Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Демьяненко Анатолий

Отступление ради победы

Постоянство успеха, долгое пребывание на вершине спортивного Олимпа, помимо так приятно щекочущих самолюбие популярности и славы, а также приобретения столь важного опыта побед, в то же время расхолаживает, сеет в душе спортсмена мгновенно восходящие зерна благодушия и самоуверенности. Сужу во многом по собственному опыту.

В киевском «Динамо» я отыграл уже четвертый сезон и успел завоевать при этом четыре медали в составе команды. Причем две из этих наград были наивысшего достоинства! Легко ли не потерять голову от таких побед в 23 года? Не могу сказать, что считал себя умеющим уже в футболе все, но никакого иного исхода матчей в составе киевского «Динамо», кроме победы, не представлял. Впрочем, как и большинство моих товарищей по команде. В самом-то стремлении к победе в каждом поединке ничего худого, разумеется, нет.

Беда заключалась в другом. Частые победы на всесоюзной арене порождали уверенность, что так будет всегда, а значит, сегодня можно сыграть на «классе», завтра недоработать на тренировке, послезавтра расслабиться в кругу друзей…

Когда вирус подобного настроения поражает команду, ей нужна срочная встряска, чтобы футболисты как можно быстрее спустились на землю. Опытные тренеры, такие, к примеру, как В. В. Лобановский, имеют в своем педагогическом арсенале немало средств, с помощью которых могут в кратчайшие сроки излечить команду от «звездной» болезни. Но именно тогда, в конце 1982 года, когда в динамовском коллективе кризис, как говорится, назревал, Лобановский был вынужден расстаться с командой: его назначили освобожденным главным тренером сборной страны.

Сказать откровенно, горевали по этому случаю мы недолго. То ли надеялись отдохнуть от насыщенных тренировок Лобановского, то ли были уверены, что побеждать будем при любом тренере, то ли просто любопытно было узнать, чем же удивит новый наставник…

У руля команды стал Юрий Андреевич Морозов — единомышленник Лобановского, авторитетный в футбольном мире человек, сумевший в 1980 году впервые в истории команды привести ленинградский «Зенит» к бронзовым медалям.

Морозов удивил нас уже на первых тренировках: щадящий режим, непривычно низкие нагрузки, полнейшее доверие ко всем игрокам, как и одинаковый ко всем подход. Новый тренер был мягок, добр, многое позволял и многое прощал. Впрочем, как и себе самому.

Молодым футболистам такая свобода нравилась, кто постарше, пытались обратить внимание на происходящие в команде перемены и руководителей клуба, и своих коллег. Еще вчера дружный, сплоченный, нацеленный на победы коллектив буквально на глазах стал превращаться в заурядную команду.

Опасения подтвердились уже в марте, когда мы провели два четвертьфинальных поединка Кубка чемпионов с западногерманским клубом «Гамбург». Первый матч согласно жребию — на нашем поле. Но 2 марта киевский стадион был еще под снегом, и потому игра состоялась в Тбилиси.

Морозов объявил состав. В нашей команде появился дебютант — нападающий из ворошиловградской «Зари» Александр Заваров. Уже на первых тренировках поразил всех высокой техникой и уникальным дриблингом, с помощью которого мог один обыграть на небольшом квадрате трех-четырех соперников. Сразу чувствовалось, что Заваров — талантливый, самобытный футболист. Но нельзя было не заметить и другое: лишь устранив пробелы в своем спортивном образовании (низкая скорость, слабая физическая подготовка), мог он надеяться стать настоящим мастером. И все же Заваров был, пожалуй, лучшим в нашей команде во встрече с «Гамбургом».

А начался матч для нас хуже некуда. Уже на 5-й минуте опытный форвард соперников Баструп, выступавший за сборную Дании, воспользовавшись оплошностью динамовской защиты, открыл счет. Но активность Заварова, Блохина и Буряка еще вселяла уверенность, что нам удастся отыграться.

В самом начале второго тайма Евтушенко получил мяч у угла вратарской площадки, и, казалось, сейчас счет станет ничейным. Но Вадим вместо того, чтобы спокойно забить гол, вдруг остановился, смутившись сигналами соперников об офсайде, которого не было. Момент был упущен. И тут же сработала «оборотка» — футбольный закон, который гласит: «не забиваешь ты — забивают тебе». Евтушенко не забил из выгодного положения, и Баструп наказал за это нашу команду точным ударом. Мы еще продолжали атаковать ворота «Гамбурга», но скорее уже по инерции, не веря в общий успех. В конце концов Баструп забил нам третий мяч, и стало ясно, что к сезону наша команда не готова.

Но прежде чем окончательно расстаться с мечтами о Кубке европейских чемпионов, нам предстояло сыграть с «Гамбургом» ответный матч. Под оглушительный рев 50 тысяч западногерманских болельщиков мы вышли на поле стадиона «Фолькспарк».

Игру мы начали активно. На общую победу по сумме двух матчей надеяться было, конечно, нереально, но желания скрасить горечь поражения в первой встрече красивым реваншем у нас было предостаточно. Особенно неугомонным был Бессонов, который перед матчем буквально затерзал всех своими призывами-указаниями:

— Вадик, — тормошил он Евтушенко, — ты сегодня обязан забить. Олега в стартовом составе нет, значит, надежда на тебя.

— А вы на флангах должны сделать игру, — дал указание мне и Саше Сорокалету.

— Миша! — атаковал Володя теперь уже нашего голкипера, — не задерживай игру. Получил мяч, сразу отдай его крайнему защитнику или ногой сильно выбей…

Мы уже привыкли к подобным «установкам на игру» Бессонова и не обижались на него. К тому же в Гамбурге в отсутствие Заварова, Хлуса и в первом тайме Блохина Володе пришлось играть в линии атаки. И нужно сказать, что справился он со своими новыми функциями блестяще. Не случайно именно он отличился в начало второго тайма, забив красивый гол в ворота «Гамбурга».

После перерыва на поле вышел Блохин, что, несомненно, не только усилило атакующий потенциал команды, но и придало уверенности партнерам. В один из моментов Олег в скоростном прорыве посеял смятение в рядах обороняющихся гамбуржцев, перекинув через них мяч. Завершающий удар ему, правда, не удался, но тут как тут оказался Евтушенко и внес необходимую поправку.

