Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Оглавление

Автор: Канаев Мурад

Мурад Канаев, спортивный журналист

Заплати за пять звезд и работай спокойно

Мне не раз доводилось бывать на чемпионатах мира и Европы, других крупных международных соревнованиях и никогда я не испытывал проблем с журналистской аккредитацией. Все-таки борьба — это не футбол, где организаторы из-за большого количества журналистов, желающих освещать соревнования, вынуждены вводить ограничения.

Трудности у меня возникали только в Иране. Надо сказать, иранцы большие мастера по части придумывания всевозможных способов выкачивания денег у иностранных гостей. Например, никому, кроме них, не пришло в голову обязывать приезжих журналистов селиться в пятизвёздном отеле вместе со всеми спортивными делегациями. В противном случае не стоило рассчитывать на аккредитацию.

Впервые я с этим ноу-хау столкнулся на чемпионате мира 1998 году в Тегеране. Для меня условие организаторов было неприемлемым, поскольку я вместе с группой болельщиков разместился в другой гостинице, за которую было уплачено на несколько дней вперед. Но даже если бы я знал обо всем заранее, мне всё равно был бы не по карману пятизвёздный отель, проживание в котором обходилось в пять раз дороже, чем там, где я остановился.

Несмотря на все мои увещевания работников секретариата, они в категорической форме отказались выдать мне аккредитацию. Когда я уже собрался уходить, меня остановил узбекский коллега.

Он взял лежащую в сторонке на столе аккредитационную карточку и, озираясь, протянул её мне со словами: «Тут перепутали фамилию нашего тренера, ему сейчас делают новый пропуск, а ты можешь пользоваться этой карточкой. Не бойся, никто ничего не заметит».

Поблагодарив коллегу, я взглянул на фотографию на карточке. «Ничего себе не заметят!» — подумал я, рассматривая изображение узбекского коуча с характерным азиатским разрезом глаз и полным отсутствием растительности на лице и голове. Для того чтобы мне хоть как-то походить на него, надо было сбрить усы вместе с двухдневной щетиной и подстричься под ноль. Но я поступил иначе. В номере гостиницы я аккуратно бритвой вырезал фото тренера и вставил свое.

Конечно, нехорошо было идти на обман, но это был как раз тот случай, когда обстоятельства заставляли следовать неписаному журналистскому правилу: если тебя не пускают в дверь, надо влезть в окно.

Несмотря на строгий фейс-контроль во дворце спорта, ни у кого моя поддельная аккредитация не вызвала сомнений. Я спокойно посещал пресс-центр, работал там на компьютере, пользовался пресс-релизами и протоколами, без препятствий спускался с трибуны к борцовским коврам, свободно заходил в разминочный зал.

Короче говоря, проделка удалась. А ведь я, сам того не зная, сильно рисковал. Позже мне рассказали о случае, произошедшем с молдавским борцом. Бедолага пытался пройти в зал по аккредитации товарища по команде, так как свою карточку забыл в гостинице. Обман, если только это можно назвать обманом, обнаружился. В любом другом месте на этот безобидный случай закрыли бы глаза, но только не в Иране, где, как у нас в приснопамятные советские времена, в каждом иностранце видят потенциального шпиона. Незадачливого борца сопроводили в полицейский участок, где «мариновали» до глубокой ночи, пока за ним не приехали представители молдавской делегации.

Хорошо, что я не знал об этом случае, а то со своей поддельной аккредитацией чувствовал бы себя неуверенно, а когда выглядишь неуверенно, легко вызвать подозрение.

