Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Матвеев Алексей

Байки от Марка Рафалова

Этот уникальный человек, в прошлом футбольный арбитр, пожалуй, единственный из «людей в черном», оповещавший спортивное начальство о неспортивном характере тех или иных матчей еще в советском чемпионате. Не где-то в кулуарах, нашептывая, а вполне открыто, легально излагая свою позицию в официальных рапортах по окончании поединков. Мысли Рафалова двадцатилетней давности, а насколько они до сих пор актуальны! Как до боли ситуация в СССР напоминает нынешнюю, в Российской Федерации. Ничего ровным счетом не изменилось. Та же купля-продажа футбольных встреч, те же коррумпированные, импотентствующие чиновники федерации. Все одно к одному. Вы сейчас легко в этом убедитесь.

— Впервые я непосредственно столкнулся с явлением «договорных» матчей, когда ростовский СКА принимал минских динамовцев этак в 1971 году, — вспоминает Марк Михайлович. — В том матче решалась судьба ростовчан и ташкентского «Пахтакора». Они балансировали на грани вылета из высшей лиги. Ташкентцы чуть раньше завершили выступления в чемпионате и ждали своей участи. В свою очередь, СКА приобретавший, скажем, одно очко, оставался и на будущий сезон в классе сильнейших. Футболисты лихо разыграли клоунаду и благополучно закончили поединок вничью — 3:3. По отдельным репликам игроков, самому ходу матча легко было догадаться, что результат оговаривался еще до начала встречи.

С далекого нынче, 1975 года Рафалов стал инспектировать футбольные поединки. И неоднократно отмечал в своих рапортах, что те или иные матчи попросту не носили спортивного характера. Однако ни тогдашний начальник управления футбола Еремин, ни будущий председатель федерации Колосков не предпринимали попыток изменить положение (как это похоже на беспомощных Мутко и Фурсенко!). Более того, Рафалова... отстранили от инспектирования игр — надоел своей принципиальностью.

— Выскажу предположение, возможно, небесспорное, — говорит Рафалов. — Одна из причин тогдашней апатии, бездеятельности Колоскова и его управленческой команды, по-моему, заключается в следующем. Представьте, работники МВД начали расследовать природу махинаций. Не исключаю, ниточка привела бы на самый верх футбольной пирамиды, понимаете? Специалисты, пристально наблюдавшие за ходом матчей советского чемпионата, подсчитали, что в разряд «договорных» можно отнести от 30 до 40 процентов «упорных» встреч за сезон. Это только в высшей лиге.

Инициаторами, идеологами подобных игрищ, по мнению Рафалова, нередко становились футболисты, так сказать, в возрасте, пользующиеся влиянием среди товарищей по команде. Они-то, как правило, и договаривались о фиксированном результате. Контакты происходили обычно в интимной обстановке, разумеется, без лишних свидетелей. Привлекались и крупные меценаты, финансовые воротилы, напрямую не связанные с миром футбола. Так проще, безопаснее оформлять преступные сделки.

Марк Рафалов продолжал упорно коллекционировать факты околофутбольных игрищ того времени. Вот он показывает мне публикацию, в которой знаменитый форвард киевского «Динамо» и советской сборной Олег Блохин признается, что за свою карьеру сыграл «договорняков» видимо-невидимо.

Сразу трое мастеров ростовского СКА Бондарев, Посылаев и Татаркин живописуют, как тренер армейского клуба Гусев буквально заставлял их «сплавлять» матчи ворошиловградской «Заре», запорожскому «Металлургу», ланчхутской «Гурии», никопольскому «Колосу». И, само собой разумеется, «старшему брату» — ЦСКА. Это уже не слухи и выдумки, а реальные вещи. Руководители советской федерации футбола не предприняли НИЧЕГО. Даже не пообщались с игроками, решившимися на подобные откровения. Очень похоже на бездействие Мутко с Фурсенко, эту параллель постоянно буду проводить. Ни Союзу, ни России очень не везет на руководителей спорта. Анемичные дилетанты. Жалкие, убогие, вороватые.

В свое время бросил вызов дельцам уважаемый тренер Михаил Якушин. Будучи инспектором поединка «Гурия» — «Торпедо» (Кутаиси), он сообщил в рапорте о сговоре южных команд. Вместо того чтобы принять меры, попытаться разобраться, чиновники обвинили Михаила Иосифовича чуть ли не в предательстве интересов отечественного футбола.

