Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Популярное

15 Июня 2017 Газета "Алтайский спорт № 22(801)"

Виды спорта: Легкая атлетика

Рубрики: Профессиональный спорт, Персоны

Автор: Уланов Виталий

Жизнь продолжается

Сергей Шубенков

Сергей Шубенков

Сергей Шубенков рассказал о возвращении в мировую элиту барьерного спринта

Действующий чемпион мира в беге на 110 м с барьерами 2 июня был гостем Олимпийского комитета России, который организовал с ним онлайн-видеоконференцию. Любители легкой атлетики и болельщики Сергея Шубенкова смогли задать ему свои вопросы. Были и совсем неожиданные. А больше всего людей интересовало, как спортсмен пережил отстранение от Олимпиады и что испытал после недавнего возвращения на международную арену.

Вы нынешним этапом в Шанхае довольны?

- Да. Секунды я показал те же, но есть и отличие от Шанхая-2015. Тогда мой бег получился более качественным, а в этот раз хватало огрехов. И дорожка была слишком твердой, и Маклеод рукой меня посбивал, в общем, приходилось бороться с какими-то обстоятельствами. В итоге получилось 13,35, что внушает оптимизм.

- Каким был ваш с тренером план?

- По секундам мы никогда не загадываем. Приехать, выиграть - такой универсальный план примерно на все соревнования. Конечно, наш приоритет - август, чемпионат мира в Лондоне. Все остальное - гарнир к нему.

- Как вы отнеслись к тому, что некоторые с непониманием восприняли выступление российских спортсменов под нейтральным флагом? Был прессинг?

- Не было. Те, кто в спорте, кто в теме, кто следит и болеет за нас не только в России, а по всему миру, они и так знают, откуда мы и зачем приехали. А среди тех, кто не в теме, есть люди, падкие на скандалы. Им хочется покричать: ай-яй-яй, предатели, как посмели! Я к этому спокойно отношусь.

- В социальных сетях кто-то с вами даже вступал в дискуссию.

- Да, я ввязался в нее, но быстро понял, что это непробиваемая стена. Какая-то женщина писала, что я проедаю государственные деньги, а теперь свалил под нейтральный флаг. Разве все медали, которые я выиграл до этого, уже не считаются?

- На каких турнирах в этом сезоне можно будет вас увидеть?

- Ближайшие соревнования - этапы «БЛ» в Стокгольме и Париже. Потом будет еще один старт, но не на «Бриллиантовой лиге», а затем возьму паузу для подготовки к чемпионату мира. Думаю, после него будет еще несколько соревнований.

В «Лиге» с прошлого года изменилась система набора очков. Раньше их получали только три призера, а теперь - все восемь участников. Эти очки нужны не только для определения победителя по итогам всего сезона, но и для попадания в финал «БЛ», который состоится в конце августа - начале сентября.

Гарнир к чемпионату мира

- Всех интересует, как состоялось ваше возвращение на международную арену на майском этапе «Бриллиантовой лиги» в Шанхае. Сильно волновались? Как вас встретили другие спортсмены?

- Шанхай - это уже мой любимый этап «Лиги». Но сейчас было все в диковинку. Конечно, побаивался. Но так всегда во время первого старта. Думаешь про себя: «Мы так долго тренировались, все ли шло так? Готов ли вообще?». Оказалось, что готов. Соперники встретили меня нормально. У барьеристов вполне здоровая конкуренция, нет такого, чтобы взгляды косые бросали или в спину кто-нибудь гадости говорил. Наоборот, все рады были меня видеть. Сказали, что соскучились.

- Думаете, это было искренне?

- Вполне. На самом деле то, что нас здесь будоражит, за пределами России обсуждается мало. Об этом, наверное, во всех подробностях знают только мои любимые британцы (смеется). Думаю, немножко в курсе немцы. А, например, Америка и Ямайка про это вообще не знают. Если им рассказываешь о том, что от соревнований отстранили всех российских легкоатлетов, они отвечают: какая жалость, как обидно, но если начато разбирательство, это не наше дело. Подход прагматичный и правильный. И раз я выхожу с ними на беговую дорожку, значит, со мной все нормально.

- Каково выступать под нейтральным флагом? Ведь на коммерческих стартах все равно не играют гимны.