Чиновник-«полиглот»

Закончился чемпионат мира в Тегеране. На следующий день мы, группа дагестанцев, среди которых борцы, тренеры и болельщики, сидим в холле гостиницы «Азади», ведем неспешную беседу. Вдруг к нам подходит представитель Федерации борьбы Ирана и с присущей местным жителям многословностью что-то живо говорит на своём, то и дело показывая на двух молодых ребят, скромно стоящих в сторонке с телекамерой и микрофоном. Мы прерываем долгую речь спортивного чиновника, поняв, что речь идет об интервью, и дружно показываем на Хаджимурада Магомедова, объясняя, что лучше олимпийского чемпиона никто не скажет. К тому моменту уже почти все делегации разъехались, и запоздавшим телевизионщикам, можно сказать, повезло, что они застали олимпийского чемпиона, о чём им с радостью сообщает взявший на себя роль посредника представитель Федерации борьбы.

Но тут возникает проблема с переводом. Видя моё желание помочь коллегам, чиновник, обращаясь ко мне, спрашивает: говорю ли я по-английски? Отвечаю, что не настолько хорошо, чтобы переводить. Но шустрого функционера уже не остановить, и мы поднимаемся на 15-й этаж, где в каком-то закутке записываем интервью. Иранский журналист задает вопрос на фарси, его чиновник переводит на английский, которым, как оказалось, владеет еще хуже меня, а я уже — на русский. Отвечая, Хаджимурад произносит примерно десять фраз, я с трудом выдавливаю из себя не больше четырех-пяти предложений, пытаясь передать общий смысл сказанного, а чиновник, видно, всю жизнь мечтавший попасть «в телевизор», заводиться минут на десять.

Вопросы были традиционными — об организации чемпионата, выступлении иранских борцов, судействе, и Хаджимурад, отвечая на них, как и подобает в таких случаях, доброжелательно отзывался о хозяевах. А что там говорил ушлый чиновник — мы не знаем, но нетрудно догадаться, что он изрядно добавил от себя радужных красок, ведь человек он был заинтересованный, представлявший организацию, ответственную за проведение чемпионата и выступление местных борцов.

Ради гостей и пургена не жалко

С тех пор как в Иране произошла исламская революция, в этой стране заметно возросла роль спецслужб. Как и у нас в советские времена, иранские рыцари плаща и кинжала не только в поте лица борются с истинными и мнимыми врагами своего государства, но и ревностно следят за соблюдением «облико морале» своих сограждан. Контролируются эти самые сограждане повсеместно, в том числе и в загранпоездках, в которых вырвавшиеся на свободу люди испытывают особенно много соблазнов.

Однажды для участия в турнире и товарищеских матчевых встречах из исламской республики Дагестан приехала делегация борцов-вольников. К ним, как обычно, был приставлен сотрудник иранских спецслужб. Входившие в делегацию спортивные функционеры и тренеры боялись этого вредного человека, как огня. Во время застолий, которые для них каждый день устраивали дагестанские коллеги, они чувствовали себя скованными, не могли позволить себе даже пропустить стаканчик пива. Видя, как тяжко приходится гостям, принимающая сторона решила нейтрализовать строгого господина. В один из дней, когда иранцы собирались отправиться в горы для участия в матчевой встрече, во время завтрака ему подсыпали в еду пурген. С беднягой случилась жесточайшая диарея, и о его поездке куда бы то ни было не могло быть и речи. Он остался в гостинице, тогда как делегация спокойно выехала в сельскую глубинку, где её в соответствии с горскими традициями встречали с большим хлебосольством. После соревнований был устроен роскошный банкет, на котором иранцы чувствовали себя раскованно и непринужденно и наконец-то смогли по-настоящему отдохнуть в обществе дагестанских друзей.

Как особист стал секундантом

Отправилась как-то сборная СССР по вольной борьбе на Кубок мира в американский город Толидо, где в былые времена традиционно проходили эти представительные соревнования. Раньше ни одна советская делегация не выезжала за рубеж без сопровождения сотрудника КГБ. Был такой человек в составе и нашей борцовской дружины. Особист чувствовал себя неловко, излишне суетился. Для него это была первая поездка заграницу в качестве «смотрящего», к тому же он абсолютно не разбирался в борьбе.