В конце 80-х прошлого столетия никопольский «Колос», утративший шансы удержаться в первой лиге, «сплавил» игру «Котайку» из Абовяна — 3:4. Инспектировавший матч Николай Козьяков сообщил о подлоге в свом рапорте. К тому времени самые ретивые инспекторы уже были выведены Колосковым за штат. Оставшиеся усвоили вкусы начальства. О «договорных» матчах не то что писать, говорить возбранялось. Поэтому, когда рапорт Козьякова оказался в управлении футбола, бумагу затребовал к себе президент федерации. Дальнейшая судьба документа неизвестна. Как неизвестна судьба и многих записок на ту же тему Рафалова. Понятно, никто даже мало-мальским разбирательством не занимался и не планировал заниматься. Как и нынче — Фурсенко, словно ошпаренный, бежит от проблем. Кивает на Профессиональную футбольную лигу и Российскую футбольную Премьер-лигу: мол, пусть они расследуют «договорняки». А он подождет, есть вопросы поважнее...

Между тем в конце 1989 года (бог мой, больше 20 лет назад) я опубликовал сенсационные откровения футбольных арбитров Сергея Хусаинова и Ивана Лукьянова. Первый не побоялся рассказать, как мафиози предлагали ему автомобиль за победу их любимой команды. Второй — о том, как нечистоплотный судья за «нужный» результат матча «Геолог» (Тюмень) — «Котайк» (Абовян) получил 22 тысячи рублей, по тем временам огромные деньги. Что вы думаете? «Прессовать» стали не коррупционеров, а того же Хусаинова. Как посмел вынести сор из избы, поведать о таком в центральной прессе?! Сергея затаскали по всем мыслимым собраниям: партийным, профсоюзным, везде пропесочивали. Конечно, проще «наехать» на возмутителя спокойствия, чем наводить порядок в футболе.

Армеец Дмитрий Кузнецов тоже привел прямо-таки шокирующий пример, этот человек не боится остроты. В конце чемпионата 1991 года к нему домой (!) накануне игры с «Металлистом» прибыли «послы» команд, конкурировавших с харьковчанами за выживание в высшей лиге. Предлагали «всего-то» 200 тысяч рублей за победу. Нетрудно было вычислить, что особое задание выполняли представители либо «Пахтакора», либо владикавказского «Спартака».

Как уже рассказал Александр Бубнов, мода на «договорняки» пошла с Украины, прежде всего с киевского «Динамо». Рафалов убедительно подтверждает данную версию.

— В разные годы я доводил до сведения сотрудников управления футбола, что, например, матчи «Зенит» — «Динамо» (Киев), «Черноморец» — «Карпаты», «Локомотив» — «Динамо» (Киев) являлись издевательством над игрой, — вспоминает Марк Михайлович. — Кстати, неоднократно обращался к футбольным начальникам с предложениями по выходу из кризиса. В ответ — тишина.

Меня же в свое время едва ли не в самое сердце поразили строчки известного писателя Александра Нилина, вот что он как-то написал: «...Зритель примирился со зрелищем без зрелища, он сам достаточно инертен и готов простить инертность соревнующимся спортсменам. Он согласен считать очки — он давно согласился на бухгалтерию, не способную, разумеется, брать в расчет ни волнения, ни потрясения. Он приветствует, например, невыразительного чемпиона по футболу, — верит в первенство, не обеспеченное классной игрой. Отчего же в таком случае не поверить в «договорные» матчи? Я бы и на расследовании, на доказательствах их существования вовсе не настаивал, не требовал никаких фактов в подтверждение. Факт как бы общей договоренности нашей — жить без спортивного интереса — разве же не налицо?»

Очень точно подмечено. Не без изрядной доли иронии, даже сарказма. Действительно, мы сами весьма равнодушны, апатичны к тому, что происходит в любимой игре. Проснитесь, господа! Решительнее требуйте честного, бескомпромиссного футбола. Разве устраивает нас суррогат? Многое зависит от нашей активной позиции, иначе все эти мутко, фурсенки, им подобные так ни на что и не сподобятся, потчуя болельщиков черт-те чем.

Продолжим тему антифутбола в советские времена, о которой начал говорить еще Александр Бубнов. Вы что, думаете, тогдашний председатель федерации футбола Колосков в облаках витал, не догадывался, что происходит в кулуарах популярной игры? Как бы не так! Все он прекрасно знал. От имен и фамилий махинаторов до конкретных команд, которые из года в год гоняли «договорняки», они их поставили, можно сказать, на поток. И ничего, «кушал» Вячеслав Иванович эту гадость, судя по всему, ни разу не поперхнувшись. Приведу некоторые его характерные откровения на страницах печати тех времен.

