Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Популярное

01 Июля 2015 Журнал "Самозащита без оружия"

Виды спорта: Рукопашный бой

Рубрики: Персоны, Профессиональный спорт

Взрывная сила

Сергей Астахов (фото Влада Волкова)

Сергей Астахов (фото Влада Волкова)

Рукопашный бой, как и самбо, — отечественное единоборство, которое изначально формировалось для нужд армии и силовых структур. Однако если самбо уже в 30-е годы стало массовым гражданским видом, рукопашный бой длительное время развивался в ведомственной среде, а соревнования носили закрытый характер. Мы решили узнать у президента Международной федерации рукопашного боя Сергея Астахова, как сегодня происходит знакомство широкой публики с этим российским единоборством. 

Сергей, на сайте вашей федерации написано, что рукопашный бой — это не только единоборство, но и система нравственной подготовки человека. В чем заключается эта подготовка?

 — Существует устойчивое мнение, что все единоборства пришли с Востока, а там любое искусство, в том числе и боевое, связано с философией, различными психопрактиками. Когда рассказываешь о рукопашном бое где-нибудь в США или Перу, то первый вопрос, который слышишь: «В чем философия рукопашного боя?» На что я отвечаю: «Он помогает готовить защитников Отечества». Получается, у них философия, а у нас нравственность? — На Востоке развит культ сэнсэя, который существенно влияет на характер отношений между тренером и его учениками. В России, чтобы учить, нужно не только показывать мастерство на татами и обладать определенными моральными качествами, но и демонстрировать их в обычной жизни. Сегодня многие понятия стали неустойчивыми, мир состоит из полутонов, но именно тренер должен уметь различать черное и белое. И тогда он становится уважаемым наставником. 

А вы в своей деятельности уделяете внимание этой человеческой составляющей?

 — Разумеется, мы обращаем внимание на поведение учеников, рассматриваем их проблемы. Мы не допускаем конфликтов, оскорблений, настаиваем на уважительном отношении друг к другу. Зачастую тренеры по рукопашному бою — выходцы из системы безопасности и правопорядка, поэтому в них уже заложены правильные модели поведения. К тому же многие прошли через горячие точки и понимают, что такое настоящие жизненные ценности. 

Когда и как началось становление рукопашного боя?

 — Рукопашный бой появился в конце 70-х годов прошлого века, когда в нашей стране получили популярность восточные виды единоборств, особенно карате. В 1978 году руководство КГБ СССР приняло решение (был подписан соответствующий указ), что неотъемлемой частью подготовки сотрудников организации должна стать прикладная система рукопашного боя. Взяли все самое лучшее из различных боевых искусств, в первую очередь из самбо и карате. В принципе единоборства отличаются друг от друга деталями, поэтому основные новшества были именно в системе подготовки, тестирования и применения. Базовые основы в системе подготовки сотрудника КГБ и МВД таковы, что нужно уметь защититься, задерживать преступника и доставлять его в участок для разбирательств. В этом принципиальное отличие от армейского рукопашного боя, где противник — это сила, которую нужно уничтожить. 

И первый названный вами вариант рукопашного боя стал основой для вида спорта «рукопашный бой»?

 — Да, абсолютно верно. В СССР его ввели сначала только как элемент подготовки спецчастей КГБ и МВД, но затем стали обучать всех сотрудников. В Российской Федерации рукопашный бой сохранился как система тестирования: сдача первого тура приравнивается к сдаче квалификационного экзамена, в который входит пять вводных задач. Проходит он так: один боец исполняет роль сотрудника органов, второй — нападающего правонарушителя. «Преступник» по команде берет билет и атакует описанным там способом: с оружием или без, берет захват или как-то еще. «Сотрудник» должен отразить нападение с применением правил рукопашного боя, совершить задержание и продемонстрировать конвоирование. 

А эти навыки входят и в систему подготовки спортсменов?

 — Безусловно. Если спортсмен хочет принять участие в соревнованиях за звание мастера спорта, он должен сдать квалификационный тур. Это позволяет оценить его уровень: готов ли он к контактному бою. У нас в возрастных категориях до 18 лет запрещены нокауты и нокдауны, есть ограничения в партере на болевые и удушающие приемы. 