На официальном приеме команд перед началом соревнований к нему подошел американский тренер и, приняв его за коллегу, стал расспрашивать о составе приехавшей сборной. Особист изворачивался, как мог, однако скрыть свою неосведомленность ему было сложно. Ему показалось, что его собеседник что-то заподозрил. Мнительный кагэбешник, боясь, что его разоблачат вражеские спецслужбы, хотя это никому не было нужно, решил еще больше законспирироваться и попросил тренеров сборной позволить ему секундировать борцам. Такому человеку, представлявшему всемогущее ведомство, трудно было отказать, и ему поручили в перерыве между периодами обмахивать атлетов полотенцем. Кагэбешник, облачившись в спортивную форму, так рьяно взялся за дело, что самый мощный вентилятор не смог с ним сравниться.

Наши тренеры и борцы втихомолку подсмеивались над ретивым служакой, а Салман Хасимиков, четырехкратный чемпион мира, не удержался от того, чтобы его подколоть. «Вы так машете, что недолго и воспаление легких подхватить», — заметил прославленный супертяж «секунданту», когда тот в перерыве между периодами разгонял полотенцем ураганные ветры. А особист был доволен собой, ему казалось, что он так всё ловко придумал, что ни одна разведка мира не сможет докопаться, кто он есть на самом деле.

Изобретательный монгол

На какие только уловки не идут порою борцы, чтобы не дать сопернику провести коронный прием. Всех перещеголял в этом отношении один монгольский вольник. Зная, что его оппонент хорошо выполняет переворот скрестным захватом голеней, он вышел на схватку с ним, слабо зашнуровав борцовки и надев их на босые ноги. И вот когда его соперник, обхватив голени, пытался провести свою «коронку», монгол резким движением выдергивал ноги из захвата, при этом освобождаясь от борцовок. Дважды его хитрая уловка сработала. Зрители, наблюдавшие за поединком, а дело было на турнире в Красноярске, покатывались со смеху, глядя на босоногого борца. А судье на ковре было не до смеха, он пребывал в растерянности, не зная, как поступить с изобретательным монголом. Наказать его он не мог, так как в правилах не предусмотрены подобные случаи, и единственное, что сделал, — потребовал от хитреца потуже завязать борцовки.

Кореец и шнурки

С недавних пор в правилах спортивной борьбы появился новый пункт, согласно которому участнику поединка за развязанный шнурок выносится наказание в виде присуждения его сопернику одного балла. Таким образом Международная федерация борьбы решила свести на нет возникающие слишком часто по этой причине паузы во время схваток, которыми умело пользовались слабо подготовленный спортсмены. Опасаясь быть наказанными, борцы стали туго затягивать шнурки, а некоторые для надежности обматывают их еще и лейкопластырем.

Но кто бы мог подумать, что найдется борец, который попытается извлечь пользу из этого нововведения в правилах? Таким ловкачом оказался представитель Южной Кореи. Изобретенный им хитрый способ добывания очков он применил на чемпионате мира 2005 года в Будапеште. В одной из схваток кореец прошел в ногу, но вместо того, чтобы продолжить атаку и довести её до логического конца, стал втихаря развязывать шнурок на борцовке соперника. Это ему удалось, и когда судья поднял борцов в стойку, кореец обратил внимание арбитра на расшнурованную обувь оппонента, за что к своей радости получил вожделенный балл. Воодушевленный тем, что трюк ему удался, кореец попытался его повторить, но на этот раз рефери разгадал его замысел. Пару раз стукнув ловкача по рукам, судья отбил у него охоту расшнуровывать чужую обувь.

А ту схватку кореец кое-как всё же выиграл, но уже в следующем круге уступил и выбыл из борьбы за медали. Было бы удивительно, если бы борец, пользующийся столь сомнительными приемами, добрался до пьедестала.

