Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Автор: Бримсон Дуги

Глава 10. Что делать?

Не так давно один известный член Ассоциации футбольных болельщиков сказал в интервью, что хулиганству уделяется намного больше внимания, чем оно заслуживает, и на самом деле беспорядки на стадионах — весьма редкое явление. В подтверждение этих слов была приведена статистика: в сезоне 1997/98 на английских стадионах побывало почти двадцать пять миллионов человек, а арестовано было три тысячи триста семь, а на протяжении всего сезона на матчах «Ливерпуля» и «Эвертона» произошло меньше арестов, чем в обычный субботний вечер в центре Ливерпуля. Похоже, что это весомый аргумент.

Но если кто-нибудь решит не ограничиваться статистикой и копнуть глубже, то поймет, что эта статистика создает обманчивое впечатление. Хулиганству уделяется столько внимания потому, что это действительно серьезнейшая проблема. Тем или иным образом она затрагивает всех футбольных фанатов, нанося вред репутации страны и уже много десятков лет оставаясь главной головной болью футбольных властей. Поэтому, как я уже говорил, это важнее, чем проблемы с местами для инвалидов, расизм, принципы распределения билетов и даже незначительное число игроков из Азии в английском чемпионате. Эта проблема требует внимания, и ей оно оказывается — слишком уж это интересная и противоречивая тема.

Меня очень часто спрашивают: «Как победить хулиганство?» Если честно, я не знаю. И никто не знает. Я, как обычный парень, который в свое время имел некоторое отношение к хулиганству, могу лишь высказать свое мнение, рассказать, что остановило бы меня до того, как одолели страх и скука.

Честно говоря, я не верю, что мы когда-нибудь сможем покончить с хулиганством. Мне неприятно это писать, но у футбольных властей не хватает духу это сделать. Достаточно вспомнить недавние события, чтобы убедиться в справедливости этого предположения. Например, после событий на «Эйзеле» и «Хиллсборо» люди были готовы поддержать любое решение, направленное на борьбу с хулиганством. Но в обоих случаях этих решений не последовало. После «Эйзеля» футбольные власти больше жаловались на дисквалификацию английских команд, а после «Хиллсборо» они отдали футбол на откуп денежным мешкам, не принимая никаких мер против хулиганства, которое и несло ответственность за ту трагедию. Даже после Евро-96, когда вся страна сходила с ума по футболу, они упустили шанс закрепить этот успех. Вместо этого они принялись поздравлять самих себя, а хулиганские группировки перевели дух и стали приспосабливаться к новым условиям.

Но я думаю, что если футбольные власти перейдут к конкретным действиям, то решение проблемы будет найдено. Хотя, как я уже говорил, есть множество людей, которые заинтересованы в том, чтобы хулиганство продолжало существовать, некоторые в этом совершенно не заинтересованы — это обычные законопослушные футбольные фанаты. У них есть ключ к решению проблемы. Надо только дать этим людям возможность воспользоваться им.

Хотя я продолжаю утверждать, что футбольные власти не предприняли никаких реальных действий для того, чтобы положить конец хулиганству, следует отметить, что в течение многих лет они зачем-то пытались удержать его в определенных рамках. Фанатов разделяли, их сектора обносили заграждениями, по которым пускали электрический ток, у них даже шнурки отбирали при входе на стадион — многое было испробовано, но не принесло никакого результата. Причина неудач заключается в том, что любое такое препятствие становится для хулиганов элементом игры — его просто нужно преодолеть. Классический пример — решение руководства «Лутона» не пускать на стадион приезжих фанатов. Это произошло в 1985 году, сразу после беспорядков, устроенных фанатами «Миллуола». Руководство клуба могло с тем же успехом разослать письма фанатам всех остальных клубов с предложением приехать и попробовать пробраться на стадион «Лутона». К несчастью, этот вызов приняли именно хулиганы, и, пробравшись на стадион, они с радостью объявили о своем присутствии — устроили беспорядки. В итоге от этой практики отказались, но в основном потому, что стала падать посещаемость, а следовательно, и выручка.

