Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторы: Горен Чарльз Генри, Олсен Джек

4. Достижение наилучшего из возможных результатов

Как быть с партнером-пессимистом и партнером-оптимистом?

Перед вами одна из величайших проблем контрактного бриджа – каким образом скомпенсировать ошибки нелогично рассуждающего партнера, оставшись при этом в здравом уме и при деньгах? Но ответ, казалось, известен с незапамятных времен. Эксперты, к примеру, прописывали такое гомеопатическое средство: если вы знаете, в какую сторону ошибается ваш партнер, постарайтесь «ошибаться» сами в этом направлении и, – недозаказывать с теми, кто излишне осторожен и завышать уровень контрактов с оптимистами. Робкий партнер, узнав, что вы регулярно недоставляете, будет слегка завышать контракты, а оптимист – наоборот, занижать. Я согласен с этими выкладками, но лишь в общих чертах. Дело в том, что робкий игрок недоставляет либо из-за нехватки карточного чутья, либо потому что он – новичок, только-только начавший постигать премудрости игры и ему дела нет до ваших ухищрений. А как быть с оптимистом? Перезаказывать? Что ж, подобный совет хорош для миллионеров. Если вы можете поставить и реализовать четыре пики, то ваш «перезаказ» в виде шести пик без сомнения побудит партнера доставить до семи пик. Подобная тактика, конечно, положит в деле перевоспитания партнера, но боюсь, раньше вам представится уникальная возможность ознакомиться с достопримечательностями дороги к ближайшей кредитной компании. «Оптимист» + «оптимист» = банкротство.

Из некоторых хороших игроков, выступающих с партнерами, делающими одни и те же ошибки, можно набрать неплохую преподавательскую группу и зачислить ее в Университет контрактного Бриджа. В тот самый момент, когда карты партнера касаются стола, они хмурятся и… лекция начинается: «М-да, понятно, понятно, партнер. У вас же нет этой поддержки. Триплет червей с девяткой – недостаточно хорошая поддержка. Нет, я вас не критикую (вымученная улыбка появляется на лице «профессора»). Но мне кажется, я обязан сказать вам об этом, чтобы впредь подобное не повторялось».

Через несколько сдач у партнера нашего героя вновь оказывается триплет с девяткой, правда на сей раз в пиковой масти, и он поднимает одну пику «профессора» до двух. И так будет повторяться всякий раз. Бриджевый стол – не место для инструкций.

Что делать с таким партнером?

Ограничьте свою торговлю рамками его знаний, постоянно контролируя себя: «Поймет меня партнер или нет?»

Здесь важно осмыслить саму ситуацию. Я не толкаю вас на то, чтобы вы изменили основным принципам торговли и оставляли контракт в трех червах только потому, что партнер имеет привычку завышать контракты или – ставить оптимистические шесть пик, поскольку он хронический консерватор. Я не призываю вас мгновенно перекраивать всю систему. Результатом наложения ваших искажений на искажение партнера явится лишь хаос.

Больше всего вашему неуверенному партнеру требуется игрок, заявки которого стабильны, выписаны и логичны. Ему требуются однозначные, не страдающие двусмысленностью заявки, даже если вам придется слегка его обмануть. Итак:

Вашими наилучшими заявками будут заявки, находящиеся в пределах понимания вашего партнера.

Здесь совсем не к месту красивейшие в лиге заявки – он их просто не поймет. Это значит, вам придется время от времени отказываться от большого шлема в пользу малого и от малого – чтобы поставить уверенный гейм. Приведу слова С. Дж. Саймона из его превосходной книги «Почему вы проигрываете в бридж?»: «Профессионал старается добиться лучшего результата, который возможен. Лучшего результата, который возможен, но не лучшего возможного результата».

Правильная заявка но… неправильный партнер

Иногда легче сдвинуть гору, чем убедить среднего игрока отказаться от некоторых своих заумных заявок, если напротив сидит неопытный игрок. Я знаком с игроками, полагающими, что их партнеры, по меньшей мере, Хелен Собел, Горвард Шенкен или, на худой конец, я. Они включают в торговлю все известные человечеству конвенции, играя с партнером, с которым познакомились два или три коктейля назад и при этом удивляются, что оставляют за столом все, заканчивая сорочками.

