Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторы: Горен Чарльз Генри, Олсен Джек

5. Контра: триумф, удовольствие и… осторожность

Если Вы не умеете контрить, значит, Вы не умеете выигрывать. Средний игрок контрит несвоевременно и редко. Некоторые игроки сидят и ждут, когда к ним придет очень надежная, тщательно обернутая всевозможными гарантийными обязательствами контра. Это напоминает ситуацию, когда человек всю свою жизнь живет с надеждой на скорую кончину богатого дядюшки. Другие, словно, обладают встроенным радаром, точно подсказывающим время для неверной контры. Когда же наступит критический момент, радар предательски молчит.

Умение контрить зачастую ведет к злоупотреблению этой заявкой, а недостаток этого умения превращает компетентного бриджиста в постоянного неудачника. В течение любого отрезка времени, превышающего две недели, вы не сможете выигрывать в контрактный бридж, если не научитесь давать правильную контру.

Единственное, что выручает м-ра Среднего Игрока это то, что он играет против других м-ров Средних Игроков, а элементарные принципы контрирования их особенно не тревожат. Вы полагаете, что я слишком строг? Что ж, пока вы колеблитесь с ответом, позволю себе перечислить следующие положения:

«Никогда не снимайте партнера со штрафной контры».

«Никогда не контрите частичные контракты, способные дать противнику гейм».

«Давая контру, никогда не рассчитывайте на карты партнера, ориентируйтесь только на свои».

«Давайте контру на малый шлем, имея двух, на большой – одного».

«Контра на первом уровне – вызывная».

«Контра новой масти – вызывная».

Следуете ли вы этим правилам? Большинству? Некоторым? Что ж, все они в определенной степени верны. И все-таки, именно они или их версии и составляют основу этого аспекта бриджевой техники среднего игрока. Почему? Откуда я это знаю? Я не встречал еще ни одной бриджевой книги, защищающей эти доводы. Я также не встречал ни одного солидного преподавателя, рекламирующего их. И вряд ли такие найдутся, если только не объявится чудак, возжелавший написать книгу «Как проигрывать в бридж».

Беда не в том, что следуя этим правилам вы будете ставить неудачные контры, куда страшнее, что пострадает идеологическая сторона вашего бриджевого мировоззрения.

Мне не терпится познакомить вас с более агрессивным подходом, который не только пополнит ваш бумажник, но и прибавит к получаемому от игры удовольствию. Овладев этим методом, вы всякий раз будете повергать в смятении Смиттов, живущих в конце улицы и настроившихся было провести приятную расслабляющую сессию в бридж.

Большую часть вечера они проведут в законтренных и зареконтренных контрактах.

И проиграют.

Когда контрить не стоит?

Давайте начнем с этого вопроса. Самая опасная контра та, что позволяет противникам выполнить контракт, воспользовавшись той информацией, которую вы им столь любезно предоставили своей контрой и который они никогда не реализовали бы в противном случае. Это не только наихудшая из всех контр, но, пожалуй, наиболее часто встречающаяся. Пусть у нашей жертвы следующая рука:

¦ДВ85 ¦КВ6 ¦ТД3 ¦Д52

Противник слева открывает торговлю одной пикой, противник справа прыгает в три пики и нашему герою уже поздно вступать в торговлю. Но он, все равно, ликует, потому что это наивная душа слева сама, собственными устами привела себя к краху, поставив окончательные четыре пики.

«Контра», – заявляет наш приятель. – «А почему бы и нет?» У него не только полно очков, но вдобавок имеется и отличный козырь. Из следует наказать! Затем начинают происходить странные вещи. Разыгрывающий реализует контракт с овером, записывает 390 или 490 в зависимости от зональности и, естественно, – премию за роббер.

Рассуждения нашего героя были безупречны в той их части, где речь шла о возможном подсаде. Контракт, действительно, должен быть положен, если… его не контрить. Разыгрывающий прозрел всю ситуацию, словно ее осветили фотовспышкой. Проблем с локализацией ключевых онеров у него не осталось. Двойной импас в пиках дает необходимые взятки, и на повестке дня остается лишь один вопрос: будет ли контракт выполнен точно, либо его реализует с овером.

