Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Ковтик Александр

Глава 4. Психологическая подготовка

Проблемы психологической подготовки

Что толку от острого меча, если он в руках труса.

Восточная мудрость

Настоящий спортсмен ищет страх, чтобы его подавить, усталость – чтобы ее побороть, препятствие – чтобы его преодолеть.

Пьер де Кубертен

История современного бокса хранит огромное количество примеров, когда боксеры с замечательными физическими и интеллектуальными данными не могли достигнуть вершин спортивного мастерства по одной простой причине – они были психологически не готовы для бокса. Их воли не хватило на то, чтобы войти в боксерскую элиту. Одних погубила лень, не позволявшая тренироваться с полной самоотдачей, другие столкнулись с трудностями и отступили, третьи погрязли в махинациях и криминале, четвертые были чересчур неуживчивы и скандальны, пятых погубило банальное обжорство, а очень многие оказались обыкновенными трусами. И количество таких неудачников столь велико, что имя им – легион. Но были и такие, кто не являлся самым быстрым, сильным, смышленым, но становился лучшим, обладая железной волей, незаурядным терпением и храбростью.

Все разделы подготовки боксера (техническая, психологическая, тактическая и физическая) взаимосвязаны и взаимообусловлены. Но, на мой взгляд, в таком жестком единоборстве, как бокс, психологическая подготовленность является основой всего. Это мнение разделяют многие ведущие тренеры современности. Конкуренция на международном ринге достигла такого уровня, что о хорошей физической подготовке спортсмена говорят как о само собой разумеющемся.

Хорошо и много тренируются все, а побеждает сегодня тот, кто лучше сможет распорядиться своей тренированностью, что невозможно без психологической подготовки. Один из ведущих тренеров прошлого столетия Кас Д’Амато создал и систематизировал целое психологическое учение о страхе. Он сравнивал страх с огнем, который можно использовать себе на благо, если держать его под контролем, и который сожжет тебя целиком, если дать ему волю. Д’Амато считал, что от страха ни в коем случае нельзя полностью избавляться, так как он выполняет важнейшую охранительную функцию [1]. Если у тебя совсем нет страха – значит, ты плохо защищен. Вся психологическая подготовка боксера, которой он уделял не меньшее внимание, чем физической, базировалась для него на балансировании между необходимым и допустимым страхом. В Америке, которая сегодня является Меккой профессионального бокса, мало кто в той или иной степени избежал влияния Д’Амато в психологической подготовке. Малоизвестный факт: к нему за помощью не раз обращался Мохаммед Али. По-видимому, у величайшего боксера также были проблемы с психологической подготовкой, которые лучше Каса не мог решить никто.

Что нужно знать о страхе

Страх беспощаден. Он показывает, что представляет собой тот или иной человек: не то, чего он хочет, а то, каков он на самом деле.

Фридрих Ницше

Я уверен, что любому тренеру приходилось видеть много боксеров, которые на тренировках подавали большие надежды, обращали на себя внимание незаурядными способностями, были прилежными и трудолюбивыми, но… Выходя на ринг, они сникали, теряли свой блеск, «зажимались» и не могли справиться с каким-нибудь крепким середнячком. А иногда и того хуже – просто трусили. Почему так изменяется поведение боксера? Почему он не может реализовать себя? Объясняется это тем, что, попадая в обстановку реального боя, спортсмен подвергается опасности. Он чувствует страх. Возможно, на тренировках он уже проводил учебные бои. Возможно, его прежние противники били сильнее и были даже опытнее этого, сегодняшнего. Но тогда все было «понарошку», условно. А теперь бой настоящий и страх тоже настоящий.

Другой пример. Попробуйте пройтись по длинному деревянному брусу. Конечно, некоторый дискомфорт, по сравнению с прогулкой по мостовой, есть, но вы сделаете это без труда. Теперь закрепите этот же брус на уровне второго этажа и попробуйте пройти опять. Каково? Вероятность того, что теперь вы упадете, велика. Что же произошло, что изменилось? Брус вдруг стал тоньше или его края сделались скользкими? Вряд ли. Просто появилась опасность падения, и вы почувствовали страх.

Так что же это такое – страх? Это эмоция, переживание, возникающее при угрозе как биологическому, так и социальному благополучию человека. Не имеет значения, насколько реальна сама угроза. Она может быть мнимой. Главное, чтобы тот, кто боится, воспринимал ее как настоящую.

Страх является продуктом одного из самых важных инстинктов, подаренных нам природой, – инстинкта самосохранения. Это неоценимый дар. Его имеют все живые существа. Инстинкт самосохранения защищает нашу жизнь. Это своеобразный «предохранитель», который срабатывает в случае возникновения для его владельца угрозы гибели, прекращения существования. Поэтому все на свете, что прямо либо косвенно ведет к смерти (хотя бы только в воображении данного человека), может стать причиной возникновения у него страха.

Инстинкт самосохранения заложен в каждом нормальном человеке. Следовательно, страх тоже может испытывать каждый. Нет такого психически здорового человека, которому безразлична жизнь и страх неведом совсем. Однако всем известно, что в критической ситуации люди ведут себя по-разному. Одни, испытывая страх, бросают все и спасаются бегством, теряют чувство собственного достоинства, унижаются, устраивают истерику, пресмыкаются и умоляют о пощаде. Другие, почувствовав страх, наоборот, мобилизуются, действуют разумно и решительно и принимают единственно правильное решение. Кас Д’Амато говорил по этому поводу так: «Герой и трус чувствуют одно и то же. Разница в том, что они при этом делают». Так почему же страх так неодинаково влияет на поведение человека?

