Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Популярное

11 Января 2019 Газета "Футбольный курьер № 1(1882)"

Виды спорта: Футбол

Рубрики: Профессиональный спорт

Юрий Семин: Люблю, когда у меня в команде случаются драки

Юрий Семин трижды приводил «Локомотив» к титулу чемпиона России

Юрий Семин трижды приводил «Локомотив» к титулу чемпиона России

В канун Нового года «Локомотив» представил широкой публике 52-минутный документальный фильм, посвященный своему чемпионству-2018. По просьбе режиссера с главным тренером железнодорожников в процессе съемок беседовал обозреватель «Матч ТВ». Предлагаем вашему вниманию выдержки из их разговора.

- В феврале 2017-го, когда в «Локо» был густой туман с игрой и трансферами, вы сказали такую фразу: «Если никого не купят, буду делать колхозную команду». Теперь, когда выиграно чемпионство, можете свою команду так назвать?

- Все-таки я говорил в хорошем смысле. Колхозную - это рабочую, в которой много работали бы все, включая топ-игроков. Мы ее и делали. Думаю, потому и выиграли чемпионат.

- То есть колхозная - не «бей-беги»?

- Конечно нет. Такое сейчас вообще не встретишь. А потом, у нас есть очень креативные и умные игроки. Главной задачей было, чтобы они выполняли черновую работу.

- В ваших командах бывало иначе?

- В принципе, нет. Но не все так просто. В «Локомотиве» много футболистов, которые поиграли в хороших командах, у разных тренеров. Достучаться до них, чтобы приняли мои требования, было не так просто.

- А что особенного в этих требованиях?

- Простые вещи. К примеру, человек, потерявший мяч, должен за него бороться и возвращать назад. Естественно, в обороне подобное норма, а вот игроки атаки не всегда эти требования выполняют. И еще. Если ошибся партнер, ты должен ему помочь. Ни в коем случае не комментировать, а тут же вступить в единоборство и возвращать мяч. Это самое главное требование. Мы же не все время владеем мячом. И вопрос потери обретает ключевую роль.

- Был хоть один футболист, освобожденный от этих обязанностей?

- Нет. Если освобожу хоть одного, разрушится вся схема, все требования, о которых мы говорим.

- А как же свободный художник?

- Ты должен быть свободным художником тогда, когда мяч у тебя в ногах. Пожалуйста, импровизируй, занимай любую позицию, принимай мяч в различных зонах, естественно, держи баланс ширины. Вот здесь ты свободен в решениях. Невозможно ведь говорить Миранчуку: «Ты тогда-то обязан отпасовать». Он лучше знает ситуацию на поле, и у него это от рождения есть. Как и у Фернандеша. Хотя от Фернандеша, кстати, я требовал немножко раньше расставаться с мячом. Все-таки моментами за счет своей великолепной обводки он заигрывался. Про остальное я уже сказал. При потере мяча все художники превращаются в чернорабочих.

- Что ждет тех, кто не выполнит эту обязанность?

- Ну, что ждет „ Я же не могу их наказать.

- Почему?

- Потому что в контрактах этого нет. Игрок может лишиться в

следующий раз места в стартовом составе. Это самое большое наказание для футболиста, какое только может быть. Но я хочу, чтобы осознанно все было. Чтобы человек знал: без этого мы не сможем выиграть.

- Вы ведь не верили в начале прошлого сезона, что идете за «золотом»?

- Верил, не верил - понятие растяжимое. Я верил в тех игроков, с которыми мы вместе начали чемпионат, мне доставляло удовольствие с ними работать. Видел, как они играли отдельные важнейшие матчи в предыдущем сезоне. Словно финал - так они их играли. Мы не говорили в команде о том, что должны стать чемпионами. Шли от игры к игре, от тренировки к тренировке, чтобы подготовиться к следующей встрече. Никто не роптал. Мы сделали акцент на правильную игру, при которой в любом случае заняли бы хорошее место, вплоть до чемпионства. Именно так и играли - правильно.