Мы победили «Гамбург» на его поле —2:1 (единственный гол у соперников забил Хартвиг), но по сумме двух встреч вынуждены были сойти с дистанции.

Неудача в четвертьфинале Кубка европейских чемпионов хоть и принесла нам большое огорчение, однако не стала еще сигналом бедствия для команды. Тем более что в весенних матчах игроки киевского «Динамо» неплохо выглядели в составе сборной страны.

Встреча с французами на их поле носила прежде всего престижный характер. Команда М. Идальго в начале восьмидесятых по праву снискала себе славу законодателя мод в современном футболе. В расцвете сил были Баттистон, Босси, Аморо, Фернандес, Жиресс, Тигана и, конечно же, непревзойденный Платини, которого сравнивали с самим «королем футбола» Пеле.

Самолюбия в наших рядах было достаточно, и потому мы отправились в Париж с твердым намерением не уступить, а при благоприятном стечении обстоятельств и победить.

Едва поселившись по прибытии в гостинице «Софитель» на юго-западной окраине французской столицы, мы отправились на тренировку.

Французские спортивные обозреватели вспомнили историю восьми встреч наших сборных: три победы советской команды; две — французов; три ничьи. Сумеют ли хозяева сравнять счет? — такой вопрос задавали многие, и, судя по общему настроению французской прессы, хозяева не сомневались в победе своих любимцев.

За день до матча наша команда столкнулась с двумя неожиданностями. Сначала пас пригласили на прием в общество дружбы, где отмечали… 50-летие Мишеля Идальго. Нас же об этом не предупредили… А затем мы попали в пробку на площади Трокадоро. Шедший впереди туристский автобус кого-то сбил. Пока по телефону вызывали «скорую помощь», а толпа молча взирала на лежащего в беспамятстве человека, врач нашей команды поспешил на помощь пострадавшему и привел его в чувство. Тренировка началась с опозданием.

В. В. Лобановский выставил на игру такой состав: Дасаев, Бессонов, Боровский, Балтача, Демьяненко, Баль, Буряк, Черенков, Родионов, Ларионов, Блохин. Несмотря на дождь, на то, что как раз в этот вечер президент республики Ф. Миттеран выступал перед страной с речью, игра собрала почти полные трибуны.

Мы начали игру быстро, по-спортивному зло, жестко. Техничные соперники ошеломлены, и вскоре двадцатилетний спартаковец Родионов открывает счет. Но арбитр из Англии М. Куртней гол не засчитал, усмотрев у Сергея игру рукой. Но на 29-й минуте хозяева все же вынуждены были начать с центра поля: Черенков пробил безукоризненно.

Лишь на исходе первого тайма Фернандес сравнял счет, но в целом наше преимущество было бесспорным. Лобановский после игры заявил журналистам: «Играй команда весь матч так, как первые полчаса, не только французы, а любая сборная оказалась бы нам под силу».

Да, пока оснований для тревог у нас, повторяю, пока, не было. Тем более что следующий товарищеский матч сборная СССР, в составе которой было пять киевлян, выиграла на выезде у футболистов Швейцарии — 1:0. Главная задача заключалась в том, чтобы помочь сборной СССР завоевать путевку на финальный турнир первенства Европы-84. Для этого нужно было занять первое место во второй отборочной группе, в которую, кроме пас, вошли команды Португалии, Польши и Финляндии. Начали турнир мы неплохо, победив своих соперников — финнов (2:0), поляков (2:0) и португальцев (5:0). В последних двух матчах мне удалось записать на свой счет два гола.

Итак, над сборной было безоблачное небо. А вот над киевским «Динамо» уже стали сгущаться тучи. Старт в чемпионате страны оказался для нас на редкость неудачным: в пяти встречах — три поражения, два из которых — на своем поле. После матча с московскими торпедовцами я слышал, как бушевал в тоннеле стадиона Йожеф Сабо:

— Ну что нужно сделать, — восклицал он с гневом, — чтобы заставить их двигаться?! Что, я вас спрашиваю? Как будто гири на ногах. А характер! Разве это темперамент нашей команды!

Стыдно было слышать такое. Но в самом деле: почему же не ладилась игра у команды? Думаю, потому, что уже тогда настоящей команды у нас не было. Появились какие-то группировки, взаимные обиды, разделение на «основных» и «молодых». Не совсем верно, на мой взгляд, поступал в тот сложный для команды период и Морозов, который все чаще и чаще вводил в состав молодых игроков, безосновательно отказывая в доверии опытным. Играть становилось втройне сложнее, когда на каждый следующий матч выходят сразу пять-шесть новых футболистов.

Итоговое седьмое место в турнирной таблице киевского «Динамо» иначе, как провалом, назвать было нельзя. В то же время успех днепропетровского «Днепра» не мог меня не радовать. Такой взлет команды, которая в предыдущем чемпионате заняла лишь девятое место, многие восприняли как сенсацию.

Но ничего удивительного, на мой взгляд, в этом не было. Руководители днепропетровского спорта вопреки всему отважились на рискованный, как кое-кому казалось, шаг: доверили неизвестным тренерам В. А. Емцу и Г. А. Жиздику команду, которая была на грани развала.

Турнирный путь днепропетровцев к золотым медалям был нелегким. В первом круге команду лихорадило, и к промежуточному финишу она пришла шестой. Собственно, шестое место в чемпионате и было первоначальной целью «Днепра». Но можно ли было остановиться на этом, когда команда в том сезоне была способна на большее. К заключительному туру чемпионата «Днепр» возглавлял турнирную таблицу, опережая московский «Спартак» на два очка. И — надо же такому случиться! — именно эти команды встретились в последнем матче первенства в Днепропетровске.

Мои земляки блестяще провели решающую встречу и, одержав убедительную победу — 4:2, завоевали золотые медали. Радостно было за своих друзей, которых у меня в «Днепре» осталось немало.

Иные задачи в сезоне стояли перед киевскими динамовцами. Чемпионат страны мы провалили. И в сборной дела шли не так, как нам хотелось бы. Перед последним отборочным матчем европейского первенства мы уверенно возглавляли турнирную таблицу во второй группе, и, пожалуй, мало кто сомневался в нашей победе. Были уверены в этом и мы.

