Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторы: Горен Чарльз Генри, Олсен Джек

2. Путь к лучшей, эффективной торговле

Как стать головорезом

Только не спрашивайте меня, каким образом колода карт в состоянии превратить сильную, умную, взрывную личность в Каспара Милкьютоуста, недоставляющего и невыполняющего свои контракты, испытывающего раболепный страх, прячущегося и корчившегося под взглядом партнера, а заодно и противника. «Ну, это не обо мне!» – воскликнете вы. Вы же настоящий командир Келли бриджевого стола. Что ж, значит вы – исключение. Большая часть наших, так называемых, средних игроков, стремятся играть безопасно, а получается нервно. Они раз десять во время торговли пересчитывают очки и в девяти случаях получат разный результат. Они запасовывают руки с очень вероятным геймом, мечтая о том, что следующая сдача будет полегче (по мощности эквивалентной авиабомбе крупного калибра, – вот тогда-то они и поставят гейм, но возьмут шлем). К концу вечера их проигрыш составит несколько тысяч очков, и по дороге домой они будут недоумевать: «Послушай, Энси, отчего мы так много проиграли? Мы ведь торговались довольно консервативно».

Точнее не скажешь.

Перефразируя один из величайших афоризмов в важнейший принцип бриджевой игры, получим:

Бесхребетный бридж – источник проигрыша, а абсолютно бесхребетный бридж – источник абсолютного проигрыша.

За этим стоит сложная логика, но опирается она, во многом, на следующий факт: арифметика контрактного бриджа такова, что робкий игрок наказывается куда сильнее за свою робость, нежели смелый – за свою отвагу. Скромный игрок редко выигрывает робберы стоимостью от 700 до 1000 очков. Смелый игрок редко садится более чем за 50–200 очков. С соотношением 5:1 гейм чаще улыбается авантюристам, смелым и храбрым. Конечно, не все так просто. Подсад м-ра Бесстрашного за 800 окупится разве что при наличии у противника шлема. Но сколько же действительно проиграл м-р Бесстрашный? Гейм и роббер, который противники могли бы сделать стоят около 600 очков, следовательно, м-р Бесстрашный потерял 200 очков. Счет м-ра Милкьютоуста не отражает подобных катастроф, но это не означает их отсутствия. На самом деле, они куда серьезней, хотя и невидимы.

Допустим, м-р Милкьютоуст останавливается в трех пиках, реализует их с лишней и записывает над линией 30. Если бы он поставил четыре пики, то записал бы внизу 120 и 500 за гейм. Делаем вывод: этот джентльмен время от времени теряет 500 очков. Но может быть он потерял значительно больше. Если бы он заказал четыре пики, вполне возможно противники вышли бы за грань допустимого риска, что обошлось бы им в 800 очков. А иногда, если бы м-р Милкьютоуст ставил бы несуществующие геймы, а противники защищались бы против них, чистый доход и вовсе составил бы 300–500 очков. Вырисовывается следующая картина: для получения определенного дохода достаточно поставить лишь один сомнительный гейм из трех. Заметьте, я не сказал, что арифметика игры благоволит безрассудным и глупым. В этом все дело. И если вы уделите мне немного внимания, я постараюсь показать вам, в чем же заключена разница в определенных подходах к игре. Если вы будете хорошо учиться, то станете самым опасным игроком квартала. Вы будете контрить больше, чем когда-либо в прошлом, а время от времени будете ставить даже реконтры. (Признайтесь, когда вы делали это в последний раз? Двадцать, тридцать лет назад? Если вы средний игрок, вы даете реконтру не чаще, чем удаляете аппендицит). Вы начнете чаще заказывать шлемы, а путь к ним станет короче. Вполне возможно, что вы захотите выкинуть к черту систему Горена и окажетесь правы. Словом, вы будете «на висте».

Как же произойдет это великое перерождение?

Поверьте, не благодаря какому-то таинственному бриджевому напитку, а благодаря простой арифметике, простой логике, простому бриджу. Я собираюсь напомнить вам о существовании некоторых вечных истин, медленно погружающихся в пучину конвенций и псевдосложностей. Я хочу вернуть вас к удивительной чистоте и логике, прекрасно выраженных Вильямом Сомерсетом Моэмом: «Если вы обладатель холодной головы и талантов, позволяющих к двум прибавить два и получить при этом верный ответ, и если ваши заявки точно описывают вашу руку, то вы – ценный партнер и опасный противник».

Победный путь есть простой путь

Давайте для начала посмотрим, как можно существенно упростить сложную проблему. Задача: требуется решить, пригодна ли рука для открытия двух в масти. «Научный» подход заключается в подсчете очков и открытия форсирующими двумя в масти, если у вас:

а) 25 очков и хорошая пятикарточная масть;

б) 23 очка и хорошая шестикарточная масть;

в) 21 очко и хорошая семикарточная масть.

