Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Популярное

Виды спорта: Горнолыжный спорт

Рубрики: Профессиональный спорт, Персоны

Автор: Настенко Георгий Валентинович

Владимир Макеев: Путь к пьедесталу Кубка мира

Владимир Макеев: Путь к пьедесталу Кубка мира

Владимир Макеев: Путь к пьедесталу Кубка мира

Мастер спорта СССР международного класса, 12-кратный чемпион СССР, четырехкратный победитель спартакиад народов СССР, трехкратный призер этапов Кубка Мира в скоростном спуске и комбинации Владимир Макеев рассказывает о своем пути в горных лыжах.

Мои занятия горными лыжами начались с Черданцева. Молодой тогда еще Геннадий Васильевич Черданцев специально приехал из Москвы в Междуреченск, чтобы поработать с детьми, набраться тренерского опыта. А я в раннем детстве о горных лыжах и вообще о лыжах поначалу даже и понятия не имел. В Междуреченске во дворах более популярны были фубол и хоккей. Я записался в горнолыжную секцию осенью 1968 года. Но поначалу у меня не получался поворот. И вот на первых моих тренировочных сборах в Саянах, летом 1969 года, Черданцев жестко сказал: «Или ты выполняешь это упражнение, или мы перестаем вместе работать». Я поплакал, потом подумал... И в конце концов это упражнение выполнил правильно. Дальше все стало получаться. И карьера пошла по восходящей.

Сейчас те сложности я объясняю просто. С декабря по апрель я непрерывно катался на лыжах, а с мая по июль занимался только общефизической подготовкой. Из-за перерыва некоторые навыки скольжения утратились. Уже потом, много лет спустя, когда пришел опыт, я научился довольно быстро их восстанавливать - в течение одной недели. Но в детском возрасте это была серьезная проблема. Там же, на Ивановском леднике в Саянах, прошли летние соревнования среди спортшкол. Там я выиграл свою первую медаль - она была деревянной. Из бруса напилили медалей, и механик нашей школы Иван Илларионович очень красиво их разрисовал.

Тренер должен понимать, что по силам его спортсмену, а что нет. Есть ребята, очень быстрые и сильные. Есть сильные, но медлительные. Или наоборот. Также тренер должен предугадывать, кому из его воспитанников по силам достичь определенных вершин, а кто в принципе на это не способен. Черданцеву  это удавалось. Довольно быстро его ученики добились успехов и поднялись дс уровня национальной сборной. Но потом прогресс пошел не у всех

Родился 11 сентября 1957 года в поселке Сява Горьковской области. В 1978 году окончил факультет физической культуры Кемеровского государственного университета. Владимир Макеев - первый наш соотечественник, ворвавшийся из «горнолыжного захолустья» в мировую элиту. Уже после него побеждали на этапах Кубка мира Александр Жиров, Валерий Цыганов, завоевывала олимпийское «серебро» Лиллехаммера-94 Светлана Гладышева.

Самыми успешными сезонами в биографии считает 1978/79 и 1981/82.

С Черданцевым я работал с 1968 по 1974 годы1. Окончив школу в Междуреченске, я поступил в кемеровский университет на факультет физвоспитания. Главным тренером сборной Кемеровской области был Виталий Игоревич Глухих. Его хорошо знали по всей стране - несколько лет он проработал в сборной СССР. Мы1 пришли к нему вместе с Авдеевым и Романовским. Тогда же нас включили в расширенный состав сборной СССР. Если в Междуреченске мы больше работали над техникой, то теперь акцент сместился на скорость, силу, выносливость, даже сверхвыносливость. Часто бывает так, что в детской школе все идет гладко, и спортсмены сначала думают, что у них и дальше так будет продолжаться. У меня был момент, когда я хотел уже бросить спорт, организм не всегда справлялся с нагрузками. Но сейчас я понимаю, что тогда тренер закладывал базу, на которой могла строиться дальнейшая работа по выходу на международный уровень.

Второй для меня переломный этап в карьере - когда мы, несколько ребят из областной команды, перешли в команды всесоюзные - «Буревестник», «Динамо», ЦСКА. Я после трех лет учебы в институте попал в ЦСКА к Виктору Ивановичу Тальянову. Меня поразило его отношение к тренировочному процессу и строжайшая дисциплина. Причем дисциплина была на первом месте. Поначалу было тяжело. Уже позже я понял, что его система тренировок напоминала австрийскую. На место в сборной Австрии постоянно претендовали 45-50 человек, и шел жесткий отбор, которого многие не выдерживали - их не приходилось отчислять, сами уходили. Так же и у Тальянова в ЦСКА постоянно тренировались человек 25. Взлетевшую «звезду» он загружал работой, чтобы1 выяснить: случайно ли человек стал звездой - тогда его путь в спорте будет коротким, или же справится с нагрузками и станет еще сильнее. При том, что у Тальянова была жесточайшая дисциплина, самым талантливым и особенно трудолюбивым он порой прощал вольности, если это не ухудшало обстановку в команде. Например, позволял выпить пива. Ведь когда человек находится в максимальном тонусе, то, чтобы восстановиться после серьезных нагрузок, порой недостаточно только лечь на койку, почитать книгу и посмотреть телевизор. К тому же он знал, на чьи вольности можно закрыть глаза, а к кому применить санкции.