Февраль 1987 года. «...«Договорные» игры, по всеобщему мнению, в нашем футболе есть, но одновременно их как бы и нет, поскольку экспертная комиссия и федерация футбола не располагают конкретными аргументами, позволяющими прямо утверждать, что тот или иной матч относится к числу «договорных». Считаю и сам, что отдельные игры в прошлом году прошли без должной спортивной борьбы и уважительного отношения футболистов к зрителям. На президиуме федерации футбола к числу таких игр были отнесены матчи «Шахтер» — «Динамо» (Киев) и «Арарат» — «Динамо» (Киев). В этом деле мы не собираемся прибегать к помощи правоохранительных органов, считаем, что у федерации и управления футбола достаточно собственных сил и прав, чтобы покончить с подобного рода «играми».

Три года спустя. «...«Договорные» игры случаются. Тренер договаривается с тренером, игроки с игроками. Вот только факты, к сожалению, привести не могу. Поскольку, как говорится, за руку никого не ловили. Все лишь умозрительно. Но есть, подозреваю, и другая, гораздо более мрачная сторона у этой «медали». Похоже, мафиозные группировки все глубже вторгаются в футбол. На мой взгляд, существует некий подпольный тотализатор, который проводит интенсивную работу с судьями, игроками. И кто-то на этом срывает большой куш. Сейчас мы предоставим просмотровым комиссиям гораздо большие полномочия — они будут просматривать не только судейство, но и оценивать спортивность борьбы. Однако и это полдела. Считаю, что без сотрудничества с правоохранительными органами нам не обойтись, не искоренить «договорных» матчей. Что ж, мы готовы пойти на это. Неужели у нас не найдется своего комиссара Каттани?»

Спустя еще два года. Уже никакой речи о сотрудничестве с правоохранительными органами: «Я отношусь к этим делам всегда одинаково. Если это доказано, людей нужно отдавать под суд, а если нет — не стоит об этом говорить. Вот моя точка зрения и, если хотите, моя позиция. В течение последних тринадцати лет я неоднократно говорил: нужно доказать или факт сговора, или преступления. Каким образом нам принимать конкретные меры о наказании команд или игроков? Я бессилен сегодня что-либо сделать».

Ну, та же песнь и у Фурсенко. Он признает, что «договорняки» есть, но как бы их и нет. Эти деятели, видимо, из одного теста сделаны. У них, наверное, общие корни, вообще их многое роднит. Молодцы! Только многочисленным поклонникам российского футбола вряд ли по душе анемичная позиция спортивных импотентов. Они-то лично с комфортом устроились, а любимая миллионами людей игра — нет.

Советский период «договорняков» хотелось бы завершить любопытной байкой Анзора Кавазашвили, в прошлом голкипера столичных клубов «Торпедо», «Спартак» и сборной СССР. Вот что он вспомнил:

— 1964 год, переигровка за звание чемпиона страны между тбилисским «Динамо» и столичным «Торпедо», на финише первенства обе команды набрали одинаковое количество очков. И выявляли сильнейшего в «золотом» матче в столице Узбекистана Ташкенте.

Но еще до этого поединка мы играли в середине сезона с теми же тбилисцами на их поле и уступили тогда — 1:3. По ходу встречи я пропустил один из мячей в дальний от себя угол, удар оказался коварным, все было в динамике, отразить не представлялось возможным. Уже по окончании матча слышу от Валентина Иванова: мол, зачем я специально какую-то пенку пустил. Признаюсь, опешил от такого заявления партнера. «Валя, как тебе не стыдно подозревать меня в таких вещах?» — только и сказал я. Впрочем, списал на горячность ту реплику Иванова, он и в самом деле был иногда чрезмерно эмоциональным.

Однако тот неприятный разговор, в какой-то степени поразивший голкипера торпедовцев, слишком ему запал в душу. И зримо вспомнился как раз накануне переигровки, ведь снова предстояло биться с тбилисским «Динамо», теперь непосредственно за золотые медали. А это куда ответственнее, чем календарный, пусть и не рядовой поединок чемпионата.

...В холле ташкентской гостиницы, где жили торпедовцы в преддверии переигровки, Анзора буквально атаковали какие-то незнакомцы, видимо, поклонники «Динамо»: «Мы для тебя все сделаем, машину купим, дом, девочек симпатичных привезем, только пропусти мячики, пожалуйста. Нам нужна победа». Едва разместились москвичи в своих номерах, как Кавазашвили беспокоит охранник отеля: дескать, к вам сестра приехала.