Главная беда подобных решений состоит в том, что они рассчитаны на краткосрочную перспективу. И хотя я всеми руками за то, чтобы лишать зачинщиков беспорядков права посещать стадион, необходимо в первую очередь что-то делать с хулиганством как с явлением. Если эту культуру уничтожить или хотя бы попытаться ее изменить, это приведет к положительным результатам. Но прежде чем мы рассмотрим, как это можно сделать, необходимо взглянуть на существующие проекты решения проблемы. Не потому, что от них может быть толк, а потому, что если произойдет какой-нибудь серьезный инцидент, то пресса обязательно вспомнит о них.

Среди самых необычных предложений выделяются два: отвести хулиганам отдельную территорию, где они могут вытворять все, что им заблагорассудится, и обязать всех футбольных фанатов мужского пола приходит на футбол с женщинами. Я даже не стану комментировать эти чудесные предложения — они лишь показывают, насколько далеко могут зайти люди, если зациклятся на какой-то идее. Но я уверен, что, как только произойдет серьезный инцидент с участием хулиганов, станут всерьез обсуждаться следующие меры: телесные наказания, обязательная воинская повинность, а также система удостоверений для фанатов. И прежде чем покинуть область предположений, необходимо вкратце рассмотреть каждую из этих мер и объяснить, почему ни одна из них не окажет серьезного влияния на действия хулиганов.

Недавно я принимал участие в дебатах на «Радио 5», и один из слушателей предлагал сечь до полусмерти всех задержанных хулиганов. Он даже предложил наказывать хулиганов задним числом, вне зависимости от того, когда произошел инцидент. Этот джентльмен, конечно, был не в своем уме, но сама мысль о введении телесных наказаний возникает не только у него. И хотя очень просто не обращать на нее внимания, рассмотреть ее все же стоит. В конце концов, когда вы обнаруживаете на своей машине царапину, то в первую очередь у вас возникает желание врезать как следует тому, кто это сделал. Единственная разница между самосудом и телесными наказаниями состоит лишь в том, как это происходит.

Большинство предлагающих вернуться к телесным наказаниям говорят о низком уровне преступности в Сингапуре или на острове Мэн, где преступников тоже секли в назидание другим. Но между Англией и Сингапуром есть одно важное различие. Там преступников секли всегда, и поэтому подобный вид наказания считается приемлемым и вполне законным. А в Англии к нему можно только вернуться, и это уже совсем другое дело. Я готов поверить, что вид хулигана, которого секут до крови в перерыве между таймами, может заставить серьезно задуматься остальных, но не слишком ли далеко мы заходим? Хотим ли мы опять оказаться в средневековье? Почему бы тогда не пойти дальше и не начать снова использовать бурлаков?

Вопрос о введении воинской повинности сложнее. Как и в случае с телесными наказаниями, подобная мера многими воспринимается как панацея от всех бед не только в футболе, но и в обществе вообще. Поговорите с людьми, которые прошли через армию, и они вам скажут, что армия воспитывает в людях преданность, уважение и гордость — именно то, чего, к сожалению, не хватает современной Англии. А еще вам скажут, что отмена воинской повинности в 1963 году совпала с обострением проблем, связанных не только с хулиганством, но и с поведением британской молодежи в целом. На первый взгляд, аргумент весьма обоснованный, но если взглянуть на факты, то окажется, что это не совсем так. Как мы знаем, футбольное хулиганство появилось задолго до 1963 года, и поэтому напрямую связывать его рост с отменой воинской повинности было бы, мягко говоря, смело. Да и молодежь к тому моменту уже бунтовала вовсю.

Думаю, что, проведя восемнадцать лет в ВВС, я имею полное право высказаться по этому поводу. На мой взгляд, служба в армии — это замечательно, но проблему таким образом не решить. Причин этому множество, но я выделю четыре.

Во-первых, армейская жизнь — это не для всех. Покинуть родной дом в раннем возрасте очень тяжело, особенно если вы не из тех, кто может постоять за себя.