Но после 18 эти ограничения снимаются. «Гильотину» можно делать?

 — Удушающие разрешены, но нельзя скручивать шею и растягивать позвоночник. Такие же ограничения, как в других видах спортивной борьбы — самбо и дзюдо. 

Но не в боевом самбо?

 — Боевое самбо, на мой взгляд, ближе к сегменту ММА, чем к любительскому спорту, особенно в той версии, которую пропагандирует Илья Ципурский. В боевом самбо есть странные правила. Например, удары в пах, значительная часть ударов не оценивается. Получаются причудливые сюжеты. Допустим, если одному сопернику удалось бросить другого на четыре балла, то сколько бы второй на протяжении поединка ни попадал ему в голову, победит первый. А зрители недоумевают: победитель представляет собой сильно избитого человека на фоне проигравшего. 

Там оцениваются только нокдауны и нокауты…

 — А удары не оцениваются. В этом перегиб. 

Я думаю, что боевое самбо будет гуманизироваться.

 — И тогда получится рукопашный бой. Например, последний чемпионат МВД по боевому самбо проходил в перчатках для рукопашного боя, организаторы ввели запрет на травмоопасные приемы. То есть сделали рукопашный бой, смягчили самбо.

 Каждое боевое искусство занимает определенную нишу. Бразильское джиу-джитсу специализируется на партере, продвигается через клубы. В кикбоксинге можно научиться бить руками и ногами. Спортивная борьба — это атлетизм, дзюдо — олимпийский вид. А какова ниша рукопашного боя? На что вы претендуете?

 — На наш взгляд, рукопашный бой выгодно отличается правилами проведения соревнований. Во всех единоборствах бьют и бросают, а отличаются они правилами. Так вот, у нас оптимальный баланс борцовской и ударной техник. Если, допустим, спортсмен с борцовской техникой придет выступать в рукопашный бой и столкнется с боксером, то в принципе шансы у них будут равны. Система оценки позволяет и тому, и другому набирать баллы. Результат будет зависеть от того, кто лучше владеет своей техникой. Хотя практика показывает, что борец имеет чуть больше шансов, так как свалить противника с одного удара сложно, а борец входит в клинч и переводит поединок в партер. У нас присутствуют также ограничения по времени: на переход от захвата в стойке для перевода в партер и далее в партере на начало технического действия дается всего пять секунд, а на его реализацию — 20 секунд. Отсюда динамичность, большое количество бросков и отсутствие возни. У нас запрещены лоукики, удары ногами разрешены только выше пояса. Где присутствуют лоукики — там долбежка, на которую, с одной стороны, неинтересно смотреть, а с другой — она еще и крайне травмоопасна. Наши правила позволяют показать красоту вида спорта — удары, броски, болевые и удушающие. 

В партере можно крестить ноги за спиной атакующего?

 — Взрослым можно, но в зависимости от того, что ты делаешь в этот момент руками. Если схватил за шею руками, а ноги ­скрестил и тянешь ногами в одну сторону, а руками голову в другую, то ты растягиваешь позвоночник — этого делать нельзя.

 А кто ваша целевая аудитория?

 — В первую очередь это люди, связанные с правоохранительными органами и системой безопасности и правопорядка. Сам подход, методика, поединки интересны служащим, людям в погонах и их семьям. Учитывая, что вид спорта достаточно жесткий, но не жестокий, вряд ли он привлечет людей кровожадных. 

А домохозяйки входят в вашу аудиторию?

 — Они, как правило, смотрят то, что им показывают. Если у нас будет возможность выходить в эфир, то им будет интересно. Ход боя понятен интуитивно, к тому же судья комментирует, за что дали оценку. Нет такой закрытости, как, например, в любительском боксе. 

В спортивном самбо тоже непросто разобраться.