- Не бывает тренеров, которые не сидят над турнирной таблицей и не изучают ее.

- Я не сидел!

- Очковый отрыв не смотрели? Календарь?

- Ну конечно, таблица всегда на виду. Газету или Интернет открываешь - там она. Но в плане психологии я хотел, чтобы игроки на это не обращали внимания. Мы стали замечать таблицу тогда, когда у нас стало хуже получаться, то есть весной. Вот тогда начали очки считать, кто нас догонит, кто не догонит. И психологически подзабыли в тот момент, что нужно прежде всего обратить внимание на себя и на то, как обыграть следующего соперника.

- Когда почувствовали запах «золота»?

- После новогодних праздников. Простые расклады: нам нужно было взять 50 процентов оставшихся очков. Мы их обязаны были взять, хотя и календарь достаточно сложный, и с Лигой Европы получилось плюс четыре матча. Но запахло добычей, так что мы не могли это упустить. Хотя нигде это не озвучивали, ни на одной установке, ни на одном разборе. Твердо говорили о требованиях, о том, что не доделали или, наоборот, хорошо сделали. Бывало, после неудачных матчей я не всегда ругал футболистов, а, наоборот, успокаивал: все идет нормально.

- Но с женой-то возможность завоевания титула обсуждали?

- Нет, мы не обсуждали. Жена, во-первых, понимает футбол. И ее мысли были приблизительно такими же: нужно убрать вот это «мы должны», «мы обязаны», «мы выиграем» и так далее. Когда наступил сложный момент - другое дело. Помните, что я после поражения от «Краснодара» сказал в интервью? Это уже на финише было. В такие

Юрий Семин трижды приводил «Локомотив» к титулу чемпиона России

моменты обязательно людям надо что-то говорить, потому что они же болельщики, они нас любят и ко мне относятся очень хорошо. Как руководитель я просто обязан в сложные моменты сказать. И я сказал, причем твердо: «Мы выиграем золото».

- Если бы жена произнесла дома слово «чемпионство» до Нового года, вы бы что сделали?

- Ничего. Она умный человек и ни в коем случае это слово не произнесла бы. Хотя никакого запрета не было. Все это сидело внутри у каждого, а снаружи мы от себя это убирали. Не потому, что сглазить боялись - просто лишнее психологическое давление. Оно и так большим было, в основном, со стороны болельщиков.

- А со стороны начальства?

- Со стороны начальства никакого давления не было. И руководители РЖД, и совет директоров давления не оказывали.

- Не звонили, не говорили: «Палыч, держим кулаки»?

- Ни в коем случае. Звонили с нормальными пожеланиями: «Работайте так же хорошо, как до этого». У нас была спокойная атмосфера.

- Вы сколько раз становились чемпионом, если взять игроцкие времена и тренерские?

- Как тренер - четырехкратный: однажды в Киеве, трижды - с «Локомотивом». Как игрок я чемпионом не был: проиграл «золотой матч» с «Динамо», когда играли против ЦСКА в Ташкенте.

- Первая реакция ваших близких на этот раз? Вот приходите вы домой с титулом. Там сын, внучка Маша...

- Радость была. Большая. Конечно, все были очень довольны. Вздохнули с облегчением: напряжение, которое не отпускало целый год, закончилось. Цели достигли, работу сделали хорошо и правильно.

- Были проблемы с тем, чтобы сплотить команду в чемпионском сезоне? Устранить кланы, драки?

- Это хорошо, когда в команде случаются драки. Если их нет, значит, игроки безразличны. Важно правильно к этому отнестись и после конфликтов разобраться в ситуации, которая им предшествовала. Помню, драка была на первом этапе - Хенти с кем-то повздорил. Конечно, он был необъективен, тут даже вопросов нет. Та драка была не в интересах дела, а, наоборот, против. Так что драка драке рознь. Но когда люди небезразличны - это мне очень нравится. Тогда мы не будем проигрывать. А если проиграли матч и домой разошлись сытые, довольные - результата не будет. Сплачивается же команда нормальными человеческими отношениями и разговорами. Очень важно, чтобы в них было честное отношение к игроку.