Во-вторых, необходимо помнить про равенство полов — воинскую повинность придется вводить как для мужчин, так и для женщин.

В-третьих, армейское руководство против этой идеи.

Четвертая, и самая важная, причина заключается в том, что она никак не повлияет на хулиганов. Я сам был офицером ВВС, оставаясь при этом футбольным хулиганом, и мой случай — далеко не исключение. Незадолго до увольнения в запас я отправился на четыре месяца на Фолклендские острова и там познакомился с ребятами, которые были активными членами весьма известных в то время хулиганских группировок. Для многих военнослужащих футбол является последней нитью, связывающей их с родным городом и с друзьями детства. А когда он получает увольнительную на выходные, то чем ему заняться? Конечно, сходить на футбол. А если его друзья попали в какую-то переделку, то он вряд ли останется в стороне только потому, что есть небольшая вероятность быть пойманным военной полицией. Они, конечно, могут оказаться в тени на некоторое время, но потом все вернется на круги своя. (Есть, кстати, еще одно свидетельство того, что введение воинской повинности — это неудачная мысль. Ведь что станет с молодыми профессиональными футболистами, если каждый юноша в восемнадцать лет должен оказаться в армии? Как, например, сложилась бы судьба Оуэна или Бэкхема, если бы они провели два года в пехотном полку?)

Однако мы все же никогда не станем свидетелями возвращения к воинской повинности в Британии. Как и в случае с телесными наказаниями, подобное предложение станет для любого правительства политическим самоубийством. А если дело дойдет до референдума, то активность молодых людей восемнадцати-двадцати двух лет побьет все рекорды.

Последнее предложение, которое мы вкратце рассмотрим, — это введение удостоверений для фанатов. Лично я не вижу ничего плохого в том, что нам всем придется носить с собой удостоверение личности — я не один год делал это в армии, и меня это никак не смущало (а иногда и выручало). Но от одной мысли об этом правозащитные организации бросает в дрожь. Это странно, поскольку большинство жителей этой страны носят с собой кредитные карты и водительские права, которые тоже являются своего рода удостоверениями личности. И опять же, я не понимаю, как введение подобной схемы может помешать хулиганам устраивать беспорядки. Единственный возможный эффект от этой меры заключается в том, что хулиганов будет легче идентифицировать, но для этого их еще надо поймать.

В качестве альтернативы клубы могут сами создать подобную систему, и в конце 1980-х правительство было близко к тому, чтобы заставить клубы это сделать. По иронии судьбы, больше всего это предложение критиковали сами клубы. Тогда они думали только о том, что же станет с человеком, который вдруг захочет прийти на футбол, но у него не окажется удостоверения. Но самое главное — было неясно, кто будет за все это платить. Клубы также опасались, что это нововведение может вызвать больше проблем, чем решить. (Представьте себе, что будет, если компьютер, контролирующий проход на стадион «Хайбери», выйдет из строя за пять минут до начала матча.) Контраргументов было много, и от идеи отказались, что, правда, не помешало Ассоциации футбольных болельщиков заявить, будто именно ее действия спасли болельщиков от введения этой системы.

Некоторые клубы все же ввели систему удостоверений на добровольной основе, добившись, таким образом, определенных результатов. Но на самом деле результат заключался в том, что члены группировок пересели на трибуны, на которые можно пройти, не имея удостоверения. Ни один человек, имеющий малейшее отношение к хулиганству, не станет носить с собой ничего, что помогло бы установить его личность. Эта мера скорее относится к разряду символических жестов, призванных успокоить обычных фанатов.

Но если ни один из предложенных способов не сработает или уже не сработал, то что же тогда делать? Какие меры нужно принять, чтобы действительно изменить положение вещей? Чтобы ответить на этот вопрос, следует посмотреть, какие варианты есть не только у футбольных властей или у фанатов, но и у самих хулиганов. Ведь они тоже могут сыграть свою положительную роль, нужно только подтолкнуть их к этому.

