Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Популярное

31 Октября 2017 Газета "Футбольный курьер № 83(1766)"

Виды спорта: Футбол

Рубрики: Профессиональный спорт, Персоны

Юрий Свирков: В Нальчике я был единственным тренером, не умевшим петь

Юрий Свирков нынче работает в зеленодольском «Анжи-Юниоре»

Юрий Свирков нынче работает в зеленодольском «Анжи-Юниоре»

Бывший вратарь Юрий Свирков сейчас работает в Татарстане, с зеленодольским «Анжи-Юниором». До этого у него была игровая карьера в чемпионате Белоруссии, тренерская работа на родине в Украине и в чемпионате России, где он трудился в «Спартаке» из Нальчика. Помимо того, Свирков известен, как теоретик футбола, применял себя в этой сфере в Эстонии и Казахстане.

О том, как в Советской армии служили негры, как ему работалось под руководством тренера Александра Бубнова и о многом другом Свирков рассказал в интервью интернет-изданию «БИЗНЕС Online».

- Юрий Геннадьевич, вы помните, как минское «Динамо» сенсационно выиграло чемпионат СССР практически тем же составом, с которым тремя годами ранее выходило в высшую лигу. Сейчас подобное кажется невозможным.

- Да, это так, но я хочу отметить, что у Эдуарда Малофеева, который выходил с командой из первой лиги, уже тогда формировался боеспособный состав для высшей лиги. И делая шаг выше, они готовились к тому, что будут бороться впоследствии за чемпионство. До сих помню гол Александра Прокопенко, который он пяткой забил в ворота киевского «Динамо», перед глазами стоит «хет-трик» Юрия Курненина. Подобный случай, когда левый защитник в одном матче забивает три гола, футбольная история, наверное, не знала. Мы тренировались рядом с чемпионской командой на спортивной базе в Стайках.

- Тбилиси, Киев, «Спартак» всегда были в порядке, и тут -какой-то Минск. Вы верили в конечный успех?

- Я даже не задумывался о том, что может произойти иначе. Мы видели, как они готовились, поддержка была сумасшедшая, полный стадион на каждой игре. Причем, надо помнить, что тогда на стадионах не было кресел, все сидели на дощатых лавочках, прижимаясь друг к другу. Я тогда впервые столкнулся с перекупщиками билетов на футбол, потому что их было не достать. И я до сих пор помню, что на трибунах собирались истинные болельщики. Не фанаты, как сейчас, которым главное покричать, а люди, которые желали своей команде добра. Атмосфера была - мороз по коже!

- Буквально через пару-тройку лет после победы минского «Динамо», уже вы сами стали профессиональным футболистом.

- Да, я прошел через все юношеские сборные тогда еще Белорусской ССР, и на выпуске мы даже выиграли чемпионат Союза среди команд спортинтернатов. После чего меня пригласили в юниорскую сборную СССР 1966 года рождения, где играли ребята на два года старше меня. Тренировали ее знаменитые люди - легенда московского «Динамо» Виктор Царев и Нодар Ахалкаци - бывший наставник тбилисского «Динамо», с которым грузинская команда выигрывала Кубок кубков.

Начало профессиональной карьеры у меня было слегка скандальным. Играя на турнире за юношескую сборную Белоруссии, обратил на себя внимание тренерского штаба «Атоммаша» из Волгодонска - команды второй лиги. Среди полевых игроков команды я запомнил Игоря Гамулу, ветерана Юрия Чуркина, входившего в состав ташкентского «Пахтакора» в сезоне, когда почти вся команда погибла после крушения самолета. Предложили написать заявление в «Атоммаш», но я поначалу отказался, поскольку рассчитывал перейти в дубль минского «Динамо».

- Дублером Андрея Сацункевича?

- Тогда я никого не боялся. Понимал, что легенды минского «Динамо» Михаил Вергеенко и Юрий Курбыко уже ушли из команды, основным стал Иван Жекю, а с остальными я был готов бороться. Хотя у нас подрастало отличное поколение вратарей - Валера Шанталосов, Гена Тумилович, но я считал так: нам, из «деревни» вышедшим, что терять? Но так получилось, что я вернулся в спортинтернат, а звонка из минского «Динамо» нет. Месяц прошел, второй, тогда я решил сам позвонить в «Атоммаш». Поехал с ними на сборы, уже хотели заявлять на сезон, и тут наконец-то позвонили из Минска, но с неприятным для меня разговором. Там требовали дисквалифицировать меня, мол, как так, наш воспитанник и готов сбежать. Мы с плачущей мамой пришли в Федерацию футбола Белоруссии разбираться, высказали друг другу претензии. В итоге я поехал в родной Бобруйск. Сыграл там в каком-то турнире за местную команду, когда меня увидели тренеры могилевского «Днепра». Против перехода туда чиновники федерации уже не возражали.