Дело в том, что каждый человек уникален, а значит, каждый под воздействием страха испытывает различные эмоции. У одних людей возникают астенические (отрицательные) эмоции, которые ослабляют волю, снижают активность, предрасполагают к пассивно-оборонительным действиям, ухудшают организацию поведения. Другая часть людей испытывает стенические (положительные) эмоции, которые способствуют душевному подъему, дают человеку энергию, усиливают волевую активность.

Подавляющее большинство людей в критической ситуации испытывают именно астенические, то есть отрицательные, эмоции. Ученый в области военной науки Карл фон Клаузевиц говорил: «Опасность и ответственность не увеличивают в нормальном человеке свободу и активность духа, но, напротив, действуют на него угнетающе». Есть научные данные, установленные военными психологами, наблюдавшими за поведением военнослужащих на полях сражений в годы Второй мировой войны. Наблюдения показали, что в настоящем, а не в учебном бою правильно действуют в лучшем случае только четверть бойцов. Три четверти отчаянно боятся погибнуть и потому совершают одну ошибку за другой. Отрицательные эмоции – это неуверенность, опасение, тревога, испуг, паника, отчаяние и даже ужас. Переживание страха у большинства людей включает механизмы так называемого «аварийного» поведения, которые сложились в процессе биологической эволюции. Человек начинает действовать, повинуясь инстинкту самосохранения, то есть безрассудно, как животное. Но, к сожалению, эти действия зачастую оказываются нерациональными и часто приводят к весьма печальным последствиям.

Если боксер принадлежит к «счастливой» части человечества, испытывающей от страха стенические эмоции, то здесь все понятно. Что же делать остальным? Выход есть. Для того чтобы страх порождал положительные эмоции, им нужно научиться управлять.

Вот что по этому поводу говорил Кас Д’Амато: «Бокс – это спорт самоконтроля. Ты должен понимать природу страха. Чтобы можно было им управлять. Страх – это огонь. Ты должен заставить его работать на себя: он согреет тебя в холод, ты можешь приготовить на нем еду, когда голоден, он осветит тебе дорогу в темноте и выделит энергию. Но если ты выпустишь его из-под контроля, он может поранить, даже убить тебя… Страх – друг исключительных людей».

Проявление страха

Кем-то из великих было сказано, что умный человек может из заклятого врага сделать лучшего друга. Со своим страхом нужно дружить, и тогда он начнет сражаться на твоей стороне. А чтобы найти с ним «общий язык», подчинить себе, нужно его изучить. Давайте разберемся в том, каким страх бывает и какие у человека возникают реакции на него.

В процессе биологической эволюции в ответ на страх у человека выработались три основные защитные реакции: бегство, оцепенение и агрессия.

Бегство (ажитация) присуще большинству живых существ, переживающих страх. Это самая распространенная реакция. Испуганное животное совершает автоматические действия защитного характера: отскакивает в сторону, бросается бежать или прячется. Это связано с резким выделением в организме гормона адреналина, который заставляет кровь в большом объеме устремляться к органам, обеспечивающим движение, преимущественно к ногам. Человек, переживающий ажитацию, закрывает глаза, втягивает голову в плечи, старается прикрыть ее и тело руками, пригибается или падает на землю, шарахается от малейшей опасности или попросту бежит прочь. Кровь, в чрезмерном объеме попавшая в мышцы, отхлынула из головы, а значит, мозг просто не может нормально работать и выдавать правильные решения.

То же самое происходит на ринге. Боксер, испытывающий страх, в зависимости от своей эмоциональности, величины опасности и психического состояния может убегать и «искать пятый угол», беспричинно падать на пол, жаться к канатам, закрываться руками и зажмуриваться, прятаться за рефери, кричать, призывая на помощь, или даже спрыгивать с ринга. И так могут себя вести не только боксеры-новички. Приведу пару нелицеприятных примеров из истории самого высшего дивизиона бокса.

На Олимпийских играх 1952 года в Хельсинки будущий абсолютный чемпион мира среди профессионалов 1959–1960 годов Ингемар Юханссон пережил грандиозный позор. В финальном бою шведский тяжеловес до такой степени испугался своего противника Эда Сандерса, что принялся бегать от него по всему рингу. Во втором раунде Юханссон был дисквалифицирован за нежелание вести бой. Ввиду такого позорного поведения было принято решение не вручать Юханссону серебряную медаль. После боя Ингемар сказал, что он был готов драться с кем угодно, но не с этим громилой, – он же не сумасшедший. Эту же «тактику» шведский тяжеловес «применил» в бою с нашим соотечественником по СССР, литовцем Альгирдасом Шоцикасом. Будущего сильнейшего боксера мира, который бегал по рингу, как заяц в клетке с тигром, Шоцикасу удалось догнать и нокаутировать.

Один из величайших боксеров XX столетия панамец Роберто Дюран, завоевавший чемпионские титулы в четырех разных весовых категориях, в 1980 году выкинул номер, который чуть не перечеркнул все его достижения. Ему случилось боксировать с Рэем Леонардом, у которого он до этого выигрывал. На этот раз бой явно складывался не в пользу Дюрана. Кроме того, Леонард, демонстрируя превосходство, начал подтрунивать над чемпионом, к чему тот не привык. В восьмом раунде случилась сенсация. Дюран подошел к рефери и сказал: «Хватит!» Рефери сначала не понял, что значит эта фраза, – настолько это не вязалось с образом Дюрана. Тогда боксер повторил: «Хватит. Я больше не боксирую». Мировая боксерская общественность была шокирована и разочарована.

Примерно так же поступил один из самых перспективных тяжеловесов своего времени Анджей Голота (рис. 4.1). В 1999 году в бою с Майклом Грантом Голота был явно сильнее. После девятого раунда его преимущество по очкам было настолько явным, что Гранту для победы был нужен только нокаут. В десятом раунде Голота случайно оказался в легком нокдауне. Рефери закончил счет и задал ему дежурный вопрос, который арбитры обычно задают после нокдауна: «Хотите ли вы продолжить?» Вопрос был чисто формальным, так как по внешнему виду Голоты было видно, что он в состоянии продолжать бой. Однако Голота ответил: «Нет». Ошарашенный рефери повторил свой вопрос еще несколько раз, но ответ остался прежним. Майкл Грант одержал победу техническим нокаутом.