- Свои небольшие приколы с этим были. С первого раза не смогли правильно сделать аккредитацию, да осекся голос диктора на стадионе, когда меня объявляли. На допинг-контроле сильно тупили: вот тут написано, что вы нейтральный, а в паспорте - Россия. Что делать? Написали, что я нейтральный атлет.

- Вы впервые так долго на допинг-контроле сидели?

- Нет. На соревнованиях эта процедура всегда долго проходит, так как организм обезвожен после стартов. Как правило, приходится ждать часа полтора. Обычно в этой паузе слушаешь музыку, копаешься в телефоне или просто обмениваешься шутками с товарищами по несчастью, которых тоже забрали на тестирование.

- Вы вернулись на международную арену с чувством праздника? Или не было ощущения, что пропустили полтора года?

- Будто и не было этой паузы. Иногда вспоминаю какие-нибудь истории, а тренер меня поправляет: это было не в прошлом году, а в позапрошлом. Время размылось, поэтому случаются такие вот осечки. Сезон просто выпал. Не было его. К тому же я не помню, какие результаты показывали мои соперники в течение 2016 года. Точно знаю, что Маклеод - олимпийский чемпион, а кто второй и третий призеры, мне надо уже напрягаться, чтобы вспомнить. Хотя когда я в обойме, за всеми слежу, знаю их результаты. Мне не составляет труда держать эту информацию в голове.

- Уже все провели аналогии с 2015 годом, когда вы пробежали в Шанхае точно с таким же временем - 13,35, а затем триумфально выиграли в августе чемпионат мира.

Спорт научил цинизму

- Как вы изменились за те полтора года, что были отлучены от международных стартов?

- Поумнел, может быть. Какие-то иллюзии пропали. В прошлом году поверить не мог, что меня, Марию Ласицкене (а тогда еще Кучину), Елену Исинбаеву и других чистых от допинга спортсменов просто возьмут и отцепят от Олимпийских игр. При этом люди, которые принимали это решение, сами в прошлом были спортсменами, некоторые даже прошли через бойкоты. Пожалуй, после этого у меня прибавилось жизненного цинизма.

- Ваша мама не по своей вине пропустила Олимпийские игры в Лос-Анджелесе. Она болезненно переживала ваше отстранение от Рио?

- Очень. Она второй раз через это прошла, именно так все воспринимала. Морально, конечно, поддержала.

- Уйти из спорта не хотели в этот период?

- Нет. На удивление в 2016 году мы много работали на потребу журналистам. Открою маленькую хитрость: если раньше некоторые просили поснимать тренировку и записать интервью, а мне не очень хотелось встречаться, то отвечал: «Нет проблем. Приезжайте в Барнаул». А это четыре часа на самолете от Москвы. На удивление, в 2016 году это перестало останавливать журналистов. Почти все говорили: «Ладно, окей, мы приедем». И ведь приезжали! Причем не только российские СМИ были, но и европейские, и японские. Ко всему этому спокойно относились, потому что мы открыты миру: пожалуйста, приезжайте, смотрите. Естественно, интересовались не только мной, но и мамой. В связи с этим она тоже стала довольно медийной личностью.

- Вы смотрели Олимпийские игры?

- Да, я даже попробовал себя в роли комментатора. Очень интересный опыт.

- Олимпийский чемпион Омар Маклеод выступил хуже, чем вы на чемпионате мира. Ямаец ведь даже из 13 секунд не выбежал.

- Он и сейчас примерно в те же секунды бегает. Но он стал выступать намного стабильнее, чем в 2015 году. Это сильный конкурент, так что рубиться будет тяжело. «БЛ» - это одно, а чемпионат мира - немножко другая история, там будет три круга соревнований. Ответственность выше, психологическое давление серьезнее.

- Полтора года вы выступали только на внутренних соревнованиях, где уже со старта оставляли позади всех соперников. На международной арене конкуренция, понятно, другая. Психологически это вносило сумятицу?

- Я не смог в прошлом сезоне в отсутствие конкуренции показать высокий результат. Остался на 13,20. Это среднее время, от которого мы обычно лишь отталкиваемся. Сейчас соперники меня будут поджимать, где-то обгонять, и это, безусловно, станет хорошим стимулом.

- Придется выбегать из 13, чтобы выиграть чемпионат мира?

- Думаю, да.