- Что это значит?

- Надо объяснить в первую очередь, почему он должен играть так или по-другому. Или почему он не играет и для чего нужно тренироваться после матча, в котором он не выходил на поле. Иначе будет демарш. Кстати, у нас в высшей степени профессионально в этом плане вели себя игроки, не попадавшие в стартовый состав. Полноценно работали на следующий день. Многое здесь зависело от моих помощников - они очень большую работу сделали. Достучались до обиженных, внушили, что надо работать, иначе и следующую игру пропустишь. Их честное отношение к своей работе, а наше - к ним, думаю, и обеспечило нормальную атмосферу.

- Какой была самая болезненная линия раскола? Молодые - ветераны, играют - не играют, иностранцы - русские?

- Не было у меня проблем. Где бы ни работал, кроме московского «Динамо». Вот там, при двенадцати португальцах, был сильный раскол. Мне казалось, что я не в состоянии помирить их. В принципе, так и вышло.

- Ваш предыдущий чемпионский «Локомотив» считался семьей в футбольном смысле и отчасти даже в человеческом. Нынешняя команда - не семья. Согласны?

- Конечно. Сейчас немножко другое время. Тогда было больше русских игроков, другое воспитание людей... Но я бы сделал акцент вот на чем. Сходить командой в ресторан или семьями собраться у кого-то - сейчас это не работает. Зато работает футбольное поле. Если там они друг другу помогают, это и есть семья. А произносят тосты «За твое здоровье!», «За нашу победу!», ничего для этого не делая - это не семья. В нынешние времена - выиграли, друг друга поздравили и могут идти куда угодно. Куда, меня не интересует. Такой, я думаю, сегодняшний путь. И другого уже не будет.

- Вас игроки зовут на дни рождения, крестины детей?

- Бывает, но я не особенно хожу. Зачем? Они себя не очень комфортно будут чувствовать. Когда случаются какие-то мероприятия, мы на базе стол накрыли, сказали друг другу пару слов и разошлись. Вот и все.

- Николай Старостин считал, что в команде обязательно должен быть рыжий. А вы - что грузин. Или это шутка?

- Не совсем шутка. Жизнь подтвердила: когда у нас грузин, приходит успех. Грузины азартные, очень сильно любят футбол, коммуникабельные, с людьми хорошо сходятся. Дружелюбные и радостные. О каждом грузине, который был в «Локомотиве», могу говорить с восторгом. Сейчас Кверквелия у нас играет. Любой скажет, что это один из лучших футболистов российской лиги. Не только как футболист, но и как личность.

- «Если мне что-то плохое скажут, могу и лицо сломать, без разницы, кто это будет», - это Кверквелии слова.

- Шутил. Он большой шутник. В жизни один, на поле - другой. И как раз с тем позитивом, который сделал «Локомотив» немножко веселее, командой с прибаутками. Но он умеет концентрироваться, когда нужно. Выходит на поле, готовый разорвать. Это очень важно.

- Фернандеш - умный. Видно даже по тому, как говорит, как себя ведет. Ум игрока - сложность для тренера?

- Наоборот, это замечательно. Потому что умный человек всегда впитывает, если ты достучишься до него, правильно объяснишь, какие качества у него работают, какие - нет. В категоричной форме ты не сможешь ему ничего доказать. А в диалоге он, конечно, поймет. Потому что умный.

И еще важный момент. Это касается не только игроков, но и руководителей. Есть такие, которые за полтора года два русских слова не могут произнести. А Фернандеш говорит по-нашему хорошо. Это о чем говорит? Что человек уважает страну, ее традиции и традиции клуба. Он своим становится. А есть временщики. Им не интересны ни русская история, ни русский язык, ни российская жизнь. В своем мирке находятся. Но мне больше нравится, когда люди пришли в команду не только телом, но и душой.

- У умных футболистов есть свойство думать, что они умнее тренера и делать по-своему. Сталкивались с подобным?

