Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторы: Горен Чарльз Генри, Олсен Джек

6. Контра и наступательная стратегия

Как справиться с оверколлером

Обращаюсь к тем, кто: вступает оверколами на малых очках или с помощью оверкола пытается помочь партнеру определить верное направление атаки.

Игроки, злоупотребляющие подобными заявками, паразитируют на пробелах бриджевой практики: средний игрок скорее доставит до гейма, нежели даст штрафную контру. По дороге к гейму он благополучно минует все оверколы, вместо того, чтобы их законтрить и получить результат раза в три лучший, чем дал бы реализованный гейм. Создается определенный вакуум, в который со свистом влетает на своем оверколе ваш противник и с расширенным от ужаса глазами с надеждой ждет, что вы не позволите остаться ему в этом неприличном контракте. И вы, к несчастью, оправдываете его ожидания.

Тем не менее «энтузиаст»-оверколлер – анахронизм наших дней. Его скорее следует отнести к раннему периоду развития игры, когда подобные заявки делались по прихоти или какой-то извращенной фантазии или просто потому, что уж больно тоскливо было сидеть и глядеть в свою пустую руку, возглавляемую печальным валетом. Затем бриджевой мир открыл эффективность штрафной контры и сумасбродный оверколлер оказался по самые брови в штрафных очках. Это были дни знаменитых вебстфовских карикатур, описывающих в мрачных тонах будущее преступника, имевшего дерзость снять своего патрона со штрафной контры. (Приговоренного ведут на электрический стул. Конвоира спрашивают: «Что он сделал?» Следует ответ: «Он снял губернатора со штрафной контры».) Эффект подобных контр позволил утихомирить и самых отчаянных оверколлеров и, действительно, в течение нескольких десятков лет их не было слышно. Но вот я вновь зафиксировал появляющуюся тенденцию все более частого использования этой заявки. Путешествуя по миру и переходя от одного карточного столика к другому я все чаще начал встречаться с оверколами с минимальным очковым обеспечением. В качестве вашего бриджевого наставника советую воспользоваться ситуацией на «рынке» и беспощадно контрить!

Поверьте, шансов встретить низкий оверкол, заслуживающий контру, существенно меньше шансов дать зондирующую контру и, все-таки, постарайтесь их не уступить. Разница в ситуациях также существенна: к моменту достижения геймового контракта противники, по крайней мере, находят свою лучшую масть, обменявшись при этом изрядным объемом информации. Контра же, данная на низкий оверкол, застает оппонентов на чем угодно, но не на лучшей их масти. Защитник влез двумя трефами просто для показа пятикартной масти с тузом во главе, в другой раз он вступит с целью украсть у вас пространство для аккуратной торговли. В подобных ситуациях вашей лучшей тактикой будет отказаться от собственных наполеоновских планов и ударить контрой.

Итак, партнер открыл торговлю одной пикой. Защитник вступил двумя трефами. У вас:

¦К3 ¦КД642 ¦75 ¦Т974

У партнера 13 очков, возможно больше. У вас – 12. Исключая «странные» распределения, у вас на двоих с партнером 5/8 очков колоды, а оппоненты обещают взять 8/13 всего количества разыгрываемых взяток. Каким образом они собираются это сделать? Искушение дать контру просто невыносимо.

Удача будет сопутствовать Вам

И, тем не менее, несмотря на этот оптимистический подзаголовок, ряд неприятностей могут встретиться на вашем пути. Вот одна из них – туча треф у оверколлера, возглавляемых ТДВ, либо их у него немного, но с полдюжины отыщется у партнера.

Другую отдаленную неприятность может нести в себе открытие партнера на косой руке и слабой длиннющей пиковой масти, малоприспособленной для ведения нормальной динамичной защиты. В тоже время, объявляя штрафную контру, вы планируете найти у партнера две с половиной, а еще лучше – три защитные взятки. Если же он почувствует, что разочарует вас своей рукой, то обязан уйти с этой контры.

В любом случае, не стоит настраиваться слишком уж пессимистично относительно защитных ценностей руки вашего партнера. Дайте контру, считая, что она вполне соответствует вашим агрессивным устремлениям. Воздержаться от контры на ранний оверкол из-за боязни не найти ничего стоящего у партнера – вопиющий акт трусости. К тому же, вы лишаете его законного права участия в принятии окончательного решения.