«Награда» от тренера

Заслуженному тренеру России по вольной борьбе Исаку Ирбайханову вполне можно присвоить звание заслуженного юмориста. С ним связано немало забавных случаев.

Как-то в конце тренировки к уставшему Исаку, уже собравшемуся домой, подходит его наставник Алихан Джамалдинов и говорит:

— Напоследок подтянись еще на турнике — десять раз за себя и два раза за меня.

— В этот момент тренер зачем-то вышел из зала, но вскоре возвращается и спрашивает:
— Ну как, подтянулся?

— Да. Два раза за вас, а за меня необязательно.

Наставник оценил юмор ученика, потому что сам был любитель пошутить.

Как-то Исак поехал с командой на международный турнир, выступил неудачно, выбыв из борьбы на ранней стадии. Расстроенный, ждет разговора с наставником. Но вот подходит тренер, молча достает значок «Турист СССР», вешает его Исаку на грудь и, не проронив ни слова, удаляется. Как оказалось, это была только прелюдия, а разбор полётов Исааку еще предстоял.

Балл не отдаст, не то что деньги

Закончился чемпионат мира – 2005 в Будапеште. Вот-вот от гостиницы тронется автобус, который должен отвезти спортивные делегации России и Казахстана в аэропорт. Вдруг в салон заходит служащий отеля и, показывая компьютерную распечатку телефонных разговоров, на ломанном русском языке объясняет, что казахи не расплатились по счетам. Должником оказался якутский борец Леонид Спиридонов, который в последние годы небезуспешно выступает за Казахстан. Возникает спор. На подмогу служащему отеля приходят его коллеги. Венгры стоят на смерть, твердя как заклинание, что автобус не поедет, пока Спиридонов не погасит долг.

Атмосфера накалилась до предела. Пассажиры, боясь опоздать на самолет, нервничают, ругают венгров, спохватившихся в последний момент. Достается и Спиридонову, упорно не желающему платить. Вдруг из глубины автобуса раздаётся голос Исака: «Что вы хотите от Лёни? Он балл ни кому не даст, а вы хотите, чтобы он деньги отдал». Все заулыбались, градус напряжения заметно спал, и уже в более спокойной обстановке участникам спора удалось достигнуть консенсуса.

Что упало, то пропало

Как-то возвращалась с международного турнира группа дагестанских борцов и в их числе Исак Ирбайханов. Чтобы скоротать время до прибытия поезда, прикорнули в зале ожиданий. Вдруг Исак чувствует, что ктото его тормошит. Открывает глаза, а передним милиционер. «Ты, ты и ты пройдемте со мной», — командует страж порядка. Вид у ребят был не ахти какой — уставшие, небритые, а у Исака, травмировавшего ухо, еще и голова была перевязана. «Наверное, вызвали подозрение, и шмона не избежать», — подумал с тревогой Исак, у которого за пазухой в куртке был блок жевательной резинки, купленной у иностранных участников турнира для перепродажи. Тогда борцы не получали никаких грантов и стипендий, и фарцовка для них была единственным источником улучшения своего материального положения. По дороге в участок Исак несколько отстал от милиционера и, выбрав момент, швырнул блок за какой-то высокий забор. Избавившись от «криминального» груза, он вздохнул облегченно. Но вскоре сильно пожалел о своем поступке. Как оказалось, милиционеры задержали какого-то воришку с краденным, а борцов пригласили в качестве понятых. Процедура составления протокола для Исака длилась целую вечность, а когда, наконец, она завершилась, он, как пуля, вылетел из участка и побежал к тому месту, куда выбросил своё добро. Но напрасно — жвачки там уже не было.

«Бесцеремонный» африканец

Один дагестанский тренер приехал в Москву. Сойдя с поезда, решил подкрепиться. Раньше на Курском вокзале работала столовая, где готовили комплексные обеды. Там можно было сытно и недорого покушать. Наш земляк взял себе первое, второе и третье, всё это положил на столик и отправился за ложкой и вилкой. Возвращается и видит, что за его столиком устроился африканец, с виду похожий на студента, и, как ни в чём не бывало, уплетает за обе щеки его первое.