- Такое не проходит. Когда игрок начинает руководить процессом, его всегда можно послушать в индивидуальной беседе. Но потом он выходит на поле и должен выполнять требования тренера. Если не принимает их и начинает рассуждать, он команде не нужен. Это балласт. И у нас таких не было.

- В матче против «Ростова» Фернандеш сломал ребро. А потом пришел к вам и попросил поставить его на игру. Как это было?

- Во-первых, я испугался. Был удивлен, как он доиграл до конца. Это ведь очень опасно - ребро. Второй удар, и может быть задет важный орган. Когда я был футболистом, неоднократно ломал ребро, но не мог играть. Двадцать один день - с бандажом. А тут сделали снимок - ну все, думаю, Фернандеша лишились на месяц. Вдруг он подходит: «Тренер, ставь меня на следующую игру». Помню свои ощущения - опешил, честно говоря. И не выставил его в трех следующих матчах.

Он очень сильно обиделся и даже какое-то время не хотел разговаривать. Для меня это удивительная вещь. Фернандеш плохо спал по ночам, весь на обезболивающих. Перелом есть перелом, пока время не пройдет, боль не стихает. А он играл. Что это означает? Патриотизм к клубу и громадную любовь к профессии. Он свое здоровье не щадил с такой травмой. Уникальный случай. При этом Фернандеш еще и принципиальный человек. Не может терпеть какую-то несправедливость, обиду. Индивидуально много тренируется. Атлетизмом, кикбоксингом занимается. Если на него посмотреть, когда разденется, он вообще сухой, литой. Боксер легкого веса, точеное тело, он постоянно работает над этим.

- В Баковке кикбоксингом занимается?

- Нет, специально ходит на занятия там, где живет. Я ему запрещал, особенно в конце сезона. Организм уже уставший, нагрузку большую нельзя давать. А он дает постоянно. В дальнейшем понял: не надо его трогать, он знает свой организм, умеет подготовиться к матчу. И снял эти требования.

- Правда, что в какой-то момент команда сочла Ари нефартовым? Игроки даже подходили к вам и просили не включать его в состав?

- Не было такого. Ложная информация. Во-первых, игроки не обсуждают партнеров, это у нас закон. Они не имеют права с профессиональной точки зрения это делать. Тренер определяет, кто будет играть. Если он соберет группу игроков и поговорит с ними о тактике, а я так делаю, это нормально. Но чтобы того ставь, этого не ставь... Такого у меня не было, это неправильно.

- Но попросить-то могут?

- Я не принимаю это.

- И не устраиваете, как Бесков, анонимное анкетирование перед матчем?

- Сейчас нет. Раньше когда-то было.

- Помогало?

- Сложно сказать. Больше для информации нужно, для создания легкого стресса. А может, чтобы дать игрокам понять: от них многое зависит в команде. Но особого эффекта я не видел. Бесков тоже такое применял, когда не все хорошо шло. Думаю, чистая психология. Просто заинтересовать игроков, добавить азарта.

- Вас послушать - все профессионалы. А гуляки есть в команде?

- Ну, сейчас таких гуляк, как в 2004, 2002 годах, нет. Теперь разумные гуляки. Знают, что надо дольше играть, сохранять физическую активность. Думаю, так не только в нашей команде, но и везде в футболе.

- Для иностранцев «золото» чемпионата России имеет такую же цену, как для наших? Или некоторые думают: «Всего лишь Россия»?

- Ничего подобного. Титул очень ценен, это чувствовалось на каждом собрании, перед каждой игрой. Легионеры дорожат званием чемпиона. Это же часть их жизни! Ни один человек, кроме О'Коннора, которого в «Локомотиве» приняли как родного, не говорил о России что-то плохое. Вспомните как Это'О уехал, Лекхе-то. Вот сейчас Паркс, который работает тренером в Южной Америке, рассказывает о России как о великолепной стране. И нынешние так же будут рассказывать. Обязательно станут детям показывать чемпионскую медаль. Сказать, что ты чемпион России по футболу, а футбол, особенно в Южной Америке, - религия, для них очень важно. Иностранцы, выигравшие медали в этом году, вообще патриотичная группа в высшей степени.