Очевидно, что простых путей решения проблемы футбольного хулиганства не существует, иначе даже Футбольная ассоциация справилась бы с ней. На самом деле, какое бы решение ни было принято, всем придется идти на компромисс. Но суть проблемы хулиганства — это сами хулиганы. Хулиганство существует не потому, что в футболе что-то не так, а потому, что на каждом матче собираются люди, готовые устраивать беспорядки под флагом того или иного клуба. И вина целиком и полностью лежит на них. Но должно случиться чудо, чтобы они сами взяли и прекратили этим заниматься. И поэтому нужно найти способ поставить их в такую ситуацию, когда они бы сами отказались от хулиганства.

Самое главное, чтобы этой проблемой занимались организации, имеющие непосредственное отношение к футболу — будь то конкретный клуб или Футбольная ассоциация. В течение многих лет подгоняемое полицией правительство пыталось решить проблему хулиганства, внося новые законопроекты, но проблема никуда не делась. Зато в распоряжении полиции оказалось множество законов, позволяющих контролировать все и вся, в то время как хулиганы нашли способы обойти эти законы. Настало время изменить саму линию поведения. Нам нужно перестать удерживать проблему в приемлемых рамках — ее пора решать.

Первым и самым важным шагом должно стать признание того, что хулиганство существует только благодаря домашним матчам. Клубы должны принять это и понять, что именно им нужно бороться с хулиганством. Как только это произойдет, следующий шаг будет весьма просто сделать. Нужно будет устранить повод для насилия, а в случае с хулиганами таким поводом является поход на матч. Хулиганы могут вести себя как угодно, но они, безусловно, страстные поклонники футбола. Но, как я уже говорил, ни у кого нет неотъемлемого права посещать футбольные матчи. Клубы должны понять это и таким образом контролировать своих болельщиков. Они должны со всей строгостью предупреждать фанатов, какие меры будут приняты, если те перейдут определенную грань на домашнем или выездном матче, на стадионе или даже за его пределами. А если они проигнорируют это предупреждение, то их нужно лишать права посещать матчи, причем навсегда и без всяких исключений. Распустишь руки — останешься без футбола.

Чтобы эти меры оказались эффективными, клубам необходимо будет продемонстрировать серьезность своих намерений и готовность лишать фанатов права посещать стадион. На выездах должны будут присутствовать специальные сотрудники, которые будут выявлять на трибунах тех, кому удалось пробраться на стадион, несмотря на запрет. А когда станет ясно, что намерения у клубов более чем серьезные, это довольно быстро отразится на хулиганстве.

Одной из проблем, с которыми придется столкнуться при осуществлении подобного проекта, станет сопротивление правозащитных организаций, которые будут с пеной у рта доказывать, что людей не пускают на стадионы только потому, что их подозревают в причастности к беспорядкам, происшедшим за пределами стадиона. Это, конечно, крутая мера. Но как насчет гражданских свобод всех остальных? Как насчет владельцев пабов, терпящих огромные убытки? Людей, которых запугивают? Полицейских, которых осыпают оскорблениями? Разве у них нет прав? Пожалуй, правозащитным организациям стоит чуть меньше заботиться о хулиганах и вместо этого задуматься об остальных. И есть огромная разница между тем, когда клуб отказывает в праве посещения стадиона тому, кто, по мнению клуба, устраивал беспорядки, прикрываясь именем клуба и нанося тем самым вред его репутации, и тем, когда у человека отбирают паспорт, основываясь лишь на подозрении полиции, что этот человек может принять участие в беспорядках за границей. В первом случае человеку запрещают развлечься (по аналогии с отказом в посещении ночного клуба), а во втором — его лишают неотъемлемого права.

Я совершенно уверен, что подобная схема может сработать, но для этого ее нужно применять одним махом. Без долгих размышлений и прикидок. Раз — и все! Либо так, либо никак. А если клубы откажутся это делать, правительство может надавить на местные власти, чтобы те приостановили действие лицензий, и нарушители не смогут проводить матчи. А поскольку это приведет к потере очков и снижению доходов, клубы не замедлят принять меры.