В определенных ситуациях я, к примеру, откажу себе в удовольствии дать даже простой кюбид. Если вы, направляясь к шлему, поставите кюбид «пять бубен», демонстрируя партнеру ренонс в этой масти, боюсь, вы сильно рискуете, играя с малознакомым партнером. Не волнуйтесь, я вижу ваше возмущение, вы хотите сказать, что кюбиды – это надежные, очевидные и древние механизмы торговли, и ни один игрок вашего клуба не оставит партнера на этой искусственной заявке. Что ж, похоже, вы играете в Портлендском или Кавендишском клубах или… нет, подобных клубов в природе не существует. Я был свидетелем неудачных кюбидов в играх по 50 центов за очко, в матчах вызова в лучших бриджевых клубах и даже в международных турнирах – у всемирно известных игроков. Пожалуйста, один яркий пример. Финал первенства Дальнего Востока. Мой противник, Элвин Рот делает трефовый кюбид. Его партнер, Тоблас Стоун, казалось, не понял заявки, и на следующем круге Рот повторил кюбид в трефах с пятью козырями на линии. В результате последовала катастрофа, позволившая моей команде выиграть матч с солидным отрывом. Комментарии Рота: «Я слишком увлекся, а Стоун не думал». Заметьте, эти двое – одни из лучших в мире. И, готов заключить любое пари, вряд ли найдется хоть один эксперт, избежавший подобной участи.

Итак, если вы не столь хороши, как Рот и Стоун и знаете об этом, будьте осторожны с кюбидами. Пропустите несколько робберов, убедитесь, что у партнера есть хотя бы элементарные понятия о подобных заявках, а затем пропустите еще несколько робберов.

Если ваш партнер пасует на кюбид, и вы остаетесь без пяти в сдаче, где был малый шлем, то чья это вина?

Ваша.

Один из многочисленных парадоксов бриджа? Вы делаете великолепную заявку, профессиональную заявку, но с «неправильным» партнером. Готов прокомментировать: если пара, состоящая из хорошего и плохого игрока достигает совершенно немыслимого контракта, вину за это следует возложить на первого из них. А происходит все это так. Открывающий начинает одной бубной, а его искушенный партнер отвечает одной пикой. Теперь новичок заявляет «две червы», демонстрируя, так называемую, реверсивную секвенцию. Для открытия торговли он выбрал младшую масть вместо того, чтобы сделать наоборот. Для опасных игроков все это давно известные истины, и, конечно, партнер, демонстрируя реверсивное назначение, должен держать, по меньшей мере, 19 очков.

Но в двух случаях из трех, у подобных игроков сила, соответствующая данной секвенции, отсутствует. Они не понимают принципов реверсивных заявок, а их торговля подразумевает стандартное открытие с чуть более сильной бубной. «Естественно, я вначале показал бубну», – объясняют они позже.

Условия, удовлетворяющие реверсивным назначениям, не выполняются в большинстве случаев и предполагается, что игроки соответствующего уровня обязаны это знать и предвидеть. Однако это далеко не так. Когда они слышат, как их партнер делает реверсивную заявку, они мгновенно кладут ему 19 очков, пусть этот партнер лишь вторую неделю изучает бридж по старому учебнику игры в вист. После простановки чудовищного контракта, явившегося результатом подобной торговли, старший из партнеров начинает свою обличительную речь: «О, Господи! Партнер, вы делаете реверсивную заявку, а у вас лишь 13 очков!»

«Реверс? Реверс!? Какой еще реверс?»

И в бридже есть свои дураки

Проваленный контракт вовсе не является виной игрока, сделавшего реверсивную заявку и не подозревающего об этом. В конце концов, он просто не в ладах с техникой. Здесь в глупом положении оказывается опытный игрок. Он обязан понимать, что играет с человеком, реверсивным заявкам которого не следует придавать большого внимания.