- Один из самых интересных персонажей среди ваших подопечных - Игорь Денисов. Когда его приглашали, понимали, что вас ждет укрощение строптивого?

- Игоря давно знаю. Когда работал в «Мордовии», а его отправили во вторую команду «Динамо», подошел к нему в какой-то гостинице: «Чего ты сидишь в дубле? Давай к нам! Будешь играть, не уходя из «Динамо», весь твой контракт там будет обслуживаться, не потеряешь игровую практику». Он сказал, что не против, дал добро. Но не согласилось «Динамо».

Денисов любит футбол, хочет двигаться вперед, достигать результата. А какой он персонаж. Ситуация очень простая. На тренировки приходит вовремя. В играх - полнейшая самоотдача. Уезжает с базы после того, как пройдет все физиопроцедуры, массажи и собеседования. Режим не нарушает. В гости меня не зовет, я его тоже не зову. И что? На футбольном поле выполняет все. Разногласия бывают, может, с глазу на глаз. Это нормально. В остальном - замечательное взаимодействие игрока и тренера. Я его не трогаю лишний раз. Если кому-то могу сделать замечание, то его не трогаю. Зачем, если все правильно делает?

- Боитесь?

- Никого и ничего не боюсь. Уже давно.

- Это шутка была.

- И я шуткой ответил.

- Не трогаете Денисова по принципу - не буди лихо, пока оно тихо?

- Может, и так. Это тоже нормально.

- В одном из интервью он сказал, что вы сразу его предупредили: «Драться и скандалить не получится, как в других командах». Было?

- Ну, это наша беседа. Пусть между нами останется. Главное, чтобы его интересы совпадали с командными. А если будет ставить свои интересы выше тренера, руководителей, партнеров, придется расходиться.

- Капитаном Денисова сделали вы?

- Да. В последнее время я категорически отказался капитанскую повязку вручать после голосования игроков. С психологической точки зрения это может расколоть команду. А когда выбирает тренер, он взвешивает много факторов. Почему капитан - Денисов? Потому что он не сдается. А нам в «Локомотиве» нужны такие игроки, которые не сдаются никогда и ни в какой ситуации. У нас их явно не хватало, хотя в предыдущих локомотивских командах был избыток людей, агрессивных по отношению к сопернику и результату: Горлукович, Евсеев, Лоськов, Овчинников. И мне так больше нравилось. Сейчас команда более спокойная, ее нужно будоражить. Денисов, на мой взгляд, будоражит, поэтому я ему и отдал повязку.

- Вас не покоробило, что сразу после выигрыша чемпионства Денисов улетел в Питер? Моментально.

- Ничего страшного. У каждого свои причуды. Зачем я его буду мучить и насильно заставлять праздновать вместе с нами? Он же праздновал на футбольном поле. Отдал душу, силы, мастерство. Это главнее.

- За скандал с допинг-офицером оштрафовали его?

- Не я - клуб. И поделом. В целом-то шутка была - как у Джикии с «шоколадкой» на сборах. Но за шутки тоже надо отвечать. Сказал Денисову: «Не умеешь - не шути. Будь всегда строгим и серьезным».

- Нервы и крик - ваши рабочие инструменты? Или само вырывается?

- Это не инструменты. Во-первых, я сейчас более спокойный, в тренировочной работе такое редко происходит. Раньше было чаще, теперь - спокойный разговор, свисток, какая-то коррекция. Если кто-то недорабатывает, бывает, повысишь голос. А в игре - да, наверное, я такой же, как раньше. Сам играю по сей день. Не в прямом смысле, но участвую в розыгрыше комбинаций или, наоборот, в срыве атак соперника. Я там - на футбольном поле.

