Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Популярное

01 Октября 2007 Журнал "Московская легкая атлетика"

Виды спорта: Легкая атлетика

Рубрики: Персоны

Автор: Иванов Николай

Русский тренер на родине кенгуру

Русский тренер на родине кенгуру

Русский тренер на родине кенгуру


В 1985 году Александр Парнов прыгнул на 5.82 м, но в том же году Сергей Бубка впервые взял 6 метров, и все остальные советские шестовики оказались далеко позади. Закончив свои выступления в большом спорте, Парнов решил стать тренером и сделать так, чтобы его ученики совершили то, что не удалось ему самому. Однако судьба распорядилась так, что в бурные 90-е годы ему выпала возможность отправиться на тренерскую работу в Австралию, и сегодня он сумел стать одним из самых уважаемых и авторитетных специалистов, работающих в этой стране. Мы встретились с Парновым во время чемпионата мира в Осаке, куда он привез свою австралийскую команду шестовиков, и Александр с готовностью поведал о своей новой австралийской жизни.

— Сейчас я работаю в Перте в институте спорта Западной Австралии в должности старшего тренера по прыжкам с шестом. Одновременно являюсь тренером национальной команды шестовиков. Институт спорта есть в каждом австралийском штате, и меня пригласили в Перт, решив развивать прыжок с шестом, — рассказывает Парнов. — В Австралию приехал из Москвы в октябре 1996 года. Я любил свою тренерскую профессию. Но всецело отдавать себя ей тогда было очень сложно, заработная плата не позволяла обеспечивать всем необходимым семью. И многим тренерам приходилось заниматься еще и каким-то бизнесом помимо спорта. Одно время совмещал бизнес и спорт, но потом почувствовал, что надо делать выбор.

— Вы сразу отправились в Перт?

— Нет, сначала в Аделаиду, там получил приглашение от федерации легкой атлетики поработать с австралийскими прыгунами. А через два года переехал в Перт, где мне предложили вполне приемлемые условия для работы и даже согласились по моей рекомендации улучшить базу для прыжка с шестом.

— Долго ли пришлось привыкать к новым условиям работы и жизни в Австралии?

— Приехав в Аделаиду, я практически не знал английского языка, приходилось одновременно и работать и учить английский. Сначала занимался самостоятельно, потом стал посещать курсы. Приходилось нелегко, к языковому барьеру добавилась совсем иные культура, стиль жизни. Например, здесь атлеты не тренируются в праздники и выходные. Нужно было адаптироваться, понять, как здесь все устроено. К счастью, меня хорошо приняли, во мне увидели перспективного молодого специалиста. Когда приезжаешь в эту страну, сначала дают рабочую визу, по истечении определенного времени при поддержке заинтересованных организаций ее можно поменять на постоянное место жительства. Следующая стадия — принятие гражданства. Я его получил в 1999 году.

— Позволяет ли профессия тренера в Австралии достичь определенного материального достатка?

— Я сумел обеспечить своей семье уровень среднего класса и даже немного выше. В Австралии спорт пользуется большим почетом, и если ты успешно работаешь тренером, то достаточно хорошо зарабатываешь. Но не следует забывать, что во мне были особенно заинтересованы, так как шла подготовка к Сиднейской Олимпиаде.

— Трудно ли было решиться отправиться искать счастья столь далеко от родины?

— Когда я получил приглашение из Австралии, то обговорил это дело с моими учениками. Посовещавшись с женой, решили ехать, испытать себя. Двое моих подопечных согласились последовать за мной, чтобы продолжать тренироваться под моим руководством. Поначалу была идея использовать австралийскую погоду, тренировочную базу и продолжать выступать за Россию. Уехали за свой счет, со мной отправились москвич Виктор Чистяков и Дмитрий Марков из Белоруссии. Я продолжал работать со своими учениками, но одновременно шли занятия с большой группой австралийцев. Через полгода на чемпионате Австралии ребята из моей группы выиграли 6 медалей в разных возрастных категориях. И я смог убедить руководство легкой атлетики штата, что присутствие Дмитрия и Виктора в группе благотворно скажется на австралийский атлетах, которые увидят перед собой пример спортсменов мирового уровня, что поможет росту их спортивного мастерства. Легкоатлетическая федерация Австралии смирилась с тем, что в моей группе присутствовали двое иностранцев, а позднее к ним присоединилась еще и петербурженка Татьяна Григорьева.

— Закончил ли свои выступления Дмитрий Марков?

— Он завершил свою карьеру, имея личный рекорд 6.05 м, в марте этого года. На соревнованиях Гран-при Мельбурна состоялись его торжественные проводы.

— Как начались ваши занятия с австралийскими атлетами?

— Это был для меня новый вызов. Конечно, я думал и о благосостоянии своей семьи, но хотелось еще и испытать себя, узнать, смогут ли мои австралийские ученики достичь международного уровня. В группе было около 20 человек. Первой задачей было подготовить молодых атлетов, чтобы они выполнили норматив и попали на чемпионат мира среди юниоров, что удалось за полтора - два года. Со временем мою работу заметили в Федерации легкой атлетики Австралии, и ко мне обратились с просьбой взять шефство над лучшими прыгунами из других штатов. Это была более сложная задача. Я начал работать с атлетами по переписке, с их планами, а они приезжали ко мне на сборы. Лучшие из них подключались к моей группе и выезжали на соревнования в Европу. Команда тогда сложилась достаточно внушительная - Эмма Джордж, Татьяна Григорьева, Виктор Чистяков, Дмитрий Марков, Ким Хау, Пол Берджес, Стив Хукер.