 — Да, там очень сложно. Я был в последний раз на Кубке президента, где в финал вышли спортсмены из России и Белоруссии. Ребята — красавцы, богатыри, и вот они согнулись буквой «г» и проходили так все поединки, бросок был только в одной схватке. Это не говорит о том, что спортсмены плохие, а скорее о том, что все равные. Насколько сильна борьба самбо, настолько, к сожалению, ее неинтересно смотреть обыкновенному зрителю. 

У вас такого не бывает, что поединок проходит с нехваткой технических действий?

 — Не бывает, на картинке мы очень динамичные и понятные — это и телевизионщики говорят. Скоро будут введены небольшие изменения в правилах, чтобы немного облегчить участие для иностранцев. Дело в том, что у нас слишком строгая оценка за выход из зоны, даже в самбо, пока не вышел двумя ногами за ковер, не засчитывают. У нас же первый выход — это замечание, второй — предупреждение и балл противнику, третий — второе предупреждение и два балла противнику, четвертый — свободен, проиграл. Одними выходами можно проиграть, но наши ребята привыкли и хорошо чувствуют поляну, а ребята из других стран, которые только вникают в правила, плохо ориентируются в границах ковра. Мы оставим замечания и потом будем начислять по баллу, но проигрышем наказывать не будем. Сегодня развитие вида спорта во многом зависит от того, будет ли он понятен и принят женщинами. Особенно в Европе. 

Чем рукопашный бой может быть интересен женщинам?

 — Системой самообороны, то есть нашим первым квалификационным туром. Когда мы говорим, что философия рукопашного боя — это подготовка защитника Отечества, то речь идет и о защите более слабого, и самого себя. Недавно ко мне в зал зашла девушка из Великобритании по имени Хелен. Она занималась раньше тайским боксом и хотела продолжить тренировки. Я ей ответил, что у нас только рукопашный бой. Она стала расспрашивать, что это такое, заинтересовалась и попросилась заниматься. Она работает преподавателем английского, и мы с ней выучили самостраховку, освобождение от захватов, обхватов, броски и объединили все это с ударной техникой, которая у нее уже была неплохо поставлена. И ей занятия очень понравились. Но вообще в процентном соотношении мужчин и женщин в рукопашном бое — примерно 80 к 20. 

Получается, рукопашный бой — один из немногих борцовско-ударных видов спорта в России, доступных для женщин. Это преимущество!

 — Да, но надо понимать, что рукопашный бой — молодой вид спорта, и мы все-таки нацелены на его развитие как спорта высших достижений и уже вышли на тот уровень, когда проводим чемпионаты и первенства мира, Европы, Азии. У нас уже три чемпионата мира прошло, хотя международная федерация была зарегистрирована в 2006 году. Первым соревнованием, которое мы провели, была матчевая встреча Россия — США в 2008 году, с этого и начался спортивный этап международной федерации. А до этого не было ни международников, ни заслуженных мастеров спорта по рукопашному бою. Сегодня в федерацию входит больше 40 стран. 

Рукопашный бой находится в реестре с 1985 года, а вы называете его молодым, почему?

 — В начале он был зарегистрирован как служебно-прикладной вид спорта. А это означает, что соревнования проходили только в системе «Динамо», министерствах и ведомствах. Звание «Мастер спорта» давали за ведомственные соревнования. После развала СССР границы стерлись, все стало доступно, спортсмены-рукопашники смогли набирать в свои секции граждан, спорт стал широкодоступным. Сначала была создана Федерация правоохранительных органов, затем она была переоформлена в Национальную федерацию рукопашного боя, и только в 2000 году появилась Общероссийская федерация рукопашного боя. Однако в 2005 году вышел новый закон о спорте, где появились дополнительные требования к тем организациям, которые претендуют на статус общероссийских: иметь только региональные отделения оказалось недостаточно, общероссийская федерация должна быть частью международного движения. К тому моменту у нас уже было около 1500 спортсменов, выполнивших мастера спорта, и у них не было дальнейшего роста, они уходили в другие боевые искусства, шла потеря кадров. Эти факторы и подтолкнули нас развивать рукопашный бой на международном уровне. 

Какова стратегия развития Международной федерации рукопашного боя? Вы открываете клубы, учите тренеров?

