Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Оглавление

Автор: Канаев Мурад

Анвар Магомедгаджиев, заслуженный тренер России

Сытый голодного не разумеет

Как-то заслуженный тренер СССР Исабек Фейтулаев секундировал своего воспитанника. Тот борется из рук вон плохо, безнадежно проигрывает. В перерыве Исабек Муртазаевич стыдит своего подопечного, пытается настроить его на продолжение схватки.

— Сил нет, — отвечает борец, — я же толком не ел, вес гонял.

— Да посмотри на своего соперника, — внушает тренер, — он еле на ногах стоит, он тоже вес гонял, тоже не ел.

— Ничего подобного, я видел, как он в столовой уплетал за обе щеки, — завистливо роняет борец.

Имидж – ничто, жажда – всё

Большинство курьёзных случаев, приключающихся с борцами, связаны со сгонкой веса. Это и не удивительно, поскольку во время этой тяжелой процедуры, когда приходиться тренироваться и при этом не есть и не пить, многие срываются, теряя контроль над собой.

В связи с этим вспоминается случай, произошедший в 1975 году в Ленинграде на Кубке СССР среди спортобществ. За нашу урожаевскую команду в категории до 48 кг выступал сильный казахский вольник Сергей Мукашев. Перед соревнованиями ему надо было сбросить килограммов шесть, а для «мухача» это не такто просто. Тем не менее Сергей стоически боролся с лишним весом, доведя себя до полного изнеможения. И вот наступила процедура взвешивания. Едва судья зафиксировал его вес, как он, до этого пребывавший в какомто заторможенном состоянии, резко ожил. Спрыгнув с весов, он с горящими глазами бросился к находившейся в комнате вазе, вынул из нее цветы и залпом опорожнил её содержимое. Присутствовавшие при этой сцене борцы, тренеры, судьи с состраданием глядели на бедолагу, который несколько дней практически ничего не пил, и, как только процедура взвешивания была пройдена, потерял над собой контроль.

Схватка за графин

Как-то мы, группа дагестанских борцов, отправились в Алма-Ату для участия в Кубке СССР. Жили мы в недорогой гостинице, где в каждом номере в соответствии с советскими стандартами, на столе стоял графин с водой. Дело было накануне соревнований, и многие из нас воздерживались от употребления жидкости, дабы не иметь проблем при взвешивании. Так бы вода в графине долго оставалась не тронутой, если бы не братья Алжанбековы. Они боролись в больших весах и не испытывали особых трудностей со сгонкой веса. Сначала от души приложился Алжанбеков-старший. Прямо из горла он за раз опорожнил половину содержимого графина. Его примеру решил последовать младший брат. Как только он поднес графин ко рту и стал жадно поглощать его содержимое, с криком «Положи на место!» к нему подскочил наш «мухач» Магомед Алилов и стал вырывать стеклянную емкость из его рук. Магомед был любимчиком Али Зуркарнаевича Алиева, подавал большие надежды. Он больше чем кто-либо из нас страдал от избытка лишнего веса. Ему, выступавшему в категории до 48 кг, приходилось сбрасывать по 6 – 7 килограммов. Разумеется, не воды Магомеду было жалко. Наблюдая, как братья Алжанбековы смачно пьют из графина, у него, изнуренного жаждой, попросту сдали нервы. К счастью, схватка за графин не переросла в драку, хотя присутствовавшим при этой сцене стоило немалых усилий, чтобы успокоить сцепившихся не на шутку оппонентов.

Стакан сметаны

А ещё был случай на турнире в Запорожье. Победителям этого турнира присваивалось звание мастера спорта СССР. В советские времена для многих борцов, кто не был наделен сверхталантом, выполнение мастерского норматива было смыслом и целью выступления на ковре. Звание мастера спорта было не только почетно, но и сулило определенные льготы. Например, мастера могли рассчитывать на стипендию, они обеспечивались талонами на питание, им делали поблажки при поступлении в вуз.

В состав дагестанской команды на турнире в Запорожье входили как мастера спорта, к числу которых относился и я, так и те, кто специально приехал, чтобы выполнить мастерский норматив. Первые всячески должны были помогать вторым и, даже если нужно было, уступить схватку.

Одним из тех ребят, которых я опекал, был Руслан Осмалов. После процедуры взвешивания застаю его в столовой. На столе перед ним первое и второе блюда, пирожное, два стакана сметаны. Надо заметить, в те времена соревнования длились три дня, и каждый день надо было взвешиваться. Я сделал замечание Руслану, что, дескать, нельзя столько есть, но, поскольку он никак не реагировал на мои слова, я чуть ли не силой забрал у него один стакан сметаны.

Руслан проиграл в первом же круге. В перерыве поединка я ему устроил разнос, пытался взбодрить его. Но он меня не слышал и лишь на аварском проронил: «Во всем виноват ты! Не надо было забирать у меня сметану!».

В тот момент Руслан говорил это на полном серьёзе, но позже мы с ним не раз, смеясь, вспоминали ту проигранную им схватку, в которой для победы ему не хватило стакана сметаны.