В 2000 году Анджей Голота повторил свой «подвиг» в бою с Майком Тайсоном. В перерыве между вторым и третьим раундами он подошел к рефери и заявил: «Я больше не дерусь». После этого он вышел из ринга и направился к выходу. Люди, заплатившие за билеты на этот матч от $75 до 2500, забросали бегущего Голоту всем, что попалось под руку.


Рис. 4.1 Анджей Голота


Оцепенение (ступор). В ходе эволюции у некоторых животных в момент возникновения опасности выработалась реакция замирать на месте или притворяться мертвыми. Дело в том, что хищники не питаются падалью, а некоторые из них реагируют только на движущуюся добычу. Люди поступают аналогично: в пылу сражений мало кто уделяет внимание павшим.

Оцепенению более всего подвержены люди со слабой нервной системой. В ответ на резкое, значительное повышение адреналина в крови их мышцы судорожно сжимаются. В результате кровеносные сосуды оказываются пережатыми и мышцы парализуются, так как не происходит их обеспечения кровью, нарушается координация движений. Внешне это проявляется в том, что человек бледнеет, застывает на одном месте. Может стать крайне медлительным и неловким, а то и просто упасть без сознания.

В истории бокса было несколько боксеров, вселявших непомерный ужас своим противникам. Например, Сонни Листон (рис. 4.2). Большинство его противников проигрывало еще до боя. На многих из них Листон производил неизгладимое впечатление. Они просто цепенели, как это происходит с кроликом, встретившимся взглядом с удавом.


Рис. 4.2 Сонни Листон

Вот что пишет о нем А. Беленький: «Листон смотрел на боксера в другом углу мрачным, немигающим взглядом палача, который любит свою работу. Никакого садизма – просто до предела сконцентрированная агрессия. Многие соперники Листона вспоминали, что выражение его лица перед боем и по ходу него никогда не менялось. Это была своеобразная маска, только надета она была не на лицо, а непосредственно на череп» [2].

Листон остался в истории бокса человеком, который вселял в сердца людей панический ужас. Зрительский зал при его виде просто лихорадило. Как-то было решено поинтересоваться у зрителей, насколько страшным им кажется Листон. Среди прочих им задали вопрос о росте боксера. Большинство указало цифру в 205 сантиметров. На самом же деле его рост был всего 186 сантиметров. Глаза у страха оказались очень велики.

Подобным персонажем конца 1980-х – начала 1990-х был Майк Тайсон. В начале карьеры это был блестящий боксер, который просто сметал с ринга своих противников. Большинство его оппонентов заходили на ринг, словно замороженные. Речь часто шла не о способах достижения победы над Тайсоном, а о том, сколько раундов сможет удержаться на ногах его соперник.

Неуправляемая агрессия. Такая реакция на страх выглядит как приступ безумия, непоследовательные или бессмысленные агрессивные действия. Обычно сопровождается злобным выражением лица, угрожающими жестами, позами, криком или визгом. Этими бессознательными действиями человек интуитивно стремится испугать противника. Так ведут себя напуганные животные. Представьте себе кошку, почувствовавшую опасность: шипение, выгнутая спина, шерсть дыбом, уши прижаты, когти выпущены. Испугать противника иногда удается, а иногда нет. У человека неуправляемая агрессия вызывает алогичность мышления, крайнее эмоциональное перевозбуждение. После пережитого могут наблюдаться провалы в памяти, то есть человек не помнит того, что он только что делал.

Из примеров в большом боксе, когда спортсмен переживал состояние неуправляемой агрессии, вспоминаются два боя 1996 года Анджея Голоты с Риддиком Боу (рис. 4.3). По своему содержанию эти два матча похожи. В обоих поединках со значительным преимуществом по очкам вел Голота. Но в какой-то момент Боу собирался и «отвешивал» своему противнику весьма чувствительные удары. У Голоты это вызывало приступы неуправляемой ярости, выражавшиеся в преднамеренных многочисленных ударах в пах. Он прекрасно понимал, что будет дисквалифицирован за эти «любезности», но эмоции были выше его разума. Впоследствии большинство экспертов, среди которых было много бывших и нынешних чемпионов мира, пришли к нелестному для Анджея Голоты выводу, что за его могучим фасадом скрывается банальный психопат, который ломается под давлением.


Рис. 4.3 Риддик Боу


В конце XIX – начале XX века очень популярным среди публики был боксер Том Шарки. В бою с Питером Махером Шарки оказался в нокдауне в седьмом раунде. Шарки был так «обижен», что, едва поднявшись на ноги, с яростью бросился на своего противника, и даже прозвучавший гонг не смог остановить его штурмовой атаки. Рефери с ним справиться также не смог, и в дело пришлось вмешаться полиции и секундантам. В пылу завязавшейся потасовки от Шарки досталось и его секунданту, и секунданту противника. Остановить его удалось, только крепко обмотав веревкой. Но даже после этого Том вырывался и непрерывно кричал. В те времена правила были более либеральными, поэтому Шарки не дисквалифицировали и была объявлена ничья.

Теперь, когда мы разобрались с тем, какой страх бывает и какова причина его возникновения, попробуем разобраться, как его приручить.

Как подчинить себе страх

Выше я уже говорил о том, что страх – это своеобразный природный «предохранитель», который срабатывает на угрозу гибели. Находится он между инстинктом самосохранения и действиями человека в момент опасности. Его срабатывание может вызвать либо адекватные ситуации положительные действия, либо панические – отрицательные. Что делают с неподходящим предохранителем в электрической схеме, который срабатывает постоянно, при малейшем колебании силы тока, и вызывает панику? Есть два способа. Первый – это когда негодный предохранитель из схемы попросту удаляется и все соединяется напрямую, и второй – когда подбирается более подходящий предохранитель.

