Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Популярное

Виды спорта: Горнолыжный спорт

Рубрики: Профессиональный спорт, Правила и история

Автор: Быков Вячеслав

Саппоро–1972. Игры восходящего солнца

Саппоро–1972. Игры восходящего солнца

Саппоро–1972. Игры восходящего солнца

ЯПОНСКОЕ ЧУДО

ХI зимние Олимпийские игры проходили с 3 по 13 февраля 1972 года в японском городе Саппоро, столице острова Хоккайдо, и его окрестностях. Это северный остров японского архипелага, самый малонаселенный и заповедный: на его территории находится более двух десятков национальных парков. Из-за гористого рельефа и обилия снега зимой его называют «японской Швейцарией». Десять дней 1006 спортсменов из 35 стран боролись за 35 комплектов наград в 7 видах спорта.

Этого события японцы ждали очень долго, ведь они планировали провести Олимпийские игры еще в 1940 году, но помешала Вторая мировая война.

Выступая организаторами Игр, японцы мало рассчитывали на успех своих спортсменов, ведь за всю историю зимних Олимпиад они сумели завоевать лишь одну серебряную медаль. Основная цель сводилась к демонстрации социальных и экономических преобразований, которые произошли в Японии за послевоенные десятилетия. Поэтому в Саппоро было аккредитовано около 4000 журналистов со всего мира. На успех японцы особенно не рассчитывали, но надеялись на чудо. И чудо произошло: три японских спортсмена завоевали полный комплект наград в прыжках с 70-метрового трамплина – «золото», «серебро» и «бронзу». Первую золотую медаль зимних Олимпийских игр принес Стране восходящего солнца Юкио Касайя, вызвав ликование многотысячной толпы, наблюдавшей за соревнованием прыгунов с трамплина.

В отличие от Гренобля, в Саппоро все располагалось довольно компактно и, как вспоминали участники, очень уютно. Только трассы скоростного спуска, санного спорта и бобслея были построены в 30 километрах от города. А местом проведения технических горнолыжных дисциплин – слалома и слалома-гиганта – стала гора Тейне на юго-западе Саппоро.
Трассы скоростного спуска – мужская и женская – были проложены среди серебристых берез на склонах действующего, но не извергавшегося с XVIII века вулкана Энива, возвышающегося над озером Шикотсу. Их оснастили подъемником с двумя вагонетками, который имел пропускную способность 330 человек в час. В подготовке горы Энива к Олимпиаде было задействовано 15 000 человек и 850 бульдозеров, израсходовано 6 тонн взрывчатки. Уже через два часа после финиша последнего участника трассы были закрыты, а спустя всего лишь две недели по завершении Игр всю инфраструктуру – подъемники, вспомогательные помещения и т.д. – демонтировали и вывезли, на что ушло 2 миллиона долларов.

ДИСКВАЛИФИЦИРОВАН ЗА ПРОФЕССИОНАЛИЗМ

Олимпиада в Саппоро запомнилась громким скандалом, который не имел никакого отношения к безупречной организации соревнований японцами. Главным инициатором скандала стал президент Международного олимпийского комитета Эвери Брэндедж, всегда выступавший против коммерциализации Олимпийских игр. Журналисты подсчитали, что в предолимпийский год он 22 раза заканчивал свои пресс-конференции фразой: «А горнолыжникам вообще нечего делать на Олимпийских играх». Суть его претензий заключалась в том, что спортсмены-горнолыжники слишком явно рекламируют продукцию разных производителей инвентаря и одежды. В итоге был составлен «черный список» из 40 наиболее «провинившихся». Но единственный, кто пострадал из этого списка, был австриец Карл Шранц, один из ведущих на тот момент горнолыжников, трехкратный чемпион мира, призер Олимпийских игр, обладатель Кубка мира 1969 и 1970 годов. Большинством голосов (28 против 14) его лишили статуса любителя и отказали в праве участвовать в Олимпийских играх. Гнев Брэндеджа обрушился на Шранца как на самого, по словам президента МОК, «бесстыдного и болтливого».

Действительно, накануне Игр в Саппоро Шранц дал интервью американскому агентству «Ассошиэйтед Пресс», где, в частности, заявил, что если бы идеи президента МОК понимались буквально, то Олимпийские игры стали бы уделом только богатых. «Это в XIX веке только спортсмены-любители считались джентльменами, а все остальные – отбросами общества. В наши дни такой подход не соответствует велениям времени. На самом деле Олимпийские игры должны быть состязанием опыта, силы и скорости, и ничем больше».