- Пока в этом сезоне еще никто не выбежал.

- Ну, подождите, придет время.

Думать о Токио рано

- Был ли у вас страх, когда вы начали заниматься барьерным бегом?

- Не было. В 13 лет я сам сказал тренеру, что хочу попробовать пробежать с барьерами. И сразу получилось хорошо. Тренер заметил, что у меня специфический беговой рисунок: я не выношу колено и голень далеко, высоко поднимаю бедра. Второй фактор - я действительно не боялся барьеров, лез на них очень низко, впритык. И если сбивал, то меня это ни в коем случае не останавливало, продолжал лететь вперед.

- Что вы чувствовали, когда впервые выступали за нашу страну?

- Впервые на международные соревнования я попал в 2007 году, будучи юношей. Это были «Черноморские игры», они проходили в Турции. Первый раз честь страны отстаивал именно там. Получилось неплохо: стал первым, хотя даже 14 секунд не разменял. Детско-юношеские соревнования для того и нужны, чтобы ребята приобретали опыт. Волнение, помню, просто дикое было. Впервые поехал в другую страну, без мамы, без папы, еще и опозориться ни в коем случае нельзя было.

- В тот момент вы уже приняли для себя решение, кем быть: профессиональным спортсменом или юристом?

- Как раз в 2007-м я только поступил в университет. Учеба была на первом месте. Я вообще люблю учиться: с удовольствием ходил и в школу, и в университет, старался вовремя все сдавать. Проблемы начались, когда я понял, что мне грозит серьезная подготовка к Олимпийским играм в Лондоне. Здесь уже нельзя было приходить на тренировки в свободное от учебы время, которого в тот момент стало катастрофически не хватать.

- А вы представляете свою жизнь, если бы сделали выбор в пользу юриспруденции?

- Представляю. Супруга такой выбор и сделала. Сейчас она корпоративный юрист.

- Многие полагают, что вы могли бы стать телеведущим. Что об этом думаете?

- А я пока не знаю. Не определился. Медийное пространство меня привлекает. Впрочем, как и юридические тонкости и проволочки.

- Как вы познакомились с супругой и как сделали ей предложение?

- Мы учились на одном факультете. Больше ничего не расскажу. Моя жена - непубличный человек и очень не любит, когда начинаю про нее говорить.

- Какую роль сыграл в вашей жизни тренер?

- Почти с самого начала я тренируюсь у Сергея Александровича Клевцова. Но также нужно упомянуть и Надежду Владимировну Клевцову. У них была общая группа, но сейчас они вместе уже не работают.

Сергей Александрович - человек, конечно, потрясающий. Если бы не он, то не было бы ни чемпиона мира, ни легкоатлета Сергея Шубенкова. Он и до этого готовил мастеров спорта, которые занимали высокие места на чемпионатах и первенствах России, но качественный переход на международный уровень мы сделали вместе. Мы растем за счет друг друга. Это человек, которому я обязан всем.

- У нас ведь не было раньше чемпиона мира в барьер-

ном беге. Это такое стечение обстоятельств, что встретились спортсмен и тренер?

- Еще и в Барнауле! В нашей легкой атлетике так и бывает, что кто-то с кем-то встретился - и получился большой чемпион.

На чемпионате мира в 2015 году в финале бежали три француза. У каждой страны максимальная квота - три спортсмена, и вот все они вышли в главный забег. Это показывает уровень. Еще были два ямайца, два американца. Сразу видно, что в этих странах ведется системная работа подготовки высококлассных спортсменов. У нас такой системы в барьерах нет, зато в других видах - есть. Например, прыжки в высоту. Там сохраняются устоявшиеся традиции и преемственность.

- Что будет с вами через пять лет?

- Надеюсь, буду продолжать бегать.

- Думали ли вы о Токио-2020?

- Еще нет. Это отдаленная перспектива. Конкретные планы есть только на этот сезон. Даже на следующий год - только прикидки. До Токио-2020 ведь будет два чемпионата мира.

- Ближайший из них пройдет в августе в Лондоне. Нет опасений, что ваши любимые британцы не выдадут визу, как это недавно произошло в

США?

- Раньше таких проблем не возникало. Проблемы с американской визой были связаны с бюрократией и ничем иным. Визу-то в итоге я получил, но уже поздно было ехать в Юджин на этап «БЛ». Задержка получилась небольшая, но решающая.