— Выхожу в холл, смотрю, совершенно незнакомая тетя стоит, просьба аналогичная той, что была несколькими минутами раньше, — продолжает рассказ Кавазашвили. — Так повторилось раз пять. Мне это донельзя надоело, просто бесило.

Тогда основной вратарь торпедовцев решил поговорить со столь уважаемым и любимым Аркадием Вольским, болельщиком «Торпедо» со стажем, партийным секретарем «ЗИЛа». Он, разумеется, не мог пропустить столь важную встречу своей команды, прилетев вместе с ней в Ташкент. Да и, по сути, Вольский воспринимался Анзором как духовный отец, игроки нередко делились с партийным боссом и просто душевным человеком наболевшим. А здесь тем паче сложилась необычная, прямо скажем, непростая ситуация.

— Так и так, Аркадий Иванович, пристают ко мне незнакомые люди вот с такой, очень даже настойчивой просьбой. Я, конечно, невзирая ни на что, играть буду. Однако не подумайте ничего плохого обо мне, если пропущу. Ведь в футболе всякое бывает. И если, допустим, вы мне не верите, то стоять не смогу без доверия...

Тренеры, руководители клуба посовещались с Вольским и решили согласиться с доводами Анзора: давление на него оказали сильнейшее до начала «золотого» матча, психологически вратарь был несколько подавлен. В такой ситуации вместо Кавазашвили поставили в ворота Эдуарда Шаповаленко.

Весьма неприятные, противоречивые чувства довелось испытать Анзору, выступавшему уже за другой столичный клуб — «Спартак». По словам самого вратаря, в составе «красно-белых» он столкнулся с явлением купли-продажи матча в первый и в последний раз. Больше, разумеется, такого не было, да и голкипер не стал бы отмалчиваться, случайся это регулярно. Не отмолчался он и в поединке, о котором пойдет рассказ.

— Играли в Одессе с «Черноморцем». Медали уже не светили, а хозяевам позарез нужны очки, чтобы обезопасить себя от вылета из высшей лиги, — говорит Анзор Амберкович. — Вижу, наши защитники явно не в своей тарелке: то Иванов ногу неестественно поднимет, и мяч со свистом летит в мои ворота, то Абрамов беспрепятственно пустит соперника на ударную позицию. Я все подчищаю, отражаю. Поле разбухло от нескончаемого дождя, месиво страшное. Соперники давят, нагнетая нешуточное напряжение. Вот бывший наш форвард, перешедший в Одессу, Женя Евлентьев, выбегает один на один со мной и бьет с носка — беру. Он подбегает и буквально орет: «Ты что делаешь, Анзор?» Встаю с газона и с некоторым удивлением отвечаю: «Мяч ловлю, а что?» «Не можешь пропустить, тебе разве никто ничего не сказал?» — продолжал биться в истерике Евлентьев. «Кто и что должен был сказать?» Соперник сразу осекся, видимо, ему, наконец, стало неловко за свою неуместную тираду.

В перерыве, по дороге в раздевалку, Анзор спрашивает незадачливых партнеров: вы что, игру продали? Вратаря попытались заверить в обратном. В раздевалке Николай Петрович Старостин ходит задумчивым, Никита Павлович Симонян, похоже, тоже никак не поймет, что часть его подопечных, возможно, сдала игру сопернику, договорившись с ним еще до начала матча где-нибудь в гостинице или при встрече в злачном месте...

Анзор стал журить и призывать партнеров: давайте соберемся, нельзя столько непростительных, детских ошибок допускать. Старостин поддержал своего вратаря: мол, играть надо всерьез, эта команда нам по силам, и так далее.

— Однако эти призывы прозвучали словно в пустыне, их, по сути, мало кто услышал, — вспоминает Анзор Амберкович. — То же самое продолжалось. Наши пускают на убойные позиции даже защитников «Черноморца». До поры до времени все беру. До конца игры три-четыре минуты. По правому краю влетает в штрафную площадь Евлентьев, защитники расступаются, он выходит один на один. Пытаюсь сократить угол, перекрыть для него ворота. Но отразить удар с близкого расстояния не могу. 0:1. После такого «упорного» поединка «разговор по душам» откладывать не стал, очень резко говорил с партнерами, все-таки пользовался авторитетом в команде. Конфликта не было, все понимали — я прав. Сидели в раздевалке с опущенными головами. Повторюсь, на моей памяти это единственный эпизод с «договорняком» в составе «Спартака».