Первый способ самый простой и легко выполнимый, но в нем есть один существенный недостаток: в случае серьезной опасности схема может сгореть. Второй способ в исполнении более сложный, так как мы не знаем точных характеристик нашей схемы.

Истории мирового бокса известны имена нескольких исключительных, великих боксеров, которым такая эмоция, как страх, была неизвестна вовсе или почти неизвестна. Рассматривать их нужно как аномалию, удивительное исключение. Среди таких боксеров самый первый чемпион мира Джон Салливан, Сонни Листон, Рокки Марчиано и полусредневес Роберто Дюран. Люди такого типа исключают для себя саму возможность поражения. Мысль о том, что кто-то сможет оказаться выше и сломит их волю, просто неприемлема. В бою они обладают львиной яростью и запредельным мужеством. И это основная причина их успеха. Но это также основной их недостаток, «ахиллесова пята». Рокки Марчиано так и не встретил силу, которая его сломила, а вот Салливану, Листону и Дюрану повезло меньше. В «схеме» этих выдающихся боксеров отсутствовал такой «предохранитель», как страх, и они оказались просто неготовыми к «току высокого напряжения» – поражению. Салливан и Дюран нашли для себя какое-то оправдание, а вот Листон просто «перегорел».

Гораздо чаще встречается другой тип боксеров, которые очень трусят перед боем, но никогда не ломаются во время его. Среди них Джек Джонсон, Джеймс Корбетт, Джек Демпси, Джо Луис, Джин Танни, Джордж Формен, Мохаммед Али, Майк Тайсон и другие. Эти боксеры сумели подчинить себе страх, сделали его своим другом.

Сейчас забавно читать признания Джорджа Формена о том, как он трусил перед боем с Джо Фрезером и сам не знал, как справиться с «таким чудовищем». Однако когда они вышли на ринг, никакого страха в Джордже не чувствовалось. Уже во втором раунде Формен самым бесцеремонным образом так избивал чемпиона, что рефери, спасая Фрезера от верного нокаута, вынужден был остановить матч.

По словам очевидцев, когда перед легендарным боем 1974 года в столице Заира городе Киншасе Мохаммед Али вышел пожать руку Джорджу Формену, в его глазах читались страх и ужас. Но как только прозвучал первый гонг, Али стал совершенно другим человеком. Он сумел собраться и одержать блестящую тактическую победу.

В середине 1990-х широкой публике был представлен документальный фильм о Майке Тайсоне. В нем можно было найти уникальные кадры, в которых гигант Тайсон перед самым началом боя, как ребенок, рыдает на груди у своего тренера и жалуется на беспощадный приступ страха. И буквально уже через несколько минут после этого, как смерч, врывается на ринг и сметает своего противника.

В финале Олимпийских игр 1988 года Риддик Боу в бою с Ленноксом Льюисом был сильно избит, трижды побывал в нокдауне и был совершенно деморализован. После этого все ведущие промоутеры наотрез отказались иметь с ним дело. Все сочли его одаренным, но совершенно безвольным спортсменом, который психологически сломался после первого же серьезного пропущенного удара и «слил» бой. Несмотря на это, Боу смог «перестроиться» и, проведя целый ряд блестящих поединков без единого поражения, получил право драться за титул чемпиона мира с Эвандером Холифилдом. Это был один из самых выдающихся поединков прошлого столетия, в котором очень непростую победу одержал Боу. Поверить в себя и стать «сильным» его заставило то обстоятельство, что он оказался всеми отвергнутым и никому не нужным. Уязвленная до предела гордость и бесперспективность дальнейшей карьеры оказались для этого человека вещами более важными и сильными, нежели собственный страх.

Выше я уже говорил о Ингемаре Юханссоне, который после Олимпиады 1952 года прослыл «законченным трусом». По возвращении домой, в Швецию, Юханссон был встречен как предатель родины, но вскоре с ним произошла удивительная метаморфоза: 20-летний парень вдруг превратился в свою противоположность и стал настолько агрессивным бойцом, что через некоторое время его прозвали «сумасшедшим шведом». Одного за другим он лупил самых известных европейских тяжеловесов. В 1958 году Юханссон в первом же раунде нокаутировал Эдди Мэкена, который занимал первое место в рейтинге претендентов на бой за звание чемпиона мира. В 1959 году Ингемар в третьем раунде нокаутировал Флойда Паттерсона и стал сильнейшим. Пережитый позор и всеобщее презрение помогли Юханссону победить свой страх.

Бастер Дуглас (рис. 4.4) был весьма одаренным, но недооцененным боксером, спортивная карьера которого по этой причине не сложилась. После боя с Тони Такером 1987 года, когда Дуглас проявил слабоволие, на его карьере поставили крест и списали боксера со счетов. В 1990 году он волею судьбы оказался противником непобедимого Майка Тайсона (об этом бое я уже упоминал). Публика к этой встрече не проявляла почти никакого интереса, билеты на матч продавались очень плохо. Ставки перед боем были небывалые: 42 к 1 в пользу Тайсона. Понятное дело: ну кто же поставит свои деньги на известного труса в бою с таким чудовищем, как Майк Тайсон? Поэтому Дугласу в предстоящем поединке отводилась роль жертвенного барана. Но Бастер совершил самую большую сенсацию в истории бокса: уверенно ведя бой по очкам, в десятом раунде отправил Майка Тайсона в нокаут. Так что же случилось с Дугласом? Что позволило ему прыгнуть выше собственной головы?