В начале октября главный тренер сборной СССР В. В. Лобановский в беседе с корреспондентом «Комсомольской правды» говорил: «В последние годы мы стали редко попадать в финалы мировых и европейских первенств. А ведь там высшие футбольные университеты. Только в этих играх открываются истины современного футбола, только здесь можно подметить эталонные характеристики футбола и создать для себя идеал тактики, исполнительского мастерства.

Вот с такой сверхзадачей мы и пробиваемся в финал чемпионата Европы 1984 года».

К сожалению, так и не пробились… сборная Польши, проиграв нам в Москве — 0:2 и тем самым лишившись шансов на первое место, практически без боя уступила победу португальцам на своем поле. В Лиссабоне нас устраивала ничья.

Лобановский со своими помощниками отнюдь не настраивал команду на ничью. Но выйдя на поле, мы уповали лишь на защиту собственных ворот, а потому, словно в один миг разучились играть: Действовали несогласованно, вяло, беззубо. Одним словом, играли хуже соперника и проиграли вполне закономерно. У этого поражения была особая цена: мы отстали от португальцев на одно очко и выбыли из дальнейшей борьбы за титул чемпиона Европы.

Проиграла команда, а во всех грехах обвинили тренера. Пожалуй, не было таких обидных слов, которые не прозвучали в адрес Лобановского. Его поспешили обвинить даже в неудаче сборной СССР на испанском чемпионате мира, хотя главным тренером тогда был К. И. Бесков.

Конечно, Валерий Васильевич — человек сложный, характер у него не сахар, недоброжелателей, а то и просто врагов нажил он себе предостаточно. И все же несправедливо было обрушивать на одного из лучших наших футбольных специалистов лавину негодования, раздражения, злости и обиды, накопившихся за последние годы.

До чего же мы любим всю вину за поражение сваливать исключительно на старшего тренера, взяв при этом на себя лишь функции судей? Можно ли считать нормальным явлением тот факт, что за тридцать один год существования сборной ее возглавляли три десятка человек? А ведь в лучших футбольных сборных мира главные тренеры работают по пять-шесть, а то и больше лет.

Осечка в Лиссабоне — горький урок, который преподала нам реальная футбольная жизнь. Но нет худа без добра: списанный с капитанского мостика сборной Лобановский вновь причалил к родному берегу.

Мы понимали, что с его возвращением закончится наша вольготная жизнь, когда можно было позволить себе многое непозволительное как на футбольном поле, так и вне его. Но любовь к футболу, желание поскорее вернуть утраченные позиции, а с ними и миллионы болельщиков, наконец, задетое самолюбие в значительной степени способствовали тому, что мы с радостью восприняли новость и готовы были вновь трудиться до седьмого пота на тренировках.

Однако слишком уж много было потеряно за предыдущий сезон, и оказалось, что высокие нагрузки большинству из нас уже не под силу. А Лобановский с каждым новым поражением все увеличивал и увеличивал интенсивность и насыщенность тренировочных будней. Нравилось это далеко не всем, но тренер уже взял твердый курс на создание нового яркого ансамбля. Правда, пока игра команды не вызывала восторга ни у болельщиков, ни у специалистов, ни у нас самих. Казалось, нам уже не выйти на прежний уровень.

Перед началом сезона одна из газет опубликовала материал под риторическим заголовком: «Киевское «Динамо»: сезон реабилитации?» Думаю, однозначного ответа команда так и не дала. О какой реабилитации можно говорить, если мы опустились еще ниже в турнирной таблице по сравнению с предыдущим чемпионатом — на десятое место! Причем потенциальные возможности игроков нашей команды по-прежнему оценивались высоко: да, чемпионы страны 1981 года «постарели», но не на столько же, чтобы бороться лишь за десятое место, да и регулярные приглашения в сборную Балтачи, Бессонова, Блохина, и меня подтверждали это. Нельзя было не обратить внимания и еще на один факт: в основном составе все чаще и чаще появлялись молодые игроки П. Яковенко, О. Кузнецов, В. Рац, которые уже в следующем сезоне заставили говорить о себе футбольных специалистов не только нашей страны; в отдельных матчах заметны были огромные потенциальные возможности, бесспорно, талантливого А. Заварова, все настойчивее стучался в двери основного состава А. Михайличенко.

Все это позволяло нам смотреть в ближайшее будущее с оптимизмом. В конце сезона в команду пришли два новичка — нападающий из одесского «Черноморца» Игорь Беланов, игрок уже довольно известный в футбольном мире; и полузащитник из киевского СКА Иван Яремчук, которому за полтора года удалось совершить уникальное восхождение от игрока команды второй лиги до заслуженного мастера спорта СССР.

Не обошлось, к сожалению, и без потерь, самой ощутимой из которых был уход Буряка. Знаю, что Леня беззаветно любил киевское «Динамо» и не представлял себя в другом клубе. Но кое-кому очень хотелось вбить клин в отношения Буряка и Лобановского, и Леня был вынужден уйти…

В 1984 году, когда киевское «Динамо» постепенно сдавало завоеванные ранее позиции, многие специалисты пророчили нашей команде нескорое возрождение. Но как показала жизнь, Лобановский верно оценил ситуацию и не стал предлагать «задерганному механизму» команды предельные скорости. Он постепенно налаживал связи между звеньями и исполнителями, подключал к игре дебютантов и, лишь убедившись в физической и психологической готовности футболистов, стал предлагать тот ритм и объем нагрузок, которые делали команду мобильной.

Первые матчи чемпионата страны 1985 года, к которому мы готовились очень серьезно, не показали, однако, той кропотливой и серьезной работы, которая велась в команде. Ничья в первом матче в Днепропетровске дала повод некоторым журналистам обвинить футболистов в договоре разойтись миром. На вторую игру в Одессу мы прибыли с большим желанием победить. Кроме травмированного Бессонова, в матче с «Черноморцем» приняли участие практически все сильнейшие на тот период игроки.

Мы начали встречу активно, и вскоре Заваров не сильным, но очень коварным ударом открыл счет. Успех словно окрылил ребят, они заиграли быстро, комбинационно, как говорится, в охотку. Еще в первом тайме Блохин удвоил результат, а когда после перерыва мне удалось завершить свой рейд к воротам соперников точным ударом, стало ясно, что в этот вечер удержать киевское «Динамо» «Черноморцу» не под силу.