Вы спросите: как при таком эмоциональном состоянии успеваете анализировать игру? А вот успеваю. Когда возникает азарт, особенно в поединке с сильным соперником, эмоции не искусственные, а натуральные. Потому и вспыхивают легкие конфликты с судьями, с игроками, своими и чужими. Но реже, чем было. А после игры я всегда корректен, хладнокровен, могу извиниться, если не прав. И еще. Ничего оскорбительного по отношению к игрокам себе не позволяю. К судьям - бывает.

- Запомнился матч с «Ростовом». Судьям сильно от вас доставалось, причем повторы показывали, что вы были не правы. Не извинялись?

- Особо не за что было, потому что граней я не переходил. Соглашусь, определенное давление на арбитра оказывал. Мне в тот момент казалось, что он в отдельных эпизодах ошибался, мягко говоря. А вам сверху казалось все справедливым. В том и разница. Журналист наверху, президент наверху, спортивный директор наверху, и все комментируют. А я-то внизу. Мои эмоции поближе. Поэтому правильно какую-то паузу сделать в высказываниях. Если сразу оценки ставить, они могут быть ошибочными. Потом поразмыслишь: я критикую футболистов, а им вообще-то тяжело, им соперник мешает. Но у меня-то времени на это нет, мне сразу необходимо реагировать!

- Как вы себя чувствуете чисто в медицинском смысле после полутора-двух часов непрерывных эмоций?

- Пока нормально.

- Не нужны транквилизаторы? Голосовые связки держатся?

- Нет-нет, ничего не нужно. Когда проигрываешь - одному побыть обязательно, чтобы никто не доставал и, самое главное, не успокаивал. Сам успокоюсь к утру, когда переварю матч. Когда выиграешь - напротив, люблю в компании посидеть, поужинать. Сплю, конечно, лучше, когда выигрываю. А связки подорваны уже давно, но пока не жалуюсь.

- После поражений быстро остываете?

- Когда как. Погулять люблю. Иной раз из дома уйду, у нас хороший большой парк. А когда устану, приду и спать лягу.

- Штрафы за выход из технической зоны сами платите?

- Даже не знаю. Может, у меня вычитают, а может, и нет. Раньше не платил - считалось, что это часть моей работы, которая приносит клубу небольшой ущерб, но и положительные моменты тоже. Если я в какой-то момент оказал влияние на судейское решение - это же плюс нам, правильно?

- Правда ли, что Денисов с Фернандешем подходили к вам с просьбой поменять расстановку?

- Была такая беседа. Кроме них еще Чорлука подходил. И не случилось никаких перемен. Показал им статистику: «Мы недобираем очки не оттого, что играли в два нападающих или в одного (там была такая тема), а оттого, что вы недорабатываете!» Привел доводы, они их приняли, молодцы. При этом по персоналиям у нас не было беседы. Только по схеме.

- Когда стали активно терять очки по весне, говорили команде: «Хватит творить - начинайте пахать?»

- Неправильно так говорить. Творить надо обязательно, но усилия - увеличить. Добавить в агрессии и самоотверженности. Простые правила, нового ничего нет. Если начнешь в такой ситуации делать акцент на тактику, запутаешься. И ни к чему не придешь, только больше очков потеряешь.

- Приметы есть у вас? В день матча, допустим.

- Есть.

- Раскроете?

- Нет.

- Талисман?

- Был когда-то - красная шапочка. Сейчас нет. Но во что-то я в день игры. верю. И какая-то одна определенная вещь должна со мной быть.

- Что делаете перед матчем, не скажете. А чего не делаете?

- Не отвлекаюсь на телефоны, на внешние воздействия, на разговоры. Ко мне никогда в день игры никто не приходит - ни на базе, ни тем более в гостиницах. Избегаю общения.

- Запамятовал, вас футболисты качали после чемпионства?

- Качали. Чуть бумажник не потерял.

Помимо статей, в нашей спортивной библиотеке вы можете найти много других полезных материалов: спортивную периодику (газеты и журналы), книги о спорте, биографию интересующего вас спортсмена или тренера, словарь спортивных терминов, а также многое другое.

Социальные комментарии Cackle