Команда образовалась в Могилеве - сплошь звезды. Я видел гол Александра Прокопенко пяткой, а тут уже жил с ним на одной базе, тренировался в одной команде. К сожалению, он рано и трагично ушел из жизни, говорили, что в ресторане подавился. Прокопенко был футболист от бога, хотя и остальные - явно не хуже. И все сейчас на виду. Кононов тренирует Грозный, Алексейчиков и Белов работают в минском «Динамо», Кляшторный трудится в Калининграде, Шанталосов...

- С ним был связан скандал в Белоруссии, когда его обвиняли в сдаче игр сборной страны.

- Слышал об этой мутной истории. Но я живу по принципу - не верь ушам своим, а верь глазам. Во всяком случае, когда мы играли вместе, я ничего плохого о нем сказать не мог, ни в клубе, ни в сборной, где мы вместе были. К примеру, когда меня привлекали в сборную, Валера был там первым номером без вариантов, «съедал» меня, как удав. А попав в «Днепр», я на первых порах имел некоторое преимущество перед остальными, поскольку был лимитчиком. Тогда действовало правило, согласно которому в команде второй лиги обязательно должен был играть молодой футболист.

- Кляшторный, поиграв за «Рубин», запомнился тем, что писал прекрасные стихи. Вам не читал?

- Тогда - нет. Он отличался повышенным интеллектом, но какого-то творческого порыва я за ним не замечал. Но сказанное вами мне приятно слышать, поскольку наш коллектив в Могилеве был дружнейший.

- «Днепр» выступал в пятой зоне второй лиги, самой интернациональной из всех. Тут и вся Прибалтика, и Молдавия, плюс команды Белоруссии и РСФСР -некий срез с чемпионата СССР. Клубы разных республик отличались собственной игровой школой?

- Разница ощущалась в жизненном укладе. Особенно Прибалтика была, как советская заграница. Мне лично очень нравился Таллин, в котором, на мое везение, в середине 80-х образовался футбольный клуб «Спорт», попавший к нам в зону. Очень красивый город, комфортный, и в те годы ощущалось, что там все по-другому, чем в Союзе. Литовская Клайпеда - шикарный город, где играл местный «Атлантас». Они отличались от всех. Мне по жизни нравится порядок, в этом было их главное отличие - в чистоте, ухоженности.

- В конце 80-х прибалтов и молдаван отличало, увы, и некоторое пренебрежение к России, нежелание общаться на русском. Сталкивались с этим?

- Соглашусь, уже тогда в Прибалтике чувствовалась некая настороженность к русскоговорящим. Уже было ощущение, что там стремятся отделиться, лично я это понимал. Хотя, когда узнавали, что мы из Белоруссии, настороженность сразу исчезала: вы бульбаши, «наши». Знаете, к нам, белорусам, всегда было положительное отношение. Я это чувствовал по себе, очень много поездив по республикам бывшего СССР. С Прибалтикой, повторюсь, были ощущения, что они вскоре уйдут, но скажи мне тогда, что то же самое произойдет с Молдавией, а тем более с Украиной, я бы ни за что не поверил.

Я с теми, с кем в свое время работал в Украине, переписывался и просил: вы там делайте что хотите, но для меня важно, чтобы не переписывали историю Великой Отечественной войны. Сейчас рассказывают что угодно, но как я ее выучил в школе, так этому и верю, потому что на этом воспитан. И Боже вас упаси пойти на нынешнюю междоусобную войну. Хотя один все-таки пошел. Это их выбор, но то, как мы пришли к происходящему сейчас, - просто безумие. Хотя я чувствовал, что на Западной Украине, в том же Львове, всегда на нас косились, но Киев, Донецк, Харьков - какие они «европейцы»? Такие же, как мы, нормальные люди. Да, за границей все может быть хорошо, но это чужое «хорошо», лично я там не могу больше двух недель находиться. Дом есть дом, тем более такой плодородный, как Украина.

Мой наставник по тренерскому мастерству Анатолий Юревич выражался так: в Украине носком землю ковырнул, зерно туда бросил, плюнул сверху и это зерно прорастет. Обидно от того, что, я думаю, никогда уже отношения Украины с Россией не восстановятся до прежнего уровня. Хотя к белорусам украинцы продолжают относиться нормально.

- Возвращаясь к началу вашей карьеры, вижу в ней двухлетний пропуск...