У меня на этот счет есть одна теория. А именно:  игрок, осведомленный о границах информированности своего партнера и, тем не менее, расценивающий каждое его назначение, как если бы оно исходило от эксперта – это игрок, для которого выигрыш является делом вторым. Его мотивации запрятаны глубоко в недрах подсознания, а главную радость он получит после розыгрыша контракта, объясняя всем, насколько туп его партнер.

Я знавал как-то одного приятеля, очень похожего на описанный здесь тип дураков. Все его заявки самым строгим образом удовлетворяли требованиям любого учебника (по крайней мере, так ему казалось). Он не позволял себе расслабиться или уступить, подладиться или приспособиться к своему неопытному партнеру. Напротив, он всегда пребывал в состоянии готовности поправить партнера… И он всегда проигрывал. Его звездный час наступал, когда он, восседая на Юге, ожидал открытия партнера, поднявшего такую руку:

¦– ¦KД876 ¦TКД9754 ¦T

С этой потрясающей рукой Север делает ужасное открытие «две червы» и не потому (вернее, не только потому) что он неважно торгуется, а главным образом из-за того, что он столь же неважно раскладывает свои 13 карт по мастям. Оказавшись в шоке от такой силы и красного цвета, он поставил туза бубен во главе своей червовой масти. Рука слегка видоизменилась:

¦– ¦Т¦KД876 ¦KД9754 ¦T

У моего приятеля «эксперта» были такие карты:

¦7432 ¦B54 ¦63 ¦Д87

Он ответил двумя бескозыря, показывая менее шести очков. К этому моменту бедный Север обнаружил свою ошибку, глубоко вздохнул, поменял карты местами, сделал глоток из своего бокала и назначил четыре бубна. Югу остается выбрать из двух мастей, и он выбирает «четыре червы».

Проявляя упорство, Север доставляет до пяти бубен.

Юг хмурится и возвращается к червовой масти: пять червей.

Противник убивает бубновую атаку. Забирает Туза червей и убивает еще одну бубну, оставляя «без двух» один из самых железобетонных контрактов в истории бриджа. Когда все было кончено, Север мрачно вопросил: «Почему ты не оставил меня в пяти бубнах? Я прыгнул в этой масти и повторил ее».

«Мне хотелось плевать на твою бубну», – ответствует Юг. – «Прежде всего, ты демонстрировал черву, а значит эта масть лучше».

«Но разве не стало очевидным, что я ошибся с открытием?»

«Почему же? Я все прекрасно понял», – отвечал величественный Юг. – «Но почему я должен искажать свою игру из-за твоих ошибок?»

Приятель Юг рассказывал мне об этой сдачи с чувством величайшей гордости, как-будто он установил новый мировой рекорд по честности и принципиальности. Тогда я сказал ему: «Возможно ты и попадешь в рай, но в поношенном костюме и босым. А твоя торговля была честной, точной и тупой». Он ответил, что возобновит наши приятельские отношение не раньше, чем лет через 30–40 и, к счастью, у меня осталось в запасе еще немного времени до истечения этого срока.

Другой мой приятель попал в совершенно безнадежное положение по моей, правда, вине. Он играл с маленькой пожилой леди, которая, не смотря на хрупкость и едва различимый голос, была самым ярким «перезаказчиком», которого я когда-либо встречал. Я наблюдал за ее торговлей и мне пришлось подняться к вершинам актерского мастерства, – сам Бэрримор позавидовал бы мне, – чтобы сохранять полную невозмутимость и каменное лицо. Наконец, к ней пришли карты, и я позволил заметить самому себе: «С этой рукой перезаказать невозможно». Она подняла:

¦653 ¦В94 ¦432 ¦9763

Мой приятель открылся одной червой, располагая:

¦TKД ¦TK863 ¦Т75 ¦82

Не моргнув глазом, пожилая леди отвечает «две червы». Естественно, мой приятель обязан был доставить до гейма и благодарить судьбу, что ему удалось «выцарапать» девять взяток. Я очень тихо вышел из клуба, поймал такси и возвратился домой, вспоминая, каким вспыльчивым бывает приятель в подобных ситуациях. Спустя несколько недель мы встретились на улице. Он подбежал ко мне и, не здороваясь, выпалил: «Знаешь, что она сказала, когда ты ушел? «Я понимала – у меня нет поддержки, но объявить «пас», когда за твоей игрой наблюдает м-р Горен!» Именно так она и сказала! Именно так!»