 — Да, обязательно. Мы проводим семинары, помогаем готовить тренеров. Но мы не только учим людей с нуля, а также приглашаем готовых спортсменов из других единоборств (джиу-джитсу, самбо и т. д.), которые видят для себя интерес в рукопашном бое. Специфика рукопашного боя позволяет подготовиться в самом щадящем варианте для любого вида единоборств: успешный рукопашник может выступать в боях без правил и не только. Но при этом те, кто не ушел в профессиональные направления, сохраняют здоровье. 

Вы остаетесь в сегменте любительского спорта?

 — Да, мы не обещаем: приходи, заплати, мы тебя научим, а потом ты заработаешь денег в боях без правил. Мы склоняем к иным вещам — становитесь сильнее, умейте себя защищать, имейте спортивные звания, продолжайте заниматься. У нас нет цели профессионализации бойцов. Мы формируем такое понимание, что если я сильный, то я в любом оппоненте вижу такого же сильного противника. Поэтому нужно найти точки соприкосновения даже в спорном диалоге. Не задавить, а договориться, прийти к взаимовыгодному консенсусу. Психология коммерческого ринга все-таки формирует в людях жестокость. И она ретранслируется в общество. 

Спортсмены выступают в кимоно?

 — В правилах написано — «костюм рукопашного боя». Он аналогичен кимоно. Зачем придумывать что-то новое, если эта форма оптимально подходит для единоборств? У нас оно не такое тонкое, как в карате, и не такое толстое, как для дзюдо. Оно не рвется, но при этом мягкое, в нем удобно наносить удары. Для занятий и соревнований не нужно покупать специальную экипировку, за исключением перчаток, которые нужного качества производят только в России. Мы говорим: все, что вам требуется для рукопашного боя, — это только вы сами, ваше желание и навыки. 

А ваши перчатки отличаются от других?

 — По размеру они похожи на боксерские — 10–12 унций. До 75 кг мы используем 10-унциевые перчатки, свыше 75 кг — 12-унциевые. Но при этом пальцы открытые, что позволяет делать захват. Мы позиционируем доступность в правилах, в униформе. Мы говорим, что рукопашным боем может заняться любой — и новичок, и спортсмен из любого вида единоборств. Кто такой мастер спорта по рукопашному бою? Это человек, который боксирует на уровне к. м. с., борется по правилам дзюдо или самбо на уровне к. м. с. и бьет ногами на уровне к. м. с. по карате, кикбоксингу или тэйквондо. Сложив все эти техники, спортсмен может стать мастером спорта по рукопашному бою. И если раньше было четко видно, из какого единоборства пришел человек, то теперь уже сложился класс рукопашников. Даже дети бьют, входя в клинч, и делают броски, продолжая работу в партере. Наши правила формируют навык перехода от одной техники к другой. Это и мозги стимулирует, и учит быстро принимать решения. Даже в жизни, допустим, в драке на улице, умение быстро принимать решения и менять технику — тоже преимущество. 

Кто развивает рукопашный бой за границей?

 — Например, Европейскую федерацию рукопашного боя возглавляет Иржи Вондрачек. Он серебряный призер чемпионата мира по ушу, пять лет учился в китайском университете, знает много языков, русский в том числе. Одно время он возглавлял Федерацию ушу в Чехии, но затем проникся рукопашным боем, часто приезжает к нам, у него есть свой клуб в Чехии. 

А как называется рукопашный бой на английском?

 — Hand-to-hand fighting. Это название было выбрано неслучайно: еще в Первую мировую войну, когда британские солдаты переходили в рукопашную схватку, они описывали свои поединки как hand-to-hand fighting. Наш рукопашный бой тоже вырос из таких поединков. 

Где он развит больше, кроме России?