Во-первых, за 23 дня до боя умерла его мать, которую он боготворил. Во-вторых, прямо перед самым боем с серьезным заболеванием попала в больницу его жена, и врачи не были уверены в том, смогут ли ее спасти. Наверное, в тот момент собственный страх оказался гораздо слабее тех ударов, которые жизнь обрушила на Бастера Дугласа. Он не почувствовал страха перед Тайсоном, был психологически расслаблен и дал выход своим эмоциям.

В описанных мною примерах сложившиеся жизненные обстоятельства оказались сильнее страха человека. Страх, побежденный более важными и значимыми в жизни людей переживаниями, начал вырабатывать положительные, стенические, эмоции.

В этом и кроется ответ на наш вопрос. Если человек сможет изменить свою личную шкалу ценностей, то он сможет победить страх.

Как уже было указано выше, страх на основе животного инстинкта самосохранения защищает нашу жизнь. Значит, если в моменты опасности у нас окажется ценность более важная, чем жизнь, то страх мешать не будет. Более того, он начнет помогать, вырабатывая положительные эмоции. Мы сможем действовать верно, хладнокровно и решительно.


Рис. 4.4 Бастер Дуглас


В наших выводах нет никаких открытий. Все это понято людьми уже давно. Как говорится, все новое – это хорошо забытое старое. Так, у большинства народов среди воинов существовали более важные ценности, чем их собственная жизнь.

У кельтов (галлов) и германцев наивысшей ценностью была отвага в бою. Гибель в сражении с мечом в руках считалась лучшим «пропуском» в загробный мир праотцев.

У норманнов ни один мужчина не мог добиться уважения, не проявив себя как искусный и храбрый воин. Только достойный после смерти мог быть принят верховным богом Одином. Викинг искал славы в битвах. Каждый знал, что единственная ценность, которая останется после его смерти, – это рассказы о его подвигах и мужестве на войне.

В древнегреческих городах-государствах воин, проявивший трусость в бою, лишался всех социальных благ и становился изгоем. В Спарте нарушение боевого строя считалось преступлением. Одинаково каралось как отступление, так и выбегание вперед из строя. Воин, уличенный в трусости, лишался всех привилегий и, чтобы не умереть с голоду, должен был покинуть родину либо жить в жестокой нищете.

Для воинов Японии главной ценностью было понятие чести клана и личного долга перед господином. Самурай, не выполнивший свой долг, жить с таким позором не мог и кончал жизнь самоубийством. Летчики камикадзе не только с готовностью, но и с радостью шли на смерть «во имя божественного Тенно» (императора).

Многие религии (в том числе и современные), поддерживая доктрины войны, изменяли шкалу общечеловеческих ценностей и получали зомбированных солдат.

Например, в крестовых походах жизнь рыцаря не принадлежала ему самому. Со своей жизнью он готов был расстаться в любой момент ради «освобождения Гроба Господа».

В мусульманском мире появилось понятие шахидства. Сегодня шахидом стал называться тот, кто свидетельствует своей кровью и жертвует своей жизнью во имя Аллаха. Погибшие за веру не подвергаются допросу Мункира и Накира, двух ангелов, опрашивающих усопших, перед тем как определить их место в загробном мире. Шахиды беспрепятственно минуют промежуточный мир Барзах и занимают места в раю непосредственно у трона Бога.

Сколько существует политика, столько существуют и политические фанатики. В фашистской Германии, равно как и в Советском Союзе, и в якобинской Франции, жили одержимые идеей люди, готовые без колебаний отдать свою жизнь за «дело партии».

Для современного боксера определяющими могут быть понятия чести, гордости, самоуважения, любви и долга перед семьей и родиной. Человек, победивший в себе страх перед смертью, конечно же, может быть храбрым не только на ринге, но и в любой критической ситуации.

Знаменитый русский боксер Николай Королев прошел Великую Отечественную. Вот что он рассказывает об одном из своих военных эпизодов.

«Командира от взрыва мины контузило. Я взвалил его на закорки и понес по глубокому снегу на нашу базу в лес. А это километра три было. И как-то не рассчитал – не туда пошел. Наткнулись на фашистский блиндаж. Обойти было нельзя. Опустил я командира на снег за кустарником, поднял руки и пошел к часовому. Тот сначала перепугался бородатого партизана, но когда снял у меня с плеча автомат – осмелел. Повел в блиндаж. А там было пятеро фрицев. Положил часовой автомат на стол, что-то сказал и вышел. Немцы стали по рации докладывать, что им в плен сдался русский партизан. В этот момент бурной радости я их всех “отключил”. Главное – нужно было “вырубить” здоровяка в каске. Попасть точно в подбородок, а то можно руку сломать о каску. В общем, пока они падали, я схватил автомат и – за дверь. Но две “лимонки” на прощание бросил. Пулю – в часового. Вот так очистил путь. Рисковал, конечно, в блиндаже могли просто пристрелить меня, но какая-то лихость во мне была. Очень верил в себя».

Однажды престарелый Джек Демпси, которому было уже далеко за 70, возвращался домой на такси. Выйдя из машины, он достал бумажник и рассчитался с водителем. Рядом оказался какой-то громила, который заметил, что в бумажнике много наличных, и напал на боксера. Демпси нанес только один удар, свой любимый левый хук, и здоровяк упал без сознания.

После того как человек избавляется от угнетающих сознание мыслей о смерти, он начинает особенно остро чувствовать радость бытия и утонченно наслаждаться каждым мгновением жизни.