Этот омрачивший великолепную японскую Олимпиаду скандал завершился довольно драматически. Шранцу пришлось раньше времени вернуться домой, где в венском аэропорту его встречала многотысячная толпа. Она на руках отнесла знаменитого спортсмена к ожидавшему его автобусу. Так закончилась спортивная карьера выдающегося горнолыжника, истинного тирольца, которого все-таки не смогли не сломить неудачи в Гренобле и Саппоро.
Несколько месяцев спустя на 73-й сессии МОК в Мюнхене 84-летний Эвери Брэндедж, возглавлявший МОК на протяжении 20 лет, объявил о своей отставке. Ушел защитник «истинного» кубертеновского любительства, ставивший под сомнение победы олимпийцев СССР и Восточной Европы и выступавший против участия в зимних Олимпиадах «профессионалов». Прошло еще полтора десятилетия, и в 1988 году МОК вручил Карлу Шранцу символическую медаль участника Олимпийских игр в Саппоро.

АННЕМАРИ VS МАРИ-ТЕРЕЗ

Сборная Австрии сначала приняла решение отказаться от участия в Играх, но Шранц официально заявил о невозможности взять на себя ответственность за то, что его товарищи по команде упустят свой шанс на успешное выступление на Олимпиаде. И австрийская команда осталась в Саппоро. Однако шок от несправедливого решения МОК явно парализовал австрийцев: из мужчин только Месснер смог завоевать бронзу в спуске, а неоспоримый лидер женского горнолыжного сезона 19-летняя Аннемари Прёлль осталась без вожделенного олимпийского «золота», заняв второе место в гиганте и спуске и пятое – в слаломе. Лишь в комбинации, идущей в зачет чемпионата, Аннемари оказалась первой.

А ведь в сезоне 1970/71 она сумела набрать рекордную сумму очков в зачете Кубка мира – 210 – и, естественно, рассчитывала на золотую медаль. Но в Саппоро скоростной спуск выиграла никому дотоле неизвестная 17-летняя швейцарка Мари-Терез Надиг. У Прёлль оставался шанс на победу в слаломе-гиганте, и она все еще не теряла надежды.

Женским соревнованиям по слалому-гиганту очень не повезло с погодой: из-за густого тумана и снегопада дальше вторых ворот на трассе ничего не было видно. Аннемари выступала под вторым номером и блестяще прошла трассу. Ее опасная соперница Рози Миттермайер (ФРГ) стартовала под девятым номером, но лучшего времени, чем у Прёлль, показать не смогла. Тем временем погода становилась все хуже, и казалось, что законная победа у Прёлль уже в кармане – больше претендентов на «золото» не предвидится. Но вот у стартовой калитки появляется все та же юная швейцарка Надиг. Казалось, она не очень-то и нервничает: жуя жевательную резинку, спокойно отряхивает маску от снега. Но именно она показала лучшее время и в слаломе-гиганте, не совершив на трассе ни одной ошибки. Аннемари едва хватило выдержки, чтобы не расплакаться.

После этой второй победы все внимание прессы переключилось на Мари-Терез, от нее стали ждать еще и третьей золотой медали, но в слаломе она упала. Свои успехи Надиг прокомментировала скромно: «И как же это я сумела выиграть у Прёлль?»

ФУКСЫ И ФАВОРИТЫ

В скоростном спуске у мужчин победил швейцарец Бернар Русси, выиграв у своего соотечественника Роланда Коломбена 0,24 секунды, а у австрийца Хайнриха Месснера – почти секунду. Впрочем, Русси изначально был кандидатом № 1 на победу: ни одного срыва за весь предолимпийский сезон, во всех соревнованиях Кубка он входил в первую пятерку. Завершив спортивную карьеру, в середине 80-х Бернар Русси занялся конструированием горнолыжных трасс. Сейчас он возглавляет Комитет по горнолыжному спорту FIS и является техническим советником FIS по проектированию трасс скоростного спуска. Один из его последних проектов – трассы для зимних Олимпийских игр в Сочи, на которых в этом году проходил этап Кубка мира по горнолыжному спорту.

Главным претендентом на победу в слаломе у мужчин был обладатель Кубка мира Густаво Тёни, воспитанник француза Жана Вюарнэ, чья победа в скоростном спуске на Олимпийских играх 1960 года стала уже легендой. 22-летний итальянец уже выиграл соревнования по слалому-гиганту. И теперь он отлично прошел трассу и ждал в финишной зоне выступления своих конкурентов.

Ничто не предвещало неожиданностей, пока свою попытку не начал никому неизвестный испанец Франсиско ФернандесОчоа. 21-летний студент из Мадрида, которого тренировал возглавлявший горнолыжную школу в Пиренеях отец, в первой попытке был быстрее всех. Вторую он все же проиграл Густаво Тёни, но поскольку Тёни отстал в первом заезде более чем на секунду, а во втором не отыграл и четырех десятых, то, к всеобщему удивлению, Очоа и стал олимпийским чемпионом в слаломе. Его золотая медаль оказалась первой и единственной за всю историю участия Испании в зимних Олимпийских играх. Стоит ли сомневаться в том, что на родине Франсиско встречали как героя.