Оформлением британской визы уже занимаемся, но я не могу тут что-то предсказывать.

- На каком этапе «БЛ» самая душевная атмосфера?

- Мне нравятся все соревнования во Франции. А больше всего - DecaNation. Этот старт очень популярен, несмотря на то, что высоких, запредельных результатов там нет. Обычно он проводится после главного соревнования сезона, когда все уже немного расслаблены. К тому же легкую атлетику во Франции обожают, любые соревнования там собирают полный стадион.

Всегда весело проходит награждение, особенно если на пьедестал попадают хозяева. Там такие большие подиумы установлены, что вся команда помещается. Французы обычно первыми начинают дурачиться. Однажды они пошли купаться в яму для бега с препятствиями. А в другой раз нам раздали порошковые краски, как на фестивалях, так французы сразу же их выпотрошили. Веселые ребята.

Бегать за такси выгоднее

- Есть ли у вас неудобные вопросы чиновникам?

- Когда нам крышу починят? Что-то вроде такого. Кстати, этот вопрос сдвинулся с мертвой точки, и крышу нам все-таки отремонтируют. Вообще все мои вопросы, обращенные чиновникам, могут быть связаны исключительно со спортивной инфраструктурой - это стадионы, манежи, площадки, инвентарь. В Новогорске, где я тренируюсь последние недели, с этим полный порядок. Понятно, в регионах ситуация иная, и это надо исправлять. Могу сказать, что в Краснодарском крае, на моей малой родине - в Алтайском крае в меру своих возможностей стараются что-то делать для легкой атлетики.

- У барьеристов в России растет достойная смена?

- Тут, если честно, все грустно. Эта ниша и раньше была довольно свободной. Главный мой конкурент уже много лет - Константин Шабанов, но в середине мая командный чемпионат России он пропустил. Остальные показывают результаты в районе 13,80 - 13,90, и для выступлений на международном уровне этого недостаточно, к сожалению.

- А в чем проблема?

- Не хватает тренеров. В профессии остались в основном люди старой закалки, а новые специалисты не появляются.

- Нужно больше Клевцовых?

- Да, они тоже должны быть полны энергии, гореть, разрабатывать новые методики тренировок, ведь все упирается именно в них. И еще желательно, чтобы этим новым Клевцовым было лет по 30.

Тренеры - носители научного знания, из подходящего материала они могут сделать чемпиона мира, а из неподходящего - кандидата в мастера спорта, просто здорового, развитого человека.

- Многие профессиональные спортсмены становятся с возрастом практически инвалидами. Чрезмерные физические нагрузки очень опасны. Согласны?

- Действительно, многие спортсмены сталкиваются с колоссальными проблемами со здоровьем. Этому нужно уделять пристальное внимание. Лично я провожу профилактику травм.

- Что у барьеристов болит больше всего?

- Спина, поясница. Деформации обычно там происходят. Практически у всех легкоатлетов страдает опорно-двигательный аппарат, стопы, колени, а дальше - уже специфика вида.

- Как вы относитесь к популяризации любительского бега в России?

- Отлично отношусь. В прошлом году участвовал в благотворительном забеге Wings For Life World Run. Вообще я довольно пристально слежу за всеми модными течениями в спорте. Например, кроссфит. Если глобально на это посмотреть, то все эти упражнения были придуманы давно, они прекрасно описаны в советских учебниках 1960-х годов. Но дальше вступил в силу маркетинг, и очень большие молодцы те люди, которые умудрились давно придуманные упражнения упаковать под фитнес. Да, кто-то на этом зарабатывает. Но что плохого в том, что здоровье становится модным?

- Был случай, когда в бытовой ситуации пригодилось умение быстро бегать?

- За трамваями в свое время достаточно побегал. У меня был довольно ироничный учитель химии, и когда я оправдывался после опоздания тем, что не успел догнать трамвай, он на это заметил: «Ты можешь сэкономить больше денег, если будешь бежать за такси».

Помимо статей, в нашей спортивной библиотеке вы можете найти много других полезных материалов: спортивную периодику (газеты и журналы), книги о спорте, биографию интересующего вас спортсмена или тренера, словарь спортивных терминов, а также многое другое.

Социальные комментарии Cackle