Можно привести массу примеров на эту тему бриджевых ужасов. Известны контры на несуществующие четыре червы, которые заставляют противника поставить и уверенно реализовать железные четыре пики. Известны контры пяти пик, которые (мне больно думать об этом) толкают разыгрывающего вперед, к вполне безопасному минорному шлемику, совершенно невозможному в любой другой ситуации. Мне довелось быть свидетелем фантастической истории: контра, поставленная на шлемик, заставила разыгрывающего искать прибежище в стопроцентном большом шлеме. Партнер контрящего был крайне подавлен случившимся и одарил «героя» рядом интересных прилагательных, что мне представилось наиболее мягким исходом из всех возможных.

Что делать с хорошей рукой?

Подавляющее число ошибок подобного рода происходит в результате таких же псевдоправильных рассуждений контрящего. Он полагает, что обязан дать контру, обладая большой силой. В действительности же, именно по этой причине он не имеет право контрить. Позвольте объяснить сей парадокс.

Когда вы контрите на сильной руке, вы снабжаете разыгрывающего бесценной информацией, локализуя большую часть ключевых карт. Здесь вы должны спросить себя: «Удается ли нам с партнером положить этот контракт, несмотря на мою мощь?» Вот оно что! Если противник поставил гейм, невзирая на ваши 14 или 15 очков, значит партнер – банкрот.

Если в торговле оппонентов имелась хоть капля здравого смысла, то вряд ли вы найдете напротив себя россыпь очков. Максимум – это одинокий валет, в лучшем случае – дама. (Если торговля оппонентов, наоборот, отличается отсутствием логики и здравого смысла, то вы, просто, не нуждаетесь в моих советах.) Другими словами, контра – это зеркало, поставленное у вас за спиной. Поставленная штрафная контра дает опытному разыгрывающему всю информацию о местонахождении большой силы. Предупрежденный заранее, он будет разыгрывать руку в полной уверенности, что все необходимые сквизы, впустки или безопасная игра окажутся удачными.

И он реализовывает контракт, который с самого начала был обречен, если бы… не контра. Очевидно, в противном случае разыгрывающий играл бы на более равномерное распределение силы между вами и вашим партнером. В этом случае часть импасов удалась бы, часть – нет. Иногда карты ложились бы благоприятно для сквиза, а иногда – нет. Иногда он сквизовал бы вашего партнера, у которого сквизовать нечего.

Ни одна заявка не требует такой работы мысли, как контра. Чем большая у вас сила, тем более подозрительно вы должны к ней отнестись. В конце концов, противники здесь не для того, чтобы швыряться деньгами направо и налево. Если вы подняли приличную карту, а оппоненты, все-таки поставили гейм, значит, есть у них на то основания. Здесь надо верить ушам своим, а не глазам. Вы можете подсчитать свои очки, но куда сложнее подсчитать распределения противников, а именно это чаще всего и разрушает средние контракты, а отнюдь не груда онеров.

Сколько раз вам приходилось с горечью убеждаться, что ТКхх или ТДВх вовсе не представляют законные семь очков только потому, что у противника ренонс в этой масти? А как часто случалось, что после отбора козырей играющий начинал сносить свои синглетоны и дублетоны в ваших длинных побочных мастях с тузами и королями во главе? А сколько раз он играл на перекрестных убитках, а вы оплакивали судьбу? Смею заверить, куда чаще, чем вам хотелось бы вспоминать об этом.

Для подкрепления идеи о пагубности контры, основанной на мощной руке, приведу пример сдачи с чемпионата шт. Флорида, проходившего несколько лет назад. Разыгрывающий был Гарри Харкави с Майами Бич, а контрить Гарри – не лучший способ преуспеть в жизни и стать богатым. Торговля была специфической и, чем меньше я о ней скажу, тем будет лучше. Как бы то ни было, Гарри сидел на Юге с контрактом «три червы». Поставьте себя на место Востока:

¦5 ¦ТДК95 ¦К94 ¦Д1072

К тому же, во время торговли партнер вступал пиками. Можно ли придумать лучшую ситуацию для штрафной контры? Восток ее и дал, но, увы, совсем скоро ему пришлось признать, что, да, бывали времена и получше:

¦Т92

¦В74

¦ТВ753

¦К6

¦КДВ863 ¦5

¦– ¦ТКД95

¦Д1082 ¦К94

¦В93 ¦Д1072

¦1074

¦108632

¦6

¦Т854

Запад атаковал королем пик и Гарри забрал на столе. Затем, он стянул туза бубен и убил бубну. Отобрал туза, короля треф и убил трефу. После этого он убил бубну в руку и трефу на столе, получив восемь из требуемых девяти взяток, а бедный Восток так и сидел со своими козырным богатством. Итак, в руке у Гарри третья козырная десятка и ход со стола. Бубновое продолжение довершило начатое. Если Восток сыграет мелким козырем, Гарри надобьет, а если высоким – Гарри просто сбросит пику, а третья козырная десятка останется контрировать масть, ожидая последний ход козырем от Востока. Вот вам и три червы на контре!

Сознаюсь, несколько своеобразный пример. Восток чувствовал, что просто обязан дать контру. Его сослали бы на сезон-другой попрактиковаться в юниорскую лигу, поступи он иначе. И, тем не менее, он не положил контракт, имея на линии двадцать одно очко и трех старших онеров в козырной масти. Всякий раз, когда вы задумаете дать контру с перегруженной силой рукой, вспомните эту сдачу.

Странные расклады и что с ними делать?

Одной из типичных причин, мешающих игроку поставить корректную контру, является неумение проанализировать свою руку с точки зрения защитных ценностей. И вовсе не потому, что нет соответствующих методов – они есть и разработаны не хуже атакующих, но в отличие от лучшего полузащитника колледжа, не все бриджисты столь же универсальны. О, не сомневайтесь, они сущие демоны, когда речь идет об открытии торговли в случае, если открытие и ответ принадлежали оппонентам, ставит их в тупик, не позволяя должным образом оценить руку и принять соответствующие меры. Здесь требуется здравый смысл. Играя в защите, вы с любовью взираете на короля с прикрытием или туза–даму в масти, заявленной противником справа. Но, если эту масть возбужденно рекламировал оппонент слева, то, похоже, в первом случае вы останетесь ни с чем, а во втором получите не более одной взятки. Если вы держите ТКх или даже ТКхх, то вполне можно рассчитывать на пару «защитных» взяток, но если эту масть заявлял или поддерживал партнер, то, вероятно, оппоненты имеют в ней не более синглетона, а, возможно, у одного из них окажется и ренонс, что понижает ценность ваших фигур до уровня простых фосок. С ТКД73 или ТКД964 не стоит рассчитывать более чем на одну «защитную» взятку, при этом не имеет значение поддерживал вас партнер или нет. Еще более вероятно, что в этой масти вы не получите ничего.

Ключ к разрешению всех этих проблем лежит в распределении. Часто игрок, насчитав у себя 16 очков, и дождавшись, когда противник поставит гейм, начинает рассуждать следующим образом: «В колоде 40 очков, если из них вычесть мои 16, то оппонентам остаются всего 24 очка, а то и меньше». После этого арифметического упражнения, он дает «контру по очкам». Иногда, результат будет, действительно, неплохим, но гораздо чаще наш «богач» будет страшно разочарован неудачным распределением. Слишком поздно он убедится, что в данной конкретной сдаче не 40 очков, а все 50, если не больше, считая короткие масти, длинный козырь, самосогласованные масти и т.п. В этих условиях вполне можно держать гейм, а то и шлем, не обращая ни малейшего внимания на 16 очков контрящего. Иногда, можно заранее предвидеть подобные распределения, но при этом следует тщательно изучить свою руку и внимательнейшим образом прослушать торговлю. Одним из методов, пригодных к практической реализации, является метод Калбертсона, основанный на «теории симметричных распределений» или, как менее мудрено, его называет большинство игроков «один ненормальный – все ненормальные». Если у вас сверхъестественная рука, то вы вправе предположить, что остальные – примерно такие же. Даже, если у вас равномерный расклад, вы, все равно, можете распознать «странные» руки. Возможно, противник открылся тремя или четырьмя в масти или прыгнул на четвертый уровень, хотя вы с партнером принимали участие в торговле, или они без колебаний поставили гейм в масти, в которой у вас есть сила. Все это признаки, заставляющие вас насторожиться. Вы можете, конечно, дать контру, но более чем вероятно, что вы играете колодой, в которой не менее 50 очков, а за столом «гуляют» расклады, дающие разыгрывающему куда больше очков, чем вы насчитали, пользуясь своими скудными арифметическими познаниями.