Вы не можете постоянно ориентироваться на гипотетические неудачи в каждом раскладе. Игра, а, следовательно, и торговля основываются на теории вероятности, утверждающей, что вы оставите этот конкретный контракт «без двух» или «без трех», что принесет в зависимости от зональности от 300 до 800 очков. Партнер открывает торговлю, у вас хорошая рука, другими словами, в колоде осталось совсем ничего. С этого момента вы обязаны начать мыслить в терминах, описывающих штрафную контру.

Но, в первую очередь, вам следует выбросить из головы общее мнение, что гейм в бридже – это «вещь»! 700 очков за гейм оплачивается в той же валюте, что и 700 штрафных очков, но последние значительно весомей.

Наконец, я предлагаю обобщить вышесказанное:

Если ваш партнер открыл торговлю, а противник справа вступил мастью, которую вы собирались заявить, вы обязаны дать контру.

Учитывая общую тенденцию к все большему понижению требований к низкоуровневым оверколам, советую пойти еще дальше:

Если ваш партнер открыл торговлю, а противник справа вступил мастью, в которой у вас некоторая сила (взятка или две или длина), вы обязаны дать штрафную контру.

Прежде чем следовать этому совету, вы должны быть абсолютно уверены в своем партнере. Иначе вас подстерегает следующая ситуация. Партнер открывается одной бубной. Защитник вступает одной червой. Вы держите 10, 11 или 12 очков и приличную черву впридачу и будете правы, настаивая на штрафной контре. Но вслед за этим партнер начинает агонизировать. Он ерзает в кресле, бросает на вас лукавые взгляды и в итоге объявляет новую масть. Практически, в дело защиты рука партнера могла внести вклад в виде трех защитных взяток, но ваш партнер следует старому «неправилу»: «Любая контра на первом уровне – информационная».

Естественно, играть, строго соблюдая все незыблемые истины – признак дурного тона, но играть строго по «неправилам» – бессмысленно. Потому, в следующий раз, столкнувшись с подобной ситуацией, закончите роббер, отведите партнера в сторону и, по-возможности, спокойно объясните ему, что цель информационной контры – выяснение лучшей масти партнера, а поскольку он уже успел показать свою лучшую масть, открыв торговлю, то эта контра не могла быть ни какой иной, как наказательной. Закончить эту мягкую и вежливую лекцию можно такими словами:

Если ваш партнер открыл торговлю, любая контра с вашей стороны штрафная. С нее нельзя снимать, если только рука партнера не оказывается совсем уж никчемной с точки зрения защитных требований.

Однако прежде чем вы пуститесь с партнером в путешествие по бескрайним бриджевым просторам с контрами и, осмелюсь сказать, реконтрами, хочу предупредить, мягко говоря, осторожных игроков, что периодически на вашем пути будут попадаться контры, позволяющие оппонентам из ничего получить гейм. Не поддавайтесь этой трусливой философии. Если бы я играл против злодея, а ставкой была моя жизнь, то, возможно, я и поколебался бы насчет контры. Но поскольку ставки в бридже чуть ниже, так около части цента за очко, смело ставьте эти опасные контры, и вы будете извлекать несравненную выгоду куда чаще, нежели противник. Всякий раз, после открытия партнера, заставая у себя приличные карты, вспомните, что шансы оверколлера выполнить контракт сводятся к минимуму. И не дай Бог, конечно, если разыгрывающий соберет все свое мастерство в виде перекрестных убиток, сквизов, удачной впустки и тремя или четырьмя благополучными импасами, вытащит-таки свой контракт.

Ничего!

Океаны не выйдут из берегов и не затопят страну. Есть более ужасные вещи на земле и на небесах, друг Горацио, чем контры частичных контрактов, которые противнику удается реализовать, а вы сидите в крайне неловком положении, взирая на этот кошмар и ничего не можете поделать. Величайшие из бриджистов проходили через это, но куда чаще выигрывали «за 500» ли «за 800», благодаря своей смелой контре. Решительные контры низкоуровневых оверколов, практикующиеся в течение долгого отрезка времени, с лихвой оправдывают себя.

Позвольте предложить вашему вниманию следующий пример с одного недавнего турнира, в котором я играл с Хелен Собел.

Все в зоне. Сдает Восток.

¦975

¦32

¦К1087

¦6542

¦2 ¦ТД10643

¦В92 ¦1065

¦ТВ942 ¦3

¦Т1073 ¦КДВ

¦КВ8

¦ТКД87

¦Д65

¦98

Хелен (Восток) открыла торговлю одной пикой, а Юг объявил «две червы». С двумя тузами, несколькими козырными картами и синглетоном в масти Хелен я дал штрафную контру не имея к тому же ни одной разумной заявки и самых отдаленных геймовых перспектив. В результате перекрестных убиток – «за 800».