Надо сказать, что в те годы Советский Союз был заполонен иностранными студентами из дружеских соцстран. Их всячески оберегали, им многое позволялось. Некоторые из них пользовались этим и вели себя по-хамски, за что их многие не любили.

Тренер был наслышан о вызывающем поведении иностранцев, но впервые сам столкнулся с такой вопиющей бесцеремонностью. Провоцировать международный скандал он не стал и, уткнувшись в свою тарелку, молча стал поглощать второе. Время от времени он поднимал голову и видел перед собой широко открытые глаза темнокожего соседа по столику.

Тем временем африканец, покончив с первым и выпив компот, удалился. «Наглец, еще и мой компот выпил! — негодовал тренер, мысленно отпуская проклятия вслед уходящему африканцу. Но напрасно тренер его ругал. В один момент, бросив взгляд в сторону, он увидел на соседнем столике нетронутые первое, второе и третье. Оказывается, тренер ошибся столиком …

«Африканец был ни при чём, но неприятный осадок всё же остался», — заключил свой веселый рассказ тренер, как в том анекдоте про «украденные» серебряные ложки.

Трюк с трико против «наката»

Всем известно, как турецкие борцы любят обмазываться маслом перед выходом на ковер. Они тщательно втирают его в кожу, и как бы тщательно во время схватки не протирали полотенцем борца, масло всё равно с потом выходит наружу. Тело становится скользким и за него не так-то просто ухватиться. Но есть и другая хитрость, к которой иногда прибегают борцы, — они надевают одно трико на другое, тем самым создавая эффект скольжения, и борцу, пытающемуся захватом за корпус перевернуть соперника из положения партера, не так то просто это сделать. Изобретение этого трюка приписывают немцу Александру Лайпольду, который обычно прибегал к нему, когда встречался с соперниками, умело выполняющими переворот накатом.

Однажды примеру немца последовал экс чемпион мира Георгий Гогшелидзе. С помощью этой уловки он надеялся лишить своего соперника по финалу красноярского турнира Курамагомеда Курамагомедова главного его оружия — того самого переворота накатом. Но, как говорится, шила в мешке не утаишь. Хитрость грузина обнаружилась, когда во время схватки у него порвалось трико.

«На нём два трико!» — воскликнул опешивший Курамагомед, обращаясь к судье. Но судья лишь жестом указал, что надо продолжать бороться и был прав, так как в правилах ничего не сказано о запрете надевать два трико, а что не запрещено, то, как известно, разрешено.

Курамагомеду ничего не оставалось, как продолжить поединок, что, впрочем, ему не помешало одержать уверенную победу над своим главным конкурентом.

Овертайм с участием тренеров

В мире вольной борьбы хорошо известны имена братьев Савлоховых. Младший, Руслан, сегодня возглавляет сборную Украины, а до него эту должность, а заодно и пост президента Федерации борьбы Украины занимал его старший брат — Борис, личность незаурядная и неоднозначная. Он умер от сердечной недостаточности в тюрьме в 2004 году. Украинская пресса приписывала ему связи с преступными группировками, причисляя его к одним из самых крупных криминальных авторитетов в стране. Не берусь утверждать, что в этих утверждениях правда, а что вымысел, но одно бесспорно: все достижения украинской сборной последних лет так или иначе связаны с именем этого чрезвычайно деятельного и амбициозного человека.

Правда, все успехи Савлоховастаршего на тренерской стезе, а в 1990-е годы его подопечные, бывало, даже опережали в общем зачете сборную России, достигались за счет легионеров — в основном земляков главного тренера, осетинских борцов. Но это обстоятельство не умаляет заслуг наставника, ведь надо еще суметь найти хороших атлетов, убедить их сняться с насиженного места и создать условия, чтобы они могли реализовать свой потенциал.