- А это была служба в армии. В «Днепре» могли «сделать» службу, и со мной то же самое хотели провернуть, а всего нас таких было четверо футболистов. Мы приехали на какой-то приемный пункт, ждали, когда по нам решится вопрос. В итоге нас посадили в поезд, мы поехали, и ночью он остановился посреди леса, подъехали грузовики, куда нас загрузили. Заселили в казарму, там двухъярусные кровати, причем на нижней прямо подо мной лежит... негр. А это 1987 год, ряды Советской армии. Я вообще в шоке! Оказалось, что он - плод любви африканца и нашей девушки, которая развелась с мужем и вернулась с подросшим сыном на родину. Как только приехали сюда, его сразу забрали отдавать долг Родине. А это же просто находка для армии тех лет, когда у человека русский, английский, арабский языки были в совершенстве. Говорят, что он очень хорошо в жизни устроился. А мы в воинской части были только два с половиной месяца, после чего всех футболистов перевели в спортроту и наша служба заключалась в том, что мы тренировались и играли за минский «Трактор» в чемпионате Белорусской ССР и на первенство Вооруженных сил СССР. Перед дембелем на этом самом первенстве меня приглядел тренер гродненского «Химика», куда я и перешел.

- Вы там пересеклись с Сергеем Гуренко, выросшим в незаурядного футболиста?

- Да, но он моложе меня на четыре года, можно сказать, что только начинал. Гуренко - местный, поэтому его опекали на первых порах, хотя он и сам себя в обиду не давал. Самоотдача была сумасшедшая, плюс Господь наградил здоровьем, аналитическим складом ума. Сейчас он тренер. Но лидерами тогдашнего «Химика» были другие люди: это братья Абрамуки и Солодовниковы, Сергей Короза, Сергей Нефедов - добротные футболисты советского склада, которые умели все: и пить, и гулять, и играть.

- Именно в такой последовательности?

- Нет, вначале играть, потом уже пить и гулять, а потом опять играть. Я такого больше не видел, потому что уже даже наше поколение выглядело намного слабее. Перед нами ставился выбор: либо играть, либо гулять.

- Вы успели с тем же Гродно поиграть в чемпионате СССР, а потом перешли в чемпионат Белоруссии. Не возникало ощущение: Боже, куда я попал?

- На первых порах бывало такое. Но, надо отдать должное, эти клубы достаточно быстро начали подтягиваться к лидерам. Все развивались достаточно стремительно. Уже в первый полноценный сезон 1993 года мы с Гродно выиграли Кубок Белоруссии. Тогда в полуфинале из двух матчей обыграли «Динамо», а в финале играли с «Ведричем» из Речицы. В Старых Дорогах был спонсор команды, который заявил: «Я хочу привезти сюда «Реал»!» И начал обустраивать местную инфраструктуру, в итоге построив там одно из лучших полей в стране. Начали приглашать талантливых футболистов, к примеру братьев Ромащенко из Украины. В провинциальном Мозыре благодаря небольшому нефтеперерабатывающему заводику была создана команда МПКЦ, которая первой отобрала «золото» у минского «Динамо» с Белькевичем, Качуро, Хацкевичем.

- В том чемпионском Мозыре играли и вы вместе с Дмитрием Карсаковым, Владиславом Лемишем...

- Нет, эти игроки подъехали позже, когда команду в Мозыре возглавил небезызвестный Александр Бубнов. Он начал подтягивать россиян, с чем мы, местные, были не согласны. Было обидно, в частности, за нашего тренера, с которым мы пришли к первому чемпионству. И ситуация, я считаю, выглядела не совсем профессиональной, в том числе и с моей стороны. Но по-человечески я тогда делал все правильно, как надо. Что касается Бубнова-тренера, то я даже не готов обсуждать эту тему. Хотя, глядя на его нынешнюю аналитическую работу, могу заметить, что с ней он справляется прекрасно. Может, он и тогда обладал таким же аналитическим складом ума, но его манера общения вызывала отторжение, оттого мы его просто не слышали. Потому что он, придя в команду, одновременно выигравшую чемпионат и Кубок страны, начал всех поголовно критиковать.

- Братья Ромащенко перешли в тот чемпионат Белоруссии из родной Украины, чемпионат которой котировался повыше. Как можно было объяснить такой переход?

- Их «вытащил» Анатолий Юревич - тренер, которому я очень благодарен, работая с ним и как футболист, и потом в его штабе. Его, кстати, и поменял Бубнов в Мозыре. С Максимом Ромащенко мы также поиграли в той команде. Безумно одаренный с футбольной точки зрения, но очень непростой парень в плане характера. Тогда в Мозыре сложился костяк из опытных футболистов, куда входил и я. И периодически мы просили Юревича: «Давайте как-то повлияем на этого парня», на что Юревич отвечал, мол, это футболист с большой буквы и в дальнейшем он вырастет в классного мастера. Так оно и случилось.

Игроков, раскрытых Юревичем, очень много: Горовой, Корытько, Кульчий, Омельянчук, братья Ромащенко, да очень большое количество людей, которые поиграли в том же чемпионате России и были не на последних ролях. Юревич - это специалист, который мог разглядеть талант и натаскивать его, подчас наперекор ветеранам команды.