ГОРНОЛЫЖНЫЙ СЕМЕЙНЫЙ ПОДРЯД

И нельзя не рассказать о семейных успехах американцев Кокрэн. Барбара Кокрэн стала олимпийской чемпионкой Саппоро в слаломе. Сразу же после победы ее поздравил брат Боб. Он имел такую возможность, поскольку тоже был в составе олимпийской сборной США. В семье Кокрэн были и еще члены, которые успешно выступали в горных лыжах на высоком международном уровне. Сестра Мэрилин стала по итогам сезона двенадцатой в общем зачете Кубка мира, а на чемпионате мира 1970 года в Валь-Гардене заняла 6-е место в слаломе и 3-е – в комбинации. Другая сестра – Линда – выступала на Олимпиаде 1976 года в Инсбруке и показала 6-й результат в слаломе и 12-й – в гиганте. Поистине олимпийская семейка!

В Саппоро в неофициальном командном зачете победила, завоевав 16 медалей (8 золотых, 5 серебряных и 3 бронзовых), олимпийская сборная СССР. Отличились «равнинные» лыжники и биатлонисты, хоккеисты и фигуристы. Лучшим достижением советских горнолыжников стал 24-й результат в слаломе Сергея Грищенко, проигравшего победителю Фернандесу-Очоа 0.13,40 секунды.

СОВЕТСКАЯ СБОРНАЯ: ВЗЛЕТЫ И НЕУДАЧИ 1970-ГО

Безусловно, советские горнолыжники настраивались на лучшее выступление. Результаты Олимпиады 1968 года в Гренобле, где лишь одна Ирина Турундаевская попала в двадцатку (19-е место в слаломе), в Спорткомитете посчитали недостаточными, и место старшего тренера осенью 1969 года вновь занял Юрий Сергеевич Преображенский. Он взялся готовить команду к чемпионату мира 1970 года в итальянской Валь-Гардене и к зимней Олимпиаде в Саппоро.

Сборная, в составе которой были Нина Меркулова, Светлана Исакова, Надежда Хальзова, Василий Мельников и Анатолий Тормосин, приехала в Валь-Гардену после месяца соревнований и пятидневного тренировочного сбора женской половины команды, который не был запланирован, но оказался следствием некоторых чрезвычайных обстоятельств.

В Бад-Гаштайне закончились соревнования на приз «Серебряный кувшин». Они были юбилейные – проводились уже в 25-й раз. На банкете по случаю этого торжественного события тренер женской части команды Виктор Тальянов чуть не потерял дар речи, узнав случайно от вице-президента Австрийского лыжного союза Франца Шёни, что через два дня в Бад-Кляйнкирххайме, куда для участия в женском этапе Кубка Европы направлялись теперь советские горнолыжницы (в соответствии с планом поездки, составленным в Спорткомитете), пройдут горнолыжные соревнования полицейских сил стран НАТО! Можно было себе представить, как в Москве восприняли бы появление советской команды под серпасто-молоткастым красным флагом рядом с главным противником стран Варшавского Договора.

Но Виктор Иванович быстро пришел в себя и сумел договориться о том, чтобы взамен «отмененного» этапа провести тренировочный сбор в местечке Ишгль, никому тогда неизвестном. Как оказалось, там недавно построили маятниковую канатную дорогу на плато, находящееся на высоте более 2000 м, и лучшее место для тренировок вряд ли можно было придумать. В итоге Тальянов на ратраке руководил постановкой тренировочных трасс, а жители маленькой деревушки во всем старалась угодить женской горнолыжной сборной Советского Союза.

В Ишгле, несмотря на 5 дней интенсивных тренировок, благодаря дружескому участию местного населения и отсутствию психологического давления со стороны более сильных конкуренток, девушки взбодрились. И на следующем этапе Кубка Европы в Хаусе, что в долине Эннсталь, Нина Меркулова и Надежда Хальзова заняли в спуске соответственно 4-е и 5-е места, а Василий Мельников, который не был в Ишгле, был лишь 15-м.

На этом подъеме девушки приехали на чемпионат мира в итальянскую Валь-Гардену, где на первом же старте – в скоростном спуске – Нина Меркулова показала 12-е время. К сожалению, других успехов у наших горнолыжников в Валь-Гардене не было. Возможно, результаты наших девушек на чемпионате мира 1970 года были бы существенно лучше, если бы перед началом чемпионата женский тренер Тальянов не был вынужден вернуться в Москву, уступив свое место в делегации приехавшему заместителю начальника управления зимних видов спорта Госкомспорта, горнолыжному куратору.

Помимо статей, в нашей спортивной библиотеке вы можете найти много других полезных материалов: спортивную периодику (газеты и журналы), книги о спорте, биографию интересующего вас спортсмена или тренера, словарь спортивных терминов, а также многое другое.

Похожие статьи

Социальные комментарии Cackle