Но это только первый шаг из целого ряда мер, которые нужно принять. И эти меры должны касаться не только самих хулиганов, но и всех остальных. Ведь самое мощное оружие против хулиганов — это не угрозы, а влияние других фанатов.

Подавляющее большинство футбольных фанатов хочет, чтобы деятельности хулиганского меньшинства пришел конец. Мы все уже сыты по горло всей той мерзостью, которая связана с хулиганами, но смирились с тем, что ничего не можем с этим поделать. Так продолжаться дальше не может. Пришло время дать обычным фанатам возможность выступить и выразить хулиганам свой решительный протест. Я знаю, что сама мысль об общении с болельщиками противоречит убеждениям президентов многих клубов, но в данном случае это просто необходимо. Это уже сработало один раз — тогда удалось справиться с расизмом. Главная причина успеха антирасистской кампании заключалась в том, что часть ответственности была возложена на самих фанатов. Проблема, конечно, никуда не исчезла, но если вспомнить, как все было ужасно, то становится ясно, насколько улучшилась ситуация, а также каких результатов можно достичь, если использовать для достижения подобных целей фанатское большинство. В подобном ключе нужно решать и проблему хулиганства. Необходимо изменить наше восприятие хулиганства, а также заставить самих хулиганов по-другому взглянуть на самих себя и на то, что они делают.

Сейчас нет ничего постыдного в том, чтобы считаться причастным к хулиганству. Даже наоборот: зачастую хулиганов считают хорошими парнями, которые балансируют на грани и дерутся за честь клуба. Как я уже говорил, мало кто считает хулиганство «настоящим» преступлением. К тому же хулиганы дерутся, защищая цвета своего клуба, что каким-то извращенным образом оправдывает их в глазах других. Это отношение тоже необходимо изменить. Футбольное хулиганство должно считаться постыдным и унизительным занятием, подвергаться жесточайшей критике — и тогда проблему можно решить достаточно быстро.

Сложнее всего будет найти способ привлечь рядовых фанатов, поскольку сейчас они как никогда далеки от происходящего в футболе. У весьма ограниченного количества болельщиков есть представители в клубах, и мы никак не можем влиять на решения Футбольной ассоциации или правительства, хотя футбол существует только благодаря нам.

Мы не можем рассчитывать на то, что клубы и Футбольная ассоциация сами изменят свое отношение к нам, и потому на них нужно оказывать давление. В нашем распоряжении есть два способа повлиять на ситуацию. К одному из них мы не прибегнем никогда, а ко второму мы — по крайней мере, пока — прибегнуть не можем.

Во-первых, мы можем ударить клубы по самому больному месту, бойкотируя игры. Мы можем, но никогда этого не сделаем. Футбол для нас — как наркотик, и мы не можем без него обойтись, мы не можем пропустить матч, даже если это вопрос принципа. Но вместо бойкотирования матчей мы можем игнорировать клубную инфраструктуру или даже организоваться на манер итальянских «ультрас», о которых мы говорили ранее. Это было бы заметным свидетельством нашего недовольства. А если бы это продолжалось довольно долго, у нас бы появилась возможность заставить клубы действовать. Но футбольные функционеры — твари упрямые, и даже если болельщики клуба смогут объединиться, то нет никакой гарантии, что руководство прислушается к их мнению. А судя по событиям последних лет, когда болельщики выступают более или менее единым фронтом, совет директоров просто залегает на дно, не предпринимая никаких действий.

Поэтому, если мы хотим заставить клубы действовать, это наше мнение необходимо высказать таким образом, чтобы они не смогли его проигнорировать. А в этой стране у каждого футбольного фаната старше 18 лет есть кое-что, к чему власти вынуждены относиться всерьез — право голоса.

Несколько лет назад я выступил с инициативой создания небольшой лоббистской группы под названием «Футбольная партия». Суть предложения заключалась в том, чтобы в органы местного самоуправления попадали люди, которые могли бы влиять на принятие решений, напрямую касающихся местного футбольного клуба. Этот подход доказал свою эффективность в 1990 году, когда болельщики «Чарльтона» организовали свою партию, с помощью которой им удалось добиться возвращения клуба на старый стадион.