В тоже время, расклад мог оказаться чертовски неблагоприятным:

¦9863

¦4

¦1065

¦КД962

¦2 ¦КДВ1054

¦В92 ¦Д75

¦ТВ942 ¦КД3

¦Т1093 ¦В

¦Т7

¦ТК10863

¦87

¦854

Торговля:

Восток Юг Запад Север

1¦ 2¦ контра пас

пас пас

Атака: ¦2.

В данной ситуации атака наносит смертельный удар по нашим планам. Юг тянет три круга козырей, уничтожая одновременно нашу потенциальную силу в коротких мастях, после чего дважды прорезает трефу к королю–даме, практически завершая розыгрыш, с успехом преодолев все трудности. Следует отметить, что и этот контракт можно оставить без двух после атаки тузом треф, но вынужден сознаться, что скорее отрежу себе язык, чем буду утверждать, что найду эту атаку.

Мораль сей истории в том, что если оппоненты доставят домой гейм в виде первоначально законтренной «частички», считайте что вы стали жертвой чудовищной несправедливости. Шансы на хорошую запись были более чем хорошими. Но если они обратились в ничто… что ж, вы все еще живы.

Будет новый день, будут и удачи.

Шлемовые контры и их несчастный хозяин

На другом конце диапазона мы обнаружим контры, стоящие вам постоянных трат. Речь идет о шлемовых контрах. Мы уже видели, как контры отдают контракт играющему, рассказывая ему, где искать отсутствующие фигуры. Шлемовые контры, фантастически опасны в этом плане, поскольку ключевых фигур остается совсем немного и «угадывательная» работа для разыгрывающего существенно облегчается. Но более действенный аргумент можно найти в старых числовых играх.

В целях эксперимента, предположим, что вы планируете оставить шлемовый контракт без одной (если у вас серьезная причина ожидать подсад контракта более чем на одну взятку, тогда вперед, контрите, не обращая внимания ни на чьи рассуждения, включая мои). И если, конечно, вы не играете против бесстрашных бид-мастеров, то одна взятка сверх планируемой – это почти всегда максимальная удача защиты.

Если оппоненты поставили шлем и остались без одной, то они проигрывают 50 или 100 очков. С контрой этот проигрыш увеличивается до 100 и 200 очков соответственно. Ваш чистый доход от контры 50 или 100 очков. Но допустим, они каким-то чудом реализовывают шлем.

Минорный законтренный шлем даст им 170 очков, а зареконтренный – 410.

Аналогичный результат в мажорных мастях будет стоить вам от 230 до 590 проигранных очков.

Я неслучайно выделил эти числа, так как они определяют количество очков, потерянных вами исключительно благодаря контре. Оппоненты запишут их помимо очков за шлемовые премии и обычные взятки. Вам нет необходимости перебирать всевозможные комбинации зональных ситуаций, оверов и подсадов в мажорных и минорных мастях – математика говорит сама за себя, а люди, которые ею занимаются, подсчитали, что в среднем вероятность подсада законтренного шлема оценивается соотношением 1:4. И эта простая арифметика открывает ложность еще одного «неправила» бриджа: «Контрите шлемики с двумя тузами, а шлемы – с одним».

Если оппоненты ставят малый шлем без двух тузов, то, возможно, они никудышно торгуют, но более вероятно то, что у одного из них ренонс. В этом случае, ваши два туза – ловушка, в которую вы попались, законтрив их шлемик именно на этих двух тузах. Аналогично можно проанализировать ситуацию и в случае большого шлема, доставленного оппонентами без туза. Вы можете взять их за шиворот, но есть ли смысл рисковать при шансах 4:1, учитывая и ту ценную информацию, которую несет ваша контра? Да, есть смысл… но лишь тогда, когда вы играете против своего босса.

Я вспоминаю один вечер, когда один очень средний игрок, страдающий манией величия, спровоцировал Хелену Собел на партию в роббер. Время шло, и бедный малый стал подозревать, что Хелена колдунья. Снова и снова она ставила геймы, против его 15 и 16 очков. Он контрил, и она реализовывала контракты. Бывало, что и он ставил контры на ее шлемы с тузом, а то и двумя впридачу и марьяжем сбоку, и Хелена находила такой розыгрыш, что его фигуры превращались в дым. Когда эти мученья, наконец, завершились, он отвел меня в сторону и сказал: «Мистер Горен, я ничего не понимаю. Я всегда знал, что она великолепна, но чтобы до такой степени!»