Но оказалось, что радовались успеху мы преждевременно. В первом матче на своем поле нам не удалось сыграть так, как в Одессе, и московские торпедовцы, в составе которых лучшим был наш вчерашний одноклубник Леонид Буряк, увезли из Киева два очка.

В турнирной таблице на 27 марта мы занимали лишь седьмое место, имея в своем активе в два раза меньше очков, нежели «Спартак» Тогда же заслуженный мастер спорта Алексей Водягин в еженедельнике «Футбол — хоккей» написал, что «игра киевлян мечена печатью весенней неустойчивости и некоторым забвением прописных истин». Но уже следующие наши матчи убедительно доказали, что «весенняя неустойчивость» если и была присуща нашей игре, то только в первых двух-трех поединках. Ибо после осечки в матче с московскими автозаводцами мы довольно легко обыграли харьковский «Металлист» — 2:0, алма-атинский «Кайрат» — 3:0, донецкий «Шахтер» — 2:1 и возглавили турнирную таблицу чемпионата.

О киевском «Динамо», хотя и несколько сдержанно и осторожно, вновь заговорили, как об одном из лидеров отечественного футбола. Был замечен бойцовский характер центрального защитника Олега Кузнецова, который, выступая рядом с Балтачой, прибавлял в мастерстве буквально с каждым матчем; немало лестных откликов в прессе получила и игра тройки наших полузащитников Василия Раца, Павла Яковенко и Ивана Яремчука, обещавших вырасти в больших мастеров. Рядом с молодыми партнерами вновь блеснул своими бомбардирскими качествами Олег Блохин.

Кстати, день 21 августа 1985 года, бесспорно, запомнится Блохину. В этот день в Харькове во встрече с «Металлистом» Олег забил свой 200-й мяч в чемпионате страны. Уникальное достижение, которое вряд ли удастся превзойти кому-то из футболистов в ближайшие лет десять.

Итак, дела в чемпионате страны у нас шли довольно успешно. Но блеск золотых медалей виделся нам пока только во сне. А вот хрустальный Кубок СССР мы реально видели уже 23 июня, выходя на финальный матч с «Шахтером».

— У меня такое ощущение, — поделился своим настроением перед игрой Володя Бессонов, — что сегодня — главный матч моей жизни.

«Шахтер» не для того, разумеется, пробивался в финал, чтобы сдаться на милость авторитетному сопернику. Уже на первой минуте встречи лидер их атак Виктор Грачев ворвался в нашу штрафную площадку и вышел на хорошую ударную позицию. Лишь в последнее мгновение мне удалось выбить мяч из-под его ноги на угловой.

Горняки не зря славятся своим бескомпромиссным, кубковым характером, и каждой минутой они наращивали мощь своих атак, нам же никак не удавалось наладить комбинационные действия, не получалась игра в средней линии, потерялся впереди Беланов.

В перерыве Лобановский успокоил молодых игроков, подбодрил и попросил во втором тайме сыграть так, как они могут.

Во втором тайме мы наконец-то заиграли в свою привычную игру. Хорошие моменты для взятия ворот имели Яковенко, Бессонов, Заваров. Почувствовав свободу на левом фланге, я постоянно подключался в атаку. В один из моментов защитник горняков Гошкодеря, спасая положение, вблизи штрафной площадки сбил с ног Беланова. Штрафной.

К мячу подошли Яковенко, Блохин, Бессонов. Кто будет бить? И вдруг неожиданно для самого себя я твердо сказал:

— Ребята, я пробью!

И вложил в этот удар всю свою силу и умение. Бил не наугад: я заметил, что вратарь «Шахтера» сместился несколько вправо, и потому направил мяч в левую от него «девятку». И тут же попал в объятия партнеров.

Горняки, огорченные неудачей, несколько сникли, мы же, прибавив в движении, стали прессинговать по всему полю. Это вынуждало игроков «Шахтера» совершать ошибки. Защитник горняков Рудаков проиграл единоборство маленькому Яремчуку, и Блохин, получив мяч в районе одиннадцатиметровой отметки, красивым ударом головой удвоил результат. Теперь мы уже могли вздохнуть спокойно.

Игра вновь обрела острый характер лишь после того, как нападающий соперников Сергей Морозов в падении головой забил гол-красавец в наши ворота и горняки предприняли отчаянную попытку спасти встречу. Но в тот вечер мы были сильнее.

Вдохновленные выигрышем Кубка СССР, мы, уже реально оценив свои силы и возможности, замахнулись на большее. Прошлогодний чемпион — ленинградский «Зенит», судя по всему, не выдержал испытания «медными трубами» и продолжал еще почивать на лаврах. Игроки минского «Динамо» то и дело вызывались в сборную, которую возглавлял их бывший тренер Э. В. Малофеев, и о чемпионстве, очевидно, не помышляли. «Днепр», отлично сыграв в первом круге, во втором потерпел несколько «необязательных» поражений и потому в лучшем случае мог претендовать на «бронзу».

Итак, наиболее реальными претендентами на золотые медали были мы и «Спартак». Так уж повелось, что в последние лет двадцать матчи между нашими командами неизменно носят принципиальный характер. «Спартак» стал своеобразным раздражителем, индикатором класса киевского «Динамо». Случалось и так, что выигрыш одной из команд становился решающим для общей победы в чемпионате. Интрига сезона 1985 года вновь подтвердила это.

Нам удалось обыграть москвичей дважды: дома — 2:1 и в гостях — 2:0. Матч второго круга имел особое значение. Футболисты обоих команд продемонстрировали все лучшее, на что они были способны. В первом тайме несколько активнее выглядели спартаковцы, но мы действовали в защите предельно собранно и внимательно.

А после перерыва сказалась лучшая физическая подготовка динамовцев, умение наших тренеров создавать у игроков необходимый запас выносливости известно давно. На этот раз к этому компоненту футбола мы прибавили высокую технику и хорошее взаимопонимание. Яремчук открыл счет, а вскоре мне удалось увеличить наше преимущество. Победа над главным конкурентом открыла нам путь к золотым медалям.