Савлохов был человеком вспыльчивым, нервно вел себя во время секундирования, часто спорил с судьями и коллегами. В связи с этим вспоминается случай на чемпионате мира 1998 года в Тегеране. В поединке за бронзовую медаль встречались Вадим Тасоев и Курамагомед Курамагомедов. В самом начале встречи возник спорный эпизод: Курамагомед провел «накат», который судьи оценили в два балла, тогда как украинская сторона тщетно настаивала на одном. Надо сказать, этот момент никак не повлиял на исход схватки, в которой Курамагомед выглядел явно предпочтительнее своего оппонента, и о нём, спорном эпизоде, можно было бы позабыть, если бы при выходе из зала нос к носу не столкнулись Савлохов и его российский коллега Дмитрий Миндиашвили. Дискуссия разгорелась с новой силой. Причем тренеры уже не вспоминали, из-за чего возник сыр-бор, а сразу перешли на личности. «Ты кто такой?» — заводился Савлохов, у которого от гнева побагровело лицо и вздулись на шее вены. «А ты кто такой?» — отвечал Миндиашвили, пятясь назад.

Окружающие с улыбкой наблюдали, как двое немолодых и солидных человека по-мальчишески выясняют отношения. Но улыбки тут же исчезли, как только тренеры схватили друг друга за грудки. Дело принимало серьёзный оборот, и быть бы потасовке, если бы в этот самый момент не показался глава Федерации борьбы России Михаил Мамиашвили. «Молодые люди, может, вам выйти на ковер?» — обратился он к конфликтующим сторонам. Шутка несколько поубавила пыл тренеров, они распустили захват, однако успокаиваться не думали. Стоя поодаль друг от друга, они продолжали еще некоторое время обменивались «любезностями», но вскоре на ковре началась интересная схватка, и тренеры вынуждены были прекратить затянувшийся спор, который едва не перешел в рукопашный бой не желавших друг другу уступать ветеранов.

Неугомонный Савлохов

Одним из тех осетинских вольников, кто последовал на Украину за Борисом Савлоховым, был Эльбрус Тедеев. К нему наставник относился поотечески, выделяя его среди других борцов, однако и ему доводилось испытывать на себе проявления вспыльчивого характера Савлохова. Как тут не вспомнить чемпионат мира 1999 года в Анкаре.

Только что закончилась полуфинальная схватка в категории до 63 кг, в которой в напряженнейшем противостоянии Эльбрус Тедеев уступает американцу Гарри Колату. Секундировавший украинца Савлохов выбегает на ковер и, склонившись над своим борцом, лежащим в изнеможении, что-то гневно говорит ему, сопровождая свою тираду бурным жестикулированием, а затем в отчаянии швыряет в его сторону полотенце и покидает помост.

После этого последовала не менее любопытная сценка. Савлохов устремляется в сторону главного судьи и, на ходу доставая из кармана спортивных брюк охапку долларов, вываливает её на стол. Зрители недоумевают: что бы это значило? И лишь наиболее осведомленные догадываются: украинская сторона подает протест на судейство. Для этого и понадобились деньги, но только 500 долларов в соответствии с регламентом, а остальные Савлохову вернули.

Не зря старался тренер — судейская комиссия признала ошибки своих коллег и приняла беспрецедентное решение, назначив новую схватку между Тедеевым и Колатом. Больше Эльбрус своего тренера уже не огорчал, он выиграл у американца, а затем победил и в финале.

Эта была вторая по счету победа Тедеева на чемпионатах мира, а всего на этих соревнованиях он трижды был вне конкуренции, а самый значительный успех к нему пришел на Играх в Афинах, где он завоевал золотую олимпийскую медаль.

Сегодня Эльбрус Тедеев вместе с Савлоховым-младшим продолжает дело своего тренера, он возглавляет Федерацию борьбы Украины, а Руслан — сборную этой страны.