Я ответил ему: «Вы видели пьесу «Музыкант»? Помните совет, который отец дал своему сыну? Он сказал: «Сын, если кто-нибудь предложит тебе пари, что он мол сделает так, что туз пик выскочит из колоды и плюнет тебе в ухо сидром, не спорь с ним. Все кончится тем, что у тебя будет полное ухо сидра!»

«Спасибо», – ответствовал мужчина, потер ухо и пошел прочь.

Но существуют, однако, два исключения. Первое: я не устаю повторять, что зачастую оппоненты забираются чересчур высоко, превышая границы имеющейся у них силы, и что надо быть поистине консервативным Калвиным Кулиджем, чтобы не воспользоваться этим безумством и не поставить контру. Второе исключение относится к конвенционной шлемовой контре – полезной и агрессивной конвенции. Основная цель подобной контры заключается в подсаде контракта, а не в попытке заработать кучу очков на чужом несчастье. Ее используют тогда, когда она наилучшим образом сработает в организации оптимальнейшего виста. Проще говоря, конвенционная шлемовая контра требует от партнера необычной атаки. В книгах под необычной атакой понимают: атаку в первую масть, названную болваном, а если он не заявлял никаких мастей, кроме козырной, то – в первую масть разыгрывающего.

Другими словами, если партнер дает контру на шлем, то вы не атакуете в козырь, не атакуете в масть, которую заявлял партнер, не обязателен также выход в вашу лучшую масть.

Какие условия предполагают использование этой конвенции? Допустим, первая масть болвана – трефа, а конечным контрактом оказались шесть бубен. У вас есть несколько карт козырной масти и трефовый ренонс. Контра подскажет партнеру атаку именно в эту масть, и вы получите взятку на козыря, который в любом другом случае остался бы не у дел. Совсем необязательно, что таким образом вы положите контракт, но никаким другим путем вам этой взятки не заполучить. На первый взгляд, может показаться, что вы сражаетесь против неумолимых 4:1, но ситуация теперь в корне иная, в отличие от той, что «с двумя тузами». Сейчас у вас есть все основания полагать, что без вашей контры, то есть без трефовой атаки противники реализуют свой план. К чему вам его отдавать, а вместе с ним премию и очки за недобранную на контре взятку. Все, решительно все в пользу контры. Тем более что в этот раз она дает партнеру значительно больше информации, чем противникам, и, вполне возможно, погубит шлем, вместе с причитающимися за него премиальными очками.

Итак:

штрафная контра, поставленная с целью нажить себе состояние не окажет защите ни малейшей помощи в висте против шлема. Куда чаще она будет наруку оппоненту, приложившему все усилия по доставке шлема домой. Конвенционная контра затруднит реализацию шлема, одновременно содействуя его торпедированию вообще.

Каким же образом отличить одну контру от другой? Заранее договориться с партнером. Если он играет эту конвенцию, значит все шлемовые контры должны расцениваться как требование, вернее призыв к необычной атаке. Если напротив, он не пользуется этой конвенцией, тогда пуще всего бойтесь всех его шлемовых контр, если, конечно, он заранее не представит вам письменного обязательства вернуть все проигранные деньги. Вы не можете позволить себе такой риск.

Другая сторона медали

Итак, мы обсудили вопрос, когда ставить контру, а когда лучше воздержаться от этого шага. Но мы еще не коснулись важного момента, каким образом избежать контры на собственный контракт и не отдать при этом массу очков, а то и поставить реконтру. Но, если вы поняли и запомнили все то, что уже было сказано, то поверьте мне, вы знаете вполне достаточно. Многое, также зависит от вашего знания оппонентов. Если вы в курсе того, что они контрят, полагаясь только на свою руку, то можете считать полученную информацию настолько ценной, что всякие сомнения относительно реконтры немедленно отпадут, особенно, если этому благоприятствует распределение. Допустим, ваша рука изрешечена следующими мастями: ТДхх, КВхх, ТДх и похожими вилками. Если игрок справа контрит, кто посмеет упрекнуть вас в реконтре, что еще более оправдано, если у вас есть основания полагать, что этот конкретный игрок – любитель контрить на мощной руке.