Ничья в Ленинграде с «Зенитом» 15 ноября за два тура до конца первенства принесла нам победу в чемпионате страны. Надо ли говорить как мы были счастливы!

Для меня сезон 1985 года был особенным. Мне удалось избежать травм и сыграть во всех 34 матчах чемпионата страны, забить в них 8 голов принять участие в кубковых и международных поединках киевского «Динамо» и сборной СССР. По итогам референдума ежегодно проводимого нашим популярным еженедельником «Футбол — хоккей», я был признан лучшим футболистом страны 1985 года.

В этот год ярко загорелась звезда Олега Протасова. Молодой нападающий днепропетровского «Днепра» и сборной СССР установил уникальный рекорд — 35 мячей в 33 матчах чемпионата страны, побив рекорд Никиты Симоняна, державшийся с 1950 года.

Вклад Олега Протасова в успех «Днепра» (а бронзовые медали днепропетровцев — несомненный успех) трудно переоценить. Так же, как и его вклад в завоевание сборной СССР путевки на финальный турнир мексиканского чемпионата мира.

Наша команда выступала в шестой отборочной группе вместе со сборной Дании, Швейцарии, Ирландии и Норвегии. Соперники далеко не сильнейшие, тем более что право поехать в Мексику получали сразу две команды. И все-таки мы с большим трудом сумели занять второе место. Старт получился крайне неудачным: в первых трех матчах сумели набрать лишь два очка.

Главные сложности для нашей сборной были связаны с поисками оптимального состава. Новый старший тренер Э. В. Малофеев, сменивший на этом посту В. В. Лобановского, на страницах «Недели» так объяснил ситуацию:

«Наши сложности заключались и в том, что сборная СССР на отборочном этапе первенства создавалась путем слияния игроков олимпийской и первой сборной команд. Когда идет такой процесс, вполне закономерно, что возникают определенные сложности «с притиркой», соединением игроков разного плана, возраста, представления об игре. Шел поиск, налаживались игровые связи, формировался творческий коллектив единомышленников, создавалась товарищеская атмосфера в команде».

Понимаю: не дело футболистов, тем более действующих, критиковать тренеров. Но в данном случае не могу согласиться с Эдуардом Васильевичем. Наставник нашей сборной не уставал твердить о взаимопонимании в команде, но именно этого-то сборной и не хватало. Да, без ошибок не бывает, наверное, в любом деле. Но только ли ошибкой Малофеева следует считать упрямое игнорирование таких мастеров, как Блохин и Чивадзе? И это вопреки мнению многих специалистов и желанию большинства игроков сборной? Уверен, что полезным в нашей главной команде были бы и такие испытанные бойцы, как X. Оганесян, В. Бессонов, Ф. Черенков. Но Малофеев их попросту не замечал. Как не замечал и растущего буквально на глазах мастерства киевских динамовцев О. Кузнецова, В. Раца, П. Яковенко, И. Яремчука и даже А. Заварова, который давно уже по праву претендовал на место в сборной.

Эдуард Васильевич неизменно включал в состав сборной С. Алейникова, С. Гоцманова, Г. Кондратьева, А. Зыгмантовича. Нас вовсе не удивляла приверженность тренера к игрокам минского «Динамо». Понятно, что с этой командой был связан самый значительный тренерский взлет Малофеева — победа в чемпионате страны 1982 года, именно с ними у него был налажен контакт, взаимопонимание. Но с тех пор прошло немало времени, и теперь не минчане задавали тон на всесоюзной арене.

Вот потому, на мой взгляд, и пришлось нашим болельщикам пережить немало волнений, пока все же сборная СССР не вскочила на подножку уходящего в Мексику поезда.

Откровенно говоря, мне не очень нравился микроклимат, царивший тогда в сборной. Не было единства во взглядах тренера и футболистов, игроки держались каждый сам по себе, обособленно. Зачастую мы просто не находили общего языка с тренером, не понимали его требований, не разделяли его неизменного, но ничем не подкрепленного оптимизма.

И не случайно, конечно, Малофееву не удалось, как он того хотел, «продлить нашу совместную деятельность в сборной», и буквально накануне финального турнира мексиканского чемпионата ему пришлось вновь уступить место Лобаповскому. Но это произошло чуть позже.

А осенью 1985-го обновленному киевскому «Динамо» предстояло попробовать свои силы и на международной арене. В 1/16 финала Кубка кубков жребий, словно желая сразу же проверить нас на крепость, предложил нам довольно сильного соперника — голландский клуб «Утрехт».

Первый матч — в Стране тюльпанов. В составе «Утрехта» было немало игроков международного уровня: защитник Рийсберген, полузащитники Крюйс и Ваутерс, нападающий Ван Лун, рост которого 195 сантиметров. Именно он доставил нам больше всего неприятностей. На исходе первого тайма он помог отличиться Крюйсу, а на 48-й минуте уже сам красивым ударом головой забил второй мяч.

Лишь когда счет стал 0:2, мы словно сбросили с себя оцепенение и повели привычные атаки на ворота голландцев. Особенно активно действовал вышедший на замену Беланов. Именно он начал с Заваровым комбинацию, которою мне удалось завершить сильным и точным ударом. Итак, на выезде мы проиграли — 1:2. Но перед ответной встречей были спокойны.

Тренер голландцев Нол де Руйтер сразу же по прибытии в Киев заявил, что «Утрехт» приехал выигрывать. Но как показала игра, веских аргументов для этого его подопечные представить не смогли. А вот мы в тот вечер были в ударе. Правда, уже на 8-й минуте матча Крюйс открыл счет. Но мы словно не обратили внимания на этот гол. В центре поля переигрывали своих соперников Яремчук и Яковенко, неудержим был Заваров, постоянно шел вперед Блохин, который и сравнял счет, забив очень красивый мяч. А вскоре отличился и Яремчук.

После перерыва наше игровое преимущество стало подавляющим, и окончательный счет матча — 4:1 (во втором тайме голы провели Заваров и Евтушенко) отражает истинное соотношение сил.