Итак, у вас появилась возможность использовать все только что прочитанное к месту и ни к месту, а здравый смысл выкинуть в корзину. Я уже слышу слова какого-нибудь консерватора, поучающего в среду вечером своих партнеров: «Да, я знал, что посажу контракт, но Чарльз Горен не советует ставить контры с мощной рукой». Чарльз Горен в смятении. Действительно, время от времени, противники будут забираться в ужасные контракты, и если вам совершенно ясно, что происходит, вы обязаны дать контру. К примеру, вы сидите на Западе со следующей рукой:

¦В ¦ДВ109 ¦КВ10 ¦Т10983

Торговля проистекает так:

Север Восток Юг Запад

1¦ пас 2¦ пас

2¦ пас 3¦ пас

4¦ пас пас ?

Вы явно припасли сюрприз для разыгрывающего. Конечно, он не ожидает двух потерь в козырной масти и такого, на редкость неудачного расположения бубновых онеров. В пользу контры говорит и тот факт, что торговля не показала у оппонентов излишков силы, а, следовательно, не исключена возможность обнаружить несколько полезных карт у партнера. Штрафная контра здесь очень уместна. Расположение ваших карт делает подсад неизбежным, причем подсад существенный.

Положи эту руку на Восток, и контра даст разыгрывающему очень ценную информацию, помогающую реализовать контракт. После двух бубен Юга бубновые фигуры превращаются в обыкновенную бумагу, оставляя вас ровно с тремя надежными взятками. Не лучше ли в подобной ситуации затаиться, сидеть тихо и скромно и не раздражать противника ненужными контрами.

Красота зондирующей контры

Безусловно, куда приятней рассуждать о контрах, которые следует ставить. Итак, сосредоточимся на позитивном, как изрек однажды Джон Мерсер. Вот несколько типов контр, которые прибавят изысканность вашей игре и денег – в ваш бумажник.

Контры низких оверколов.

Контры, «дающие гейм».

Зондирующие контры.

Все они, по-своему, хороши, но спросите меня, которая доставляет наибольшее удовольствие, и я, безусловно, укажу на зондирующую. Она безопасна, выгодна и встречается чаще других.

Зондирующие контры базируются на умеренно хороших руках в ожидании найти такую же руку у партнера. Они ставятся против геймовых контрактов, заключенных в достаточно нерешительной торговле, демонстрирующей геймовый минимум у противной стороны. Это в меру рискованная контра, но математика на стороне рискующего. Пусть к вам на Востоке пришла такая карта:

¦6542 ¦КД3 ¦4 ¦ДВ742

Торговля проистекала следующим образом:

Запад Север Восток Юг

пас 1¦ пас 3¦

пас 4¦

Все это очень страшно и лучше всего промолчать. И в следующих ситуациях молчание – золото:

Север Юг

1БК 3БК

или

Север Юг

1¦ 2¦

Противники торговались серьезно и позитивно. У вас восемь очков в фигурах, но секвенции говорят, что у партнера пустовато.

А теперь представьте, что у вас та же самая рука, но торговля приняла следующие очертания:

Север Юг

1¦ 2¦

3¦ 4¦

или

Север Юг

1¦ 1БК

2¦ 2БК

3БК

или даже так:

Север Юг

1¦ 1¦

2¦ 2¦

3¦ 3¦

3БК

Достаточно мягкие секвенции и, в лучшем случае, у противников минимум силы, необходимой для реализации гейма. Обычно, подобная торговля сопровождается вспышками раздражения, долгими колебаниями – все это следует учитывать.

Конечно, если только против вас не играют хронические пессимисты (а узнаете вы об этом еще в первом роббере), то у них явный минимум, хотя, скорее всего, чуть-чуть меньше.

