Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Оглавление

Автор: Канаев Мурад

Владимир Юмин, олимпийский чемпион, четырехкратный чемпион мира

Как завещал Хрущев

В 1973 году я открыл для себя Америку. Отправился туда в составе сборной СССР, приглашенной для участия в первом розыгрыше Кубка мира и товарищеских матчевых встречах с хозяевами. 24 дня мы путешествовали по городам и весям Америки и везде, где бы ни выступали, добивались убедительного превосходства. В этом турне я выиграл все свои поединки, за исключением одного, в котором соперник зубами пробил мне голову. С наложенными на рану швами и перебинтованной головой через несколько дней я провел еще одну схватку. В ней тоже не обошлось без неприятности, правда, на этот раз пострадавшим оказался американский борец. Он неудачно упал на плечо, когда я делал «бедро», и поломал ключицу. Мужественный оказался парень, он после этого еще почти минуту простоял на мосту. Это произошло во время матчевой встречи в Вашингтоне — последнем пункте нашего турне по Штатам. Мне нельзя было не участвовать в этой встрече, поскольку мы и так выступали неполным составом. Дело в том, что наша команда попала в автоаварию, в которой все получили какие-то травмы. Двое по этой причине не смогли бороться, а остальные, превозмогая боль, вышли на ковер. Это обстоятельство не ускользнуло от внимания американской прессы, которая не скупилась на комплименты в наш адрес. В одном из телевизионных репортажей о нашем пребывании в США прозвучали такие слова: «Легче победить Красную Армию, чем советскую сборную борцов». А предварял репортаж фрагмент из знаменитого выступления Никиты Хрущева на заседании ООН, когда он туфлей бил по трибуне и кричал: «Я вам покажу кузькину мать!».

Целился в меня, а попал в судью

Сегодня русские — самые желанные гости в Турции, а во времена СССР турки нас не очень-то любили, и это было связано с напряженностью в отношениях между двумя странами. В полной мере я это ощутил на чемпионате мира 1974 года в Стамбуле. Каждый выход советских борцов на ковер битком забитый огромный стадион сопровождал свистом, улюлюканьем и скандированием: «Урус, гав, гав, гав!». Больше всего турецкие тиффози почему-то невзлюбили меня. Независимо от того, с кем я боролся, публика откровенно болела против меня, сопровождая каждый мой поединок невообразимым шумом. Но самый неприятный случай произошел во время моей финальной схватки с иранцем Рамазаном Хедером. Один из местных фанатов, прорвавшись к помосту сквозь полицейское оцепление, запустил в меня стеклянной бутылкой. На моё счастье, как раз в тот момент я наклонился, проходя в ногу соперника, и бутылка угодила прямо в голову судьи, который повалился, как подкошенный. Арбитр оказался крепким малым, он быстро пришел в себя и, отделавшись синяком, сумел довести до конца этот поединок, принесший мне золотую медаль. Следует заметить, что, несмотря на откровенную враждебность публики, наша сборная здорово выступила в Стамбуле, завоевав шесть наград высшей пробы из десяти.

Жестокая шутка

В 1978 году в Мехико проходил чемпионат мира. Одним из основных моих конкурентов был сильный болгарский борец, трехкратный чемпион Европы, призер Олимпийских игр и чемпионатов мира Михо Дуков. Вне борцовского ковра мы с ним поддерживали приятельские отношения, при встречах, шутя, подначивали друг друга. Но во время таких ответственных соревнований, как чемпионат мира, бывает не до шуток, однако мне в тот раз, в Мехико, почему-то захотелось разыграть моего болгарского друга.

Перед нашей схваткой с ним он должен был сразиться с американцем, а я — с греком. И вот мне приходит в голову дерзкая, мальчишеская мысль «внести коррективы» в программу соревнований. На вывешенном рядом с разминочным залом расписании поединков я аккуратно затираю фамилию борца из США напротив фамилии Дукова и фломастером вписываю свою. А потом подхожу к болгарину, который весь сосредоточен на предстоящей схватке с американцем, и говорю ему: «Ты готов? Нам сейчас с тобой бороться». Михо отмахивается: «Ты что-то перепутал».

Я невозмутимо продолжаю настаивать на своем и советую ему внимательно взглянуть на расписание. Пожав плечами, он идет к расписанию, затем, как ошпаренный, бежит к своим тренерам, и все вместе они устремляются в секретариат. После шумного разбирательства выясняется, что «произошла ошибка».

Разыгрывая своего соперника, у меня и в мыслях не было как-то воздействовать на него психологически, вывести его из равновесия, но в свете того, что произошло потом, я не исключаю, что моя, как мне казалось, безобидная шутка повлияла на выступление болгарина. Он проигрывает не очень сильному американцу, а затем и мне. В нашей схватке с ним я набрал 25 баллов! В итоге Михо занял шестое место, тогда как на трех других чемпионатах мира он ниже третьего места не опускался.