Волевая подготовка боксера

После того как мы решили основную проблему психологической подготовки – проблему страха, нужно четко понять, что же теперь с этим «бесстрашием» делать. Очень важно свое психологическое преимущество использовать правильно, рационально. Для этого существует волевая подготовка. Само понятие «воля» появляется у человека после того, как он победил свой страх. Необходимость выдерживать огромные нагрузки и противостоять утомлению, контроль веса – все это требует от боксера высокого уровня развития волевых качеств. Воля проявляется в преднамеренных действиях – при достижении сознательно поставленных целей. В обстановке напряженной спортивной борьбы победы добивается тот, кто обладает более высокими бойцовскими качествами. Для того чтобы научиться навязывать свою волю противнику в ходе поединка, нужно научиться ею управлять, а сделать это можно только в ходе ежедневного тренировочного процесса.

На пике боксерской карьеры Эвандера Холифилда в 1994 году врачами было обнаружено, что он страдает от врожденной сердечной недостаточности. Оказалось, что у него недостаточно развит левый желудочек сердца, который снабжает кровью все тело. До того как был поставлен этот диагноз, несколько своих боев Холифилд провел в состоянии, близком к полуобморочному! Кардиологи заявили, что ему противопоказаны физические перегрузки, которые неизбежны на ринге. С этим диагнозом был согласен и сам Эвандер. Казалось, что о продолжении спортивной карьеры не может быть и речи.

Холифилд всегда отличался дисциплинированностью и большой силой воли. По-видимому, это сыграло ключевую роль в его возвращении на ринг после небольшого перерыва. В один прекрасный момент Холифилд заявил, что он «лечился верой» и вылечился. Глубокая набожность этого человека всегда была известна и пользовалась огромным уважением, но в этом случае ему не поверили и потребовали медицинского обследования. Полученные результаты показали, что у Эвандера Холифилда со здоровьем порядок и его сердце абсолютно здорово! Вера и сила воли действительно могут творить чудеса.

Методика воспитания воли предусматривает постепенное увеличение степени трудностей, которые боксер должен преодолевать во время тренировки и соревнований. Условия тренировки должны постоянно усложняться, до той поры, пока они по своему эмоциональному накалу и физической нагрузке не сравняются с условиями реального боя. Более того, опытные профессионалы при подготовке к поединку на тренировках учатся выдерживать нагрузки большие, чем им предстоит испытать в бою, то есть проводят подготовку с «запасом прочности».

Вот основные приемы, которые применяют боксеры для укрепления, «закалки» своей воли.

1. Начинать с простых занятий, постепенно повышая их интенсивность.

Для боксера подбираются упражнения, выполнение которых требует определенных усилий. На следующих тренировках их сложность постепенно увеличивается. Упражнения могут быть самыми разнообразными.

• 1а. Сложнокоординационные упражнения:

– самые разнообразные акробатические упражнения, в которые постепенно добавляются новые элементы. Можно увеличивать их количество и интенсивность;

– игровые упражнения. В игре за ограниченное время нужно набрать необходимое количество очков. Можно усложнять условия игры;

– сложные серии ударов и защит, сочетающиеся со сложными передвижениями. Темп и интенсивность выполнения движений в серии могут меняться.

• 1б. Увеличение количества и продолжительности раундов. Можно увеличивать интенсивность работы в раундах и применять спурты (максимальные ускорения).

• 1в. Постепенное усложнение тренировочных боев путем подбора более опытных, более тяжелых и более сильных спарринг-партнеров. Число партнеров на одном тренировочном занятии тоже можно увеличивать.

2. Стремиться во что бы то ни стало выполнить поставленную задачу.

Для выполнения задач используется соревновательный принцип. Выполняя различные упражнения, боксер постоянно соревнуется или со своими прошлыми достижениями («иду на рекорд»), или с партнером. Вот основные цели:

• добиться более высокой резкости ударов;

• выдержать более высокий темп в течение нескольких раундов;

• в условном бою обязательно использовать определенный прием;

• научиться выполнять поставленную тренером тактическую задачу с любым партнером;

• выполнять упражнения более качественно.

3. Быть уверенным в том, что все трудные задания вполне реальны и выполнимы.

Боксеру предлагаются сложные упражнения, которые вначале он может выполнить в облегченных условиях:

• сначала боксер выполняет сложные технические или тактические приемы пошагово (по частям), а потом в более высоком темпе;

• в тренировке с более сильным партнером боксеру ставятся сложные технико-тактические задачи. При этом более сильный партнер несколько поддается, что дает возможность осуществить намеченное;

• спортсмену в ходе теоретической подготовки предлагается решить сложную тактическую задачу, а затем, демонстрируя заранее подготовленные видеоматериалы, показать на примере других (желательно более опытных) боксеров способы ее решения.

4. Научиться быстрым и энергичным волевым напряжениям.

От боксера требуется при выполнении упражнений за короткий промежуток времени развить максимальную и субмаксимальную мощность. К таким упражнениям можно отнести:

• спурты в работе на снарядах;

• спурты в условных и вольных боях;

• упражнения с максимальным ускорением в беге на короткие дистанции;

• «взрывные» упражнения с тяжестями;

• общеразвивающие упражнения с интенсивными усилиями.

5. Научиться сосредоточиваться при выполнении приемов.

От боксера требуется выполнение поставленных задач с максимальным вниманием. Во время боя он должен находиться в состоянии мобилизационной готовности. Внимание сосредотачивается только на действиях противника, что позволяет мгновенно реагировать на любой его шаг. В рамках решения этой задачи спортсмену предлагаются следующие упражнения:

• сложнокоординационные упражнения при воздействии посторонних сбивающих факторов: резкие вспышки света, неожиданный шум или музыка и т. д.;

• использование на ринге технико-тактических приемов при возникающих помехах: нарушение правил ведения боя партнером, неожиданное вмешательство рефери или секундантов, неадекватное поведение зрителей и т. д.

6. Выработать у боксера способность к продолжительным волевым усилиям.

Используются упражнения на развитие выносливости:

• многокилометровые кроссы и прогулки;

• длительные заплывы;

• продолжительная работа без снижения интенсивности при сложных погодных условиях;

• уменьшение перерывов отдыха при работе на снарядах и на лапах;

• увеличение продолжительности и количества раундов без снижения интенсивности работы;

• увеличение количества спуртов в раундах.