 — Во всех бывших союзных республиках, особенно в Казахстане, Узбекистане, Таджикистане. У нас схожие системы подготовки, общие традиции, понимаем друг друга без переводчика. Рукопашный бой развит также в Болгарии, Румынии, Чехии, США, Перу. В прошлом году мы провели Кубок мира в Перу, в Лиме, где федерация пополнилась десятью новыми южноамериканскими членами. Они любят Россию — выступают и по самбо, и по рукопашному бою. В федерацию входит более 40 стран, но не все могут участвовать в каждом турнире, особенно спортсмены из южноамериканских стран. Летом мы полетим в Панаму: местная федерация хочет взять на себя проведение крупного международного турнира. 

Недавно же состоялся последний чемпионат мира? Как вы его оцениваете?

 — Да, он прошел 18–19 апреля в «Крылатском». Больше всего наград завоевала российская сборная, неплохо показали себя спортсмены из Казахстана, Узбекистана, Чехии, Болгарии, США, Белоруссии, Таджикистана. Из Ирана интересная команда приехала. Мне понравился турнир — обстановка была очень дружелюбная. Мы себя ощущаем как одна семья, я доступен для любого спорт­смена из любой страны. 

Как вы оказались в рукопашном бое?

 — Я пришел в карате в 15 лет, до этого занимался плаванием и водным поло. Но тогда, в конце 80-х, в Москве эта секция карате, которую вели бывшие военные, уже напоминала рукопашный бой. Потом я попал в легендарную команду клуба «Защита» на Цветном бульваре, моим тренером был Юрий Викторович Кутырев. А когда я поступил в юридический институт МВД, то начал выступать и обучать именно рукопашному бою под руководством Евгения Петровича Супрунова и Евгения Ивановича Свалова. После окончания вуза остался преподавателем на кафедре: сначала был играющим тренером, а потом в связи с травмами прекратил выступать. Ушел в Центральный совет «Динамо» сначала на должность заместителя Центра рукопашного боя, а потом стал им руководить. То есть я постоянно был рядом с Федерацией рукопашного боя, всегда занимался развитием этого вида спорта. Во время службы в разведке готовил спецназ. 

Это был какой-то более жесткий вариант рукопашного боя?

 — В базе одно и то же, но там еще добавляется владение оружием, появляется задача при необходимости полностью нейтрализовать противника, то есть ликвидировать. 

И тем не менее вы избегаете эпитета «самый убийственный вид спорта». А ведь люди на это покупаются!

 — Я верю в Бога и считаю, что человек рожден не для того, чтобы уничтожать себе подобных. Мир сложен, многогранен, не все ведут себя честно, правильно, поэтому человек должен уметь себя защищать. Когда ты защищаешь интересы государства, то обязан выполнять приказы и функции, которые на тебя возложены. Но это совсем другое. Решение боевых задач не ставится под сомнение, а в жизни гуманизм должен быть превыше всего. 

Зачем вам понадобилось финансовое образование?

 — В РАГСе был акцент на вопросы государственного управления, а финансы лишь прилагались. Мне была интересна сфера управления крупными государственными муниципальными образованиями, так как я понимал, что служба закончится, и нужно будет двигаться дальше. 

Какова практическая ценность вашей диссертации?

 — Диссертация была посвящена скоростно-силовой подготовке. Поединок спортсмена-рукопашника составлен из взрывных элементов. Что такое скорость? Это ускорение, которое происходит в режиме до пяти секунд. Что такое сила? Это действия, которые происходят за 30 секунд. Весь поединок укладывается в эти рамки — от пяти до 30 секунд, когда совершается скоростно-­силовая работа. Максимальную силу мы применяем в максимально короткие промежутки времени. И для этого режима необходима особая подготовка тела. Об этом я писал диссертацию под руководством двух научных руководителей: Александра Ониковича Акопяна и Сергея Юрьевича Телюнькова. По сути мы разрабатывали методику подготовки рукопашников, которую сегодня используем в работе. В общих чертах предложенная система подготовки позволяет совмещать в одной тренировке и развитие качеств, и отработку, и перенос развитых качеств на специфику, на применение. Тренировка помимо разминки и заключительной части делится на две составляющие: сам скоростно-силовой комплекс, который развивает качества, и второе — специфика: работа на лапах, в паре, отработка бросков. Организм получил силовую нагрузку, но в мышечной памяти не осталось ощущения работы со штангой и утяжелениями, а сохранилась только специфика. Мы используем эту методику на сборах, а недавно, например, помогали в подготовке спецназа Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков: показывали им этот комплекс. 