Я открыл эту формулу много лет назад в результате долгой практики, консультаций с рядом сильных игроков и прекрасным математиком Вильямом М. Андерсоном из Торонто. Она несложна, и если до конца дней своих вы будете ею пользоваться, то ваши открытия не втором уровне не подведут вас.

Есть, однако, другой подход, и он столь же безопасен, как и приведенный выше. Подсчитайте уходящие взятки. Если у вас на руках гейм, минус одна взятка, откройте торговлю на втором уровне. Пользуясь этим механизмом, можно забыть все прочие. Он не хуже и не лучше других, но для многих игроков может оказаться проще для запоминания.

Возьмем другую стандартную заявку: открытие на третьем уровне, или, так называемый блок, показывающий слабую руку с длинной мастью. Цель этого высокоуровневого открытия: уничтожить полезное пространство торговли оппонентов, заставив их делать свои заявки на возможно более высоком уровне. Заявка носит защитный характер и объявляется в полном и сознательном ожидании скорого подсада.

И, вместе с тем, многие злоупотребляют этим открытием. Они делают его с 12 или 13 очками, и если у партнера также кое-что есть, то блок начинает работать против них самих. Иногда они делают это открытие на семикарточной масти во главе с валетом, не имея больше ни единой фигуры и рискуя проиграть слишком много. Все цифровые методы, объясняющие блокирующие открытия, тщательным образом описаны в сотнях бриджевых книг. Грубо говоря, подобные открытия требуют при неблагоприятной зональности до 10 очков, а при благоприятной – до 9. Но если вам сложно запомнить это, запомните другое: если ваша рука позволяет выиграть без помощи партнера семь взяток, но недостаточно хороша при этом для нормального открытия, откройте торговлю блокирующей заявкой.

Я привел эти два примера, не питая ни малейшей надежды, что они революционируют вашу игру, но – с единственной целью: показать, что почти все сложные «цифровые» проблемы бриджа, сводятся, в конечном счете, к простым аксиомам, стоящим за ними – выбирайте что легче, – но в любом случае, пусть это будет ваш покорный слуга, а не хозяин.

Рука, которая принадлежит только вам

У вас есть огромное преимущество перед всеми экспертами, включая меня. Когда мы изобретаем свои системы, мы не заглядываем в ваши карты, а так как ваша рука одна из возможных 635 013 559 600 рук, то всегда остается вероятность неожиданных сюрпризов, которые не состоянии учесть ни одна система. Рассмотрим пример.

Краеугольным камнем почти всех современных систем является утверждение, что рука, оцениваемая в 14 очков, должна быть представлена к открытию. И это действительно так. Сравните:

¦Д4 ¦T97 ¦T42 ¦T765

и ¦KДB987 ¦TД10 ¦1098 ¦2

Кто в этом мире рискнет оспорить, что вторая рука, без сомнения, сильней? Если не произойдет чудо, то кто поддержит даму из первой руки, и кто, вообще, осмелится утверждать, что эта рука стоит более трех взяток, оставляя 10 противникам, если партнер окажется полным банкротом. Вторая рука контролирует шесть взяток, не взирая на капитал партнера, а если у него, к тому же отыщутся 10 или 11 очков, то гейм становится более чем реален.

Если вы всегда подобные руки оценивали одинаково, то значит, ваш подход к игре был чисто механическим. Очковая оценка силы руки была изобретена для облегчения вашей мозговой деятельности, но не для ее замены. Перефразируя Джорджа Оруэлла, отметим, что все 14-очковые руки одинаковы, но некоторые одинаковы более чем другие. Только вы, изучив свою руку, счет, позицию за столом, возможности партнера, сможете принять окончательное решение.

Но это требует приложения умственных усилий, не так ли? Вот он камень преткновения. К сожалению, сегодня слишком много игроков (будем надеяться, вас среди них нет), которые готовы убить день на то, чтобы расцепить нитку, но, не дай бог, затратить хоть эрг своей умственной энергии. Они полагают, что игра потеряет чуть ли не половину своей привлекательности, если им придется поработать за столом. Самое же интересное заключается в том, что они получили бы куда больше удовольствия и затратили меньше энергии, пользуясь, время от времени своей головой.

Проблемы, связанные с конвенцией «которая трефа»

Особую породу среди бриджистов составляет когорта ленивых игроков. Именно им принадлежит «заслуга» в изобретении конвенции, ставшей по-своему модной и популярной, но сохранившей при этом свою дикость и сумасбродство. «Короткую трефу» (я ставлю здесь кавычки, поскольку известным мастерам эта «диковинка» неизвестна) обожают средний силы игроки, получив руку с поддержками любой масти партнера, хотя наличие трефовой масти, вовсе не является обязательным. Ответ на это искусственное открытие, зачастую, оказывается двух типов – это либо «две трефы», либо «один бескозыря», причем и тот и другой оставляют открывающего на том, с чего он начинал, а именно, с поиска масти, который теперь придется вести на более высоком уровне.