Для стимуляции волевых усилий тренеры во время занятий всегда используют ряд методов психологического воздействия (например, поощрения и одобрения, доброжелательную критику, примеры и т. п.).

Вот что говорит о воле и волевой подготовке абсолютный экс-чемпион мира в первом полусреднем весе Константин Цзю. «Ринг – это мой дом. Я контролирую все в своем доме. Все решения идут от меня лично, а не от воли моего соперника. Если мой соперник атакует меня, то это не значит, что он так хочет. Это происходит потому, что я так хочу».

Психологическая подготовка к бою новичка

Для начинающих боксеров рано или поздно наступает момент, когда нужно выйти на ринг и попробовать свои силы в открытом полноконтактном бою. И конечно же, большинство новичков накануне этого события испытывают множество эмоций и переживают. Некоторые боятся настолько сильно, что не спят по ночам, чувствуют озноб, у них может меняться температура тела. Чтобы научиться справляться со своими эмоциями, нужно разобраться в природе их возникновения или, проще говоря, ответить на вопрос: почему я волнуюсь?

Некоторые объясняют себе это так.

1. Я боюсь оказаться слабым и потерять уважение своих товарищей.

2. Я боюсь проиграть.

3. Я боюсь, что меня побьют.

Однако большинство новичков вообще не могут словами выразить причину своих переживаний. На самом деле основная причина одна: страх, и в первую очередь страх перед неизвестным. Что такое страх и как с ним бороться, мы обсудили выше. Теперь поговорим о страхе перед неизвестным.

Человек всегда волнуется, когда делает что-то ответственное в первый раз. Нас всегда пугает неизвестность. Новичок не знает до конца и точно, что именно будет происходить на ринге. Выходит, если мы найдем ответ на это самое «что?», то бороться со страхом будет значительно легче.

Рассказываю по порядку. Во-первых, на ринге вам будет противостоять точно такой же человек. Если это ваши первые спарринги, то стаж его занятий примерно такой же, как и у вас. Во-вторых, и вес вашего противника, и возраст также будут такими же, как и у вас. В-третьих, на ринге вы будете выполнять ту же самую работу, что делали уже много раз на тренировках, за одним только исключением, что теперь на вас будут смотреть зрители. Поединок будет проходить по строгим правилам, с которыми и вы, и ваш противник хорошо ознакомлены, и нарушать их никто не посмеет.

Если тренер допускает боксера к поединку, следовательно, он уверен в его готовности к бою, в умении защищаться от любых ударов, а значит, для него не будет никакой неожиданности.

А теперь самое главное: ваш противник также боится. И возможно, переживает больше вас. Волнуются перед выходом на ринг абсолютно все. И если кто-то говорит, что он не переживает совсем, то это неправда. Испытывают сильные эмоции как новички, так и чемпионы мира и даже непобедимые бойцы. Понятное дело, что опытные боксеры переживают меньше и немного по-другому. Они это ощущали уже много раз и просто привыкли. Получается опять, как с теми же каруселями: первый раз очень страшно, а потом привыкаешь и занимаешь очередь на любимый аттракцион в предвкушении получения дозы адреналина и удовольствия.

Я уже говорил о том, что страх перед боем испытывали даже великие бойцы. Мало кто знает, что такие монстры ринга, как Джек Демпси (боевое прозвище Манасский Мордоворот) и Майк Тайсон (Кинг Конг, Железный Майк, Убийца из Браунзвилла), нещадно трусили перед боем. Эти боксеры, которые одним своим видом вселяли ужас в сердца противников, нередко перед выходом на ринг в своей раздевалке устраивали истерики и плакали, как испуганные дети. Страх свойствен каждому человеку, и только от вас зависит, отдаться ему в вечное рабство либо обуздать и заставить работать на себя. Победа над страхом – главная победа.

Несколько отличной является ситуация, когда новичку или малоопытному боксеру приходится противостоять именитому противнику. Как настроиться на бой с заведомо более сильным соперником?

Во-первых, нужно ясно представлять себе, что идеальных, неуязвимых, непобедимых боксеров в природе просто не существует. Их просто нет, как не бывает и безвыходных ситуаций. Конечно же, история помнит имена таких бойцов, как, например, Рокки Марчиано, которые ушли с ринга непобежденными. Но это всего лишь исключения, случайность. Профессиональный американский боксер, впоследствии заслуженный тренер СССР Сидней Джексон сказал: «Непобедимых не существует. У каждого непобедимого есть свои уязвимые места. Их надо искать». Вопрос в том, чтобы найти уязвимое место противника, нащупать его «ахиллесову пяту». И как только вы определили, «просчитали» брешь в защите, технике, тактике или психологической подготовке своего оппонента, туда нужно нанести главный удар своим самым сильным оружием. А у вас со временем обязательно найдется один, а может быть, и два свои «коронки».

Для того чтобы мои слова звучали более аргументированно, обращусь к опыту истории, которая хранит огромное количество примеров, когда фаворит в поединке терпел фиаско от значительно более слабого противника.

В 2001 году в США в бою между Константином Цзю и Забом Джудой должен был определиться абсолютный чемпион мира в первом полусреднем весе. Безусловным фаворитом поединка считался Заб Джуда. Он обладал невиданной маневренностью, скоростью и ударной мощью. Джуда был на 8 лет моложе Кости и, в отличие от него, не имел ни одного поражения.

Когда начался поединок, всем сразу бросилось в глаза, насколько Джуда превосходит Цзю в умении чувствовать дистанцию и быстроте. Уже в первом раунде длинным левым апперкотом он отправил Константина в совсем не случайное грогги – стоячий нокдаун.