У вас есть социальные проекты?

 — Если брать Общероссийскую федерацию, которой руководит Валерий Иванович Харитонов, то все 70 региональных отделений работают с детьми из неблагополучных семей и детских домов: дают им возможность выезжать на соревнования. В Москве мы сотрудничаем с детскими домами. На основную базу по рукопашному бою в «Крылатском» приезжают ребята из местного детского дома, тренируются бесплатно, мы предоставляем экипировку. Предлагаем ребятам альтернативу, чтобы они увидели, кем они могут стать. У нас есть парень, Виталий Макаров, двукратный чемпион мира в весе 65 кг, чемпион Европы. Так вот, он воспитанник детского дома, окончил Голицынский пограничный институт. Родом из Смоленска, у него была большая семья, но родители погибли, а он попал в детский дом. Вырос хорошим спортсменом, благодаря рукопашному бою получил звания, титулы, посмотрел мир. Когда он приходит в детский дом, ребята видят: успешный человек, семья, служба. Это прекрасный пример для них. 

Каковы цели вашей федерации?

 — Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Цель максимум — стать олимпийским видом спорта. Рукопашный бой на текущий момент соответствует требованиям МОК по безопасности и зрелищности. Цель минимум — развиваться. Мы пока не присутствуем в Африке и Австралии, в ближайший год будем исправлять ситуацию. Планов много, но сковывают финансовые ограничения. Хотелось бы, чтобы государство обратило внимание на наш вид спорта, пока он развивается скорее вопреки, чем благодаря. При этом у нас уже 70 региональных отделений в России и более 40 в мире. Какой еще вид спорта так динамично развивается при минимальной поддержке? Легко прижиматься к движению, которое развилось где-то за границей, сложно предложить миру свой вид спорта. Мы представляем рукопашный бой в мире как часть культуры России, провели уже три кубка мира в Филадельфии, где играли гимн России, поднимали национальный флаг. Растем, появляются новые люди, которые помогают федерации. Недавно создали Попечительский совет Общероссийской федерации, они включились, помогают.  

Сергей Александрович Астахов 

Родился в г. Москве 17 августа 1974 г. 

1989–1992 — среднее профессиональное техническое училище № 148 по специальности «Наладчик станков и манипуляторов».

1992–1996 — Московский юридический институт МВД РФ, курсант. 

1996–1998 — Московский юридический институт МВД РФ, преподаватель кафедры специальной физической и боевой подготовки.

1998–2000 — Центральный Совет Всероссийского физкультурно-спортивного общества «Динамо», возглавлял Центр рукопашного боя, старший инспектор-методист. 

2000–2005 — СВР России. 

В 2002 г. по окончании аспирантуры во Всероссийском научно-исследовательском институте физкультуры и спорта защитил кандидатскую диссертацию по теме «Технология планирования тренировочных этапов скоростно-силовой направленности в системе годичной подготовки высококвалифицированных единоборцев (на примере рукопашного боя)». 

В 2006 г. окончил Российскую академию государственной службы при Президенте РФ по специальности «Государственное и муниципальное управление», специализация «Финансы, налоги и кредит». 

С 2000 г. ­— первый вице-президент Общероссийской федерации рукопашного боя (ОФРБ). 

С 2006 г. — Президент Международной федерации рукопашного боя (Hand-to-Hand Fighting Sport International Federation — HSIF).

 Имеет ведомственные награды. Мастер спорта России по рукопашному бою. Чемпион и призер многих общероссийских и международных чемпионатов и турниров по рукопашному бою и карате. К. м. с. по водному поло. 

Женат, воспитывает троих детей.

Помимо статей, в нашей спортивной библиотеке вы можете найти много других полезных материалов: спортивную периодику (газеты и журналы), книги о спорте, биографию интересующего вас спортсмена или тренера, словарь спортивных терминов, а также многое другое.

Социальные комментарии Cackle