Пока вы не успели обвинить меня в полном отсутствии воображения и жутком консерватизме, позвольте остановиться на некоторых ситуациях, действительно оправдывающих это открытие.

Представим руку:

¦KД87 ¦KД63 ¦75 ¦TK2

Хороша, не правда ли!? Но привлекательного открытия нет. Найти бы у партнера приличные мажор, и прыжок до гейма не вызовет ни малейшего сомнения. Если партнер продемонстрирует бубновую масть, то очень возможно закончить торговлю в бескозырном гейме. Не так уже безнадежен и трефовый гейм, найдись у партнера четверка треф с 9 или 10 очками впридачу. Словом, открытие одной трефой не лишено, в данном случае, определенного смысла, причем не видно, что могло бы помешать реализации того или иного контракта.

Но к чему же злоупотреблять подобным открытием. Представьте, как ленивый игрок поднимает следующие карты:

¦TДB3 ¦KДB ¦Д95 ¦642

и открывает торговлю одной трефой. Он считает слишком безрассудным и обременительным открыться одной пикой с отсутствующим королем. Вот после того, как партнер выберет масть, здесь уж, поверьте, он проследует за ним хоть на край света (а то и дальше), энергично поддерживая и одобряя. Самое смешное, что и открытие «одна пика» позволяет передать партнеру любую информацию и остановится в любом приемлемом контракте. А представьте, что заявка «одна трефа» окажется первой и последней в этой торговле! Я мог бы понять желание игрока рискнуть ради получения выгоды и ясных перспектив, но здесь таковых не видно. И, тем не менее, эта конвенция продолжает оставаться популярной, а ее приверженцы настолько очарованы этой пассивной заявкой, что я даже не удивился, когда один из них, подняв руку:

¦KД73 ¦КД64 ¦TK3 ¦92

открыл торговлю одной трефой. Очевидно, у него возникла проблема: что делать с этими двумя сомнительными мажорами. Но если уж ему так понадобилась искусственная заявка, помогающая установить наличие мажорного фита, то, ради бога, объясните мне, почему этой заявкой не оказалась «одна бубна»? Эффект тот же, но вероятность катастрофы значительно меньше. Именно этот вопрос я и задал вышеозначенному любителю конвенций.

«Ну», – начал он гордо. – «Да, я сделал эту заявку, так как существует такая конвенция «короткая трефа».

«Ах, да», – ответил я, не желая вступать в спор. – «Я и забыл о ней».

Джентльмен отошел с улыбкой явного превосходства на нелишенном приятном лице, и я уверен, что с тех пор он рассказывает всем своим друзьям и некоторым врагам об этом эпизоде. «Ты, в самом деле объяснял Чарльзу Горену что-то из бриджа?»

«Да, Агата, клянусь, так оно и было!»

Возможно, вам покажется, что я лукавлю, но мне совершенно случайно удалось узнать, что этот джентльмен играет в бридж вот уже тридцать лет, и если он, тем не менее, твердо верит в существование конвенции «короткая трефа», то даже целый полк лайф-мастеров не сможет переубедить его.

Пожалуй, в данном контексте грешно не упомянуть и о такой заявке, как «ложный пас». Эта мерзость восстает против всех законов логики, математики и порядочности и должна быть объявлена вне закона, а любителей подобных «штучек» следует приговаривать к продолжительным срокам заключения, от 10 до 20 лет без права досрочного освобождения за примерное поведение. Подобный игрок страдает манией величия и полагает, что кто-то там, наверху, любит его настолько, что позволит перевернуть все законы здравомыслия, вероятности и судьбы. Он сидит с 16 очками и с хитрой усмешкой объявляет своим каркающим голосом «пас». Это сразу выдает его «липу» (обладай он достаточным интеллектом, чтобы быть хорошим актером, он не делал бы подобных заявок). Итак, в колоде осталось лишь 24 очка, которые при более или менее равномерном распределении, разделились поровну, т.е. по 8 очков на каждого из трех оставшихся игроков. Ума не приложу, что заставляет этого типа считать, что у противников достанет необходимое для открытия торговли количество очков. И не пытайте меня, честно признаюсь, «я не знаю». Зато могу сказать наверняка, что открывающий и его обманутый партнер, возможно, потеряли гейм или близкий к нему контракт. Но «великий детектив» сделал все, чтобы он не состоялся. Когда все, наконец, запасуют, он с фантастической скоростью бросит карты на середину стола и объявит: «У меня было 9 очков, что здесь поделаешь?» Ему ужасно стыдно. Бедный малый!