— Что оказалось труднее всего в работе с австралийцами?

— Долго размышлял, каким образом их заинтересовать занятиями прыжком с шестом. В России не нужно было искать мотивацию. Но в Австралии все мои атлеты были из обеспеченных семей, и у них был большой выбор различных видов досуга и видов спорта. Они могли переметнуться в тот спорт, где результаты приходят быстрее, чем в прыжке шестом. Необходимо было их удержать, убедить, что результат придет, но нужно заложить для этого хорошую основу. Я понял, что мне нужно искать нечто особое, что затронуло бы их души. Пришлось даже заняться психологией. Шест требует кропотливой длительной подготовки, рассчитанной на пять — шесть лет, подводящей к достижению международного уровня. Но зато в Австралии много физически одаренных молодых людей, чему способствуют свежий, чистый воздух, пляжи, полноценное питание, диета богатая фруктами, лето, длящееся круглый год. Мне в первую очередь приходилось заинтересовывать прыжком с шестом родителей, а потом уж их детей. В России я не видел родителей многих моих учеников по пять лет. Но в Австралии очень важна их поддержка. Они привозят детей на тренировку, и после занятий я обязан с ними обменяться парой фраз о том, как складываются тренировки. Я должен создавать мотивацию родителей, которые внимательно следят за спортивными успехами своих детей. Такого не было в Москве. Некоторые родители бывают очень дотошными и даже считают количество прыжков, сделанных их чадами на тренировке. Они могут, например, спросить, почему их парень сделал 18 прыжков, а другой 21. И я объясняю, что их сын выглядел сегодня немного уставшим.

— Как чувствуют себя в Австралии ваши домочадцы?

— Моя 16-летняя дочь Виктория в июле стала чемпионкой мира среди девушек до 18 лет. При этом она была самой юной в команде. Решила заниматься прыжками с шестом после того, как я взял ее, 10-летнюю, на Олимпийские игры в Сиднее. На чемпионате мира среди юниоров в Пекине в 2006 году она заняла третье место, а ведь ей было тогда только 15 лет! Затем я взял ее на тур в Европу, и в Германии она прыгнула 4.40. Вторая дочка Елизавета, которой 13 лет, также прыгает с шестом. Выиграла чемпионат Австралии среди школьников 14-16 лет. Она уже прыгнула на 3.65, а это — высшее достижение для ее возраста.

— Вы растите целую команду!

— Мне приятно тренировать своих дочек, да и они рады побыть, пообщаться с отцом. Старшие с удовольствием занимаются прыжками, им интересно испытать себя в этой серьезной дисциплине. Но моя главная задача, чтобы они росли физически здоровыми детьми. Две других моих дочки — близняшки, им пока всего по три с половиной года. И они уже хватаются своими ручонками за шест. Но в будущем я все-таки хочу их ориентировать на гольф или теннис.

Моя супруга Надежда помогает мне, а когда я бываю в отъездах со взрослыми атлетами, она замещает меня, работая с группой юниоров. Надя училась в Австралии, чтобы получить тренерскую категорию и сегодня оказывает мне существенную помощь, работая по 2 часа три раза в неделю моим ассистентом. Но в основная ее обязанность — ведение домашнего хозяйства. Были моменты, когда мы нанимали няню. А сейчас некоторые родители наших учеников помогают, соглашаясь присмотреть за девочками.

— Насколько интересен для австралийцев прыжок с шестом?

— Интерес к шесту значительно вырос в последние годы. У меня примерно 16 австралийских атлетов. Пришлось даже расстаться с Виктором Чистяковым. Он уезжал в Россию, потом вернулся обратно и попросил снова его тренировать. Но я ответил, что уже слишком загружен работой и не вижу возможности ему помочь, зная, какой огромный объем работы мы должны выполнить. Я нашел для Виктора хорошего тренера Анатолия Чернобая и попросил его взять Чистякова к себе в московскую группу.

— Вы вспоминаете своих наставников?

— Моими тренерами были Виктор Осипов, который работал со мной в училище олимпийского резерва и Вячеслав Береуцын. Это те люди, которые помогли мне познать прыжок с шестом и стать мастером своего дела. Я очень благодарен им за свое становление как атлета, так и тренера. Вспоминаю добрым словом ныне покойного Эдуарда Григоряна, под руководством которого я начинал тренировать в московской спортивной школе «Трудовые резервы».

Но и в Австралии мне повезло встретить настоящих энтузиастов прыжка с шестом, например, тренера из Аделаиды Алана Лаундера. Очень поддержал меня и Брайан Рой. Они были инициаторами приглашения меня в Австралию. А позвал меня работать в Западную Австралию директор института спорта Волей Форман. Он был большим любителем прыжка с шестом и инициатором создания Международного центра высших достижений по прыжку с шестом.

— Что случилось с вашими подопечными на чемпионате мира в Осаке?

— Должен признать, что по итогам чемпионата мои атлеты выступили менее удачно, чем в прошлом году. Тогда Берджес выиграл Мировой легкоатлетический финал, а Стив Хукер — Кубок мира в Афинах. Подготовка к этому сезону сопровождалась чередой травм, что не позволило Стиву выступить достойно. После анализа допущенных ошибок постараемся к Олимпийским играм подготовиться лучше. Но для меня Хукер продолжает оставаться сильнейшим на данный момент времени шестовиком в мире!

 

Помимо статей, в нашей спортивной библиотеке вы можете найти много других полезных материалов: спортивную периодику (газеты и журналы), книги о спорте, биографию интересующего вас спортсмена или тренера, словарь спортивных терминов, а также многое другое.

Социальные комментарии Cackle