В этом бою не только решалась судьба титула абсолютного чемпиона мира: Константин Цзю отстаивал свое право быть победителем. Это было самым главным событием в его жизни. Несмотря на все достоинства Джуды, у него был один небольшой недостаток: этот очень талантливый боксер иногда заигрывался и опускал руки. Цзю, обладавший хорошим ударом, мог рассчитывать только на это. И у него получилось. Во втором раунде он подловил своего неосторожного противника и нокаутировал его правым панчем.

7 сентября 1892 года первый в истории бокса абсолютный чемпион мира, великий Джон Салливан, защищал свой титул в бою с Джеймсом Корбеттом. Салливан считался непобедимым бойцом, обладал ударом страшной силы и в этом поединке имел значительное преимущество в весе. Зрители делали ставки из расчета 4:1 в его пользу. Корбетт, не имевший нокаутирующего удара, выиграл этот бой тактически. Его сильной стороной были быстрота и выносливость. Он навязал Салливану длинный и изнурительный поединок в высоком темпе. Кроме того, Корбетт оказался первым в жизни Салливана соперником, который позволил себе открыто насмехаться над ним во время боя. Для легендарного чемпиона это было внове, и он потерял контроль над собой. Развязка наступила в 21-м раунде, когда, измотанный бесконечными быстрыми ударами, стремительными перемещениями и острыми шутками противника, Салливан рухнул лицом на ринг. Конечно же, он вышел на этот бой далеко не в лучшей физической форме, но тем не менее это не умаляет достижения Джеймса Корбетта.

В 1935 году в Нью-Йорке состоялся бой за звание абсолютного чемпиона мира между Максом Бэром и Джеймсом Брэддоком.

За год до этого Макс Бэр выиграл пояс чемпиона мира в бою с гигантом Примо Карнерой. Бэр жестоко избивал чемпиона. В 11-м раунде, после серии нокдаунов и неоднократных просьб измученного Карнеры, рефери остановил встречу.

И вот теперь, волею случая, Максу Бэру противостоял далеко не сильнейший претендент Джеймс Брэддок. На этот момент последний имел 22 поражения, то есть как минимум раза в четыре больше, чем нужно для того, чтобы на его чемпионских перспективах был поставлен крест. Среди публики шанс на победу Брэддока оценивался до смешного низко. Ставки перед боем были 15 к 1 в пользу Бэра, а среди специалистов ни один человек не рассчитывал на победу Брэддока.

В то время Джеймс Брэддок переживал жесточайший личный кризис. Его семья, в которой было трое детей, жила в прямом смысле слова впроголодь. В его квартире за неуплату отключили отопление, и Брэддок, который был очень гордым человеком, вынужден был ходить по друзьям, чтобы собрать несколько долларов.

Бой за звание чемпиона мира давал Джеймсу Брэддоку единственный шанс выбиться в люди. Он вышел, чтобы победить или умереть. А вот Макс Бэр, который считался очень талантливым и в то же время исключительно ленивым боксером, вышел на ринг, явно собираясь повалять дурака. Разница мотиваций была налицо. В результате этот бой выиграл по очкам Брэддок.

Сонни Листон считался непобедимым боксером. К трону чемпиона он шел, оставляя за собой рухнувшие тела самых классных тяжеловесов. Титул чемпиона мира он завоевал, нокаутировав на 126-й секунде боя блестящего Флойда Паттерсона. В матче-реванше Листон еще раз, как бульдозер, «прошелся» по Паттерсону, закончив бой на 130-й секунде все того же первого раунда. После этого матча все эксперты в области бокса считали, что Листон продержится на троне как минимум 10 лет. Однако нашелся человек, который не испугался Листона и выиграл у него уже в следующем бою.

Мохаммед Али оказался первым человеком, который выдержал взгляд Сонни Листона. Ставки перед их боем были 7 к 1 в пользу последнего. Али, который был блестящим тактиком и психологом, прекрасно понимал все достоинства своего противника и очень хорошо знал, что Листона не может испугать ни один человек. Но именно в этой его сильной стороне Мохаммед и увидел уязвимость. Нередко «ахиллесовой пятой» таких бесстрашных людей являются совсем незначительные слабости. Например, было известно, что Сонни Листон панически боится уколов. Али рассудил так: если Листона не может испугать ни один нормальный человек, то как насчет ненормального? Как насчет сумасшедшего? И он начал повсюду преследовать своего противника, устраивая совершенно отвратительные истерики и спектакли, да так, что не только Листон, но и вся общественность стала сомневаться в «нормальности» Али. Так или иначе, но уверенность Сонни Листона в своих силах пошатнулась.

В ходе боя (1964 год) Мохаммед Али прекрасно реализовал свое преимущество в скорости и умении двигаться. Он еще раз доказал, что в умении чувствовать дистанцию и уходить от ударов ему нет равных. Совершенно изможденный и деморализованный, Сонни Листон отказался от продолжения боя и не вышел на седьмой раунд.

В матче-реванше 1965 года Али нокаутировал Листона встречным правым кроссом уже в первом раунде (рис. 4.5). Листон оставался на полу 18 секунд. После боя он не отрицал, что пропустил удар, но говорил о том, что мог бы подняться вовремя. По словам Листона, он боялся начать вставать, опасаясь, что этим воспользуется Али и нанесет удар: «Можно предположить, как поведет себя нормальный человек, а предвидеть, что сделает псих, невозможно, а он – псих». Сонни понял, что ему не победить и на этот раз. А вести бой, в котором заведомо нет шансов на победу, такие надломленные люди не умеют.


Рис. 4.5 Мохаммед Али и Сонни Листон

Литература

1. Штейнбах В. Л. Майк Тайсон. – М.: ФиС, 1995.

2. Беленький А. Г. Бокс. Большие чемпионы. – М.: Астрель, 2004.