Тренер голландцев был так огорчен поражением, что не пришел на послематчевую пресс-конференцию. А президент клуба Тео Альберс заявил: «Если «Динамо» будет так играть и в дальнейшем, вижу его в финале…»

К счастью, он не ошибся. Но до финала было еще далеко. На финише сезона нам предстояло дважды сыграть в 1/8 финала с румынской командой «Университатя» из Крайовы. Восемь лет назад с этим клубом в Кубке кубков и также в 1/8 финала встречалось московское «Динамо». В первом поединке на своем поле победу праздновали москвичи 2:0, но в ответном румыны с таким же счетом взяли реванш. Дополнительное время не принесло успеха ни одной из команд, и лишь благодаря отменным действиям голкипера динамовцев Николая Гонтаря в серии послематчевых пенальти советская команда победила и продолжила борьбу за почетный приз.

Интересно, что из тех игроков румынской команды, которые выступали против москвичей, ко встрече с нами готовились вратарь Лунг, защитники Унгуряну и Штефанеску, нападающий Кеметару. Но наиболее опасен в составе «Университати» был форвард таранного типа Быку. Именно ему в первом матче удалось использовать ошибку Заварова, который потерял мяч вблизи своей штрафной площадки, и открыть счет.

Справедливости ради надо сказать, что Саша в том матче сполна реабилитировал себя, забив в ворота соперников два красивых мяча. Румынские футболисты за восемь минут до конца матча получили неожиданный, но приятный для них подарок болгарского судьи Жежова, придумавшего пенальти. Но и ничейный счет — 2:2 устраивал пас вполне.

Судьбу ответного матча мы решили уже в первом тайме, когда Рац, Беланов и я забили три безответных мяча в ворота «Университати».

Приятно было покидать поле под шквал аплодисментов почти ста тысяч болельщиков, заполнивших Республиканский стадион и тот прохладный ноябрьский вечер. Настроение у нас было прекрасным. Мы поздравили друг друга с успешным сезоном и были благодарны нашему тренеру, сумевшему вопреки мрачным прогнозам скептиков в кратчайший срок вывести команду на высокий международный уровень.

Сезон выдался очень напряженным и насыщенным. Но — надо же! — я почти не чувствовал усталости. Отпуск, как всегда, провел в Днепропетровске, в кругу родных и друзей. Но к концу его почувствовал… усталость. Всезнающие болельщики еще до официального окончания референдума «Футбола — хоккея», узнали, что я стал лауреатом. Что тут началось! Бесконечные звонки, визиты знакомых и незнакомых мне людей и поздравления, поздравления…

Приехавшие в Днепропетровск сотрудники Украинского телевидения приготовили мне приятный сюрприз. В назначенное для съемки время они, как положено, поставили в квартире юпитеры, все выстроили «по кадру» и… почему-то не снимали. Суетились, включали и выключали свет, оператор колдовал над камерой. Мне это стало уже порядком надоедать, как вдруг кто-то крикнул: «Поехали!»

Мгновенно вспыхнул свет, застрекотала кинокамера, звукооператор включил магнитофон. И в этот момент в комнату с букетом алых гвоздик вошла женщина и направилась прямо ко мне. Да это же Галина Михайловна Гордеева! Мой первый футбольно-хоккейный тренер. Я был до глубины души потрясен. Ведь столько лет прошло!

Мгновенно забыв о кинокамере, мы все вспоминали, вспоминали, вспоминали… А Галина Михайловна все повторяла: «Только смотри, Толечка, не зазнайся!»

Пролетел отпуск, и я успел уже соскучиться по настоящей работе. Чувствовалось, что и остальные ребята рвались в бой, жили предстоящим сезоном, который обещал быть, как никогда, ответственным. Уже пятого марта нам предстояло провести первый четвертьфинальный матч Кубка кубков с австрийским клубом «Рапид» из Вены, за который, кстати, в свое время выступал бывший игрок ростовского СКА и ленинградских команд «Зенит» и «Динамо» Анатолий Зинченко.

В какой-то мере жребий был благосклонен к нам, поскольку первый матч определил провести в Вене. Но сложностей хватало. Главной из них была раздробленность команды. Ведь сразу семь наших игроков были призваны под знамена сборной и значительную часть подготовительного периода провели в Мексике: Э. В. Малофеев со своими помощниками решили, что привыкать к мексиканскому высокогорью нужно за полгода до начала первенства мира.

Всей командой мы собрались буквально перед стартовым матчем чемпионата страны в Тбилиси со своими одноклубниками. К счастью, все были здоровы, и Лобановский смог выставить на игру оптимальный состав. В целом игра проходила при нашем преимуществе. В первом тайме Заваров открыл счет, а во втором наш защитник Кузнецов… сравнял его, отправив мяч в собственные ворота.

Ничейный результат пас вполне удовлетворил, по, главное, мы довольно быстро наладили прежние игровые связи, вновь, как говорится, почувствовали друг друга и в Австрию отправлялись в хорошем расположении духа. Правда, после перелета Тбилиси — Москва — Вена у нас, «мексиканцев», все смешалось: время, температура, горы, равнины…

Дебют матча был явно за хозяевами. Атаковали они мощно, напористо, неистово. Трибуны шумно поддерживали своих любимцев. у нас в эти трудные минуты лучшим был Чанов. В воротах он творил чудеса. Это вдохновляло партнеров и заставляло нервничать нападающих соперников.

Отбив натиск австрийцев, мы все чаще и чаще стали организовывать свои атаки. И тут стало ясно, что в защите хозяева действуют тактически неверно: отрядив двух игроков для персональной опеки Блохина, они совершенно не учли скоростных возможностей Беланова, который то и дело совершал рывки в часто образовывавшиеся в обороне австрийцев «коридоры». И когда с интервалом в пять минут Игорь дважды завершил свои рейды точными ударами, футболисты «Рапида» оказались в нокдауне, оправиться от которого не сумели до самого финального свистка.

Рац забил третий мяч, поставив точку в красивой комбинации, а Яковенко при полном попустительстве вконец растерявшихся защитников венской команды буквально расстрелял опытного голкипера Консела: сначала мощнейшим ударом Павел попал в штангу, а когда мяч отскочил к нему, наш полузащитник оказался более точным.

Единственный мяч, побывавший на исходе матча в воротах Чанова, разумеется, не мог уже повлиять на наше настроение: 4:1 на поле соперника — отличный результат! Вопрос нашего выхода в полуфинал был уже практически решен, но сто тысяч зрителей, заполнивших трибуны Республиканского стадиона, ждали от нас красивой игры. Обмануть своих болельщиков мы не имели права.