После этого многие болельщики поняли, что подобные местные политические акции вполне эффективны. Но я получил множество писем от людей, которые считают, что нам стоит мыслить более широко и метить выше. Чем больше я об этом думал, тем более привлекательной казалась мне эта мысль. В том, что идея общенациональной «Футбольной партии» имеет смысл, я убедился после того, как посчитал, что средняя явка избирателей на местных выборах — менее сорока процентов, при этом на выборах 1992 года за партию тори проголосовало двенадцать миллионов человек, а полуфинал чемпионата мира 1990 года с участием сборных Англии и Германии посмотрело двадцать пять миллионов человек. Я тогда окончательно убедился в том, что если дойти до каждого паба, дома и завода, объясняя людям, что ты готов представлять их интересы в футбольном мире, то можно заручиться поддержкой многих. А когда политики поймут, что на кону стоят голоса избирателей, то они станут действовать по-другому-например, дадут футбольным чиновникам хорошего пинка.

Обдумав все это, я сел и написал манифест, причем не только для местных выборов, но и для национальных и даже общеевропейских. Этот манифест включал четыре основных пункта. Во-первых, я говорил о создании независимой работоспособной организации, представляющей интересы футбольных болельщиков. Во-вторых, о включении в состав комиссий Футбольной ассоциации и Футбольного совета представителей болельщиков. В-третьих, о включении представителя болельщиков в члены правления всех профессиональных футбольных клубов. И в-четвертых, о введении должности инспектора, контролирующего деятельность Футбольной ассоциации, Футбольного совета, организаций болельщиков, премьер-лиги и ее членов, а также Футбольной лиги и ее членов.

В августе 1998 года этот документ, став достоянием общественности, вызвал бурную ответную реакцию. Но, как ни прискорбно, те люди, от которых я больше всего ждал реакции — футбольные функционеры и члены правительства, — не обратили на него особого внимания. Но я на этом не остановился. Документ появился в Интернете, и все больше людей готово было меня поддержать. Вопросы, посвященные этому манифесту, приходили отовсюду, даже из Австралии. Несомненно, многие болельщики загорелись этими идеями. Но эта кампания стала отнимать у меня слишком много времени и денег, и мне пришлось отодвинуть ее на второй план. Но идея живет, и я до сих пор продолжаю получать отклики, а это говорит о том, что мои усилия не пропали даром. И этот документ точно наделал бы много шума, если бы ему дали ход.

Сама возможность того, что футбольные фанаты по всей стране хотя бы задумываются о том, чтобы отдать свои голоса какому-то жирному мерзавцу вроде меня, говорит о том, насколько сильно им хочется влиять на происходящее в футболе. Каждый болельщик может сыграть свою роль в определении облика футбола будущего — и речь здесь идет не только о проблеме хулиганства, но обо всех аспектах этого вида спорта. Все крупные политические партии понимают это, но все равно не предпринимают никаких действий. А одного понимания мало. Если футбольные власти не предоставят нам возможность высказывать мнение и требовать ответов на вопросы, то этим должно заняться правительство. А если и оно не станет этого делать, то именно тогда мы и воспользуемся нашим правом голоса, поскольку это единственное, чего по-настоящему боятся политики. Нам лишь нужно собраться; а вот как это сделать — это отдельный вопрос.

Но это должно произойти. Ведь только у нас, у футбольных фанатов, есть власть, используя которую, можно решить проблемы, с которыми сталкивается футбол — начиная с хулиганства и доведения клубов до банкротства и заканчивая некомпетентностью, жадностью и откровенной лицемерностью тех, кто должен управлять футболом от нашего имени. Слишком долго они безнаказанно обманывали нас. Они позволили развиться хулиганству, они продали футбол и часто — настолько, что всех случаев и не перечислить — до отказа набивали себе карманы нашими деньгами. Это неправильно, и пора уже как-то это изменить.