Самое время, внезапно напасть. Оппоненты достигли гейма на большом энтузиазме, и если расположение карт предсказывает им несчастную судьбу, дайте зондирующую контру. Для иллюстрации, посадим вас на Запад и вручим следующие карты:

¦32 ¦КВ9 ¦ТВ95 ¦8763

Торговля представила следующую секвенцию заявок:

Юг Запад Север Восток

1¦ пас 1¦ пас

2¦ пас 2¦ пас

3¦ пас 4¦ пас

пас ?

Поставьте контру!

Арифметика здесь очень простая. Даже не обращая внимания на распределение, можно с полной уверенностью утверждать, что вы с партнером держите 15–16 очков в старших картах. Другими словами, ваши шансы не меньше, чем у противной стороны. У вас – минимум для подсада контракта, у них – минимум для его реализации. Но ваши очки разделены более или менее поровну.

Это самый трудный случай для разыгрывающего. Он не знает в какую сторону вести импас, кого сквизовать, как разделились козыри и т.д. Кроме того, фигуры в красных мастях дают вам необходимый минимум, а старшие карты партнера, вполне вероятно, занимают командные посты в своих мастях. Вы можете повысить свои шансы, выбрав правильную атаку. У вас есть многое для налаживания коммуникаций с партнером, а поскольку в торговле принимали участие лишь оппоненты, вы знаете о них несравненно больше, чем они о вас.

Из всех контр, встречающихся в игре, эта ставится наиболее редко, хотя необходимые и достаточные условия создаются чуть ли не в каждом роббере. Если вы не согласны, то поройтесь в памяти и вспомните, сколько раз противники сдавали контракт без вашей контры. Вспомните, сколько раз вы записывали над линией 100 или 150, оставляя контракты без двух или без трех. Вспомните все случаи печальных сентенций, слетавших с уст оппонентов: «Без двух». А ведь в это время вы держали карты, очень похожие на вышеприведенную руку Запада.

Обратите внимание, что зондирующая контра не требует наличие мощной руки, когда вся защитная сила или ее большая часть у вас. Напротив, у вас нет всех старших фигур, вы прочувствовали ситуацию, оценив распределение силы за столом. Девять раз из десяти, пока ваши оппоненты не учуют здесь что-то неладное, они будут полагать, что вся сила лежит у вас, что лишь усугубит их ошибки.

Не принимайте все вышеуказанное за догму, иначе вы потеряете свою рубашку, свой дом и своего партнера. Я не предлагаю вас выкинуть все ваши знания в окно и всякий раз при виде 8–9 очков давать штрафную контру. Оцените руку с точки зрения ее защитных потенций и, если вы наблюдаете лежащих под импасом дам, длинные бесполезные масти, сохраняйте железное спокойствие. Итак, когда выяснилось, что у оппонентов минимум требуемых для гейма очков:

Отнеситесь к контре с пессимизмом, держа сильную руку.

Отнеситесь к контре благосклонно с умеренной рукой.

Красота зондирующей контры в некотором равновесии силы у защитников, хотя очков у них и немного. Но ведь есть кое-что и еще, работающее на зондирующую контру – это тотальные пункты. Если оппоненты все же реализуют законтренный вами контракт, они получат лишние 150 или 170 очков. Пусть раз в жизни они приплюсуют к этому еще 100 или 200 очков за овер (вероятность этого крайне мала, если ваша контра отвечает необходимым стандартам). С другой стороны, посадив их, вас ожидает совсем иная арифметика:

без 1 без 2 без 3

100 300 500 – не в зоне,

и даже

200 500 800 – в зоне.

Там, где речь идет о зондирующих контрах, цены, как правило, высокие. Неизбежно вам придется смириться с ораторскими упражнениями партнера – приверженца очередной бриджевой догмы, что вы имеете право контрить, основываясь лишь на собственной руке. Первые несколько раз, когда вы посадите законтренные контракты, партнер прибегнет к затасканным штампам: «Тебе чертовски везет, партнер! Ты ставишь идиотские контры, а моя рука берет кладущие взятки». Да, но ведь, исходя из анализа торговли, так и должно было случиться. Вы еще тогда поставили безопасный диагноз, именно вы, а не этот неблагодарный тип, сидящий напротив. Это ему повезло, что у него такой партнер.