Несмотря на то, что на календаре было лишь 19 марта, нам удалось показать далеко не весенний футбол. В тот вечер все мы, Чанов, Бессонов, Балтача, Кузнецов, Демьяненко, Рац, Яковенко, Яремчук, Заваров, Беланов, Блохин были словно детали единого, слаженного механизма — трудно было кого-то выделить, на поле была команда.

Уже на 7-й минуте маленький Яремчук, опередив рослых защитников «Рапида», ударом головой открыл счет, а еще через пять минут Беланов реализовал пенальти. В дальнейшем вновь Яремчук, а также Блохин и Евтушенко довели счет матча до разгромного — 5:1 (у соперников единственный гол в первом тайме провел Халилович.

Теперь мы с нетерпением ждали жеребьевки полуфинальных игр и остались вполне довольны ее результатами: чехословацкий клуб «Дукла» из Праги был, пожалуй, послабее двух других полуфиналистов — западногерманского «Байера» и испанского «Атлетико» (Мадрид). Хотя уже тот факт, что на пути к полуфиналу «Дукла» сумела обыграть такие сильные команды, как шведский АИК и португальская «Бенфика», говорил сам за себя.

К поединку с чехословацким клубом мы готовились параллельно с матчами чемпионата страны. Обыграли дома «Арарат» — 2:0 и сыграли вничью с «Нефтчи» — 1:1, а затем в Одессе разгромили «Черноморец» — 4:1. В общем, команда была в порядке, игроки быстро набрали хорошую форму и чувствовали себя прекрасно.

А вот игра сборной не могла не огорчать. Э. В. Малофеев, хотя и продолжал уверять всех, что команда тренируется по специальному плану и будет готова в Мексике бороться за медали наивысшего достоинства, похоже, уже и сам не верил своим заверениям. Во всяком случае несложно было заметить, что он пребывал в растерянности. До начала первенства мира оставалось менее трех месяцев, а тренер продолжал экспериментировать с составом, вводя в него новых игроков, причем далеко не сильнейших в тот период.

Первый матч с «Дуклой» мы проводили на своем поле. Под оглушительный рев киевского стотысячника команды выстроились в центральном круге. Хотя уже не в первый раз я в роли капитана выводил своих партнеров на поле, но никак не мог привыкнуть к этому, а потому здорово волновался.

— Постарайтесь ошеломить соперника с первых минут встречи, — говорил нам на предматчевой установке Лобановский. — Ваша функциональная подготовка сейчас позволяет действовать на предельных скоростях в течение всего матча. Разумеется, с использованием аритмии в игре. И побольше ударов по воротам. Это касается в первую очередь полузащитников.

Тренерскую установку на игру мы выполнили безукоризненно. С первых минут мы предложили соперникам такой темп, что на фоне наших передвижений футболисты «Дуклы», казалось, стояли. В атакующих комбинациях принимали участие все динамовцы, кроме Чанова, разумеется. Думаю, что не только «Дукла», любая команда не смогла бы сдержать в тот момент наш атакующий порыв.

Голы, один красивее другого, не заставили себя ждать. На табло появились фамилии Блохина (дважды) и Заварова, но заслуга в том была всех игроков без исключения. Забив три гола в первом тайме, после перерыва мы позволили себе несколько сбавить обороты, но не настолько, чтобы дать шанс сопернику. 3:0 — солидный запас перед ответной встречей.

В Праге не смог выйти на поле из-за травмы Бессонов, и вместо него в стартовом составе появился Баль. Но это нисколько не отразилось на общем рисунке нашей игры. Мы были уверены в своем успехе по итогам двух встреч и действовали легко и раскованно.

Все вопросы были окончательно сняты после того, как за снос Заварова арбитр матча назначил пенальти, и Беланов оказался точен. Было приятно, что болельщики «Дуклы» то и дело аплодисментами откликались на красивую комбинацию, сильный удар или эффективный проход наших игроков.

На исходе матча чехословацким футболистам удалось-таки провести в наши ворота гол престижа. Они же первыми и поздравили нас с выходом в финал Кубка кубков.

К осуществлению мечты оставалось сделать один шаг — выиграть решающую встречу у сильного испанского клуба «Атлетико». Насколько это было реально? Недостатка в прогнозах, разумеется, не было. Но мне кажется, что тренер «Дуклы» Иржи Лопата нисколько не преувеличил, когда после неудачи своих подопечных в Киеве заявил, что его клубу пришлось играть с сильнейшей командой Европы. Нечто подобное говорили и наставники «Утрехта», «Университати» и «Рапида».

Поставив перед собой задачу выиграть Кубок кубков, мы отнюдь не собирались сдавать своих чемпионских позиций в первенстве страны. В седьмом туре накануне матча с «Атлетико» на своем поле мы принимали московский «Спартак», своего главного конкурента в борьбе за лидерство на всесоюзной арене. Несмотря на небольшой разрыв в счете (2:1 в нашу пользу), москвичи на этот раз ничего не смогли противопоставить набравшей ход динамовской машине и были озабочены лишь тем, как бы избежать разгромного счета. После этой победы вместе с ленинградским «Зенитом» мы возглавили турнирную таблицу, причем оставались единственной командой, у которой в графе «поражения» был ноль.

…Итак, 2 мая. Французский город Лион. Финальный матч Кубка кубков. «Динамо» (Киев) — «Атлетико» (Мадрид). Пожалуй, одна из главных игр в моей спортивной жизни.

В нашей раздевалке — рабочее настроение. Ребята вполголоса переговариваются, шнуруют бутсы, вновь и вновь проверяют экипировку, как всегда, «хорошее настроение команды» — Андрей Баль рассказывает какую-то хохму собравшимся вокруг игрокам. Все улыбаются, но как-то неестественно. Волнение скрыть не удается никому, по-моему, даже немало повидавшему на своем веку Олегу Блохину. Впрочем, удивительного в этом ничего нет: сколько бы матчей не было в твоем послужном списке, но к таким, как финал Кубка кубков, привыкнуть нельзя.