Если хотите избежать контр на собственные контракты, ограничьтесь соображениями реальности. Другими словами, ваш оверкол должен подкрепляться не только очками, но и длиной масти, способной обеспечить вас четырьмя или пятью взятками, не взирая ни на какие другие обстоятельства. Иногда вы будете проигрывать, но редко – сильно.

Вопрос о том, как избежать подсада зачастую вплотную соприкасается с проблемами мисфитов и их своевременного обнаружения. Сегодняшние системы торговли позволят вам выставлять геймы и шлемы, обеспеченные необходимым количеством очков при наличии хорошей сфитованной масти. Но остаются мисфиты, и если торговля начинает угрожающе намекать на отсутствие фита, вы должны, нет, не идти, а мчаться в ближайшее надежное укрытие. Не обращайте внимание на геймовое количество очков: при отсутствии фита эти очки испарятся прямо у вас на глазах. Представьте, что партнер открыл торговлю одной бубной, но у вас синглетон в этой масти и пятикарточная пика с марьяжем во главе. Вы отвечаете одной пикой, а партнер «радует» вас двумя трефами, и вы с тоской отмечаете трефовый дублетон в своей руке. Но у вас есть еще одна хорошая масть – это пятикарточная черва с тузом. Естественно – «две червы», но партнер с присущим ему упрямством продолжает тремя трефами, и тут в вашем мозгу загораются неоновые буквы: МИСФИТ. У партнера нет ваших пик и червей, у вас нет его бубен и треф, так остановитесь, проанализируйте ситуацию, и вы поймете, что гейма нет ни в одной из мастей, включая и бескозырную псевдомасть (а именно ее закажут большинство игроков в подобных обстоятельствах). Стоит подумать о ваших сбережениях, пока еще не поздно. Конечно, вы не в восторге от трех треф, но они симпатичней любой геймовой авантюры, которая, безусловно, провалится, и, скорее всего, на контре.

Существуют и другие подходы, позволяющие разрешить мисфитовые проблемы. Возьмем стандартную ситуацию, когда одни игрок безупречно рекламирует трефу, а другой с не меньшим упорством настаивает на пиковой масти, в результате чего он влезает на головокружительную высоту четвертого уровня. Кто должен был уступить? Однажды, пребывая в легкомысленном и добродушном расположении духа я записал такую фразу: «Уступить должен младший по возрасту». Но вскоре я поспешил всенародно отказаться от этого заявления, оказавшись под давлением неутешительных вестей, поступавших из женских бриджевых клубов, где имели место серьезные и далекие от бриджа баталии. На мой взгляд, наиболее приемлемо следующее положение:

Игрок, обладающий более сильной рукой, должен постараться стать болваном, а игрок с длинной мастью и слабой рукой – разыгрывающим.

Логика здесь очевидна. Большая часть очков слабой руки сконцентрирована в длинной масти. Если эта масть не становится козырной, очки превращаются в дым. Нет ничего сложнее, чем связаться с хорошей шестеркой пик, устроившейся на столе, когда козырной мастью является, к примеру, черва. У такого стола редко найдется достаточное число боковых приходов, по которым можно было бы спуститься на этот стол. Взгляните на следующий расклад:

¦КВ107653

¦4

¦53

¦862

¦Д42 ¦Т9

¦92 ¦К10876

¦ДВ94 ¦87

¦ТВ94 ¦КД107

¦8

¦ТДВ53

¦ТК1062

¦53

Юг открыл торговлю одной червой, Север ответил одной пикой, Юг потребовал две бубны и Север повторил свою пику. Наконец, Юг запасовал. Более слабый игрок с 17 очками Юга и десятью картами в красных мастях закончил бы-таки свой путь в геймовой зоне. Но Юг рассудил здраво, что: а) назревает мисфит и, б) что рука Севера ничем более не примечательна, кроме как наличия пиковой масти. Его пас позволил играющим стать Северу и – спокойно реализовать свои безопасные две пики. Любой гейм был бы здесь обречен. Чем выше вы забираетесь в своем отчаянном поиске масти, тем тяжелее вам придется. В тот благословенный момент, когда вы почуяли опасность мисфита, стопорите торговлю и попытайтесь сделать болваном игрока с более сильной рукой. Вас будут критиковать за известный консерватизм, не обращайте внимание. Цель бриджа: не заказать гейм, чего бы это не стоило, а заказать то, что есть и реализовать это. Если второе получится, то о первом можете не беспокоиться.