Моя первая и незабываемая встреча с Эли Калбертсоном

Если у вас создалось впечатление, что все эти неприятности меня не касаются, то спешу порадовать вас. Моя карточка полна сдач, в которых партнеры дурачили меня своими заявлениями. Здесь же можно встретить расклады, показывающие, что я, зачастую, увлекался и делал такие заявки, которые этим, конкретным партнерам ровным счетом ничего не говорили. Но позвольте, рассказать вам один случай, который согласно всем голливудским канонам закончился на редкость счастливо. Это моя самая любимая сдача, отчасти из-за причудливого расположения карт, отчасти из-за того, что именно в ней я впервые встретился за бриджевым столом с Эли Калбертсоном. Моей партнершей была Салли Янг – самый любимый партнер из всех до Хелен Собел, а уж она своего шанса не упускала, особенно, если он сам шел к ней в руки. Играли мы против Эли и его блестящей жены Джо в Нью-Йоркском Сентрал Парке. Шел 1938 год, Эли – признанный лидер в мире контрактного бриджа, я – только начинал свою собственную колонку в газете. Перед вами вся сдача: Салли (Север) открыла торговлю одной бубной. Джо – пас. Я ответил одной пикой, а Эли вступил «раздражающими» двумя трефами. Настала очередь Салли – две червы, и у меня перед глазами поплыли сказочные миражи. Реверсивное назначение Салли не может показать менее 19 очков. Проделав несложное арифметическое действие на сложение, я «взорвался» семью бескозыря и очень скоро обнаружил на столе лишь 17 очков. Салли слегка подстегнула судьбу. В результате, у нее оказалось слишком мало очков, а у меня – слишком много проблем. Пика не отрабатывалась, еще меньше шансов оставалось на розыгрыш трефы с королем у Эли. В тот момент я еще не знал этого, но и с червой были свои сложности.

Эли атаковал десяткой пик, которую я забрал на столе. Я начал было разыгрывать черву, но на втором раунде Эли показал, что крайне ограничен в этой масти, поэтому четвертую взятку я взял тузом треф и вышел к даме червей на столе. Последовали четыре круга бубен и… создалась ситуация:

¦5 ¦9 ¦2 ¦9

¦98 ¦КВ ¦В76 ¦В

¦KД4 ¦Д

Я продолжал двойкой бубен, собираясь сбросить даму треф, и в рядах противника последовало замешательство. Джо на Востоке оказалась в сквизе. Если она снесет валета червей, защищая свою пику, она тем самым утвердит девятку червей на столе. Если она снесет карту пиковой масти, то заиграют все три пики в руке. Ее снос не имеет значения, большой шлем уже не остановить.

Эли был разгневан. Он вскочил и воскликнул: «Черт подери, такого везения я еще не видывал! Это просто китайский трюк».

Джо попыталась защитить меня: «Перестань, Эли! Разве он не заслужил комплимент? Он красиво разыграл руку».

Калбертсон прошел прямо к журналисту, бриджевую колонку которого он в то время курировал и приказал: «Напечатайте эту сдачу». Через несколько недель сдача во всем своем великолепии, со всеми своими сложностями и выводами предстала перед всей страной. Сделаем вывод: какое-то божество защищает «взрывные» заявки, если их хозяин не теряет головы.

Эли всегда оставался образованным человеком. В данном случае, он вспоминает Брета Харта и его поэму «Простой язык Правдивого Джеймса». Герой поэмы – китайский карточный шулер А. Син.