Напряжение снял Лобановский. Совершение спокойным и уверенным голосом он сказал:

— На сегодняшний день вы сильнее испанцев. Они вас боятся. Играйте в свою игру, и все будет нормально. Не забывайте, что главный козырь «Атлетико» — контратака. Значит, полузащитникам нужно быть внимательными при потере мяча на половине поля соперников, тотчас вступать в борьбу, чаще использовать коллективный отбор. Сегодня должен быть наш праздник. Я верю в вас, ребята!

Вслед за мной на поле лионского стадиона «Жерлан» выбежали Чанов, Бессонов, Балтача, Кузнецов, Рац, Яковенко, Яремчук, Заваров, Беланов и Блохин.

Первые минуты в атаке «Атлетико». Но шли вперед испанцы как-то разобщено, в их действиях не было слаженности и взаимопонимания. Словно желая показать соперникам и зрителям, как важна согласованность в действиях игроков при организации атаки, мы провели на 6-й минуте безукоризненную комбинацию. Получив на левом фланге мяч, я увидел, что на помощь мне поспешил центральный защитник Кузнецов. Вдвоем мы приблизились к штрафной площадке испанцев, Олег отдал мяч Рацу. Василий красиво обыграл Томаса и мгновенно сделал прострельную передачу на набегавшего Беланова. Тот бил из неудобного положения, в борьбе с защитниками «Атлетико». Удар получился несильным, и голкипер испанцев Филлол отбил мяч, но прямо… на Заварова. Находясь в окружении защитников, Саша мгновенно оценил обстановку и головой хладнокровно отправил мяч в ворота — 1:0.

Испанцы попытались было сразу же сравнять счет, однако, применив коллективный отбор мяча, мы не только погасили их наступательный порыв, но и заставили ошибаться на своей половине поля.

Не дав возможности футболистам «Атлетико» воспользоваться их излюбленным оружием — контратаками, мы, по существу, обезоружили их, поскольку ничего другого в тактическом багаже испанцев не оказалось, и первый тайм они проиграли по всем статьям.

К сожалению, на 39-й минуте, что называется на ровном месте, вывихнул больную стопу Балтача. Сергей вскрикнул от боли и упал на газон. Тяжелая травма, которая надолго вывела из строя стержневого игрока нашей обороны. Вместо Балтачи на поле вышел Баль. Я посмотрел на Андрея: что-то не похож на себя наш весельчак — весь какой-то съежившийся, побледневший, сосредоточенный.

— Расслабься, Андрей, — крикнул я ему. — Все идет нормально. Будь повнимательнее к Кабреро и Марине!

Вот уж невезение: вслед за Балтачой получил травму Беланов. Но наш доктор Виктор Иванович Борковский сумел все-таки вернуть Игоря в игру. А тут и свисток прозвучал.

Во время перерыва Лобановский был немногословен. Попросил нас играть в таком же темпе и ни в коем случае не уступать инициативу испанцам. Тренер, несомненно, понимал, что в такой момент накачка была бы излишней, ведь каждый из нас вполне осознавал, что через сорок пять минут он может получить право на звание заслуженного мастера спорта. Такой шанс если и представляется, то лишь один раз в жизни…

Второй тайм начался забавной сценкой: кто-то из болельщиков выпустил на поле петуха, и футболисты вместе с арбитром довольно долго гонялись за ним, пока наконец поймали. А потом вновь пошла серьезная игра. Настала пора продемонстрировать свое умение Виктору Чанову, и нужно сказать, что наш голкипер действовал вдохновенно и четко.

Надолго испанцев, впрочем, не хватило, и наши полузащитники Яремчук, Яковенко и Рац вновь завладели серединой поля. Несколько хороших возможностей отличиться не использовал Заваров. Но к сожалению, он получил незначительную травму и уступил свое место на поле Евтушенко. Именно Вадиму суждено было сделать голевую передачу Блохину после быстрой многоходовой комбинации Демьяненко — Рац — Беланов — Евтушенко — Блохин. А вскоре уже сам Евтушенко, получив великолепный по замыслу и исполнению пас от Раца из глубины поля, решительно устремился к воротам «Атлетико». Сдали нервы у Филлола: он выбежал за штрафную площадь, но Вадим хладнокровно головой перебросил мяч через голкипера и забил третий гол. Это уже победа!

В оставшееся до конца матча время мы спокойно контролировали мяч, а испанцы, утратившие надежду на успех, уже и не пытались что-либо изменить.

Свисток австрийского арбитра Ф. Верера, известивший об окончании встречи, бросил нас друг другу в объятия. Такой вот монолитной гурьбой и покидали мы счастливое для нас поле лионского стадиона «Жерлан». Мы действительно были в тот период единым, дружным коллективом. И не только на футбольном поле.

Не скупясь на восторги, комментировала пресса разных стран наш успех. «Великолепная команда — законный победитель финала» — под таким заголовком поместила отчет о матче одна из крупнейших испанских спортивных газет «Ас». Превосходство советских футболистов было явным, говорилось в нем. Счет мог бы быть значительно большим, если бы киевляне использовали все созданные ими голевые ситуации. «Динамо» — сенсационная команда, одержавшая убедительную победу.

Другая крупнейшая спортивная газета Испании «Марка» назвала киевское «Динамо» «суперкомандой», показавшей современный наступательный и зрелищный футбол.

«Одна из главных причин успеха команды, — писал в еженедельнике «Футбол — хоккей заслуженный мастер спорта Н. П. Симонян, — продуманная, четко спланированная тренировочная робота. Важно то, что тренер требует неукоснительного выполнения тренировочных программ, а футболисты в них верят. Какой бы идеальной ни была тренировочная программа, если тренер не в состоянии добиться ее выполнения, а игроки не проникаются сознанием необходимости ее реализации, толку не будет».

Что ж, опытный специалист очень точно описал положение дел в нашей команде. Именно взаимопонимание футболистов и тренеров позволило киевскому «Динамо» за столь короткое время вновь стать одним из лидеров европейского клубного футбола.

…В Киеве нас встречали как героев. Даже неловко как-то было. Что там говорить, наши болельщики изрядно уже соскучились по ярким победам на международной арене. Но почивать на лаврах у нас времени не было. Победа в Лионе наконец-то открыла двери в сборную практически для всех игроков киевского «Динамо». Да и, как мы уже догадывались, не только для игроков…