Юревич одним из первых в Белоруссии начал заниматься спортивной наукой, пользоваться информацией, которую ему давали эти исследования. Не сказать, что у него была настоящая комплексная научная группа, как ее привыкли понимать, но методическая группа была. И она позволяла находить людей со здоровьем выше среднего, плюс тренер занимался их футбольным образованием. В итоге у Юревича есть уже целый коллектив из людей, которые сейчас перешли на тренерскую работу. Это и Ромащенко, и я, и Олег Кононов, из более ранних - Леонид Кучук. Многие тренерами начинали работать, потому что он давал определенный фундамент. А там уже каждый из нас строил нечто свое.

- Самым ярким тренером советского времени в Белоруссии был Эдуард Малофеев. А его футбольные ученики - Боровский, Вергеенко, Зыгмантович, Курненин, Родненок никуда дальше чемпионата Белоруссии не продвинулись. Вас это не удивляет?

- Вот ответьте: два наставника из Голландии - Гус Хиддинк и Дик Авдокат, которые тренировали сборную России, - хорошие тренеры? Хорошие! Но они никогда плотно не работали с игроками в сборных, а собирали некую мозаику, не опускаясь до уровня тренировочного процесса. А вот есть, например, другой пласт тренеров, куда входят Гвардьола, Моуринью, Спаллетти, которые строят команды из того, что есть. Куда бы ни пришли Адвокат или Хиддинк, там всегда будет разный футбол. Куда приходят Гвардьола, Моуринью или Спаллетти - будет одинаковый футбол, потому что они «навязывают» свою игровую философию, строя команду из того, что имеют под руками.

Так вот, отвечая на ваш вопрос, Эдуард Васильевич уже в советские времена был тренером уровня Хиддинка или Адвоката. Он работал на психологическом уровне, через притчи, поговорки, поэзию мотивировал игроков. А «на земле» трудились другие, те же Иван Савостиков или Вениамин Арзамасцев. Для того чтобы стать учеником Малофеева, необходимо было быть специалистом такого же высокого уровня, как Эдуард Васильевич. А таковых не так много, мне кажется.

- На молодежном чемпионате Европы-2012 Белоруссия завоевала «бронзу». Где эти парни?

- Эх-х! Я прекрасно помню тот молодежный чемпионат. Мы тогда показали весь свой потенциал, отдали все ради той «бронзы». Но, выиграв «бронзу», проиграли это поколение футболистов. Соперники были сильнее нас и по игре, и по качеству игроков. Мастерство - это стабильность, а не взрыв или вспышка. В целом, эта ситуация напоминает ту, что происходит с российским футболом. Мало построить полей, чтобы потом на них турнирчики играть, надо заниматься футбольным образованием, никуда не торопясь, не форсируя, идя пошагово к конечной цели.

- Условно говоря, в той же Исландии учат плавать, а у нас вывозят на середину реки и кидают в воду...

- Да! Выплыл - молодец, нет -другого найдем. А я считаю, что надо вначале на берегу имитировать плавание, потом в лягушатник перебираться и уже потом - в бассейн, и то под присмотром тренера. Иначе наш футбол ожидают ямы, а в конечном итоге - тупик.

- Тем не менее многие выходцы из тренерского цеха Белоруссии сейчас работают в российском чемпионате...

- Да, помимо названных Кононова, Кучука, это еще Виктор Гончаренко и Вадим Скрипченко. С Гончаренко я практически не пересекался в Белоруссии ни как игрок, ни как тренер, он на десять лет меня моложе. Со Скрипченко - тоже, мы с ним только на лицензию Pro вместе обучались.

- Еще одним тренером, с которым вы часто пересекались по работе, является Юрий Красножан. Чем он запомнился вам?

- Мне очень повезло, что в жизни были периоды сотрудничества с Красножаном - сначала в Нальчике, потом в Федерации футбола Казахстана. Юрий Анатольевич всегда создает хороший коллектив в тренерском штабе, с удовольствием поработал бы с ним еще раз. Кстати, если вспоминать о тренерских талантах, помимо футбольных, то скажу, что, когда я работал в Нальчике, то был там единственным тренером, который не умел петь. На сборах сядут, поговорят, потом кто-нибудь затянет песню и понеслось. А как пел Юрий Красножан - сказка! Я слышал, что в «Анжи» проявляли интерес к новой работе с ним, президент Осман Кадиев интересовался. Но Юрий Анатольевич тогда поправлял здоровье и не смог принять предложение. Но, уверен, мы еще увидим его в деле.

Помимо статей, в нашей спортивной библиотеке вы можете найти много других полезных материалов: спортивную периодику (газеты и журналы), книги о спорте, биографию интересующего вас спортсмена или тренера, словарь спортивных терминов, а также многое другое.

Социальные комментарии Cackle