, ФСБ) в целях систематического грубейшего нарушения антидопинговых правил, о существовании российской государственной (с участием официальных лиц) системы незаконного массового распространения среди спортсменов и массового применения спортсменами в России запрещённых допинговых субстанций и масштабной фальсификации допинговых проб в целях сокрытия таких фактов, - является нереферентными абстракциями, ложными утверждениями и/или откровенными домыслами. Во Втором докладе Р. Макларена не приведено ни одного релевантного и верифицируемого доказательства таких его домыслов и откровенной лжи.

101 The Independent commission Final Report № 1, November 9, 2015 // <https://wada-main-prod.s3.amazonaws.com/resources/files/wada_independent_commission_report_1_en.pdf>.