Тальянов заложил мне фундамент - соблюдение дисциплины, уважение к своему делу, терпение и... надежда на будущие хорошие результаты. Порой случалось, что я возвращался с тренировочных сборов и думал: больше не смог тренироваться в таком режиме, лучше вообще бросить спорт. Но проходила неделя, и я начинал скучать по тренировкам. И даже угнетала мысль: соперники работают, а я сижу без дела.

После пребывания в команде Тальянова я, как и любой другой мужчина, прошедший армию, стал взрослее, стал лучше понимать смысл жизни. Убедился: горные лыжи - не только сахар, который тебе кладут в рот, но порой и горечь, которую надо перетерпеть. Но эта горечь потом дает результаты и становится сладостью.

К 20-21 году определилось, что я лучше выступаю в длинных дисциплинах. Когда мне было 16 лет, я не понимал, как это можно вылететь с трассы слалома. Но потом для достижения результатов приходилось двигаться все быстрее, действовать на трассе все рискованнее, и в погоне за быстрыми секундами мне приходилось все чаще сходить с трассы. В итоге я перешел на скоростной спуск. Чувство страха у меня на скоростном спуске появлялось обычно после падения. Оно в определенной мере присуствует в душе большинства горнолыжников. Но по мере привыкания к скоростным трассам о страхе уже не думаешь и каждый раз стараешься выжать все возможное в плане скорости и экономии долей секунды.

Следующим мои этапом была сборная страны, которую возглавлял Леонид Тягачев. Это очень общительный, обаятельный человек. Он хорошо был знаком с австрийцами, изучил их работу. Они же подтолкнули его к мысли о том, что если хочешь выбиться в лидеры, то не только должен использовать опыт ведущих спортсменов и лучших сборных, но и придумать что-то свое. Именно Тягачев ввел в практику две тренировки е день на снегу и еще плюс тренировку по ОФП. На плато Лаго-Наки или на Камчатке мы вставали в 5 утра, с 6 до 10 находились на склоне, а в 15.00, после обеда и отдыха, снова шли на тренировку - по ОФП. С 17.00 до 19.00 у нас проходила вторая тренировка на лыжах. Прорыв произошел за счет увеличения объема работы - во-первых. И второе - собралась команда, поверившая, что можно с успехом противостоять горнолыжной элите. Когда победителями этапов Кубка мира стали Цыганов и Жиров, призерами - супруги Андреевы, я и Реус-Кедрина, то и мировые лидеры начали к нам присматриваться. До них дошла информация, что русские проводят больше других времени на склонах. И ведущие горнолыжные державы тоже ввели в свою практику тренировки два раза в день на снегу. Конкуренция в мире еще больше возросла.

После завершения спортивной карьеры Владимир Макеев работал старшим тренером-преподавателем Кемеровской школы высшего спортивного мастерства, сотрудником Московского центра спортивной подготовки, старшим тренером мужской сборной команды СССР, главным тренером сборных команд России по горнолыжному спорту.

За год до Олимпиады 1980 года, на этапе Кубка мира, мы проехали олимпийскую трассу Лейк-Плэсида. Немного изучили ее и в течение года старались моделировать параметры этой трассы на европейских и советских склонах. Особенность ее заключалась в очень крутой верхней части с крутыми виражами. Вторая половина была относительно пологая. Проектировщики спланировали трассу так, что она немного напоминала известные европейские - например, в Валь д'Изере. В 1980 году еще сохранялась тенденция ориентироваться на те страны, чьи спортсмены имели мало опыта крупнейших турниров на сложных трассах. В те годы на Олимпийских играх, в том числе и на трассах скоростного спуска, выступали горнолыжники-аутсайдеры. По 4 участника могла выставить и Австрия, и любая африканская страна. Это уже потом ввели довольно жесткий отбор по уровню квалификации.

При подготовке к Олимпиаде спортсменов и тренеров мало спрашивали об их пожеланиях, и наши выезды на серьезные трассы ограничивались материальными и техническими возможностями. Тренировались мы в Киргизии на леднике Ала-Арча, в Приэльбрусье. Еще учитывался тот фактор, чтс в Америке снег, по сравнению с Европой, менее влажный и менее насыщенный.

В олимпийскому году у меня случилась травма - я повредил плечо и мениск. Так что мою подготовку к Играм нельзя назвать полноценной. У Цыганова все шло относительно благополучно: на многих официальных и тренировочных стартах он входил в шестерку лучших в мире. Но на самой Олимпиаде ему преподнесли неприятный сюрприз: сервисмен фирмы Rossignol Ханс Мюллер в последний момент отдал лыжи Цыганова, которые на тренировочных стартах ехали лучше других, американцу Паттерсону. В результате американец занял пятое место, Цыганов - восьмое, хотя на всех предыдущих стартах уверенно выигрывал у него.

Аналогичная ситуация, кстати, произошла и со мной спустя четыре года. На трассе скоростного спуска в Сараеве было довольно много крутых поворотов. Тот же Ханс Мюллер на тренировках предложил мне лыжи, которые очень хорошо скользили, и я показал третий результат. А потом пошел снег, тренировки перенесли. Когда погода улучшилась, я говорю Хансу, мол, давай те же самые лыжи, еще раз попробую. А он отвечает: эту пару увезли на фабрику. Но потом эти лыжи я увидел у одного из швейцарцев. В результате я проехал на других лыжах и занял 16-е место.

Помимо статей, в нашей спортивной библиотеке вы можете найти много других полезных материалов: спортивную периодику (газеты и журналы), книги о спорте, биографию интересующего вас спортсмена или тренера, словарь спортивных терминов, а также многое другое.

Социальные комментарии Cackle